Форум » ЦЕНТР ГОРОДА » Дом Теон » Ответить

Дом Теон

Лондон:

Ответов - 73, стр: 1 2 3 4 5 All

Дилан Теон: С шумом ввалился домой, захлопывая за собой дверь. Погода на улице - мерзкая, слякотная - убила все его нервы на пути от работы, ибо в очередной раз забыть теплый плащ и оказаться в зимне-весеннем Лондоне только с теплым, на все же свитером... Нет, завтра он точно попросит Алину напомнить ему про правильную верхнюю одежду! Отряхнулся, насколько это было возможно, от мороси, осевшей на нем, и громко прокричал: - Дорогая! Я дома! Не дожидаясь ответа, пошел дальше, в гостиную.

Алина Теон: Напевая песенку "На себе мы испытали все оксиды и спирты.." перевернула на сковородке очередной панкейк и откликнулась на голос мужа. - Я на кухне, милый! Как твои поставщики? Реактивы сегодня доставили? Кислотность нормализовать успел? Добавила на сковородку масло, чтобы ничего не пригорело, и начала расставлять на столе тарелки для обеда. Разлила чай по кружкам в форме реторт. - Дилан, мой руки и садись за стол!

Дилан Теон: Почти бегом добрался до теплой, уютной кухни через противно холодную гостиную. Надо не забыть включить там отопление, не забыть, да. Шагнул к жене и обнял со спины. - Рад тебя видеть. Прости, что холодный и мокрый. Виновато усмехнулся и шагнул в раковине, послушно моя руки - хорошая предосторожность при его работе. - Поставщики как всегда оказались на высоте. Забыли и перепутали все, что только можно! Дорогая, вот скажи мне, как можно вместо соляной кислоты завезти серную? Кажется, идея совмещения поставщиков магических и немагических веществ была в корне неудачной. Видите ли, кровь тембу от крови единорога они зато могут отличить. Да кому это надо! Выключил воду, стряхивая ее с рук и садясь за стол. - А как твои балбесы? Все еще познают ужасный мир периодической системы? Принюхался - пахло совершенно вкусно.

Алина Теон: Сочувственно потрепала мужа по плечу, раскладывая по тарелкам мясо со спаржей. - Никогда больше не заключай контракты с моими восьмиклассниками. В следующий раз получишь кальций вместо калия. Выключила огонь под сковородкой, снимая последний панкейк. И пожаловалась, не удержавшись. - Мои балбесы мне сегодня на тесте написали, что из молока образуется молочная кислота, из яблок получается яблочная кислота, при квашении капусты - капустная кислота, а при скисании виноградного сока - виноградная кислота. Скажи, у тебя точно не получится никого зелья для восстановления мозгов сварить? Немного, всего двадцать порций.

Дилан Теон: Принялся за еду, не в силах противостоять манящему аромату. Поэтому дальше пытался говорить, одновременно прожевывая ужин. - Алина, мясо просто великолепно, садись уже тоже кушать. Пододвинул жене тарелку, указывая вилкой на спаржу. - Знаешь, восьмиклассники или нет, но они казались такими уверенными! Но следующего раза не будет, я снова в поисках адекватных людей. Проглотил очередную порцию и расхохотался, слушая про великий мир химии в интерпретации детей. - Между прочим, мне нравится эта теория, особенно про капустную кислоту. Предложи им поэкспериментировать дома? Тогда родители им сами сварят такое зелье! Или же пойдут в маггловскую аптеку за подобным лекарством. Доел горячее и откинулся на стуле, выдыхая. - Никогда не понимал, как ты с ними справляешься. У меня так просто: глупый поставщик - уволенный поставщик. А балбесов как уволишь...

Лоуренс Мелвин: Прошел по дорожке к дому, остановился, опуская поднятый воротник пальто. Коротко оглянулся через плечо, убеждаясь, что аврор не отстал. Достаточно громко постучал в дверь и отступил на пол шага в ожидании.

Аврор: Тоскливо топчется за спиной у начальства. Самые паршивые задания - вот эти вот. Вечно вопли, слезы, попытки сопротивления... Работенка не для слабонервных, в общем.

Алина Теон: Подцепила на вилку кусочек спаржи, возражая. - Есть нужно неторопливо, Дилан. Ты же знаешь, что желудок человека не способен... Не договорила, услышав стук. Уверила супруга. - Положи себе пэнкейк сам, ладно? Это мисс Смит, наверное, я обещала ей рецепт лимонного кекса. Подхватила лист с рецептом с холодильника и двинулась к дверям - открывать. И остановилась в недоумении. Может, это поставщики? - Добрый вечер, господа. Вы привезли соляную кислоту?

Дилан Теон: Закивал и развернулся к плите, качнувшись на стуле так, чтобы дотянуться до горяченькой вкусности. - Хорошо, это я съем неторопливо, Алина. Довольно улыбнулся, захватывая сразу два пэнкейка и отправляя их себе в рот. Проводил жену взглядом и пожал плечами - сама не ест, а его учит. Ничего, он ей подогреет, когда та вернется. Вечно эти соседи не вовремя!

Лоуренс Мелвин: Перевел взгляд с газона на появившуюся в дверях женщину. - Миссис Теон? Добрый вечер. Достал из внутреннего кармана удостоверение, продемонстрировал в открытом виде. - Лоуренс Мелвин, Аврорат. Мистер Теон дома? Нам необходимо переговорить с вами обоими.

Алина Теон: Взглянула на удостоверение, пытаясь понять, почему этот человек совсем не похож на волшебного полицейского, а похож, скорее, на частного детектива. Открыла дверь шире и указала гостям на дверь в гостиную. - Проходите, господа. Я сейчас позову мужа. Закрыла дверь за мужчинами и вернулась на кухню. - Милый, к нам аврорат. Я проводила их в гостиную. Надеюсь, ты не синтезировал запрещенные вещества?

Дилан Теон: Встретил жену совершенно сытым взглядом и ополовиненной стопкой пэнкейков. - Аврорат? Зачем это ему к нам? Встал, растерянно глядя и держа в руке надкусанную вкусность. - Разве что поставщиков прогнал грубо... Да, видимо, это и правда было слишком невежливо. Дорогая, ты точно сегодня нормально не сможешь поужинать. Предлагаю разобраться с гостями и вернуться к ужину, хорошо? Пожал плечами и, на ходу доедая, направился в гостиную. - Господа? Чем мы обязаны вашему визиту? Если мистер Аддерли имеет ко мне претензии, то пусть сначала решает со мной, что за слабость - строчить жалобы в аврорат!

Лоуренс Мелвин: Кивнул хозяйке дома. - Благодарю, миссис Теон. Прошел в гостиную, остановился у окна, сделав знак аврору остаться ближе к двери. Дождался, пока хозяева также окажутся в комнате. - Добрый вечер, мистер Теон. Нет, мы пришли по другому поводу. Вы знакомы с Законом «О дополнении к Статуту Секретности», подписанным Министром Магии месяц назад?

Аврор: Пробурчал что-то вроде приветствия. Зашел в комнату. Остановился возле двери, повинуясь сигналу шефа. Окинул гостиную скучающим взглядом. Да, неплохо живут эти ребята. Жили. До сих пор.

Алина Теон: Не успела предложить гостям чай, как аврор заговорил о каком-то законе. Взглянула на мужа, затем перевела такой же непонимающий взгляд на мужчину. - Мы не выписываем волшебную прессу, мистер Мелвин. Кроме Вестника Алхимии, без которого не может жить Дилан. О каком дополнении вы говорите?

Дилан Теон: Кивнул главному аврору, подозрительно наблюдая за вторым - что он все осматривает, словно ищет, чем поживиться? Но успокоился - раз не поставщик, то все в порядке. - Добрый вечер. Алина верно говорит, кроме Вестника Алхимии нам и не нужно ничего, мы стараемся держаться подальше от политики - любой политики. А найти печатное издание без нее сейчас практически невозможно. Прошептал вопросительно жене на ухо. - Дорогая, а как его зовут? И заговорил громче. - Как этот закон касается нас?

Лоуренс Мелвин: Повторно достал удостоверение, демонстрируя его теперь волшебнику. - Лоуренс Мелвин, Аврорат. Мы здесь, чтоб обеспечить реализацию положений этого закона. Закон требует, чтобы все браки между волшебниками и магглами были расторгнуты. Достал из того же внутреннего кармана свиток пергамента, протянул. - Это копия решения Бюро регистрации об аннулировании вашего брака. Кроме того, Закон требует, чтобы вы, миссис Теон, прошли обязательную процедуру стирания памяти. Вам удалят воспоминания о мистере Теоне и всем ,что связано с вашим браком. Мистер Теон, вы будете опекуном вашей дочери. Вам и ей запрещено будет видеться с миссис Теон. Советую вам сейчас определиться, кому из вас останется этот дом. Если миссис Теон - тогда я попрошу вас, мистер Теон, собрать вещи и покинуть дом. Если же вам, мистер Теон, тогда воспоминания о нем также будут удалены из памяти вашей супруги. Бывшей супруги.

Алина Теон: Опустилась в кресло, вежливо улыбаясь. - Это такая шутка, мистер Мелвин? Никакое министерство не может вмешиваться в личную жизнь людей, регистрировать и аннулировать браки без согласия людей, стирать память тех, кто никогда не нарушал законы вашего мира. И, тем более, запрещать видеться с ребенком. Перевела взгляд на мужа, проверяя по его реакции, не Дилан ли заказал розыгрыш для уставшей после работы супруги. И указала обратно на дверь. - Я хотела предложить вам чай, господа, но теперь должна предложить покинуть наш дом.

Дилан Теон: Медленно моргнул, не сразу осознавая сказанное. Разлучить его с Алиной? И забрать у Хель маму? Что за глупости! - Мне совершенно все равно, что за бумажку вы нам принесли, моя жена - это моя жена, и развод мы оформим только если оба этого захотим. Сейчас, если вы еще не заметили, мистер Мелвин, мы оба этого не хотим, - возмущенно выделил последние два слова. - Полностью согласен с мнением моей жены - покиньте частую территорию, уважаемые авроры. Встал за спинкой кресла с сидящей Алиной и положил ей руки на плечи, крепко сжимая. - Желательно - немедленно. Информацию о наличии такого закона мы к сведению приняли.

Лоуренс Мелвин: Качнул головой. - Министерство может все. Посмотрел на мага. - Мистер Теон, кажется, вы не так меня поняли, мы пришли не проинформировать вас о законе, а обеспечить его претворение в жизнь. Это значит, что память вашей супруги будет стерта в любом случае, даже если нам придется применить к вам силу. Но... Потянулся к кобуре. - Я должен вас предупредить о последствиях. За сопротивление аврорам при исполнении должностных обязанностей вы будете арестованы. Ваш дом перейдет в собственность Министерства, а дочь - под опеку чиновников. Кроме того... Многозначительно посмотрел на женщину. - Наша инструкция по задержанию не предусматривает в случаях сопротивления гражданских лиц обязательного сохранения жизни магглов. Вы ведь не хотите оставить свою дочь сиротой без дома и без средств к существованию? Перевел взгляд на мужчину. - Мистер Теон, будьте благоразумны.

Алина Теон: Положила ладонь на ладонь мужа, прося его сохранять спокойствие, и обратилась к аврору. - Я все поняла, мистер Мелвин. Мы не будем оказывать сопротивление. Скажите, может ли наша семья полностью уйти в мир обычных людей? Магглов? Забрать дочь из школы, оставить аптеку и варку зелий? Если нет... Голос стал тверже. - Тогда я попрошу у вас час, на который вы покинете дом. Можете оставаться снаружи, контролировать окна и двери. Мне нужно будет собрать вещи и попрощаться с мужем.

Дилан Теон: Пока аврор говорил, в голове мелькали картинки тех веществ, что он мог бы сделать в своей аптеке для того, чтобы жизнь этого человека стала куда веселее. И чтобы больше не было даже мыслей о том, чтобы отдать Хель под опеку чиновников! Расслабил ладони, понимая, что сжал плечи жены уже до боли и только ее прикосновение помогает ему удержаться от того, чтобы достать палочку и что-нибудь сделать. С другой стороны, а что он может сделать против двух авроров? Хмуро подумал, что надо было выбирать другую профессию. - Мистер Мелвин, если мы сегодня же - сейчас же - соберемся и уедем из Англии, будут ли у вас к нам какие-то претензии? Прикинул, насколько быстро получится забрать дочку из школы. Выходило, что все выйдет не так уж и долго.

Лоуренс Мелвин: Снова покачал головой. - Сожалею, миссис Теон, но уйти в мир магглов можете только вы. Если вы желаете оставить дом супругу, то сообщите ему адрес, куда выслать ваши вещи - у вас же есть родственники или друзья в маггломире? И мы также не можем дать вам час и оставить наедине с супругом - аппарацию еще никто не отменял. Помолчал немного, потом продолжил все таким же ровным тоном: - Мистер Теон, вы можете написать отказ от британского гражданства. Но вы не можете забрать дочь. Если вы и миссис Теон покинете пределы Британии, ваша дочь автоматически перейдет под опеку Министерства, а все ваше имущество конфисковано в его же пользу.

Аврор: Вытащил палочку - как бы невзначай. Продемонстрировать силу и показать, что делать глупости - бесполезно. Подпер собой косяк, скучая. Эти хотя бы не орут и не заливают слезами паркет, но то ли еще будет...

Алина Теон: Поднялась с кресла и взяла мужа за руку. - Мне жаль это говорить, мистер Мелвин, но я никогда не думала, что в вашем ведомстве держат людей с ай-кью, потенциально стремящимся к нулю. Какая аппарация, наша дочь учится в школе вашего волшебного мира. И ее перспективы вы уже дважды весьма красочно описали. Двинулась с Диланом к выходу из комнаты. - Мы будем в спальне. Надеюсь, вам хватит такта не входить в комнату и дать нам побыть наедине в последний раз? Слова "побыть наедине" выделила голосом и попыталась пройти мимо аврора.

Дилан Теон: Последовал за женой - в первые секунды просто не думая, на автомате. Но потом остановился и возмущенно поглядел на аврора. - Погодите, почему мы не имеем права забрать нашу дочь из школы? Мы не подписывали никаких бумаг, которые обязывают Хель Теон учиться в Хогвартсе до выпуска. Это-то каким законом регламентируется, мистер Мелвин?

Лоуренс Мелвин: Сделал знак аврору заступить дорогу, достал палочку. - Сожалею, миссис Теон, но эту комнату вы можете покинуть только в нашем сопровождении и без вашего супруга. Глянул на мужчину. - Вопрос не в учебе, мистер Теон. Сохранение неравного брака и отказ от гражданства трактуется Министерством как нарушение прав вашей дочери и влечет за собой автоматическую потерю права опекунства над ней. Это все тот же закон, о котором мы говорили. Ваша дочь окончит Хогвартс и по достижению совершеннолетия будет самостоятельно решать, где и как ей жить.

Аврор: Спокойным, будто случайным даже движением преградил женщине путь. Покачал головой, предупреждая: - Советовал бы вам подчиниться, мэм. Меньше будет... последствий.

Алина Теон: Покачала головой. - Покинуть дом в вашем сопровождении - разумеется. Но покинуть комнату? Господа, этот дом все еще принадлежит мне и моей семье, я все еще должна собрать свои вещи, а они, знаете ли, хранятся не в гостиной. Возможно, ваша семья, мистер Мелвин, ютится в одной комнатушке, но у нас хватило средств на просторное жилье. И взглянула аврору прямо в глаза. - Я не услышала в ваших словах о том, чтобы закон запрещал людям сборы и прощание. Если это не так - продемонстрируйте нам полный текст закона.

Дилан Теон: Молча кивнул, сжимая кулаки. Одни беды от этого Хогвартса! То директор совершенно неадекватный, а дочка при встрече ведет себя странно, теперь вот, выходит, что и забрать ее оттуда нельзя... Шагнул к жене и обнял ее за плечи, вставая рядом. В голову пришла простая мысль, которую ему было необходимо обсудить с Алиной наедине. - Мы обещаем, что никуда из этого дома без вашего согласия уходить сейчас не будем, мистер Мелвин. Имейте уже совесть! Или поройтесь в поисках остатков души, если она еще у вас есть.

Лоуренс Мелвин: - Миссис Теон, я и так достаточно лоялен к вам. Если вы согласны на стирание памяти, то процедура не предусматривает сбора вещей. Ваши вещи вам вышлет ваш бывший супруг. Если вы намерены вместе с ним покинуть территорию Британии, то вы не можете взять с собой вообще ничего. Это не прописано Законом. Это прописано инструкцией Аврората по задержанию гражданских лиц, не оказывающих сопротивления. С момента оглашения мною цели нашего визита приоритетной является задача доставки вас к министерским стирателям. Все остальное, что может мешать реализации этой задачи, является несущественным. Именно поэтому я не позволяю вам покидать комнату и собирать вещи. Внимательно посмотрел на хозяина дома. - Мистер Теон, я выполняю свою работу. Если бы я верил всем обещаниям, которые слышу, у меня половина Азкабана уже была бы на свободе. Напишите отказ от гражданства и можете покинуть с супругой эту комнату и дом сразу же. Или позвольте нам сопроводить ее к стирателям.

Алина Теон: Растерялась совсем. - Я думала, память мне стирать тоже вы будете. Хорошо. Дайте нам пять минут. Мы не покинем пределы комнаты. Отошла вместе с мужем к дальнему окну и крепко его обняла, понизив голос до неслышного посторонним шепота. - Береги Хель. Постарайся сбежать вместе с ней из страны, как только получится. Вложи в вещи мой дневник. И найди меня. В школе. Ты говорил, что есть зелье... Осторожно коснулась губами губ Дилана, грустно улыбнулась.

Дилан Теон: Кинул мрачный взгляд. - За сравнение с теми, кто в Азкабане, я вам премного благодарен. Оказался в другом конце комнаты вместе с Алиной и встал так, чтобы загородить ее от авроров. Обхватил жену за плечи, отвечая на объятие. - Да! Заговорил неслышно тихим, но эмоциональным шепотом. Мыслить одинаково - как иначе, после стольких лет вместе? - Я сегодня же поеду в Хогвартс. Ты помнишь, что я говорил про Хель - она будет рада уехать, если я предложу это настойчиво. Я... Не уверен, что не проверят вещи, но дневник там будет. Я найду тебя, обязательно. И будет зелье, все будет. Сглотнул, ощущая - как банально и как это на самом-то деле реально! - горечь поцелуя. Крепко прижал к себе жену и застыл, не в силах отойти. - Ты только вспомни меня, узнай меня, прошу. Закрыл глаза, ловя последний шанс побыть рядом. Неохотно сделал шаг назад, глядя в глаза Алины. - Все будет хорошо. И отошел в сторону, сжимая - опять! - кулаки, но переставая закрывать жену от авроров.

Алина Теон: Отвела взгляд, чтобы на глазах не появились слезы. Медленно отпустила ладонь мужа и подошла к аврорам. - Я готова идти, господа.

Лоуренс Мелвин: Отошел в сторону, продолжая наблюдать за супругами, но не вслушиваясь в их разговор. Подошел к женщине. - Нам придется аппарировать, мэм. Вы ведь уже делали это? Посмотрел на ее мужа. - Мистер Теон, спасибо за благоразумие.

Алина Теон: Покачала головой. - Нет, сэр. Я предпочитаю понятные мне методы передвижения. И обвела взглядом гостиную, словно пытаясь запомнить их дом таким, каким он был до сегодняшнего дня.

Лоуренс Мелвин: Убрал палочку в кобуру. - Мэм, это может быть немного неприятно с непривычки. Позвольте? Осторожно, но крепко обхватил женщину за талию, посмотрел на аврора. - Можете быть свободны на сегодня. Отчет как обычно завтра утром... Всего доброго, мистер Теон. Аппарировал вместе с хозяйкой дома.

Дилан Теон: Не шевельнувшись, глядел на то, как у него забирают жену - ту, с кем, он точно знал, ему хочется прожить до конца дней. Конец наступил как-то быстро... - До свидания, мистер Мелвин. Когда в комнате стало на двоих людей меньше, мрачно поглядел на оставшегося аврора. - Когда и как я смогу передать Алине ее вещи?

Аврор: Пожал плечами. Бросил холодно: - Отдайте ее родственникам. Маггловским родственникам. Мы же не будем держать ее на довольствии все время. Сотрем память и вышлем к магглам. Посмотрел на хозяина дома насмешливо. - И вот это надо было с магглой связываться? Двинулся к выходу, насвистывая - дежурство вышло вполне легким и даже приятным.

Дилан Теон: Сжал зубы, не скрывая презрения на лице. Терпение кончилось, да и зачем оно было нужно теперь. - Что бы ты понимал, сопляк. Нравится бегать собачкой за своим начальником? Так беги уже, выполняй указание - ты свободен. Распахнул входную дверь, не просто намекая, а прямым текстом предлагая выметаться.

Аврор: Смерил хозяина дома откровенно презрительным взглядом. Заметил на прощание: - Оскорбление аврора при выполнении служебных обязанностей... штраф - тысяча галлеонов, кажется. Ждите уведомления, мистер Теон, там будет написано, где и как вы можете рассчитаться с государством за свою неосторожность. Ушел.

Дилан Теон: Не обращая никакого внимания на угрозу аврора, захлопнул дверь и поспешил в спальню, собирать вещи жены. Делать это оказалось больно, но от этого намного быстрее - просто не было сил думать о каждой вещи как о том, что он видит в последний раз. Нет, не в последний, они справятся. - Так... Сел на стул перед рабочим столом жены, с грустью глядя на разложенные тетради и валяющиеся кусочки металлов - явно алюминий и медь, опять экспериментировала? - лежащие рядом с горелкой. Открыл нижний ящик стола и достал оттуда дневник - он никогда его не читал, не собирался и сейчас, хотя невыносимое желание хоть так еще коснуться Алины не проходило. Уложил его среди платьев, завернув в неприметный кусочек ткани. Подумал минуту и положил в собранные вещи еще и недавно купленные брюки для Хель и свою домашнюю рубашку. Сел и написал короткую записку: "Ты не помнишь, но у тебя были мы". Вложил между брюками и рубашкой. Смысла тянуть не было. Вышел из дома, неся в руках две тяжелые и объемные сумки. На пороге аппарировал в парк около маггловского дома родственников жены - место было тихим, увидеть его никто не мог, а оттуда было всего несколько шагов до дома.

Дилан Теон: Вернулся в дом через много часов, понимая, что смог уйти просто потому, что Алина наконец-то заснула. Потерянное лицо жены до сих пор стояло перед глазами - потерянное уже тогда, когда она просто шла по улице. А дальше он просто смотрел и смотрел... Стремительно прошел в кабинет и сел за письменный стол. Хель должна была быть рядом с ним, в безопасности. А после - они втроем просто уедут. Навсегда. Дочка, здравствуй! Я не хочу тебя расстраивать, но еще меньше я хочу тебе врать. С нашей мамой произошло много плохого за последний день. Она здорова и чувствует себя хорошо, ей не угрожает опасность... Но больше всего я хотел бы сейчас видеть тебя рядом. Дочка, скорее всего, тебе предстоит длительный отъезд. И, полагаю, это скажется на твоей учебе. Я долго думал, но все же пишу тебе это письмо. Приезжай, Хель. Папа. Еще раз перечитал, кивая на каждое предложение. И позвал сову, чтобы та отнесла письмо. Теперь оставалось только ждать. Ожидание сейчас казалось почти невыполнимой задачей.

Хель Теон: Зашла - нет, забежала в дом - чувствуя что-то тяжелое в его излишней тишине. - Папа? Ты где? Как мама? Громко проговорила, заходя через прихожую в гостиную. Увидела отца - печального, хмурого, молча на нее глядящего. Скинула сумку на пол, подошла и крепко обняла. Еще не зная, что случилось, поняла, что точно ничего хорошего.

Дилан Теон: Вздрогнул от стука двери и судорожно вцепился в палочку. - Хель! Шагнул к дочери, сжимая ее в объятиях чуть сильнее, чем стоит сжимать хрупкую девочку. - Хорошо, что ты вернулась так быстро. Отступил назад, пристально осматривая ребенка. И попросил спокойно и коротко. - Собери свои вещи. Только самое необходимое. Мы уезжаем.

Хель Теон: Растерянно заморгала, до последнего ожидая, что все ее слова о долгом отсутствии не будут правдой. - Уезжаем? Но куда? И почему? А где мама? Не сдвинулась с места, совершенно не понимая, что делать в первую очередь - получать объяснения или идти за вещами.

Дилан Теон: Поднял чемодан девочки и прислонил к своему - уже собранному. Вытер о халат вспотевшие ладони и прислонился к стене, прикрывая глаза. - Мама у бабушки с дедушкой, дочка. Маме... Помолчал, не сразу сумев выговорить самое главное. - Маме стерли память о нас с тобой, Хель. И повторил настойчиво. - Мы должны уехать из станы. Я спрячу тебя - и найду способ вернуть ей память, найду зелья, заклинания, ритуалы, целителей - что угодно и кого угодно, чтобы мама снова смогла быть с нами.

Хель Теон: Не сразу осознала смысл сказанного. Стерли память? - Что за глупости! Папа, ты так шутишь? - с надеждой улыбнулась, готовясь рассмеяться, как только прозвучит веселое "да". - Или с мамой что-то настолько серьезное, что ты не можешь мне сказать? Веселье как рукой сняло, обеспокоенно заглянула в папино лицо, пытаясь там прочитать хоть что-то о реальном положении дел. - И почему мы должны уезжать, погоди, зачем? Обхватила себя за плечи, чувствуя противную мелкую дрожь - столько вопросов, слишком много вопросов.

Дилан Теон: Молча протянул девочке газету со статьей про закон "О дополнении к Статуту Секретности". Дождался, пока она развернет Пророк и тихо произнес. - Мы не имеем права с ней видеться. В этой стране. Поэтому мы уезжаем, Хель. Туда, где эти отвратительные законы не будут действовать.

Хель Теон: С все возрастающим недоумением получила вместо ответов газету. Развернула - и сразу нашла то, что должна была увидеть. Сложно не заметить жирный крупный шрифт, вот уж точно. Пробежалась глазами, осознавая главное - маме и правда стерли память, потому что так говорит закон. И она не помнит ни ее, ни папу. Но... Но что тогда она вообще помнит? - Папа, погоди, а что с мамой-то? Как она себя чувствует? Она... в порядке? - запнулась, понимая, что порядок тут разве что относительный. Но уезжать? Какое заманчивое решение всех проблем. Разрубить гордиев узел одним легким движением руки. Представила себя вне Хогвартса, вне привычной жизни - где-то, где не будет ничего из того, что окружало ее последние пять лет. Это... это было почти страшно, но перед глазами встала пустота - словно и правда вся ее жизнь была только в стенах замка. Невольно поежилась от подобных откровений. - Куда мы уедем?

Дилан Теон: Отвел взгляд в сторону и растерянно пожал плечами. - Я не знаю, дочка. Я убедился, что она дошла до дома, но... Ударил кулаком о стену, вымещая ярость. - Но не решился поговорить с ней. Авроры угрожали, что, если я попытаюсь встретиться с мамой, я попаду в Азкабан, а ты - под опеку министерства. Схватил ладони девочки, не замечая саднящих костяшек, и заглянул дочери в глаза. - Я не могу потерять еще и тебя, Хель. Собирайся скорее, пожалуйста. Уедем в аэропорт, куда билеты купим - туда и улетим.

Хель Теон: Нахмурила брови - папа даже не попытался поговорить с мамой? Вдруг стало очень жалко его, сейчас похожего скорее на растерянного ребенка, чем взрослого. Она всегда замечала, насколько важна для спокойствия отца мама, но чтобы настолько... - Папа, я уже взрослая. Никто и никогда не отберет меня у вас. И спасать ты должен не меня, а маму. Если мы улетим сейчас, то сможешь ли ты вернуться? Дадут ли тебе право на въезд в страну, когда ты так явно преследуешь цель, противоречащую этому вот закону? Сжала руки папы, чувствуя тепло от обхвативших ее ладоней. Говорить такое было странно и непривычно, словно что-то щелкнуло в ее сознании, подменяя Хель-ничего-не-понимающую на Хель-уверенную-в-себе. Ощущение казалось совсем чужим, но очень нужным сейчас. Словно по заказу в голове прозвучали слова Гардинг перед ее отъездом. - Что мы сможем сделать, пап? Я даже не имею права использовать магию вне Хогвартса. Промолчала, что и не особо умеет ее использовать, собственно.

Дилан Теон: Качнул головой резко и упрямо. - Тебе шестнадцать, Хель. Только шестнадцать. До совершеннолетия целый год, за этот год они могут тебе жениха найти, школу сменить, опекуна из пожирателей назначить... Повторил медленно и очень печально. - Они могут все, что угодно. Забросил ремень сумки на плечо, вторую закрепил на плече и протянул дочери ладонь. - Не будем брать лишнего. Остальное купим на месте. Продемонстрировал девочке сумку на поясе, набитую флаконами, тихо пояснил. - Твой отец - зельевар, Хель. Оборотное для себя, для мамы, и я вывезу ее без всяких проблем.

Хель Теон: Пока отец перечислял все то, что с ней могут сделать, окончательно уверилась в своей правоте. Поэтому только отрицательно помотала головой и сделала шаг назад. - Пап, ты должен о маме позаботиться. А мне уже шестнадцать. Скоро - семнадцать. Очень скоро. Еще раз покачала головой для пущей убедительности. - За оставшееся время мне даже опекунов не смогут назначить, пап, ты понимаешь? А вот образование я так и не получу. То есть... Ты - зельевар. А я кем буду? И только пожала плечами на слова об оборотном. - Ты уверен, что тебя не вычислят? Что дадут шанс приблизиться к маме, если мы с тобой исчезнем из страны? Папа, ты же понимаешь, что если мы сможем уехать, а мама останется здесь без памяти о нас, то мы просто не сможем хоть капельку нормально жить? Вернемся, а что нас тут будет ждать? Кивнула на сумку. - Иди к маме. Надо вывезти ее, а не меня, пап. И мы оба должны искать средство вернуть память. Никак иначе - я не хочу оставлять тебя с этой задачей одного. Хотела добавить, что пойдет с ним... и промолчала. Увидеть, как мама ее не узнает? Нет, это невозможно, это нельзя, она просто не выдержит.

Дилан Теон: Прижал ладони к груди в каком-то умоляющем жесте. - Я могу учить тебя сам, Хель. Я слышал, что ты делаешь успехи в Зельеварении, что профессор Снейп тебя хвалит. Ты сдашь СОВ потом, в министерстве той страны, где мы устроимся. Предложил с надеждой. - Хочешь во Францию, дочка? В Италию? Германию? И пояснил еще раз. - Я взрослый маг, Хель. Я могу выпить оборотное зелье сейчас и аппарировать куда угодно - аппарацию никто не отследит. У меня есть маггловская одежда, я могу прийти в дом твоих бабушки с дедушкой как маггловский врач - это будет логично и не вызовет подозрений. Как и поездка в больницу, а уже оттуда - парная аппарация, аэропорт, фальшивые паспорта. Но если мы с мамой сбежим - они придут за тобой. Хель... Взглянул в глаза дочери. - Ну что тебе может дать последний год в школе, из которой ты еще в прошлом семестре так хотела уйти?

Хель Теон: Нервный смешок вырвался против воли - профессор Снейп ее хвалит? Вот уж достижение! Но затем... Учиться у папы? И сдать все экзамены после. И быть волшебницей рядом со своей семьей. - Франция? Хочу... Зажмурилась, до боли ярко представляя нарисованную картинку. И слушая план отца. И понимая, что он прав. Что вот это, описанное, созданное парой его слов - это ее идеальный мир. - Не придут, пап, нет смысла - зачем я им сдалась? - проговорила через силу, даже сама не слыша в своих словах убежденности. И посмотрела в глаза папы, слыша его последний гвоздь в ее уверенность в своем решении. Она и правда хотела уйти. У нее и правда остался один семестр. - Дать... Заклинания? Кажется, из всей моей учебы у меня всегда были только они и Зельеварение... - и закивала, предупреждая очередное напоминание, кто ее отец. - Я не знаю, что мне может дать Хогвартс в сравнении с тобой и мамой рядом. Молча уставилась в пол, пытаясь понять, а почему она до сих пор сопротивляется? Можно вполне придумать план, чтобы и ее, и маму увезти... Почувствовала знакомое тепло и почти радостно взяла в руки медальон. Прочитала сообщение, не сразу вникая в его смысл. И опять застыла, глядя в пол, пытаясь теперь утихомирить сознание, в котором картина ее идеального будущего сменилась вполне привычной, но зато реальной - Гриффиндор, ее однокурсники и тепло шкуры на полу.

Дилан Теон: Обрадовался, подхватывая девочку на руки и чуть подбрасывая вверх - как делал много лет назад. - Хочешь? Отлично! Мы купим домик где-нибудь в Лионе, будем кататься зимой на лыжах, а летом - ездить к морю. И мы вместе с тобой придумаем зелье, которое вернет память маме без всяких лишних опасностей и побочных эффектов. Даже улыбнулся, чувствуя, что его мечта может вот-вот исполниться - стоять у котла вместе с дочерью, видеть в ее глазах интерес, создавать что-то вместе, совмещая опыт и юношеский азарт. А потом отпустил Хель, задумчиво взлохмачивая волосы. - Заклинания? С этим сложнее. Но мы сможем найти тебе учителя - только потребуется время, пока ты не выучишь французский. И протянул ладонь, чтобы ободряюще сжать плечо дочери, заметив ее взгляд на медальон. - Школьные друзья редко остаются с нами после окончания школы, Хель. Через год-два ты бы все равно потеряла контакты со своими гриффиндорцами. Или... Поднял подбородок девочки осторожно, чтобы заглянуть в глаза. - Или дело уже не столько в друзьях, дочь?

Хель Теон: Звонко рассмеялась, вырванная из давящих дум движением папы. И широко улыбнулась, кивая в ответ на каждое слово о том, как они будут жить. - Придумаем. Только, пап, а может уже есть такие зелья? Хоть что-то... или заклинания? И поморщилась от предложения найти другого учителя по Заклинаниям. Кажется, единственная из всех профессоров, Гардинг вызывала только приятие, а заменить ее... мозг отказывался представлять такое. - Друзья... - и вновь совсем некстати вспомнила свои мысли о том, а кому она могла бы сделать подарок из всех, кто вокруг нее. - Ты прав, потеряла бы. Куда раньше. И уперлась обеими ладонями в грудь отца, легко отталкивая его от себя и отводя взгляд. - Если и так, то это скорее повод уехать, пап. Все... глупо. Окончательно вернулась мыслями к Хогвартсу. И к тому, что будет, если вместо мамы с отцом сначала полетит она, увлеченная мечтами. Это отрезвило, превратив красивые картинки в серые - где рядом нет одного из двух самых дорогих людей. - Я не могу, просто не могу улететь отсюда, оставляя маму. Я боюсь, что ты не сможешь, если авроры начнут препятствовать, забрать маму. Антиаппарационный барьер. Сигнальные чары, висящие на ней. Просто человек, цель которого - помешать тебе. Что мы тогда будем делать?

Дилан Теон: Ответил очень твердо. - Тогда хотя бы моя дочь будет в безопасности. А тебе почти семнадцать, я открою тебе доступ ко всем семейным счетам и оформлю купленный дом на тебя. Поверь, Хель, мама хотела бы того же самого. Заметил, что на намек о молодом человеке дочь не отреагировала стандартным возмущением. Значит, ей есть ради кого оставаться в этой стране? Тогда все уговоры, разумеется, совершенно бесполезны. Через год Хель пришлет короткое сообщение, что ждет ребенка, а через два - пригласит познакомиться с внуком.

Хель Теон: Помотала головой, окончательно приходя в себя. Как же легко повестись на подобные мечты, когда реальность вечно подкидывает что-то менее приятное! - Даже если бы мама и хотела, то я не хочу. Пап, ты должен увезти отсюда маму. А я вернусь в Хогвартс и узнаю все, что смогу о возвращении памяти. Мне осталось так немного, я получу диплом, узнаю способ, ты его сделаешь совершенным, мы вылечим маму. И все будет хорошо. Сглотнула, почти веря в то, что говорит. Впрочем, серьезность момента испортил слишком внимательный и псевдопонимающий взгляд отца. Легко сообразила, к чему такое вот внимание. И возмущенно ткнула в плечо, четко проговаривая, чтобы ни у кого никаких сомнений не было. - Не смотри так на меня, говорю же, глупости все это! И вообще, он меня младше. Фыркнула, выражая степень своего равнодушия к этой вовсе и не проблеме.

Дилан Теон: Рассеянно кивнул, даже не попытавшись провести с дочерью стандартный отцовский разговор на тему: "Если он только посмеет тебя обидеть, я ему...". Провел ладонью по лицу в жесте бесконечной усталости и тревоги. И тихо попросил. - Береги себя. Не отвечай на письма посторонних людей. Не соглашайся на встречи с любыми взрослыми, появляющимися в Хогвартсе. Не ходи в кабинет директора без декана. Заставил себя прикусить губу и не вывалить на Хель еще пару десятков требований и просьб. Закончил мягче. - Я не смогу писать напрямую тебе, Хель. У моего однокурсника учится в Хогвартсе дочь - она чуть старше тебя. Я попрошу Натана пересылать мои письма Стефани, а ее - отдавать тебе. В обратную сторону письма должны передаваться только той же самой цепочкой, хорошо? Постарайся наладить с этой девочкой отношения.

Хель Теон: Возмущенно посмотрела на задумавшегося не о том отца, открывая рот, чтобы продолжить объяснять ему его неправоту... И осеклась, услышав тихий и очень усталый голос, с которым совсем не хотелось спорить. Наоборот - сделать все, что угодно, лишь бы больше его таким не слышать. - Хорошо, пап. Я постараюсь быть осторожнее. Не очень умею, но постараюсь. Криво улыбнулась, услышав про Стеф. - Да, мы... - попыталась вспомнить, когда они последний раз толком виделись, и не рискнула говорить первоначальный вариант, - мы в хороших отношениях. И она мне точно поможет. Обняла отца что есть силы и уткнулась лицом в его куртку, замирая так - совсем ненадолго, совсем на чуть-чуть. - А ты береги себя, хорошо? И увези маму. Если с вами случится что-нибудь, я не переживу, пап. Пожалуйста.

Дилан Теон: Осторожно погладил девочку по спине, все еще не очень понимая, почему отпускает ее, почему не требует и не приказывает уехать вместе с ним. Потому, что Хель больше не тихий ребенок, так боявшийся каких-то шесть лет назад отправляться в Хогвартс? Печально произнес. - Ты так быстро выросла, милая. Отпустил дочь, возвращая ей сумку. - Я напишу тебе, когда мне будет о чем сообщить. Протянул Хель золотистый ключик, раньше всегда лежавший в кошельке Алины. Коротко пояснил. - От нашего сейфа в Гринготтсе. Пусть он будет у тебя. И помни, дочка, что ты всегда можешь передумать. Франция будет ждать. И мы с мамой тоже.

Хель Теон: Взяла сумку, все еще чувствуя тепло объятий. Теперь, когда все решилось, в голове начали мелькать панические мысли - а верно ли она поступила? Потому что как надо будет жить, если это щемящее чувство в груди не исчезнет? - Напиши, пап, - кивнула, слыша в словах отца обещание помочь маме. Посмотрела на ключик, лежащий на ладони. Словно окончательное признание того, что взрослая жизнь началась с этой самой секунды. - Все будет хорошо, пап, я справлюсь. И как только закончу учиться - буду рядом с вами. И тогда все будет совсем правильно. Сглотнула, чувствуя подступающие слезы. Засуетилась, поправляя мантию и сумку, пряча ключ в карман. Взяла отца за руку и пошла к выходу из дома, лелея последние минуты рядом.

Дилан Теон: Сбросил халат, оставаясь в обычной рубашке, вытащил из сумки один из флакончиков и сжал в ладони. Улыбнулся смущенно, объясняя свои действия. - Я аппарирую сразу же, как ты уйдешь, Хель. Когда переключаешься на другие дела, легче перестать сомневаться в принятом решении. А я все еще не уверен, что поступил правильно. Поправился. - Точнее, уверен, что мама, когда придет в себя, будет очень долго перечислять мне все химические реакции, которые должны были произойти с моим мозгом в тот момент, когда я отпускал тебя. Улыбнулся собственным воспоминаниям, сжал ладонь девочки и попросил еще раз. - Береги себя. Раз я сам не могу беречь тебя. Бросил взгляд на флакон в руке, открутил крышку. - Иди, Хель. Тебе не стоит видеть, как работает оборотное зелье.

Хель Теон: Остановилась, послушно отпуская руку отца и слушая его. Заговорила в ответ, не очень осознавая, что, собственно, выдает ее мозг. - Скажем ей, что все реакции пусть проводит сама, даже найдем ей лягушку какую-нибудь... Улыбнулась, внутренне собираясь и выходя из слишком уж грустного состояния. - Да, я пойду. Значит, до выхода идти все же одной. Это правильно, наверное. Опять сглотнула, пытаясь сделать первый шаг уже в одиночестве. - Ты... Ты самый лучший в мире, пап. Сжала пальцы, улыбнулась и развернулась, на сей раз выходя из комнаты. Думать не получалось, и это было самой хорошей новостью на данный момент.

Дилан Теон: Убедился, что за дочерью закрылась дверь, еще раз ударил кулаком в стену, невероятным усилием воли заставляя себя стоять на месте и не пытаться догнать Хель. А потом сделал глоток, опустошая пузырек. Ничто не приводит в себя лучше, чем боль от трансформации собственного тела в чужое тело. Дождался, когда зелье подействует, поправил одежду и аппарировал в один из лондонских парков. До дома родителей Алины можно добраться и на метро.

Пророк: Подлетел к дому поздно вечером, опустил в почтовый ящик листовку и тут же скрылся, спеша порадовать других адресатов.

Сова: Бросила на порог свежий выпуск Пророка.

Хель Теон: Шагнула из камина, едва удержавшись на ногах и чихая. Огляделась по сторонам - тихо и пыльно. Значит, нет ни мамы, ни папы. Это... не очень хорошо. Но решаемо, конечно же. Первым делом подошла к столу, скидывая сумку на пол, очищая стул от слоя пыли и доставая пергамент. Начала писать красивым и четким почерком. "Здравствуйте, профессор Паркер. Снова вас беспокоит Хель Теон. Помните, с артефактом для восстановления памяти и подарком от профессора Снейпа? Я была бы вам очень благодарна за описание того, что именно необходимо для того, чтобы артефакт был приведен в действие и оказал необходимое воздействие. Уверена, что лучше вас этого не может знать ни один человек, ни одна книга, поэтому и пишу сразу вам. С нетерпением жду ответа, Хель Теон. Позвала Уголька, который прилетел не сразу, но удивительно быстро для птицы, которая должна была быть в Хогвартсе... Видимо, большую часть времени тот проводит где-то не в замке. Отправила птицу с запиской профессору, а сама направилась на второй этаж, в свою комнату, прихватив и какие-то листовки со стола. Кажется, почтой их дом баловали за все это время не очень.

Хель Теон: Поймала явно недовольного полетом Уголька, который пропал так надолго, что уже было впору начинать волноваться - что, если профессор не ответит? Поглядела на улицу, такую тихую в наступающих сумерках. В ее детской комнате все страхи исчезли, словно стерлись, оставив после себя пустое пространство, которое дарило нужное сейчас равнодушное спокойствие. Слова профессора были вполне ясны - а действия в итоге более чем просты. Положила письмо себе в карман. Если она вдруг ухитриться забыть, кто ей помог, так у нее будет шанс хотя бы понять, что такой человек был. Правда, письмо без подписи... Да и ладно, шансов забыть именно это у нее ой как мало. Отошла от окна и легла на свою кровать прямо в мантии, размышляя, что делать дальше. Если бы родители были где-то за границей, она бы знала. Выходит, папа все еще здесь... где-то у мамы, судя по слою пыли. Можно было, конечно, написать ему письмо, но та самая потребность действовать, которая уже ни раз ее выручала, горела внутри и сейчас. Нет, сначала она сама попытается их найти. Например, в доме родителей мамы - она прекрасно знала дом бабушки и дедушки, хоть и бывала там не так часто, несмотря на явное обожание с их стороны. А потом... а потом еще куда-нибудь. Встала, подходя к шкафу и выбирая оттуда максимально нейтральную мантию, чтобы не выделяться в толпе. Потом подумала - и сняла мантию вовсе. Все же к магглам идет. Спустилась, подбирая сумку с зельями и подходя к одному из шкафов, где, как она знала, всегда лежал запас денег - что их, что маггловских. Забрала себе сразу все, на всякий случай. Вышла из дома, прикрывая за собой дверь. Итак, следующая остановка - скверик недалеко от дома бабушки и дедушки.

Почтальон: Влетел и бросил на стол газету с печатью Хогвартса.

Хель Теон: Вышла из гостиной, чувствуя себя... странно. Все было так мучительно непонятно еще час назад, а теперь, после разговора с родителями, жизнь вновь вернулась в привычную колею. Хогвартс и магистратура - неплохой вариант для еще пары лет. Вспомнились ее собственные аргументы, которых неожиданно оказалось много, едва лишь речь зашла о действительно сборе вещей и отъезде. Уехать не в планах, а реально оказалось очень сложно. Теперь, когда память мамы была в порядке, папа пришел в себя после оглушительной радости... Словно завершение миссии, право слово. И после завершения пришло понимание, что она не готова бросать все, совсем не готова. И что убедить в этом родителей - не так сложно. Они все поняли... И поняли ее логичное желание не знать, где они. Если вдруг те министерские придут с проверкой... И если когда доберутся до нее - лучше будет, если она не сможет указать местоположение семьи. Определенно лучше. А Уголек, которого она позвала, сможет по ее просьбе найти их всегда - это уж отец обеспечил. Вздохнула еще раз, вышла на порог и пошла от дома, не оборачиваясь. Остановилась у дороги, доставая палочку и вызывая автобус. И только когда двери за спиной уже закрылись и они тронулись в путь, поглядела в последний раз на горящие окна дома на втором этаже - кажется, сюда она не попадет еще очень долго... И от этого было так грустно, что хотелось просто отвернуться. Вздохнула, прикрывая глаза и начиная дремать под мерное покачивание - сегодня автобус был удивительно тих и неспешен.



полная версия страницы