Форум » ЦЕНТР ГОРОДА » Дом Теон » Ответить

Дом Теон

Лондон:

Ответов - 73, стр: 1 2 3 4 5 All

Дилан Теон: Рассеянно кивнул, даже не попытавшись провести с дочерью стандартный отцовский разговор на тему: "Если он только посмеет тебя обидеть, я ему...". Провел ладонью по лицу в жесте бесконечной усталости и тревоги. И тихо попросил. - Береги себя. Не отвечай на письма посторонних людей. Не соглашайся на встречи с любыми взрослыми, появляющимися в Хогвартсе. Не ходи в кабинет директора без декана. Заставил себя прикусить губу и не вывалить на Хель еще пару десятков требований и просьб. Закончил мягче. - Я не смогу писать напрямую тебе, Хель. У моего однокурсника учится в Хогвартсе дочь - она чуть старше тебя. Я попрошу Натана пересылать мои письма Стефани, а ее - отдавать тебе. В обратную сторону письма должны передаваться только той же самой цепочкой, хорошо? Постарайся наладить с этой девочкой отношения.

Хель Теон: Возмущенно посмотрела на задумавшегося не о том отца, открывая рот, чтобы продолжить объяснять ему его неправоту... И осеклась, услышав тихий и очень усталый голос, с которым совсем не хотелось спорить. Наоборот - сделать все, что угодно, лишь бы больше его таким не слышать. - Хорошо, пап. Я постараюсь быть осторожнее. Не очень умею, но постараюсь. Криво улыбнулась, услышав про Стеф. - Да, мы... - попыталась вспомнить, когда они последний раз толком виделись, и не рискнула говорить первоначальный вариант, - мы в хороших отношениях. И она мне точно поможет. Обняла отца что есть силы и уткнулась лицом в его куртку, замирая так - совсем ненадолго, совсем на чуть-чуть. - А ты береги себя, хорошо? И увези маму. Если с вами случится что-нибудь, я не переживу, пап. Пожалуйста.

Дилан Теон: Осторожно погладил девочку по спине, все еще не очень понимая, почему отпускает ее, почему не требует и не приказывает уехать вместе с ним. Потому, что Хель больше не тихий ребенок, так боявшийся каких-то шесть лет назад отправляться в Хогвартс? Печально произнес. - Ты так быстро выросла, милая. Отпустил дочь, возвращая ей сумку. - Я напишу тебе, когда мне будет о чем сообщить. Протянул Хель золотистый ключик, раньше всегда лежавший в кошельке Алины. Коротко пояснил. - От нашего сейфа в Гринготтсе. Пусть он будет у тебя. И помни, дочка, что ты всегда можешь передумать. Франция будет ждать. И мы с мамой тоже.

Хель Теон: Взяла сумку, все еще чувствуя тепло объятий. Теперь, когда все решилось, в голове начали мелькать панические мысли - а верно ли она поступила? Потому что как надо будет жить, если это щемящее чувство в груди не исчезнет? - Напиши, пап, - кивнула, слыша в словах отца обещание помочь маме. Посмотрела на ключик, лежащий на ладони. Словно окончательное признание того, что взрослая жизнь началась с этой самой секунды. - Все будет хорошо, пап, я справлюсь. И как только закончу учиться - буду рядом с вами. И тогда все будет совсем правильно. Сглотнула, чувствуя подступающие слезы. Засуетилась, поправляя мантию и сумку, пряча ключ в карман. Взяла отца за руку и пошла к выходу из дома, лелея последние минуты рядом.

Дилан Теон: Сбросил халат, оставаясь в обычной рубашке, вытащил из сумки один из флакончиков и сжал в ладони. Улыбнулся смущенно, объясняя свои действия. - Я аппарирую сразу же, как ты уйдешь, Хель. Когда переключаешься на другие дела, легче перестать сомневаться в принятом решении. А я все еще не уверен, что поступил правильно. Поправился. - Точнее, уверен, что мама, когда придет в себя, будет очень долго перечислять мне все химические реакции, которые должны были произойти с моим мозгом в тот момент, когда я отпускал тебя. Улыбнулся собственным воспоминаниям, сжал ладонь девочки и попросил еще раз. - Береги себя. Раз я сам не могу беречь тебя. Бросил взгляд на флакон в руке, открутил крышку. - Иди, Хель. Тебе не стоит видеть, как работает оборотное зелье.

Хель Теон: Остановилась, послушно отпуская руку отца и слушая его. Заговорила в ответ, не очень осознавая, что, собственно, выдает ее мозг. - Скажем ей, что все реакции пусть проводит сама, даже найдем ей лягушку какую-нибудь... Улыбнулась, внутренне собираясь и выходя из слишком уж грустного состояния. - Да, я пойду. Значит, до выхода идти все же одной. Это правильно, наверное. Опять сглотнула, пытаясь сделать первый шаг уже в одиночестве. - Ты... Ты самый лучший в мире, пап. Сжала пальцы, улыбнулась и развернулась, на сей раз выходя из комнаты. Думать не получалось, и это было самой хорошей новостью на данный момент.

Дилан Теон: Убедился, что за дочерью закрылась дверь, еще раз ударил кулаком в стену, невероятным усилием воли заставляя себя стоять на месте и не пытаться догнать Хель. А потом сделал глоток, опустошая пузырек. Ничто не приводит в себя лучше, чем боль от трансформации собственного тела в чужое тело. Дождался, когда зелье подействует, поправил одежду и аппарировал в один из лондонских парков. До дома родителей Алины можно добраться и на метро.

Пророк: Подлетел к дому поздно вечером, опустил в почтовый ящик листовку и тут же скрылся, спеша порадовать других адресатов.

Сова: Бросила на порог свежий выпуск Пророка.

Хель Теон: Шагнула из камина, едва удержавшись на ногах и чихая. Огляделась по сторонам - тихо и пыльно. Значит, нет ни мамы, ни папы. Это... не очень хорошо. Но решаемо, конечно же. Первым делом подошла к столу, скидывая сумку на пол, очищая стул от слоя пыли и доставая пергамент. Начала писать красивым и четким почерком. "Здравствуйте, профессор Паркер. Снова вас беспокоит Хель Теон. Помните, с артефактом для восстановления памяти и подарком от профессора Снейпа? Я была бы вам очень благодарна за описание того, что именно необходимо для того, чтобы артефакт был приведен в действие и оказал необходимое воздействие. Уверена, что лучше вас этого не может знать ни один человек, ни одна книга, поэтому и пишу сразу вам. С нетерпением жду ответа, Хель Теон. Позвала Уголька, который прилетел не сразу, но удивительно быстро для птицы, которая должна была быть в Хогвартсе... Видимо, большую часть времени тот проводит где-то не в замке. Отправила птицу с запиской профессору, а сама направилась на второй этаж, в свою комнату, прихватив и какие-то листовки со стола. Кажется, почтой их дом баловали за все это время не очень.

Хель Теон: Поймала явно недовольного полетом Уголька, который пропал так надолго, что уже было впору начинать волноваться - что, если профессор не ответит? Поглядела на улицу, такую тихую в наступающих сумерках. В ее детской комнате все страхи исчезли, словно стерлись, оставив после себя пустое пространство, которое дарило нужное сейчас равнодушное спокойствие. Слова профессора были вполне ясны - а действия в итоге более чем просты. Положила письмо себе в карман. Если она вдруг ухитриться забыть, кто ей помог, так у нее будет шанс хотя бы понять, что такой человек был. Правда, письмо без подписи... Да и ладно, шансов забыть именно это у нее ой как мало. Отошла от окна и легла на свою кровать прямо в мантии, размышляя, что делать дальше. Если бы родители были где-то за границей, она бы знала. Выходит, папа все еще здесь... где-то у мамы, судя по слою пыли. Можно было, конечно, написать ему письмо, но та самая потребность действовать, которая уже ни раз ее выручала, горела внутри и сейчас. Нет, сначала она сама попытается их найти. Например, в доме родителей мамы - она прекрасно знала дом бабушки и дедушки, хоть и бывала там не так часто, несмотря на явное обожание с их стороны. А потом... а потом еще куда-нибудь. Встала, подходя к шкафу и выбирая оттуда максимально нейтральную мантию, чтобы не выделяться в толпе. Потом подумала - и сняла мантию вовсе. Все же к магглам идет. Спустилась, подбирая сумку с зельями и подходя к одному из шкафов, где, как она знала, всегда лежал запас денег - что их, что маггловских. Забрала себе сразу все, на всякий случай. Вышла из дома, прикрывая за собой дверь. Итак, следующая остановка - скверик недалеко от дома бабушки и дедушки.

Почтальон: Влетел и бросил на стол газету с печатью Хогвартса.

Хель Теон: Вышла из гостиной, чувствуя себя... странно. Все было так мучительно непонятно еще час назад, а теперь, после разговора с родителями, жизнь вновь вернулась в привычную колею. Хогвартс и магистратура - неплохой вариант для еще пары лет. Вспомнились ее собственные аргументы, которых неожиданно оказалось много, едва лишь речь зашла о действительно сборе вещей и отъезде. Уехать не в планах, а реально оказалось очень сложно. Теперь, когда память мамы была в порядке, папа пришел в себя после оглушительной радости... Словно завершение миссии, право слово. И после завершения пришло понимание, что она не готова бросать все, совсем не готова. И что убедить в этом родителей - не так сложно. Они все поняли... И поняли ее логичное желание не знать, где они. Если вдруг те министерские придут с проверкой... И если когда доберутся до нее - лучше будет, если она не сможет указать местоположение семьи. Определенно лучше. А Уголек, которого она позвала, сможет по ее просьбе найти их всегда - это уж отец обеспечил. Вздохнула еще раз, вышла на порог и пошла от дома, не оборачиваясь. Остановилась у дороги, доставая палочку и вызывая автобус. И только когда двери за спиной уже закрылись и они тронулись в путь, поглядела в последний раз на горящие окна дома на втором этаже - кажется, сюда она не попадет еще очень долго... И от этого было так грустно, что хотелось просто отвернуться. Вздохнула, прикрывая глаза и начиная дремать под мерное покачивание - сегодня автобус был удивительно тих и неспешен.



полная версия страницы