Форум » ЦЕНТР ГОРОДА » Дом Хадсонов » Ответить

Дом Хадсонов

Британия:

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

Алина Теон: Подошла к двери, поставила чемодан на крыльцо и похлопала себя по карманам, пытаясь найти ключи. Ключи не находились. Заставила себя не паниковать и подумать. Украсть ключи в парке не могли - она бы непременно проснулась. Может быть, это просто не ее плащ? Даже рассмеялась от облегчения: одежда действительно казалась незнакомой, а перепутать плащи после лекции, когда студенты спешат покинуть университет первыми, проще простого. Обошла дом, чтобы отодвинуть в сторону старую панель, под которой родители всегда держали запасной ключ. И вошла в холл, улыбаясь и веря, что завтра проблема с ключами решится.

Дилан Теон: Прокрался к дому родителей Алины, чувствуя себя как в плохом шпионском фильме - и он не умеет прятаться, и цель у него... впрочем, цель у него вполне себе противозаконная. - Так, что же тут у нас... Замер, разглядывая дом и пытаясь хоть что-то увидеть через стекла. А когда понял, что с такого расстояния все равно бесполезно вглядываться, постарался, скрываясь за тенью кустов, оказаться еще ближе. В голове мелькнула мысль о том, что хотя бы с дочкой все в порядке, но очень быстро сосредоточился вновь только на окнах дома - теперь он был в паре метров, можно было вполне понять, что происходит внутри.

Алина Теон: Два дня, которые она провела дома после того странного сна в парке, показались самыми страшными днями в ее жизни. Сначала было зеркало. Зеркало, показавшее ей совершенно незнакомую старую женщину. Потом пришли родители. Изрядно постаревшие родители. И начали говорить нечто... совершенно невообразимое. Что значит: "тебе уже тридцать пять, дорогая"? Как она может быть учительницей, если еще не закончила учебу? Как у нее могут быть муж и дочь, если ей самой всего восемнадцать? Последним аккордом, добившем ее психическое состояние, стал разбор вещей из сумки. Она была уверена, что там лежит лабораторное оборудование: пробирки, колбы, горелки. А там.. одежда. Одежда взрослой женщины. Мужская рубашка. Подростковые брюки. Непонятная записка. И еще менее понятная тетрадь, написанная совершенно чужим почерком. Идеи для уроков, список вещей для школы какой-то Хель, глупости про связь химии с зельеварением и сравнение котла с кастрюлей. Вынести все это было невозможно, поэтому все два дня она не вставала с постели, молча разглядывая потолок. Родители поняли ее состояние - и не трогали с предложениями почитать прессу за последние... семнадцать лет. Дома было тихо и темно - именно то состояние, которое необходимо для депрессии.

Дилан Теон: Когда заглянуть в окно удалось-таки, вздрогнул, вновь увидев Алину. Два дня назад, когда он привез вещи, та была просто растерянной. А сейчас... Хотелось забраться внутрь, в комнату, обнять и сказать что все-все хорошо, что все будет в порядке, что вот он, они снова вместе... - Угу, а потом Алина возьмет в руки учебник по химии и даст мне голове. Бормотание под нос помогло в какой-то мере. Следовало решить, что делать. Попасть в дом тайно, усыпить жену и просто увезти ее отсюда? Или сначала попытаться объяснить все... Растерянно положил руки в карманы своего лабораторного халата... О мерлин, он что, опять перепутал его и плащ? Поспешно достал подошел к другому окну и пустой комнате, разглядывая себя в мутном отражении. Так и есть - оборотное зелье прекратило свое действие. А и пусть, впрочем! Вздохнул уже в полный голос, но развернулся и подошел к входной двери, больше не прячась. По всем подсчетам и наблюдениям, родителей Алины сейчас не должно было быть дома... Хороший момент для объяснений. Постучался громко и вытащил руки из карманов, нерво теребя одну из пуговиц.

Алина Теон: Вздрогнула, когда в дверь постучали, и забилась поглубже под одеяло. Выходить не хотелось. Что, если это кто-то из соседей, кого она не знает, хотя и должна? Что, если кто-то из школы, в которой она якобы работает? Что, если родители вызвали врача, от помощи которого она отказывалась все эти дни? Обняла подушку и осталась лежать тихо-тихо. Если никого нет дома - гость уйдет.

Дилан Теон: Подождал минуту, другую. И вздохнул - да, просто не выходит. Но сдаваться он не собирался точно, поэтому постучал еще раз, другой. И громко проговорил, подойдя к открытому окну рядом с дверью. - Алина! Здравствуй. Открой, пожалуйста? Добавить что-то еще не вышло, поэтому просто вернулся к двери, положив руку на кирпичную стену. Не опираясь, нет. Просто... вот так.

Алина Теон: Гость был упрямым. Гость пришел к ней. Гость знал ее имя. И гость, кажется, точно знал, что она дома. Поднялась на ноги, набросила на себя халат и осторожно подкралась к окну, чтобы рассмотреть незнакомца. Мужчина. Мужчина, которого она никогда не видела. Мужчина в белом халате. Господи, они действительно вызвали врача! Хрипло отозвалась. - Алины нет дома. Она уехала к подруге. В нашем доме нет больных, доктор! Вы... вы можете оставить счет за ложный вызов в почтовом ящике.

Дилан Теон: Всем телом вздрогнул, едва услышал родной голос. И едва поборол желание сшибить входную дверь и оказаться уже внутри. Вместо этого почти спокойно и немного даже неловко принялся объяснять. - Я не доктор, Алина. Это халат для работы в лаборатории, не понимаю я тех, кто варит зелья в мантиях, - осекся, понимая, что сказал лишнее, - точнее, тех, кто работает с химическими реактивами в поведневной одежде. Можно я зайду в дом? Прикрыл глаза, понимая, что глухая ярость на тех, кто посмел такое сделать с женой, только выросла. Но нельзя было сейчас это чувствовать, это потом, не сегодня.

Алина Теон: Подошла к двери, оставаясь с внутренней стороны и даже не пытаясь положить ладонь на замок. Тихо спросила. - Кто вы? О каких зельях вы говорите? Откуда вы меня знаете? Заглянула в глазок, еще раз пристально изучая мужчину, стоящего на крыльце. Высокий, темноволосый, симпатичный - он мог бы быть ее преподавателем, но ни один из преподавателей не позволял себе так фамильярно обращаться к студентам. И задала самый главный вопрос. - Что вам от меня нужно?

Дилан Теон: Сжал ладонью дверной косяк, жалея, что просто не хватит сил, чтобы его раскрошить. Так бы стало спокойнее, вероятно. - Меня зовут Дилан Теон. Зелья... Наверное, мне лучше вам будет показать. Но это как химия, только чуть иначе. Смешал одно, другое, а получилось третье. Сглотнул, с ужасом понимая, что на глаза навернулись слезы. Когда пауза стала совсем уже невыносимой, продолжил, пытаясь говорить спокойно. - Алина, мы прожили рядом семнадцать лет. Я... я тебя очень хорошо знаю. А потом ты потеряла память. Это ужасно, дорогая, - запнулся, но с упорством продолжил дальше, не поправляясь, - я вижу и помню тебя, а ты смотришь так, будто никогда меня не встречала... Ударил второй рукой по косяку. - Это невыносимо!

Дилан Теон: Поймал прилетевшую сову, от которой не удалось отмахнуться. Беглым взглядом просмотрел письмо... И перечитал уже куда внимательнее, увидев слова "Хель", "память", "украл", "жизнь". Достал из сумки перо, проверил, пишет ли, и набросал ответ на обратной стороне пергамента, сжимая перо чересчур сильно. "Здравствуйте, мисс Брюс. К сожалению, сейчас у меня нет возможности сварить вам это зелье, однако я полностью поддерживаю вас в вашем стремлении и буду рад вам помочь, ибо никто и ни у кого не имеет права красть воспоминания. При первой же возможности я постараюсь переслать вам зелье. Дилан Теон".

Хель Теон: Удивительно, как прежде короткий путь может стать длинным и тягучим, словно не пускающим вперед. Впрочем, вероятнее всего, она сама это все себе придумала, не желая завершать то, что так долго служило для нее целью. Скверик рядом с домом послужил прекрасной защитой от посторонних взглядов и дал разглядеть происходящее там. А не происходило ничего. Притихший и пустой дом - ничего удивительного, будний день, бабушка с дедушкой явно ушли на работу, оставалось надеяться, что мама все же здесь. И начинало беспокоить отсутствие отца - куда он мог пропасть, вместе с мамой, внутри - или вообще не здесь? Через полчаса собралась с мыслями, чтобы идти к дому, но тут случилось то, что заставило задержаться на несколько минут. Появился папа, весь усталый, сутулый и явно несколько дней небритый. Впрочем, было заметно, что его это не волнует от слова совсем - он просто подошел к двери дома и постучался, практически сразу садясь на ступеньки явно привычным действием. Сжала до боли кулаки, понимая, что это и правда ему привычно - что-то пошло не так, он не смог убедить, уговорить маму... И теперь дни идут похожим образом, понять бы еще, где он проводит остальное время - дома-то признаков жильцов уже почти и нет... Несколько минут просто глядела на отца, не решаясь подойти. А потом собралась с силами и направилась к крыльцу домика. Пока что просто вспоминая, что из зелий у нее есть карманах. И что палочка близко. - Привет, пап. Встала в метре от отца, улыбаясь и не скрывая тревогу на лице за него и его состояние. А уже через секунду поднимала палочку, понимая, что нет, она не сможет объяснить все ему, убедить его, чтобы сделать все, как нужно. Он поймет... потом. Очистила сознание, вспоминая привычную настройку. Вот большая маска плотно закрывает лицо папы, не оставляя никаких щелок, внутри нее появляется газ, который с первым же вдохом усыпляет папу на ровно восемь часов. И сон этот спокойный, дающий возможность отдохнуть, прийти в себя и проснуться бодрым и полным сил. Еще раз оценила итог, делая нужный жест палочкой: спокойно спящий на восемь часов папа. - Dormio. И подхватила падающее тело, давая возможность медленно осесть. Подергала за дверную ручку. Удивилась, что она открыта, но больше не стала сомневаться, аккуратно ее поворачивая и проходя внутрь дома.

Британия: Дилан Теон уснул и мягко осел на ступеньки. Внутри Хель слышит доносящуюся из кухни возню с кастрюлями - кто-то там готовит. В одной из жилых комнат негромко бубнит телевизор. В остальном - тихо. Спальни, судя по всему, находятся на втором этаже.

Хель Теон: Тихонько прикрыла за собой дверь и пошла вперед, ступая максимально мягко. И не убирая пока что палочку. Ибо - ну уж нет, лучше все проблемы убрать сразу же. Заглянула в приоткрытую дверь на кухню, пытаясь понять, кто там, по пути бросив быстрый взгляд и в гостиную, к телевизору, надеясь, что там все же никого нет, а ее цель - на кухне.

Британия: На кухне бабушка Хель Теон пытается варить суп, смахивая в него очень печальные слезинки. В гостиной дедушка тихо ругается и пытается заставить внезапно переставший показывать телевизор показывать снова.



полная версия страницы