Форум » ЦЕНТР ГОРОДА » Дом профессора Паркера » Ответить

Дом профессора Паркера

Британия: Дом производит странное впечатление снаружи. Не столько покосившийся, сколько изначально кривоватый, он кажется творением какого-то полубезумного архитектора. Совершенно под стать полубезумному ученому, живущему внутри. Внутренее убранство дома - это одна гигантская, нет, без преувеличения - гигантская лаборатория - и крохотный спальный закуток. Гостиной нет. Кухни, как таковой, - тоже. Непонятно, питается ли профессор хоть чем-нибудь, кроме чистой науки.

Ответов - 23, стр: 1 2 All

Хель Теон: Вывалилась из камина, чихая и уже ненавидя этот вид перемещения в пространстве. Впрочем, быстро отряхнулась и приняла вновь благопристойный вид. - Здравствуйте? С опаской огляделась по сторонам, понимая, что да - вот это и есть самое настоящее жилище ученого.

Питер Паркер: Взмахнул рукой с видом какого-то древнегреческого старца, готового вот-вот выкрикнуть "Эврика!". Принялся что-то быстро-быстро записывать в тетради. Подошел к девочке, глядя мимо нее - на полки, на которых стояли флакончики в ряд. И только тогда сообразил, что в лаборатории появился новый предмет, когда почти столкнулся с посетительницей, преграждающей путь к искомым флакончикам. Поправил очки. Спросил удивленно: - А... вы кто, милая девочка?

Хель Теон: Улыбнулась, наблюдая за ученым. Это было как что-то из совсем другой жизни - такое место, такой человек, такое внезапное спокойствие. Протянула флакон. - Вам профессор Снейп писал письмо только что. Вот, зелье. А меня зовут Хель Теон, профессор Паркер.

Питер Паркер: Впился взглядом во флакончик в руках старшекурсницы. В большой флакончик, которого хватит минимум на месяц исследований. Бережно забрал его и понес к столу, кажется, совершенно забыв о своей посетительнице. И только на половине дороги вдруг вспомнил, оглянулся. Спросил рассеянно: - А вы... вам что-то еще нужно от меня, да? Мистер Снейп писал, что я должен вам что-то отдать. Кажется.

Хель Теон: Проводила взглядом флакон и ученого, не сразу даже понимая, что тот явно мыслями где-то не очень здесь. Опомнилась только после прямого вопроса, кивая в ответ. - Ну, не совсем отдать. Рассказать, профессор Паркер. Про ваши исследования в области восстановления утерянной памяти. Подошла ближе, чтобы не отставать и не давать забыть о себе - уж больно бережно и мечтательно ученый к флакончику прикипел.

Питер Паркер: Поставил флакончик на стол и разом оживился, как будто его вдруг "включили", перевели из выключенного состояния в активное. Заговорил: - О, деточка, это же то, чем я занимаюсь всю жизнь! Понимаете, утерянная память - она вообще-то не поддается коррекции. Единственный известный науке способ вернуть ее - и то, только после Зелья Погружения в Лету - Напиток Орфея, который, говоря откровенно, - никакой и не способ, а так, крик отчаявшегося в пустыне. Но ведь горизонты существуют для того, чтобы их раздвигать! Мечтательно улыбнулся. - Мне удалось еще в юности найти способ восстанавливать память, причем не только утраченную в результате приема зелья, но и стертую заклинанием Obliviate - а это до сих пор считается вообще невозможным. Вот только... Опечаленно покачал головой. - Научный мир не принял мое открытие. Для них изобретение - это новое зелье или заклинание, или ритуал. А человек, который нашел и модифицировал существующий артефакт - не ученый вообще. Представляете, меня обвинили в том, что я делаю рекламу лавке Боргина! Воздел руки к потолку.

Хель Теон: Едва не отшатнулась, удивленная экспрессивностью старика, но после вспомнила слова Снейпа... и успокоилась, вместо этого надевая привычную маску энтузиазма и увлеченности, кивая в ответ на каждую фразу. - Профессор Паркер, про Напиток Орфея я в курсе, а что же за тако таинственный способ для заклинания, что его отвергли все? Неужели он не действовал? Был опасен? Почему же никто вне научного общества не знает о вашем открытии? Про себя скривилась - да уж, мысль о том, что и ей поможет вдруг этот ученый, не оправдалась.

Питер Паркер: Воздел к потолку теперь уже палец - вопрос явно был именно тем, какой... правильно задавать ученым. - Артефакт, деточка. Точнее, давным-давно утерянный артефакт, от которого остался чертеж. Чертеж до сих пор пылится в Боргине, представляете? Я пытался его выкупить - но противный старикан уперся и ни в какую! Не продается, мол, семейная реликвия и все в таком роде. Держит, причем, на видном месте - прямо на стене в рамочке, как портрет. И сам не пользуется, и другим не дает. Признал с неохотой: - Артефакт действительно опасный. И собрать его непросто. Вы же понимаете, что за любую позитивную магию обычно приходится платить согласно одному из фундаментальных магических законов. Вот и здесь... плата - достаточно велика.

Хель Теон: Закивала еще активнее, запоминая всю нужную информацию. Отлично, после ей еще одного старика уговаривать? Да уж... - Профессор Паркер, а почему вы просто не скопировали чертеж, раз он висит так открыто? Пожала плечами, мрачно улыбаясь. - Я не удивлена, что все нужные артефакты - это опасные артефакты. А какая именно плата, профессор?

Питер Паркер: Качнул головой, поясняя: - Потому, что он защищен чарами, не позволяющими скопировать его никаким образом. И даже запомнить, а потом воспроизвести - не получится. Все, что вы увидите, мгновенно выветрится у вас из памяти. Мощные, древние чары. Нет, чертежом нужно обладать. Замолчал надолго, снова уходя в свои какие-то думы и воспоминания. Минут через пять вдруг встрепенулся, спросил: - А? Ах да, плата... Артефакт забирает у использующего один случайный день из памяти. Один день за один год. Чем больше нужно восстановить... лет, тем больше случайных дней придется отдать. Это ведь могут быть какие угодно дни, понимаете? Вдруг у вас из памяти пропадет день рождения вашего первенца или день, когда вы наконец-то сделали величайшее открытие - и вы не будете помнить, как именно это произошло? Вот почему... в научном сообществе к этой идее отнеслись прохладно.

Хель Теон: Задумчиво прикусила нижнюю губу. - Посмотреть воспоминания о том, как ты смотрел на чертеж, в Омуте Памяти? Сфотографировать на маггловский фотоаппарат? Выдержала паузу, пока ученый что-то там вспоминал. Как оказалось - ответ на последний вопрос. - Интересно, вот почему всегда для восстановления кусочка памяти полагается делать что-то с остальной, целой памятью? Впрочем, это так, риторический вопрос. А скажите, неужели никому не удалось создать этот артефакт? Чертеж существует в единственном экземпляре - и только чертеж, но не сам артефакт?

Питер Паркер: Помотал головой снова. - Не получится. Омут не отобразит воспоминание, маггловский фотоаппарат сфотографирует пустоту... Если чары защищают от копирования - то уж защищают. На риторический вопрос отвечать не стал - только улыбнулся. Проговорил медленно: - Удалось, почему. Но тот артефакт был уничтожен. Остался только чертеж. А чертеж у себя держит проклятый Боргин!

Хель Теон: Кивнула, осознавая масштаб проблемы. - А что вы предлагали за него, почему вам не продали чертеж, профессор? И почему уничтожили артефакт? Из-за той самой платы? Вздохнула.

Питер Паркер: Пожал плечами. Перечислил: - Деньги. Много. Эксклюзивное право на первое использование моих исследований. Махнул рукой горестно. - Да я бы за него душу продал! Но души Боргину, почему-то, оказались вообще не нужны. Никакие. Пожал плечами снова. Заметил как бы между прочим: - Он хотел какие-то эксперименты проводить. Непременно на детях. Я, конечно, на такое не пошел. А артефакт уничтожил его прежний владелец, когда понял, что в качестве платы он забрал день, когда его тяжело больная мать попросила его провести с ней следующий день. Он забыл об этом и не пришел к ней. Женщина скончалась. Понятно, что одно событие с другим не связано, но... Человек всегда в таких случаях винит себя.

Хель Теон: Улыбнулась. - Душу сложно продать, как поймешь, что она у человека есть? И как ее забрать? Понимаю в этом Боргина. А вот эксперименты на детях - это как-то... печально. И вдруг подумала - а что, она сама вполне подходит под категорию ребенка... Да уж, нет, ей точно повезло. И даже без кавычек повезло, если внезапно включить оптимизм. - Понимаю. Плата может быть слишком неожиданной. Но вопрос ценности утраченных лет, верно? Переступила с ноги на ногу, думая, что еще полезного можно узнать от этого ученого.



полная версия страницы