Форум » ЦЕНТР ГОРОДА » Дом Хадсонов » Ответить

Дом Хадсонов

Британия:

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

Алина Теон: Подошла к двери, поставила чемодан на крыльцо и похлопала себя по карманам, пытаясь найти ключи. Ключи не находились. Заставила себя не паниковать и подумать. Украсть ключи в парке не могли - она бы непременно проснулась. Может быть, это просто не ее плащ? Даже рассмеялась от облегчения: одежда действительно казалась незнакомой, а перепутать плащи после лекции, когда студенты спешат покинуть университет первыми, проще простого. Обошла дом, чтобы отодвинуть в сторону старую панель, под которой родители всегда держали запасной ключ. И вошла в холл, улыбаясь и веря, что завтра проблема с ключами решится.

Дилан Теон: Прокрался к дому родителей Алины, чувствуя себя как в плохом шпионском фильме - и он не умеет прятаться, и цель у него... впрочем, цель у него вполне себе противозаконная. - Так, что же тут у нас... Замер, разглядывая дом и пытаясь хоть что-то увидеть через стекла. А когда понял, что с такого расстояния все равно бесполезно вглядываться, постарался, скрываясь за тенью кустов, оказаться еще ближе. В голове мелькнула мысль о том, что хотя бы с дочкой все в порядке, но очень быстро сосредоточился вновь только на окнах дома - теперь он был в паре метров, можно было вполне понять, что происходит внутри.

Алина Теон: Два дня, которые она провела дома после того странного сна в парке, показались самыми страшными днями в ее жизни. Сначала было зеркало. Зеркало, показавшее ей совершенно незнакомую старую женщину. Потом пришли родители. Изрядно постаревшие родители. И начали говорить нечто... совершенно невообразимое. Что значит: "тебе уже тридцать пять, дорогая"? Как она может быть учительницей, если еще не закончила учебу? Как у нее могут быть муж и дочь, если ей самой всего восемнадцать? Последним аккордом, добившем ее психическое состояние, стал разбор вещей из сумки. Она была уверена, что там лежит лабораторное оборудование: пробирки, колбы, горелки. А там.. одежда. Одежда взрослой женщины. Мужская рубашка. Подростковые брюки. Непонятная записка. И еще менее понятная тетрадь, написанная совершенно чужим почерком. Идеи для уроков, список вещей для школы какой-то Хель, глупости про связь химии с зельеварением и сравнение котла с кастрюлей. Вынести все это было невозможно, поэтому все два дня она не вставала с постели, молча разглядывая потолок. Родители поняли ее состояние - и не трогали с предложениями почитать прессу за последние... семнадцать лет. Дома было тихо и темно - именно то состояние, которое необходимо для депрессии.

Дилан Теон: Когда заглянуть в окно удалось-таки, вздрогнул, вновь увидев Алину. Два дня назад, когда он привез вещи, та была просто растерянной. А сейчас... Хотелось забраться внутрь, в комнату, обнять и сказать что все-все хорошо, что все будет в порядке, что вот он, они снова вместе... - Угу, а потом Алина возьмет в руки учебник по химии и даст мне голове. Бормотание под нос помогло в какой-то мере. Следовало решить, что делать. Попасть в дом тайно, усыпить жену и просто увезти ее отсюда? Или сначала попытаться объяснить все... Растерянно положил руки в карманы своего лабораторного халата... О мерлин, он что, опять перепутал его и плащ? Поспешно достал подошел к другому окну и пустой комнате, разглядывая себя в мутном отражении. Так и есть - оборотное зелье прекратило свое действие. А и пусть, впрочем! Вздохнул уже в полный голос, но развернулся и подошел к входной двери, больше не прячась. По всем подсчетам и наблюдениям, родителей Алины сейчас не должно было быть дома... Хороший момент для объяснений. Постучался громко и вытащил руки из карманов, нерво теребя одну из пуговиц.

Алина Теон: Вздрогнула, когда в дверь постучали, и забилась поглубже под одеяло. Выходить не хотелось. Что, если это кто-то из соседей, кого она не знает, хотя и должна? Что, если кто-то из школы, в которой она якобы работает? Что, если родители вызвали врача, от помощи которого она отказывалась все эти дни? Обняла подушку и осталась лежать тихо-тихо. Если никого нет дома - гость уйдет.

Дилан Теон: Подождал минуту, другую. И вздохнул - да, просто не выходит. Но сдаваться он не собирался точно, поэтому постучал еще раз, другой. И громко проговорил, подойдя к открытому окну рядом с дверью. - Алина! Здравствуй. Открой, пожалуйста? Добавить что-то еще не вышло, поэтому просто вернулся к двери, положив руку на кирпичную стену. Не опираясь, нет. Просто... вот так.

Алина Теон: Гость был упрямым. Гость пришел к ней. Гость знал ее имя. И гость, кажется, точно знал, что она дома. Поднялась на ноги, набросила на себя халат и осторожно подкралась к окну, чтобы рассмотреть незнакомца. Мужчина. Мужчина, которого она никогда не видела. Мужчина в белом халате. Господи, они действительно вызвали врача! Хрипло отозвалась. - Алины нет дома. Она уехала к подруге. В нашем доме нет больных, доктор! Вы... вы можете оставить счет за ложный вызов в почтовом ящике.

Дилан Теон: Всем телом вздрогнул, едва услышал родной голос. И едва поборол желание сшибить входную дверь и оказаться уже внутри. Вместо этого почти спокойно и немного даже неловко принялся объяснять. - Я не доктор, Алина. Это халат для работы в лаборатории, не понимаю я тех, кто варит зелья в мантиях, - осекся, понимая, что сказал лишнее, - точнее, тех, кто работает с химическими реактивами в поведневной одежде. Можно я зайду в дом? Прикрыл глаза, понимая, что глухая ярость на тех, кто посмел такое сделать с женой, только выросла. Но нельзя было сейчас это чувствовать, это потом, не сегодня.

Алина Теон: Подошла к двери, оставаясь с внутренней стороны и даже не пытаясь положить ладонь на замок. Тихо спросила. - Кто вы? О каких зельях вы говорите? Откуда вы меня знаете? Заглянула в глазок, еще раз пристально изучая мужчину, стоящего на крыльце. Высокий, темноволосый, симпатичный - он мог бы быть ее преподавателем, но ни один из преподавателей не позволял себе так фамильярно обращаться к студентам. И задала самый главный вопрос. - Что вам от меня нужно?

Дилан Теон: Сжал ладонью дверной косяк, жалея, что просто не хватит сил, чтобы его раскрошить. Так бы стало спокойнее, вероятно. - Меня зовут Дилан Теон. Зелья... Наверное, мне лучше вам будет показать. Но это как химия, только чуть иначе. Смешал одно, другое, а получилось третье. Сглотнул, с ужасом понимая, что на глаза навернулись слезы. Когда пауза стала совсем уже невыносимой, продолжил, пытаясь говорить спокойно. - Алина, мы прожили рядом семнадцать лет. Я... я тебя очень хорошо знаю. А потом ты потеряла память. Это ужасно, дорогая, - запнулся, но с упорством продолжил дальше, не поправляясь, - я вижу и помню тебя, а ты смотришь так, будто никогда меня не встречала... Ударил второй рукой по косяку. - Это невыносимо!

Дилан Теон: Поймал прилетевшую сову, от которой не удалось отмахнуться. Беглым взглядом просмотрел письмо... И перечитал уже куда внимательнее, увидев слова "Хель", "память", "украл", "жизнь". Достал из сумки перо, проверил, пишет ли, и набросал ответ на обратной стороне пергамента, сжимая перо чересчур сильно. "Здравствуйте, мисс Брюс. К сожалению, сейчас у меня нет возможности сварить вам это зелье, однако я полностью поддерживаю вас в вашем стремлении и буду рад вам помочь, ибо никто и ни у кого не имеет права красть воспоминания. При первой же возможности я постараюсь переслать вам зелье. Дилан Теон".

Хель Теон: Удивительно, как прежде короткий путь может стать длинным и тягучим, словно не пускающим вперед. Впрочем, вероятнее всего, она сама это все себе придумала, не желая завершать то, что так долго служило для нее целью. Скверик рядом с домом послужил прекрасной защитой от посторонних взглядов и дал разглядеть происходящее там. А не происходило ничего. Притихший и пустой дом - ничего удивительного, будний день, бабушка с дедушкой явно ушли на работу, оставалось надеяться, что мама все же здесь. И начинало беспокоить отсутствие отца - куда он мог пропасть, вместе с мамой, внутри - или вообще не здесь? Через полчаса собралась с мыслями, чтобы идти к дому, но тут случилось то, что заставило задержаться на несколько минут. Появился папа, весь усталый, сутулый и явно несколько дней небритый. Впрочем, было заметно, что его это не волнует от слова совсем - он просто подошел к двери дома и постучался, практически сразу садясь на ступеньки явно привычным действием. Сжала до боли кулаки, понимая, что это и правда ему привычно - что-то пошло не так, он не смог убедить, уговорить маму... И теперь дни идут похожим образом, понять бы еще, где он проводит остальное время - дома-то признаков жильцов уже почти и нет... Несколько минут просто глядела на отца, не решаясь подойти. А потом собралась с силами и направилась к крыльцу домика. Пока что просто вспоминая, что из зелий у нее есть карманах. И что палочка близко. - Привет, пап. Встала в метре от отца, улыбаясь и не скрывая тревогу на лице за него и его состояние. А уже через секунду поднимала палочку, понимая, что нет, она не сможет объяснить все ему, убедить его, чтобы сделать все, как нужно. Он поймет... потом. Очистила сознание, вспоминая привычную настройку. Вот большая маска плотно закрывает лицо папы, не оставляя никаких щелок, внутри нее появляется газ, который с первым же вдохом усыпляет папу на ровно восемь часов. И сон этот спокойный, дающий возможность отдохнуть, прийти в себя и проснуться бодрым и полным сил. Еще раз оценила итог, делая нужный жест палочкой: спокойно спящий на восемь часов папа. - Dormio. И подхватила падающее тело, давая возможность медленно осесть. Подергала за дверную ручку. Удивилась, что она открыта, но больше не стала сомневаться, аккуратно ее поворачивая и проходя внутрь дома.

Британия: Дилан Теон уснул и мягко осел на ступеньки. Внутри Хель слышит доносящуюся из кухни возню с кастрюлями - кто-то там готовит. В одной из жилых комнат негромко бубнит телевизор. В остальном - тихо. Спальни, судя по всему, находятся на втором этаже.

Хель Теон: Тихонько прикрыла за собой дверь и пошла вперед, ступая максимально мягко. И не убирая пока что палочку. Ибо - ну уж нет, лучше все проблемы убрать сразу же. Заглянула в приоткрытую дверь на кухню, пытаясь понять, кто там, по пути бросив быстрый взгляд и в гостиную, к телевизору, надеясь, что там все же никого нет, а ее цель - на кухне.

Британия: На кухне бабушка Хель Теон пытается варить суп, смахивая в него очень печальные слезинки. В гостиной дедушка тихо ругается и пытается заставить внезапно переставший показывать телевизор показывать снова.

Хель Теон: Отшагнула от приоткрытой двери, поняв, что и там, и там есть люди. И что надо быть не просто тихой - очень тихой. Оставалось пойти наверх, собственно говоря. Думать о том, что папа стоял под дверью просто так, а мама где-то в другом месте, не хотелось совершенно. Как говорится, будем решать проблемы по мере их поступления. Думая обо всем этом, поднялась на второй этаж дома.

Британия: На втором этаже - две двери в спальни. Одна приоткрыта - судя по двуспальной кровати и челюсти в стаканчике на тумбочке, спят там бабушка с дедушкой обычно. Вторая дверь закрыта.

Хель Теон: Быстро разобравшись, куда ей не надо, а куда - надо, палочку опустила, но все так же оставила неубранной, после чего тихо постучалась в закрытую дверь.

Британия: Из-за двери раздалось приглушенное и очень несчастное: - Я сплю, мама. Зайди, пожалуйста... завтра. Или послезавтра.

Хель Теон: Замерла от звука голоса, не сразу справившись с собой и вернув себе способность двигаться. Постучалась еще раз, куда настойчивее.

Британия: За дверью вздохнули. Потом раздались тяжелые, шаркающие шаги. И на пороге появилась Алина Теон - встрепанная, в пижаме и одном носке. Она уже начала: - Ма... Но второй слог застрял у женщины в горле. Нахмурившись, она жестко сказала: - Не знаю, зачем мама вас пропустила, юная леди, но никакое печенье от скаутов меня не интересует! И попыталась захлопнуть дверь перед носом у Хель.

Хель Теон: Услышав шаги, приказала себе собраться и действовать. Но все равно слова ударили больно, очень больно. Быстро выставила ногу вперед, не давая возможности закрыть дверь, а потом сама проскользнула внутрь. - Ма... Миссис... Мисс Теон... Хадсон? Мне очень нужно с вами поговорить, вопрос жизни и смерти!

Британия: Женщина отпустила дверь и прикрыла лицо руками, простонав: - Не понимаю, что вам всем от меня нужно! Незнакомые люди, неприятные разговоры... Согласилась обреченно: - Говорите. Только коротко.

Хель Теон: Прошмыгнула внутрь, закрывая и запирая за собой дверь. Меньше всего ей сейчас надо было видеть бабушку и дедушку, с которыми общение не сложилось как-то... просто прекратившись, что ли. - Мисс Теон, простите, я тоже вам незнакома и тоже с неприятным разговором, я понимаю. Но вопрос действительно очень важный и я прошу вас - уделите мне хоть сколько времени. Перевела дух, понимая, что выгонять ее вроде не собираются. - Вы ведь не так давно оказались тут, да? И все говорят, что вам больше лет, что вокруг не тот год, что у вас есть семья, все вдруг стали старше - да и вы стали старше, но вы ничего не помните. Верно? Словно амнезия?

Алина Теон: Поморщилась. Теон! Опять это странное имя! Устало поправила: - Хадсон. Мисс Хадсон. Сложила руки на груди в защитном жесте - словно пыталась защититься от всей этой информации, которой... лучше бы не было. Спросила, сверля девушку взглядом: - Откуда вы знаете? Какое вы имеете к этой чертовщине отношение?

Хель Теон: Вскинулась, не понимая, почему не Теон. А потом кивнула. Все года до замужества. Точно. - Да, мисс Хадсон, конечно. Помолчала немного, пытаясь понять, как дальше лучше быть. - Чертовщина - это вы вообще верно сказали. Понимаете, я... - и запнулась, уже предвидя реакцию на новость про то, что ее дочь стоит перед ней. Нет уж, ей самой хватило первых отрицаний. - Я осведомлена обо всем этом, потому что как бы... меня попросили исправить все. Ну то есть... Это был такой правительственный эксперимент. Вздохнула. Срочно вспомнить все фильмы из детства. Срочно. - В котором вы не должны были участвовать. А случайно попали. И в итоге у вас теперь что-то типа блока на памяти... гипноз. Да, гипноз. И мы долго вас искали, чтобы его снять. Потому что вы же недобровольный участник. И вот я вас нашла. Наконец-то. Вытащила из кармана артефакт. - Вот этот медальон - это он при гипнозе использовался. Вам надо просто его взять. Наверное. - И тогда блок снимется.

Алина Теон: Поморгала. Прокрутила в голове услышанное. Прокрутила еще раз. Воскликнула, не понимая, как в это вообще можно поверить: - Что за бред! Замахала руками в возбуждении. - Эксперимент на ничего не подозревающих людях? Случайно попала - то есть, участников вообще не проверяли? Не проверяли их соответствие спискам, не брали с них подписи... Сдула со лба прядь волос. Отрезала: - Полный бред. Либо это - дурацкий и очень жестокий розыгрыш, либо вы - не вполне здоровы, девушка. Но кулончик в ладонь взяла. Подержала. Спросила скептически: - И что? Никакие внезапные тайны мне не открылись.

Хель Теон: Вздохнула, даже не пытаясь опровергать пока слова мамы - пусть сначала кулончик возьмет, а там поглядим. И, что было вполне ожидаемо, не произошло ничего. - Никаких розыгрышей, я не могу представить того, кто смог бы так пошутить. И никакого бреда, мисс Хадсон. Зажмурилась, пытаясь вспомнить, а как оно должно работать. По всему выходило, что этого нигде как раз и не упоминалось. - Мисс Хадсон, плохо, что ничего не произошло. Выходит, гипноз затронул, гм, вас довольно сильно. И я теперь не представляю, как же все это дело активировать. Посмотрела растерянно. - Это очень неожиданно, если честно. Давайте мы попробуем его коснуться одновременно, что ль? Подошла, протягивая руку и касаясь кулончика в руках мамы. Кажется, одного ее желания вернуть ей память мало. И одного артефакта - тоже. Какое-то заклинание? Ритуал? Зелье? Прыжки и танцы вокруг? Да что же это такое, хоть бы как понять!

Алина Теон: Прищурилась немного, глядя на незнакомую девушку со смесью недоверия и... потихоньку проступающей жалости. Правительственный эксперимент? Нет, конечно. Но, быть может, утечка... какого-нибудь вещества, отравление парами. Быть может, эта девочка - ее товарищ по несчастью, она тоже то ли потеряла память, то ли еще что... И отчаянно ищет способ вернуть все назад. Вот, кулончик себе придумала. Опустила взгляд на бесполезную "капельку" в своих руках. Позволила девушке прикоснуться к ней - и, разумеется, не почувствовала никаких изменений. Качнула головой, возвращая кулон пришедшей. Мягко сказала: - Мне жаль. Но он не работает. Спросила, помедлив: - У вас тоже... с вами тоже что-то случилось, да?

Хель Теон: Сглотнула. Итак, похоже теперь ей предстоит возвращение, рытье в библиотеке или где-то еще, поиски-поиски... Поняла, что сейчас заплачет. Громко и некрасиво. Потому что плакать не полагается, не сейчас. Взяла кулончик, взвешивая его на ладони. - Да. И это... это должно было сработать на нас обеих. Возврат памяти и все такое. Не в силах оставлять этот артефакт у себя, протянула обратно. И попросила, повинуясь неожиданному порыву. - У вас есть цепочка? Наденьте его, пожалуйста. Чтобы не потерять. Хоть и не вышло, но... Но я уйду и буду искать. А потом вернусь. А у вас он будет в сохранности. Наденьте? Посмотрела почти умоляюще. Кулончик оттягивал руку своей бесполезностью.

Алина Теон: Слабо и очень грустно улыбнулась. Разочаровывать бедную девушку не хотелось, но очевидно было, что и это тоже не сработает. С другой стороны, может, тогда она уйдет? Достала из ближашей шкатулки цепочку. Соединила с ним кулон, надела на шею. И пожала плечами, повторяя: - Мне жаль. Сняла кулон и вернула его пришелице, поникая и плечами, и головой. Трудно было надеяться на то, что столь дурацкий способ сработает, но... И не надеяться совсм тоже было невозможно. Совершенно не стесняясь посторонней, забралась на кровать и свернулась в клубочек, поворачиваясь к девушке спиной.

Хель Теон: Растерянно приняла кулон. То есть почему не взять, если просто на хранение? - Так я же... И замолчала. Вообще, это было довольно глупо и сильно напоминало ее недавнюю просьбу дотронуться до кулона одновременно. Но если так... Кулон - штука вообще, выходит, довольно личная. И работать должна при том, что участвуют двое. Теория выходила шаткая, но вот это снятие и возвращение кулона, словно надеть - это тоже был способ, вдруг внезапно не давало покоя. - Простите, а можно я... последний раз? Присела рядом с кроватью. - Можно я... застегну? А после уйду. Честно. Протянула руки с цепочкой и кулоном, чуть криво улыбаясь и давая выбор. Видеть маму такой было очень тяжело, но эта вот свербящая мысль не давала покоя.

Алина Теон: Не пошевелилась, ничем не показывая ни своего согласия, ни возражения. Сил ни на то, ни на другое не было. Как будто эти неудачные попытки получить собственную личность обратно окончательно подорвали силы и уничтожили... надежду на то, что все может измениться.

Хель Теон: Подождала ответа секунду, потом еще. Недвижимо сидеть оказалось даже легко - не надо думать о том, что скоро придется начинать свои поиски сначала. Хотя ладно, продолжать с середины. Что не легче. Рассердившись то ли на себя, то ли на артефакт, то ли просто на несправедливый мир, решительно потянулась, с трудом просовывая руку под головой мамы и все же застегивая цепочку с кулоном. Встала, печально глядя на фигуру на кровати. - Я... пойду.

Алина Теон: В первый момент даже показалось, что не произошло ровным счетом ничего. Но уже во второй... О, во второй голова буквально взорвалась от нахлынувших невозможным потоком воспоминаний. Первая встреча с тем самым человеком, который приходил к ней. Свадьба. Рождение... Ну да, этой девочки, принесшей кулон. "Мама, я заставила ежика летать!". Споры о Зельеварении и химии, из которых вечно ни один из них не выходил и не хотел выйти победителем... Подскочила, словно ее подбросило с подушки. Выдохнула одними губами: - Хель! И потянулась к девушке, понимая, что ей просто необходимо сейчас обнять ее.

Хель Теон: Моргнула раз, второй. Попыталась понять, почему вдруг мама все вспомнила. И наклонилась, не рассуждая, обнимая крепко-крепко. - Мама! Всхлипнула, а потом улыбнулась, пытаясь сдержать слезы, которые теперь были уже скорее от счастья. - Как же я рада... Пробормотала, наслаждаясь теплом и просто не думая ни о чем. У нее вышло. Как и почему - не так важно. Совсем не важно.

Алина Теон: Обняла дочь - теперь она точно помнила, что это - дочь, а не продавщица печенья! - крепко, насколько позволяла сила рук. Шепнула потрясенно: - Хель... Сказать что-то еще получилось не сразу - слезы душили, воспоминания мешались в голове, и больно, невероятно больно было от того, что с ней сделали. Что сделали со всей их семьей, сколько заставили страдать и Дилана, и Хель. Смогла, наконец, спросить: - Как... долго? Как долго я была не в себе? И как тебе удалось меня вытащить? Добавила одними губами: - Я только теперь поняла, как мне тебя не хватало.

Хель Теон: Улыбнулась, чувствуя, что щеки стали мокрыми, но почти не ощущая самих слез, слишком было наконец-то хорошо. Не разрывая объятий, не давая их разорвать, проговорила, не думая вообще не о чем. - Долго, мама, но это уже не важно. Тот кулончик... Но тоже неважно, правда, совсем неважно! Прижалась еще сильнее, окончательно заплакав. - Я не знаю, как бы я жила, если бы все же ничего не получилось, я не представляю, как, я бы не смогла, папа бы не смог... Попыталась забыть все то, что мелькало перед глазами, их будущую жизнь с папой без мамы - без ее настоящей, даже если бы она и согласилась их принять... И меньше всего сейчас беспокоило то, почему что-то вообще помогло. Помогло же!

Алина Теон: Легко согласилась: - Неважно. Конечно, неважно. Важно, что ты со мной. И... Охнула, прижав ладони к щекам. - Дилан! Он приходил, а я не узнала его. Спросила с надеждой: - Ты знаешь, где он сейчас? Нужно сказать ему. Нужно... Ох, я так хочу его тоже увидеть! Предложила в нервическом возбуждении: - Я сейчас попрощаюсь с родителями - и мы вернемся домой, Хель. Найдем твоего папу, будем снова вместе, все станет хорошо. Договорились? Подожди меня буквально пару минут.

Хель Теон: Почти успокоилась, когда у мамы начался приступ деятельной активности. Это вызывало широкую улыбку и понимание - если бы оказалось, что и она забыла так много, а потом это вспомнила... - Папа? Я его усыпила... В общем, он в палисадничке рядом с домом. Я не могла... Запнулась, не понимая, почему не взяла его с собой, почему вдруг поступила так. Где причина того, чтобы применять Дормио к собственному отцу? - В общем, он там. Только не домой, мам. Если вернемся - все опять повторится. У нас сейчас... сложная политическая обстановка, которая за прошедшее время не стала легче. Но у папы есть решение, точно есть. Кивнула, вставая с кровати. - Мне тебя подождать там, снаружи?

Алина Теон: Издала какой-то неопределенный звук. Спросила недоуменно: - Усыпила? Но... зачем? Нет, идем вместе. Метнулась в палисадник, подхватывая с земли половину спящего Дилана Теона и прижимая к себе, как любимого, потерянного и снова найденного плюшевого мишку. Попросила дочку: - Разбуди его, пожалуйста. Я же не умею... магией. И растерянно моргнула, переспрашивая: - Не домой? А... куда? Хель, а если я уйду с работы, если буду тихо сидеть дома, как... Поморщилась, но продолжила: - Домохозяйка - тогда, может быть, можно домой, а?

Хель Теон: Спустилась следом за мамой, все еще улыбаясь, больше и больше, от вида родителей вместе. Даже если маме только что вернули память, а папа спит беспробудным сном. - Я... у меня нет нужного зелья, наверное. Наверное. Порылась в сумке, искренне пытаясь найти там что-то нужное, ведь Стеф же давала... Осторожно отложила флакончик с черепушкой и неподписанный, радуясь, что про них можно забыть. А вот когда дошла до Умиротворяющего, все же достала, протягивая маме. - Выпей, хорошо? Это успокаивающее, я и так не представляю, как ты все вынесла, но так будет спокойнее даже мне - что все... под контролем. А про будущее не надо сейчас думать, пусть папа все... сам расскажет. Он, кажется, решил, что в Британии сейчас нельзя оставаться. И, мам, я с ним согласна. Вздохнула, доставая пергамент и перо. - Я сейчас напишу и попрошу прислать мне нужное зелье. Полчаса мы еще потерпим, но вот семь часов сна - это перебор. "Профессор Снейп, здравствуйте. Мне нужна ваша небольшая помощь - к сожалению, сейчас рядом со мной находится человек под Дормио, которого необходимо разбудить, а зелья у меня нет. Не могли бы вы выслать мне вместе с моей совой флакончик? Заранее спасибо. Хель Теон" Позвала Уголька, дождалась, пока верная птица прилетит, и отправила его с запиской в Хогвартс. - Домохозяйкой... Ты ведь и прежде не рвалась в бой. А за тобой все равно пришли. Я... я не хочу еще раз все переживать. И папа... он тоже. Прошу, давай вы просто окажетесь отсюда как можно дальше?

Британия: Сова принесла обратно флакончик с Зельем Малого Потрясения и краткую наставительную записку: "Хель, запомните, пожалуйста: если планируете применять Дормио, а потом будить того, к кому применили заклинание, Зелье Малого Потрясения нужно иметь при себе заранее. Хорошо, что я смог оперативно отыскать запас, а если бы нет? Северус Снейп" А Алина Теон послушно опустошила предложенный пузырек, продолжая прижимать к себе спящего супруга. И ответила со спокойной улыбкой: - Хорошо, Хель. Мы уедем. Мы... все уедем. Ты ведь поедешь с нами, не так ли?

Хель Теон: Поймала быстро прилетевшую обратно сову, кивая маме. - Как вы решите, мам. Я... у меня есть планы на то, что делать дальше, но вы для меня куда важнее. Повертела в руках пузырек, привычно фыркая на нравоучение - вот еще бы всегда помнить о зелье, когда применяешь Дормио, ага. - Надо просто решить, куда и когда. Но сначала домой. Хоть не надолго, но надо. Открыла пузырек, аккуратно давая спящему выпить все. Убедилась, что зелье проглочено, после чего замерла, ожидая эффекта.

Британия: А дальше было много слез, много объятий и совместно принятое семейством решение - вернуться сейчас домой - не следят же за этим домом круглосуточно! Там обсудить, что делать дальше, прийти в себя и выработать стратегию действий для всех троих.



полная версия страницы