Форум » ШОТЛАНДИЯ. ПОМЕСТЬЕ БРЕНТОН » Гостиная » Ответить

Гостиная

Британия:

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Эмеральд Брентон: Мысли пронеслись в голове, как вихрь, в доли секунды. Оборачивалось все совсем скверно. Эта Ненормальная... нет слов, чтобы описать то, что сейчас происходило! Мерлин, как у такого умного мужика, аристократа, юриста, могла уродиться такая дочь? Почему магический мир до сих пор не наполнился ни одним слухом о слабоумии младшей, хотя о том, что старшие не обделены умом, знают все?.. О слабоумии... О слабоумии... Слабоумии... - Льюилл!.. - Вымолвил, словно захваченный эмоциями, сжимая ее руку в своей. Время, было нужно время!

Льюилл Сильвер: Какие дети?! Тут же изоляция в Мунго, в отделение для буйных! Пожизненная! Как в семейке, где младшая - чуть ли не единственный человек во всей школе, который понимает, как правильно тыкать в предметы, чтобы они превращались, а папаша - на короткой ноге с ее собственным отцом, могло появиться вот ЭТО?! И мало того, что появилось, так еще и успешно маскировалось четверть века под адекватного человека?! Поискала глазами стену, об которую можно убиться. Потому что если он не играет сейчас так же, как она, то... - Мерлин, пожалуйста, пусть окажется, что он просто тоже в гробу видал эту свадьбу! - пробормотала и вдруг осознала, что таки вслух. Если сейчас окажется, что невменяем... Интересно, а в этот раз Люциус Малфой согласится поспособствовать Обливиэйтом? Потому что иначе папа при всей своей любви просто открутит голову. И будет прав.

Эмеральд Брентон: Замер на несколько секунд, всматриваясь в лицо Льюилл Сильвер. Затем заговорил негромко: - Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть. Напраслина страшнее обличенья. И гибнет радость, коль ее судить Должно не наше, а чужое мненье. Встал, отходя к бару и возвращаясь с чайником, наверное, уже остывшего, чая. - Как может взгляд чужих холодных глаз Будить во мне игру горячей крови? Пусть грешен я, но не грешнее вас, Мы оба - мастера злословья. Разлил чай по чашкам, пододвигая одну девушке. - Я - это я, а вы грехи мои По своему равняете примеру. Но, может быть, я прям, а у судьи Неправого в руках кривая мера. Взял в руки чашку. - И видит он в любом из ближних ложь, Поскольку ближний на него похож! Сделал глоток, закончив цитировать почти Шекспира. Посмотрел выжидательно на Льюилл.

Льюилл Сильвер: Нахмурилась, не понимая. Шекспир? Невольно про себя начала проговаривать строчки знакомого сонета... Чуть дернула бровью. Взяла в руки чашку с едва теплым чаем, медленно заговорила: - Как тот актер, который, оробев, Теряет нить давно знакомой роли, Как тот безумец, что, впадая в гнев, В избытке сил теряет силу воли, - Так я молчу, не зная, что сказать, Не оттого, что сердце охладело. Нет, на мои уста кладет печать Чужая воля, коей нет предела. Так пусть же книга говорит с тобой. Пускай она, безмолвный мой ходатай, Придет к тебе с признаньем и мольбой, Прощенье получив, а не расплату. Прочтешь ли ты слова любви немой? Услышишь ли глазами голос мой? Пригубила чай, переводя взгляд на картины на стене и всем своим изображая, что кружок юных почитателей Шекспира просто случайно оказался в этой гостиной.

Эмеральд Брентон: Хмыкнул, разглядывая чаинки в чашке. Словно увлеченный дном чашки, заговорил негромко: - Будь так умна, как зла. Не размыкай Зажатых уст у нашей общей боли. Не то страданья, хлынув через край, Заговорят внезапно поневоле. Хоть ты меня не любишь, обмани Их всех поддельной, мнимою любовью. Я поддержу игру все эти дни, Друг другу сохраним с тобой здоровье. Презреньем ты с ума меня сведешь И вынудишь молчание нарушить. А злоречивый свет любую ложь, Любой безумный бред готов подслушать. Чтоб избежать позорного клейма, Криви душой, а с виду будь пряма! Поставил задумчиво чашку на стол, с все возрастающим интересом посмотрев на девушку.

Льюилл Сильвер: Все так же рассматривая стены, продолжила: - Мешать соединенью двух сердец Я не намерена. Едва ли и измена Всему сумеет положить конец. Расчет не знает убыли и тлена. Любовь - над бурей поднятый маяк, А мы давно потеряны в тумане. Идем на свет, дай руку мне, моряк. Мы выплывем в опасном океане. Судьба - не кукла жалкая в руках, У времени, стирающего розы На пламенных устах и на щеках. И не страшны ей общества угрозы. И раз уж мир не прав, то прав мой стих. Раз нет любви - сыграем на двоих! Прищурившись, посмотрела на собеседника.

Эмеральд Брентон: Вздохнул, улыбаясь уже вполне искренне. Протянул через стол руку девушке: - Счастливы и свободны. Я рад, Льюилл, что Вы оказались... такой. - Выделил голосом последнее слово. - Я читал Вам стихи, Вы отвечали взаимностью, мы нашли общий язык, отцы будут рады, не так ли?

Льюилл Сильвер: Улыбнулась в ответ, пожимая протянутую руку. - Не очень свободны, но, надо признать, контекст вышел удачным, - кивнула, соглашаясь, что план "порадовать отцов" хорош. - Я безгранично рада, что мой будущий супруг знаком с творчеством моего любимого поэта, поэтому отцам остается только порадоваться возникшему взаимопониманию.

Эмеральд Брентон: - Ваш будущий супруг не даст остаться Вам без внимания в Хогвартсе, но не будет надоедлив, моя прелестная леди. Аккуратно повернул ладонь, вставая с кресла и предлагая собеседнице встать, отлично понимая, что прелестная леди его поняла. Хорошо. Хорошо, когда собеседник оказывается умен. Плохо - если умней. - Но право слово, нас могли и потерять. Не стоит заставлять отцов поволноваться, не будем светскою беседой увлекаться, ведь главное - смогли друга мы понять. Улыбнулся, развернув вторую руку к двери приглашающим жестом.

Льюилл Сильвер: На этот раз "моя леди" не вызвала желание организовать сэру какую-нибудь гадость палочкой. Отец как обычно оказался прав. В доведении друг друга по факту выдержал дольше, уровень поддерживал соответствующий, мозги внезапно обнаружились там, где надо. В таком контексте даже "будущий супруг" звучало почти прилично. Встала, повинуясь жесту собеседника. Шагнула к дверям. - Я не совру, сказав, что буду ждать визита в школу с целью новой встречи. Чтоб снова мы могли стихи читать, запрятав в текст иного смысла речи. А теперь нам и правда лучше вернуться к родителям, пока они не сделали неверные выводы о нашей пропаже. Мысленно додумала - пока они не сделали неверные выводы и не пошли искать труп или свежеобращенную тумбочку... а ведь мы были близки!

Эмеральд Брентон: Провел девушку к выходу, с каждым шагом все веселей и веселей. - Я спокоен за наше будущее, Льюилл. - И едва ли не жду того, что суждено, ведь тогда отец наконец отстанет и уберет свой дурацкий колпак контроля! - И мне кажется, моя прелестная леди, у нас с вами куда больше интересных тем, чем те, которые были предложены. Улыбнувшись на прощание и чуть склонив голову, открыл перед леди дверь, пропуская вперед. Выйдя следом, аккуратно закрыл за собой дверь.

Льюилл Сильвер: "Красивый" - подумала, увидев его на ступеньках. Безумно красивый. И даже жилетка не портит. "Прекрасная леди" - улыбнулась бесконечно нежно, как улыбаются только тем, кого очень любят. И только тогда, когда никто чужой не сможет перехватить этот взгляд. Последовала в дом, по пути отвечая на вопросы. - Мой прекрасный сэр, разве могла я отказаться в ответ на ваше приглашение? Со времени последней встречи прошло так много времени... Я правда без вещей. К сожалению, в школе сессия... Я не смогу надолго остаться с вами, как бы мне того ни хотелось. Разве что у вас есть дела в этом... царстве знаний? "Сборище идиотов" оставила при себе. Чтобы он не подумал... случайно... не того. Зашла в гостиную вместе со своим рыцарем, украдкой любуясь его профилем. И забавной челкой, которую хотелось пригладить рукой.

Эмеральд Брентон: Подвел к креслу, усаживая и садясь в соседнее сам. Посмотрел на девушку внимательней. Что-то тут явно было не то. - Чай, кофе... молоко? Провел рукой в сторону бара. - Льюилл, здесь нас никто не потревожит. Обстановка приватна и вы... можете быть откровенны и говорить все прямо. Закинул ногу на ногу. - Итак?..

Льюилл Сильвер: Села, не сводя слегка восхищенного и немного нежного взгляда с молодого человека в соседнем кресле. - Не молоко, - отрицательно покачала головой. - В остальном - я доверяю вашему выбору, Эмеральд. Чуть удивленно пожала плечами, растерянно посмотрела на жениха, чувствуя, как нарастает паника - что-то произошло? С ним? - Потревожит? Я не очень понимаю, о чем вы говорите. Все в порядке, Эмеральд? - вцепилась пальцами в подлокотники.

Эмеральд Брентон: Внимательно посмотрел. Еще раз. Еще раз - Эта Ненормальная на полном серьезе? Серьезно?! Предположение требовало проверки. Проигнорировал пока последние вопросы. - Как скажете, моя прекрасная леди. Подошел к бару, остановил на мгновение руку над бутылкой с огневиски, затем решительно взял бутылку за горло, откупорил, налил с два пальца в соответствующие стаканы. Закрыл бутылку, подхатил посуду, поднес один из стаканов девушке. - Надеюсь, Вы разделите мои вкусы? Поднес стакан к губам, но не спешил пить.



полная версия страницы