Форум » ШОТЛАНДИЯ. ПОМЕСТЬЕ БРЕНТОН » Гостиная » Ответить

Гостиная

Британия:

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Эмеральд Брентон: Вошел в гостиную, поворачивая голову и оглядываясь по сторонам. Ничего не изменилось, как не менялось в этом доме уже столетиями, наверное. И никогда не изменится. Где-то здесь был бар, но отец не позволит. Подошел к креслу, нарочито развязно сел, напоминая себе, что он дома. Вскочил, взял какую-то книгу - пусть отец видит, какой он. Сел обратно, открыл на случайной странице. Ну вот, все готово.

Виллем Брентон: Зашел в комнату, сжимая свежий выпуск "Пророка" в руке, остановился в дверях. Смерил сына мрачным взглядом. - Явился, значит? Приблизился на несколько шагов, раздраженно отбросил газету на диван. - Изволь, в таком случае, для начала объясниться, где ты пропадал все эти дни?

Эмеральд Брентон: Вскочил, услышав до боли знакомый - в буквальном смысле слова - голос. Но собрался и заговорил коротко и спокойно. - Отец. - Кивнул в знак приветствия. - Я был на службе, о чем писал письма. Хотел было еще что-то добавить, но он же теперь аврор - пусть отец это понимает! Никаких лишних оправданий!

Виллем Брентон: Несколько секунд молча рассматривал сына, затем холодно проговорил: - Поразительно, как тебе хватает наглости врать! Я читал твои письма. Думаешь, я поверю, что ты столько дней "был на службе"? Жил там, ел, спал, одевался? Отвернулся и прошелся по комнате, хмурясь. - Я дал тебе разрешение поступить в Аврорат, так как считал, что это научит тебя дисциплине и ответственности. А вместо этого ты, кажется, решил, что аврорский значок, или что там у вас теперь, освобождает тебя от всех обязательств? Можно делать, что вздумается. Захотел - пришел домой, не захотел... Не договорил, раздраженно стукнув ладонью о каминную полку. - Мальчишка! Самонадеянный, глупый и безответственный. Приблизился к Эмеральду. - Я скажу только один раз и больше повторять не буду - с сегодняшнего дня ты ночуешь дома. Если в течение суток у тебя нет возможности появиться здесь, ты лично - лично, а не письмами, и очень подробно рассказываешь мне, где и как намерен провести время. И не дай Салазар я узнаю, что ты мне опять врешь. Это понятно?

Эмеральд Брентон: Съежился под взглядом отца - вся спесь куда-то поубавилась. Умеет же. Чуть не подпрыгнул - как в детстве - услышав стук. Набрался смелости, заговорил, все еще стараясь выдерживать короткие реплики, как Мелвин: - Отец, но я уже взрослый. Я могу жить самостоятельно.

Виллем Брентон: Надвинулся на сына. - Что? Что ты сказал? - произнес с угрозой в голосе. - Взрослый? Ты- взрослый? Когда ты, наконец, поймешь, что "быть взрослым" - это не значит иметь двадцать четыре года от роду. Быть взрослым - это, прежде всего, нести ответственность за себя и свою семью, за судьбу своего рода. А ты ведешь себя, как сопливый подросток. Ты не можешь жить "самостоятельно" - первый же день твоей "самостоятельности" станет началом конца рода Брентонов. И ты войдешь в историю нашей семьи как Эмеральд Последний. Хотя правильнее было бы назвать тебя Эмеральд Безголовый. Ухватил сына за руку чуть повыше локтя, с силой сжал. Произнес тихо, сквозь зубы: - Я еще раз спрашиваю: ты меня понял?

Эмеральд Брентон: Пытался держать голову, но так и не получилось. Так и не научился. Посмотрел в пол. Произнес тихо. - Да, отец. Что угодно, согласиться с чем угодно и быстрей убраться от него. Да.

Виллем Брентон: Отпустил руку сына, отступил на шаг. - Сядь! Я хочу поговорить с тобой еще кое о чем. Достал из внутреннего кармана письмо во вскрытом конверте. - Когда ты последний раз видел мисс Уинслоу?

Эмеральд Брентон: Подумал, что все страшное уже позади, потому что хуже быть уже не может. Но услышав фамилию "Уинслоу", понял, что может, еще как может. Потому что понятия не имел, где она. Как ее хоть зовут-то? Кейт? Мэри? Джозефина? Нет, наверное, Мэри, там что-то незатейливое было... Послушно сел в кресло, попытался - так, будто спросили о чем-то обыденном. - Ну... видел - давно. Аврорат... - Заткнулся вовремя, чтобы не злить. - Но, отец, я ей писал!

Виллем Брентон: Хмыкнул. - И ты еще смеешь говорить что-то о "самостоятельности"! Когда я сказал тебе, что ты женишься на этой девушке, это не означало, что и ухаживать за ней я тоже буду вместо тебя. Я нашел тебе прекрасную партию - приличная семья, хорошая невеста... А ты? Что сделал ты? Писал... письма? И не смей прикрываться Авроратом - еще раз услышу оправдания подобного рода, и ты там больше работать не будешь. Выразительно посмотрел на Эмеральда, продолжил: - Из-за твоей беспечности и несерьезности девушка решила, что ты совершенно в ней не заинтересован. К этому же мнению пришли и ее родители, - потряс в воздухе письмом. - В результате вчера было объявлено о помолвке Присциллы Уинслоу и Питера Сэнфорда.

Эмеральд Брентон: Что? С трудом удержался, чтобы не заулыбаться. Ужасная новость обернулась прекраснейшим известием! Если Присцилла - ах, ее звали Присцилла, восхитительное имя для помолвки - чужой помолвки - обручился с Сэнфордом, значит он - совершенно свободен! Склонил голову еще ниже. Главное - не выдать эмоций и смотаться быстрей. Определенно, будет, что отметить! Вслух лишь вздохнул громко - показывая, как он конечно же, конечно же не прав!

Виллем Брентон: Проследил за реакцией сына, остался удовлетворенным. - Ну хоть это ты понимаешь. Отложил ненужное письмо на столик, сам сел в кресло. Помолчал какое-то время, углубившись в собственные размышления. - Ты читал новый закон? Хотя, - махнул рукой, - куда тебе, это ж не меню "Кабаньей головы"... Встал, сходил за брошенной газетой, протянул сыну. - Просветишься на досуге. А пока послушай меня. Вернулся в кресло. - Отныне все браки между магами и волшебницами разного статуса крови - вне закона. И это породило определенную панику в магическом мире. Все родители теперь весьма обеспокоены будущим своих детей. И я, как ты, наверное, догадался - не исключение. Потому что именно в такой момент мой единственный сын и наследник рода из-за своей глупости потерял потенциальную супругу. Я очень надеюсь, что ты осознаешь, насколько для всех нас важно именно сейчас исправить сложившуюся ситуацию. Выдержал паузу и подытожил безапелляционным тоном: - Тебе необходимо обручиться в самое ближайшее время. Со свадьбой затягивать также не стоит.

Эмеральд Брентон: Все так же, не поднимая головы, взял в руки протянутую газету, не разворачивая. Какая разница, что, от этого закона все чистокровные маги переведутся? Покивал головой, показывая, что все уяснил, со всем согласен. - Конечно, отец, ты прав. Но если Присцилла обручена - мне не с кем! Придется подождать, подыскать подходящую пару... на это нужно время, но я могу заняться этим прямо сейчас!

Виллем Брентон: Переспросил с некоторым удивлением: - Подождать? Да ты меня совсем не слушаешь, Эмеральд! Чем дольше мы будем ждать, тем больше у тебя шансов жениться на престарелой девице или барышне с сомнительной репутацией. В первом случае продолжение нашего рода будет под угрозой, а во втором... Второй я даже комментировать не хочу. И... конечно, нет - я не позволю тебе заниматься столь важным вопросом! Твои вкусы мне слишком хорошо известны. Адресовал сыну строгий взгляд. - Я хочу, чтобы ты женился на младшей дочери Сэмюэля Сильвера. На днях я переговорю с ним, и, если он даст свое согласие, о вашей помолвке будет объявлено незамедлительно. Теперь - что требуется от тебя. Во-первых, произвести на Сильверов должное впечатление - так, как и положено наследнику чистокровной семьи. Во-вторых, если я получу согласие от отца девушки - никаких больше писем! Она сейчас, кажется, как раз заканчивает Хогвартс. Так вот, если потребуется, ты будешь хоть каждый день навещать ее в школе. И я сейчас абсолютно серьезен, Эмеральд. Второй раз такая же ситуация, как с Присциллой, тебе с рук не сойдет. Если я узнаю, что ты пренебрегаешь своей невестой - ты в полной мере ощутишь на себе весь мой гнев. И ты прекрасно знаешь, что я не шучу, - закончил совершенно ледяным тоном.

Эмеральд Брентон: Автоматически кивал и кивал, уже прикидывая, в какой паб пойдет вечером, пока не... не услышал то, что услышал. - Что? - Произнес совершенно удивленно. О нет, дементор бы их всех побрал! Сильверы - это вообще кто? Глава вроде юрист или какая-то такая шишка, а вот про дочерей, особенно про младшую, не слышал вообще ничего. А вдруг она долговязая белобрысая дылда? Или наоборот, маленькая, щупленькая и с обкорнанными под гребешок волосами? А как ее зовут-то? Только бы не что-то такое же сладкоприторное, как Присцилла! Еще одной Мелинды, Аделаиды или еще какой-нибудь Патрисии будет не пережить! А что значит "заканчивает обучение в школе"? Да она же совсем мелкая. Ему что, предлагается жениться на школьнице? Да мир переверенулся, и отец вместе с ним! Еще и в школу каждый день таскаться! Что скажут приятели! Он нормальный вообще? Так испугался последней мысли - а вдруг отец что-то поймет? - что вновь вперил взгляд в пол. - Отец, а если они.. откажутся?

Виллем Брентон: Нахмурился, с подозрением взглянув на сына. - Этого нельзя исключать, но если ты надеешься именно на такой исход... Если Сильверы откажутся, и я узнаю - а, поверь мне, я узнаю, - что ты имеешь хоть какое-то отношение к причине их отказа... Если ты нарочно или нет сделаешь хоть одну глупость... Мы будем говорить с тобой совсем по-иному. А сейчас... Взглянул на часы. - Сейчас ступай. Приведи себя в порядок - через пол-часа ужин.

Эмеральд Брентон: Автоматически покивал и встал, полностью захваченный своими мыслями. - Да, отец. Ну вот. Он опять под колпаком. Прощай, вольная вольница, здравствуй, золотой ошейник и эта белобрысая краснокожая коренастая дылда, разрушительница свобод и судеб. Я тебя еще не знаю, а ты мне уже не нравишься. Молча вышел из комнаты.

Сэмюэль Сильвер: Зашел в гостиную, отдал перчатки и пальто эльфу. Окинул комнату взглядом, оценивая произошедшие со дня последнего визита изменения. - Доложи хозяину о моем приходе, - устроился в кресле, отсылая домовика.

Виллем Брентон: Спустился в гостиную, имея несколько менее хмурый вид, чем обычно. - Сэмюэль, - кивнул приветственно. Прошел в комнату и остановился у камина. - Благодарю, что принял мое приглашение. Я не стану ходить вокруг да около - ты знаешь, это не в моем характере. Я хотел просить у тебя руки твоей младшей дочери Льюилл для своего сына. Замолчал, выжидательно глядя на гостя.

Сэмюэль Сильвер: Кивнул в ответ. Мысленно довольно улыбнулся - приятно быть правым. Покрутил обручальное кольцо на пальце. - Благодарю за приглашение. Ты знаешь, не в моем характере давать прямые ответы, не имея информации. Что ты знаешь о моей дочери Льюилл, кроме того, что она еще, скажем так, свободна? Вернул выжидательный взгляд хозяину.

Виллем Брентон: Согласно кивнул. - Да конечно. Сел в кресло напротив. - И мало, и много, Самюэль. Я знаю, что она заканчивает Хогвартс. И... знаю то, что знает вся Магическая Британия из "Пророка". Решил не останавливаться на этой явно неприятной для собеседника теме, продолжил: - Но, как ты понимаешь, не эти достаточно скудные знания определили мое намерение. Я хорошо знаю тебя и Северину. Ваша семья - одна из достойнейших в Британии. Вы не запятнали себя сомнительными связями, у меня нет ни малейшего повода сомневаться в том, что твои дочери получили самое блестящее воспитание и могут с честью представлять как фамилию Сильверов, так и любую другую. Для меня этой информации было вполне достаточно, чтобы принять решение говорить с тобой о наших детях.

Сэмюэль Сильвер: Внимательно выслушал. Непроизвольно сжал кулаки при упоминании "Пророка". Виновник все равно будет найден однажды. По весне. Когда сойдет снег. Кинул взгляд на свое обручальное кольцо. - Льюилл пошла характером в мать, Рейвенкло лишь усугубил ее своеволие и свободолюбие. Северина - идеальная супруга. Льюилл сможет стать такой же для человека, которого полюбит. Поднял взгляд на собеседника, продолжил достаточно жестко: - Виллем, для тебя не должно быть секретом, что наши взгляды на воспитание детей сильно отличаются. Она прекрасно воспитана, ты прав, и никогда не возразит моему решению. Но моя дочь привыкла к тому, что ее мнение принимают в расчет, потому что я всегда принимаю его в расчет - она умна и умеет поступать правильно. Поэтому, решая что-то за нее, я должен быть уверен, что моя дочь, - подчеркнул голосом "моя", - будет счастлива. Я не сомневаюсь, что твой сын - идеальная партия для любой юной волшебницы. Но я дам согласие на этот брак при двух условиях. Ты, как глава семьи, в которую в этом случае уйдет моя дочь, не будешь вмешиваться в их взаимоотношения с супругом. И ты не будешь пытаться перевоспитывать мою дочь, создавая для нее ограничения, не согласованные со мной. Снова перевел взгляд на свои руки, давай собеседнику время подумать.

Виллем Брентон: Долго молчал прежде чем заговорить. Ибо первым порывом было пожалеть обо всей этой затее и самому же свести все к пустому разговору без последствий. Своевольная жена для Эмеральда? Своевольная девчонка, которая не станет подчиняться ему в его же доме?! Никогда! Слишком долго он все и всех контролировал, за все нес ответственность, привык решать все сам, не спрашивая ничьего мнения. И в конечном итоге всегда оказывался прав. А теперь... Что, если дочь Сэмюэля будет дурно влиять на его сына? Какими она воспитает его внуков? Приобрел свой привычный хмурый вид. Нет, надо признаться в первую очередь себе самому, что главное сейчас - уберечь Эмеральда от всего того, что надвигалось на Британию. Не дать ему пойти по стопам Джейдена - к чему мальчишка так упрямо стремится! Сэмюэль, как и он сам, сумел выжить и спасти свою семью, оставшись в стороне от войны. И никакая цена не будет сейчас слишком высока, когда речь идет о судьбе Эмеральда и вместе с ним - о судьбе всего рода. Родство может дать их детям шанс на выживание и на будущее. Коротко сказал: - Я принимаю твои условия.

Сэмюэль Сильвер: Медленно кивнул, подтверждая свое согласие на сделку. - Хорошо. Полагаю, ты поймешь меня, если я включу эти пункты в текст магического контракта между нашими семьями? Положение обязывает. Говорит о контрактах со скучающим выражением лица человека, видящего подобные документы чаще, чем дочь. - Льюилл сейчас в Хогвартсе, обучается в магистратуре по трансфигурации и занимает пост преподавателя этой дисциплины. Единственная магистрантка, получившая такое предложение, - едва заметно улыбнулся. - Я сообщу ей о принятом решении. Однако я считаю необходимой встречу детей до официального объявления о помолвке. Встал, готовясь уходить. - Они оба примут наше решение, но если помимо нашего волеизъявления Льюилл и твой сын найдут общий язык, брак может оказаться не только правильным, но и счастливым.

Виллем Брентон: Неопределенно махнул рукой, как человек, с сомнением относящийся к бумагам вообще. - Если считаешь нужным... Внимательно выслушал сообщение о роде занятий дочери Сэмюэля и несколько приободрился. В конце концов, бесшабашных девиц преподавателями не назначают. - Встреча? Не имею ничего против. Я сам был бы рад, если бы они поладили. Поднялся следом за бывшим однокашником. - В таком случае я хотел бы видеть вас с Севериной и Льюилл у себя на ужине. Думаю, конкретный день мы сможем оговорить через сов.

Сэмюэль Сильвер: - Вполне. Жду от тебя уточнение даты. Не уверен, что Северина составит нам компанию, но мы с Льюилл будем. Принял у эльфа пальто и перчатки. Кивнул Виллему и покинул гостиную.

Виллем Брентон: Отвесил уходящему гостю такой же кивок. Все же с Сильвером всегда было приятно иметь дело - минимум лишнего, максимум - по делу. - Сэмюэль. Дождался, пока гость покинет дом, кликнул эльфа и уточнил, где дети. Отправился в столовую переговорить с ними.

Эмеральд Брентон: Хмурый, как туча, вошел в гостиную. Прекрасно, просто великолепно! Мало этой сумасшедшей идеи с замужеством - давайте еще смотрины устраивать. Что это за цирк вообще, Брентоны чистокровная магическая семья, я - аврор! А не актер драматического жанра. Уселся в кресло, скрестив руки.

Мелони Брентон: Зашла в гостиную, сразу отметив настроение брата. - Эми, ну что за вид! - произнесла укоризненно. - Что о тебе подумают Сильверы? Что они подумают о всех нас? Что мы считаем себя выше их или что мы им совсем не рады? Прошлась вдоль книжных шкафов, скорее автоматически поправляя и так идеально ровные ряды книг. Остановилась у кресла брата, сказала мягче: - Ты ведь умеешь быть милым, Эми. Давай, постарайся немного. Очень важно, чтобы ты... чтобы мы произвели хорошее впечатление.

Эмеральд Брентон: - Мелони! - Нахмурился, услышав голос сестры. - Называй меня Эмеральд, что за нелепые сокращения! Вздохнул. Заговорил тише. - Мел, я еще слишком молод, о какой свадьбе идет речь! Что мне делать, эта Сильвер еще совсем школьница. Вы хотите женить меня на ребенке?

Мелони Брентон: Посмотрела на брата со смесью удивления и обиды. Отошла и заговорила нарочно официальным тоном: - Эмеральд Виллем Брентон, вы не так молоды ,как хотите казаться. В вашем возрасте вполне нормально жениться. И было бы неплохо, если бы вы запомнили, что вашу невесту зовут Льюилл и не фамильярничали с ней. Отвернулась, передвигая вазу с белыми цветами. - Если вам не нравится школьница, мистер Брентон, надо было жениться на Присцилле. Так что нечего теперь жаловаться.

Эмеральд Брентон: Сокрушенно вздохнул. Ну вот, и она туда же, еще и обиделась! Никто, никто в этом мире не способен меня понять! - Смею напомнить, Мелони Изабелла Брентон, что Вы тоже уже не молода, однажды утром проснетесь - а Вас под венец ведут. Посмотрим тогда, как вы заговорите, мисс Брентон. Встал с кресла, проверяя укладку волос. - Так и быть, покажу хорошие манеры Брентонов. Я нормально хоть выгляжу? Прическа не помялась?

Виллем Брентон: Появился в дверях, оценивающе глянул на детей. Остался доволен. - Сильверы будут с минуты на минуту. Ужин готов? - адресовал вопрос Мелони. Приблизился к сыну, явно намереваясь еще что-то сказать, но передумал.

Мелони Брентон: Продолжила возиться с цветами, не оборачиваясь к брату. - Меня это нисколько не пугает, мистер Брентон. Улыбнулась, услышав, что Эмеральд все же образумился. Подошла и поправила ему галстук. - Ты выглядишь великолепно. А если еще и улыбнешься - будет вообще идеально. Потянулась было, чтобы взять брата за руку, но услышав шаги за спиной, поспешно отступила в сторону. - Да, отец, все готово.

Сэмюэль Сильвер: Зашел в гостиную, ведя под руку дочь. Остановился в дверях, окидывая взглядом присутствующих. - Добрый вечер, господа. Виллем, - кивнул хозяину дома. - Леди, вероятно, твоя старшая дочь Мелони? Обворожительна, - адресовал улыбку девушке. Перевел взгляд на молодого человека, чуть прищурился, оценивая будущего зятя. - Эмеральд, рад нашему знакомству. Господа и очаровательная леди, моя младшая дочь - Льюилл, - чуть вывел руку вперед, вынуждая дочь сделать небольшой шаг.

Льюилл Сильвер: Сохраняя невозмутимо-приветливое выражение лица и мысленно перестроив уже ползамка, зашла в гостиную. О. Мерлин. Мой. Ровена и все ее Бронзовые орлы вместе взятые! Все даже хуже, чем показалось при первом взгляде на фамилию. Пафосные надутые... ну хоть понятно, в кого малявка такая пошла. Остается только посочувствовать ей, даже обижать теперь как-то жалко. Так, Виллем Брентон, будущий потенциальный свекор. Держаться подальше, не злить, не называть Вилли. Девица... сестра жениха? Ага, это про таких, кажется, говорят "золовка - змеиная головка". Этой точно палец в рот не клади - оставит одни дымящиеся тапочки. А это что за малолетний няшечка с претензией на серьезный взгляд и пафосный костюм с блестками... Этот?! Папа, давай мы просто пойдем домой прямо сейчас?! Повинуясь жесту отца сделала небольшой шаг вперед, присела в неглубоком реверансе, скромно уставившись в пол. - Добрый вечер, мистер Брентон, мисс Брентон... - замялась, подняла взгляд на... жениха? - Эмеральд.

Виллем Брентон: Кивнул дочери, не сомневаясь, что та обо всем позаботилась наилучшим образом. Глянул на появившегося эльфа, за которым вошли и гости. Шагнул навстречу. - Добрый вечер, Сэмюэль. Приятно видеть вас в моем доме. Жестом дал понять детям, чтобы подошли. Кивнул, подтверждая, что Мелони - это Мелони, а Эмеральд - это Эмеральд. Постарался не слишком угрюмо взглянуть на будущую невестку. - И вдвойне приятно, что ты посетил нас не один. Рад знакомству с вами, Льюилл. Надеюсь, вам у нас понравится.

Эмеральд Брентон: Хотел вскочить, услышав о прибытии Сильверов, но понял, что уже стоит. Увидев старшего, сощурил суровый мужественный взгляд, как подобает аврору... и чистокровному аристократу, конечно же. - Мистер Сильвер, сэр. - Склонил голову в приветствии, не особо желая разглядывать будущего солидного тестя. Ну вот и начинается этот цирк, непонятно только, за что ему-то отведена роль клоуна?! Поднял голову, посчитав необходимые паузы вежливости соблюденными, и посмотрел наконец на клоунессу этого шоу, с которой предстояло солировать. О.Мой.Мерлин. Это что еще за куколка с блестками и макияжем? Интересно, она говорить-то умеет, палочку там держать, или только стоять красиво, чтобы все любовались и не трогали? Да лааааадно, вы серьезно что ли?! Сколько ей лет-то, пятнадцать? Услышал, что отец договорил свою вступительную речь вежливости. Это значит, что, что... Проговорил с легкой вежливой улыбкой и вежливым, как пристало галантному учтивому кавалеру, видом лица: - Вы обворожительны, Льюилл. Рад знакомству. - Склонил коротко голову. Ну что ж, по крайней мере, клоунесса соответствует образу. Не мне одному тут мучиться.

Мелони Брентон: Подошла к отцу, становясь слегка позади брата, чтобы в случае чего иметь возможность его одернуть. - Благодарю вас, сэр, - улыбнулась будущему родственнику. Покосилась сначала на брата, проверяя, не выдал ли тот своего настроения выражением лица. И только успокоившись на его счет, повернула голову, чтобы посмотреть на гостью. - Доброй пожаловать, Льюилл, в Брентон-холл. Успела за несколько секунд подробно разглядеть девушку. Присцилла, конечно, имела свои недостатки, но она уже свыклась с мыслью ,что та станет членом их семьи. А тут... Юная Сильвер куда красивее своей предшественницы и имеет хорошие манеры, но... еще так молода. - Отец, ты позволишь провести наших гостей в столовую? Получив кивок одобрения, продолжила, обращаясь уже к гостям. - Мистер Сильвер, Льюилл, прошу вас. Последовала из комнаты, указывая дорогу.

Сэмюэль Сильвер: Остался доволен безукоризненной вежливостью детей Виллема и поведением дочери. Когда хочет - умеет производить наилучшее впечатление. Отпустил руку Льюилл, стоя, тем не менее, рядом. - Рады принять ваше приглашение, Виллем. Проследил за обменом любезностями, стараясь увидеть, если что-то вдруг пойдет не так. Не заметил ничего, что привлекло бы внимание, кроме, пожалуй, предельно скромной дочери. Но в данных обстоятельствах это к лучшему. - Мисс Брентон, благодарю, - снова взял дочь под руку и последовал за проводником по лабиринтам Брентон-холла.

Виллем Брентон: Кивнул дочери, давая разрешение на переход к ужину. Начало, кажется, было неплохим. И даже Эмеральд, похоже, решил не "радовать" всех никакими сюрпризами. Молча последовал за выходящими гостями в столовую.

Льюилл Сильвер: Честно выдержала взгляды присутствующих, мысленно пожелав, чтоб их так гоблины в банке разглядывали. Лишившись поддержки в лице руки отца, ощутила нехорошее желание оневидимиться магией Дома и слинять. Как линять - не вопрос, быстро перебирая ногами, а куда линять... куда-нибудь далеко, надолго, порознь и насовсем! Вежливо улыбнулась хозяину дома, мельком подумав, что если подлить ему веселящего зелья - того и гляди с непривычки с одной капли склеит ласты. Он вообще хоть иногда улыбается? - Благодарю за приглашение, мистер Брентон. Уверена, что столь достойное общество не может не понравиться. Перевела взгляд на жениха, не зная, чего хочется больше - дать конфетку и погладить по голове или превратить в тумбочку прямо сейчас, чтоб не мучился и не мучил других своим потрясающим вкусом и не менее потрясающими актерскими попытками казаться взрослым и серьезным. Потрясающими в том смысле, что сколько бы он ими ни потрясал перед носом у всех - судьба его все равно обделила и тем, и другим. - Вы очень любезны, Эмеральд, - мягко улыбнулась своему потенциальному жениху, мысленно пообещав себе, что если свадьба состоится - первым делом ритуально сожжет его гардероб. - Наша радость взаимна. Чуть не фыркнула, поняв, как смешно это звучит. - Благодарю вас, мисс Брентон. Для меня большая честь быть вашей гостьей. Послушно последовала за девушкой, ведомая отцом.

Эмеральд Брентон: Любезно остался стоять на месте, пропуская всех вперед и выдерживая все направленные на него взгляды. Надо же, даже Мелони скосила взгляд: они все что - всерьез считают, что я не смогу выдержать лицо и понравиться этой малолетней девочке? Да за ней же поди еще даже не ухаживал никто. Подарить цветок - она и рада будет! Мерлин, первым делом заставлю ее смыть косметику... нет, пересмотреть гардероб. Выглядеть надо не ярко, а дорого - жена должна быть под стать мужу, аврору и аристократу. Едва сдержался, чтобы не скривить лицо - именно в этот момент Льюилл опять что-то прощебетала. Мягко улыбнулся в ответ - дада, все слышу. Мужу, мерлин, Эмеральд Брентон - муж. Что вообще ребята скажут? Ох! Запереть ее подальше, пусть занимается чем она там обычно занимается. Шмотками? Журналами? Щебетанием с подружками? Вот, точно! Дам ей денег, загородное поместье, и пусть там сидит, вышивает и по магазинам ходит. И иногда буду с ней показываться перед отцом, чтобы не заподозрил чего. Ох. Ну ничего, осталось еще ужин продержаться и может они уедут поскорей. В любом случае, по-моему, она довольна и ничего не заподозрила! Дождавшись, пока все удалятся в сторону столовой, вышел последним, прикрывая дверь.

Льюилл Сильвер: Зашла в открытую и придержанную горе-женихом дверь, ощущая все нарастающую сюрреалистичность происходящего. Могли бы и просто сказать - идите-ка вы, детки, познакомьтесь и начните люто друг друга любить еще до объявления о помолвке. Так ведь нет же... "Эмеральд, познакомь мисс Сильвер с замком". Может, Эмеральд лучше мисс Сильвер с Эмеральдом познакомит? Толку больше. Узор для тумбочки можно придумать позаковыристей с учетом индивидуальных предпочтений клиента. Впрочем, играть девочку-няшечку оказалось даже миленько, особенно когда представляла себе лица присутствующих, если бы они видели, как она риктусемприт преподавателя защиты или предлагает Снейпу самоубиться нунчаками. Ситуация даже забавляла, но удерживать приветливо-милое выражение лица на лице, которое хотело громко ржать над всякими "мисс Сильвер, вы заметили, какие живописные горы окружают поместье?" или в крайнем случае стучаться лбом об скатерть после всяких "вы - чудесная пара"... Сложно в общем. А пара они хорошая, да. До первого превращения в тумбочку. Впрочем, это ведь может быть Очень Красивая Тумбочка, правда? Обернулась к будущему жениху, жилет которого раздражать перестал (теперь раздражал галстук!), мило улыбнулась и проговорила: - Эмеральд, благодарю за чудесную прогулку по парку. Горы действительно очень живописны.

Эмеральд Брентон: Придержал дверь для Льюилл и мужественно поборол в себе желание закрыть ее с той стороны, замуровывая навсегда. Как говорится, лучшая жена - та, которой нет! Отец тоже хорош: "А как вам, мисс Сильвер, садово-парковое убранство поместья?" Как-как. Так же, как в прошлом году, пять или двадцать лет назад у Брентонов, Сильверов или кого угодно средней руки и высшей степени аристократичности. Эти каноны были написаны до рождения прадедов и останутся после смерти правнуков. Тьфу, мерлин. Прикрыл дверь, поворачиваясь к будущей миссис Брентон лицом. Вежливым, аккуратным, галантным, улыбающимся лицом. Лицом, на котором не дрогнул ни один мускул, когда оная будущая миссис пропела сладким голоском про чудесную прогулку по парку. Можно подумать, у нее такого парка в поместье нет. Но высшая степень самообладания была продемонстрирована после последней фразы - про живописные горы. Это вот эти холмы в две шляпы - живописные горы? Либо у нее явные проблемы с глазами - мерлин, только жены-инвалида и не хватало - либо явные проблемы с лестью. Хм... или с головой? Если с головой - то это хорошо. После свадьбы можно будет куда-нибудь на воды отослать. На годик. Или на два. А лучше лет на пять, чтобы качественно... Спохватился, что едва не увлекся собственными мыслями, оставив собеседницу в тишине. Улыбнулся, чуть склонив голову: - Прогулка с вами, Льюилл, приятней любых видов. Прошел к бару, намереваясь выцепить что-нибудь из старого проверенного вина. Потянулся взглядом к бутылке, обернулся к девушке... - Сок? Кофе?

Льюилл Сильвер: Судя по тому, как долго в его голове рождался этот потрясающей вежливости и чрезвычайного многословия пассаж - еще и тормоз! Интересно, его можно будет сдать куда-нибудь на принудительное лечение? Желательно где-нибудь в интервал между свадьбой и тем, что следует после, чтобы отцу в голову не пришло найти еще кого-нибудь столь же выдающегося с богатым словарным запасом. О, да. Давайте пить сок, кофе, говорить о погоде и видах на урожай, это же так свежо и оригинально... Должно же быть в этой поездке хоть что-то веселое?! - Огневиски! То есть молока, - поправилась быстро, с любопытством глядя в спину йуному благородному фею, гадая, разразится ли он воплями относительно морального облика супруги (папа, он все врет, я ему просто не нравлюсь!), сделает вид, что не заметил, или реально не заметит?

Эмеральд Брентон: С любопытством прислушался к замолчавшей девушке. Неужели так сложно выбрать между соком и кофе? С легким удивлением - впрочем, со спины все равно не разобрать - услышал про огневиски. Такая мелкая, а уже алкоголичка, только этого не хватало. Ох, мерлин... Вытащил с нижней полки бутылку Шардоне старого урожая, покрутил в руках, поставил обратно. Взялся за бутылку огневиски, налил с два пальца... в оба стакана, докинул льда. Невозмутимо подхватил, подходя к девушке, протянул один из стаканов: - Ваше молоко, Льюилл. Приподнял свой стакан вверх: - За здоровый образ жизни и вашу красоту, леди.

Льюилл Сильвер: Подняла взгляд на молодого человека, приняла стакан с огневиски. Посмотрела на свет... Молоко, значит? Внимательно посмотрела на стоящего рядом жениха, улыбнулась, вздернув бровь. Вот значит так? По крайней мере, у него явно все в порядке с чувством юмора. И все три варианта проявления тупости феерический он благополучно вычеркнул из плана на сегодня. Ладно, может быть, ты и не безнадежен... Может быть, это будет не тумбочка. Задумалась на секунду - а что делать-то дальше? Не пить же эту дрянь в самом деле? Осторожно вернула стакан юноше: - Мне нравится, хотя я бы добавила - за вашу галантность, Эмеральд. Но, кажется, я забыла про свою аллергию на лактозу. И вам бы не советовала злоупотреблять молочными продуктами, вдруг... - с трудом удержалась от смешка, -... наши потенциально будущие дети унаследуют вашу к ним любовь? - похлопала глазками, надеясь, что хоть в этот раз выбьет его из колеи. О том, что будет, если он сейчас начнет всерьез обсуждать перспективы продолжения рода, предпочла не думать.

Эмеральд Брентон: Не алкоголичка, просто пытается выглядеть взрослой. А чуть что - так сразу назад, аллергия на лактозу, как же. Девчонка! Ох, мерлин, она же не собирается все время делать вид, что взрослая, а потом давать задний ход?! Все с тем же невозмутимым видом забрал стакан обратно: - Надеюсь, ваши мелкие проблемы со здоровьем и лактозой не отразятся на здоровье будущих детей. - Мужественно договорил фразу не дрогнувшим голосом, хотя мысль о детях... мерлин, лучше двадцать боев! Отошел обратно к бару, оставив нетронутыми оба стакана. Надо будет потом вылить... жалко, хороший огневиски, но вылить. Пробежался глазами по бутылкам. - А как вы относитесь к кофе? Белому, семилетней выдержки? Или, быть может, чай? Красный, сухой, полусухой... если желаете, конечно, можем подобрать еще что-нибудь - всё к вашим услугам, прекрасная леди.

Льюилл Сильвер: С трудом удержалась от озвучивания вслух надежды, что проблемы умственного недоразвития сего индивидуума вообще не будут иметь отношения к ее детям. Никогда и никакого. Отметила, что свой огневиски пить не стал. Нуок, могло быть и хуже, да. И все равно - безнадежен. Подошла ближе к бару, скептически осмотрела ряды бутылок. Сильвер-старший, конечно, держал бар, но только для гостей. Дома алкоголь вообще не употреблялся, а тут - целая коллекция. Ладно, ничего, если отец не передумает - и пить мы их тоже отучим. Пара капель какого-нибудь милого зельеца в каждую бутылку... Надо будет попросить Стефани приготовить что-нибудь особенно гадостное. Устроилась в кресле, пожалев, что тут нельзя ноги под себя подтянуть. - Леди желает черный чай с лимоном, - задумалась, осознает ли сие склонное к наследственному алкоголизму дитя, что речь идет об обычном чае. - Горячий черный чай с лимоном. Прекрасный сэр к услугам прекрасной леди?

Эмеральд Брентон: Хмыкнув, молча взялся медленно и церемонно разливать классический английский чай. Ну что ж, не алкоголичка. И то спасибо! Но бар надо будет запереть, на всякий случай. Чем дементор не шутит! Аккуратно подхватил уже две чашки с чаем, загнав подальше мысль о том, что если она и от чая в последний момент откажется - выльет его на голову. Подошел к креслу, поставил чашки на столик рядом с ним, сел в соседнее кресло, придвинул нарезанный ломтиками лимон. Лимон, конечно, обычно предлагался к огневиски, но и к чаю подойдет. - Сэр к услугам прекрасной леди. Ваш чай, Льюилл. Посмотрел на эту, как бы не соврать, прекрасную леди в блестках, не представляя, что делать с ней дальше. Ох уж эти старшие, и зачем они все усложняют?! Улыбнулся мягко, пряча оскал: - Итак... Льюилл, как Вы представляете наше будущее?

Льюилл Сильвер: Проследила за процессом приготовления чая, порадовалась, что по крайней на простые команды он реагирует, и с простыми процессами справляется. Взяла в руки чашку, с трудом удержавшись от сообщения, что и на танин тоже аллергия. И на цитрусы. И на Брентона. Посмотрела на сомнительной прекрасности сэра, раздумывая, как бы донести до него мысль, что в ее картине идеального будущего сэр отсутствует в принципе? А их совместное будущее в случае невозможности его избежать видится примерно так: она - мастер Трансфигурации, он - тумбочка? Ну или... если сэр к услугам леди... пусть сэр дует к папочке и сообщит ему, что леди тупа, как та же тумбочка, и жениться он на ней не хочет. Но не прямым же текстом это говорить? - Пять детей, домашний пес с длинными ушами и спальня в розовом цвете. А вы?

Эмеральд Брентон: Про чай ничего не придумала, и то слава мерлину. Впрочем, может, она просто не знает, что и на чай может быть аллергия, и даже на цитрусовые? Ах, как жаль, что нельзя сослаться на собственную аллергию на фарфоровых кукольных блондинок! А очень хочется! Пять детей! Домашний пес! Спальня в розовом цвете! Она нормальная вообще?! А может, напугать ее? Пусть идет к своему отцу и придумывает, почему она никак не может выйти за меня замуж? Только причина нужна такая, чтобы Отец не пронюхал и не подумал... да, тут придется подумать. Эх, думай, Эмеральд, умная твоя голова! Сделал глоток чая, внимательно рассмотрев дно чашки. Затем поднял голову, обворожительно улыбнувшись юной сумасшедшей леди: - И непременно пони для каждого ребенка. Все, как скажет моя леди. Чуть поспешно сделал еще один глоток, чтобы сдержать себя в руках. - Я рад, что Вы хотите посвятить свою жизнь детям и домашнему уюту, Льюилл.

Льюилл Сильвер: С трудом удержала лицо на месте, не уронив его на пол. Это вот он что - только что согласился на пять детей, домашнего пса и розовую... только вдуматься... розовую спальню?! Он нормальный вообще?! Еще и пони?! То есть от человека в таком жилете можно много всякого ожидать, но чтоб такого... "Моя леди" - почувствовала почти непреодолимое желание вытащить палочку и сотворить с ним что-нибудь противоестественное прямо сейчас. Но палочки нет, придется выкручиваться... Пока глаз не начал натурально дергаться от таких перспектив. С ее-то фантазией не заставить одного балбеса бежать с отцу, роняя тапки и плача по пути?! - Да, пони - это так чудесно! И наверняка такой подарок понравится любому ребенку. Вы будете чудесным отцом, Эмеральд! Не сомневаюсь, что вы будете уделять нам все свое время, управляя делами из дома. А каждые выходные мы будем все вместе ездить в гости к моим родителям!

Эмеральд Брентон: Чтоо?! Задохнулся от возмущения, спешно превратив это в кашель и уткнувшись в чашку с чаем. Нет, она ненормальная, просто ненормальная! Она сама-то слышит, что говорит?! Нет, хорошо, допустим. Но как. Как девочка в семнадцать каких-то лет может быть такой беспросветной... клушей! Как в ее возрасте вообще можно мечтать о таком беспросветном... беспросвете?! Ну ладно, она ненормальная. Но мою, мою молодую жизнь зачем губить! Нашла бы себе какого-нибудь старикана, он бы был рад скостить с ней и ее пятью детьми остаток жизни! Ох... Отнял чашку от лица. - Кажется, я немного простыл во время последнего рейда. В связи с новыми законами приходится много работать, понимаете... - Понимает она, как же. Как вообще хоть что-то может понимать человек, который хочет спать в розовой спальне! - ... Работа аврора в наше время - непростое и опасное ремесло. Особенно, - Сделал паузу. - Когда она связана с охраной даже самого премьер-министра. Но. - Поставил чашку на стол, обворожительно улыбнувшись, - Я готов ездить к Вашим родителям так же часто, как и к моим. Сложил руки на груди. - Я уверен, что Ваши безупречные манеры и Ваша учтивость к нашим родителям порадуют их не меньше, чем Вы сами радуете меня, леди.

Льюилл Сильвер: Поняла, что кажется никогда не сможет отклеить эту идиотскую улыбку, потому что лицо категорически отказывалось повиноваться иначе, чем путем открывания рта и воспроизведения вслух всех тех чудесных ругательств, коими богаты индейские диалекты. Он же ненормальный, просто ненормальный!!! Парню... сколько там?! 24? 25? А он не просто соглашается, он поддерживает это все! То есть он всерьез собирается вот так жить?! Ладно, он идиот, но зачем свои шикарные научные перспективы губить об одного осла, у которого в голове одни извилина - и та след от ночного колпака?! Женился бы на миленькой хаффлпаффке, она бы ему и уют обеспечила, и слюнявчик бы привязывала. - Аврорат? Отец не говорил мне... Но вы сами говорите, что работа аврора опасна. И ненормирована. Вы же не оставите меня одну, правда? Стойте, я все придумала! Я тоже пойду работать в Аврорат! Так мы сможем больше времени проводить вместе, и заодно я смогу быть уверена, что с вами ничего не случится! И, разумеется, мы будем навещать вашу семью. У вашего отца, должно быть, богатый опыт в воспитании детей, думаю, он будет рад помочь нам советами, как сделать из его внуков столь же успешных юных магов!

Эмеральд Брентон: Не дрогнув ни единым мускулом, выдавил серьезно и кратко, приподняв бровь: - А как же пять детей и розовая спальня? Представил, что он сейчас далеко, очень далеко, на берегу глубокого синего моря, в полном одиночестве. В полном! И ни одна ненормальная не может добраться туда... нет! Он в окружении врагов, их в пять... в десять раз больше, но он не сдается, отбиваясь от одного, выстреливая метким заклинанием в другого, подсекая третьего, пятого, десятого... вот он, герой и победитель, с серьезным и невозмутимым, суровым лицом осматривает поле битвы! Сложил руки домиком, посмотрел на ненормальную обеспокоенно - ведь это такая жертвенность, надо, чтобы она это поняла!

Льюилл Сильвер: О, согласился не сразу, задумался. Значит, это верный путь. Сейчас дожмем - и можно будет спокойно возвращаться к изучению страшного колдунства в обществе няшечки Нортона! Столь же невозмутимо ответила: - Но я не могу бросить своего супруга одного против всего мирового зла и не попытаться его спасти! А потом мы будем возвращаться домой, к пяти детям и розовой спальне! Дети должны гордиться своими родителями!

Эмеральд Брентон: Совершенно серьезно посмотрел на Эту Ненормальную, как колдомедик смотрит на труп перед тяжелой работой. Торжествено и глубоко заговорил, добавив нотку легкого волнения - последнее получилось без проблем: - Льюилл, я... поражен до глубины души Вашей преданностью и тем глубоким чувством, что вспыхнуло между нами так внезапно... - Мерлин, дай мне сил!!! - и... Решительно, словно в омут с головой, встал с со своего кресла, подходя к креслу Этой Ненормальной. Ну, если и это ее не проймет... Встал на одно колено: - Льюилл, Вы так прекрасны, я счастлив видеть Вас своей женой! Взял руку девушки, поднеся к губам и поцеловав. И искренне понадеявшись, что организм и его безусловные рефлексы не подведут в самый ответственный момент.

Льюилл Сильвер: Почувствовала, что готова взвыть в голос. Глаз снова проявил желание начать нервно дергаться, потому что... Онжененормальный. Нереальным усилием воли заставила себя не выдернуть руку, выхватив другой рукой палочку и треснув его Ступефаем. А от заявлений почти приняла решение стать невидимой и убежать с воплем "Папа, спаси меня от этого идиота!". Потому что человек не может быть настолько неадекватным! Не может быть и все тут! Он же даже хуже, чем она сама! Хуже, чем она сама. А она сама разве такая?! Прокрутила разговор в памяти. Черт, черт, черт. Он же или невменяем от слова совсем, или... Передумала надевать ему чашку на голову, вместо этого придвинулась ближе и торжественно поцеловала в лоб. - Эмеральд, я безгранично рада, что отец принял такое решение, я просто не могла бы желать лучшего супруга! Выжидательно посмотрела на йуношу.

Эмеральд Брентон: Мысли пронеслись в голове, как вихрь, в доли секунды. Оборачивалось все совсем скверно. Эта Ненормальная... нет слов, чтобы описать то, что сейчас происходило! Мерлин, как у такого умного мужика, аристократа, юриста, могла уродиться такая дочь? Почему магический мир до сих пор не наполнился ни одним слухом о слабоумии младшей, хотя о том, что старшие не обделены умом, знают все?.. О слабоумии... О слабоумии... Слабоумии... - Льюилл!.. - Вымолвил, словно захваченный эмоциями, сжимая ее руку в своей. Время, было нужно время!

Льюилл Сильвер: Какие дети?! Тут же изоляция в Мунго, в отделение для буйных! Пожизненная! Как в семейке, где младшая - чуть ли не единственный человек во всей школе, который понимает, как правильно тыкать в предметы, чтобы они превращались, а папаша - на короткой ноге с ее собственным отцом, могло появиться вот ЭТО?! И мало того, что появилось, так еще и успешно маскировалось четверть века под адекватного человека?! Поискала глазами стену, об которую можно убиться. Потому что если он не играет сейчас так же, как она, то... - Мерлин, пожалуйста, пусть окажется, что он просто тоже в гробу видал эту свадьбу! - пробормотала и вдруг осознала, что таки вслух. Если сейчас окажется, что невменяем... Интересно, а в этот раз Люциус Малфой согласится поспособствовать Обливиэйтом? Потому что иначе папа при всей своей любви просто открутит голову. И будет прав.

Эмеральд Брентон: Замер на несколько секунд, всматриваясь в лицо Льюилл Сильвер. Затем заговорил негромко: - Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть. Напраслина страшнее обличенья. И гибнет радость, коль ее судить Должно не наше, а чужое мненье. Встал, отходя к бару и возвращаясь с чайником, наверное, уже остывшего, чая. - Как может взгляд чужих холодных глаз Будить во мне игру горячей крови? Пусть грешен я, но не грешнее вас, Мы оба - мастера злословья. Разлил чай по чашкам, пододвигая одну девушке. - Я - это я, а вы грехи мои По своему равняете примеру. Но, может быть, я прям, а у судьи Неправого в руках кривая мера. Взял в руки чашку. - И видит он в любом из ближних ложь, Поскольку ближний на него похож! Сделал глоток, закончив цитировать почти Шекспира. Посмотрел выжидательно на Льюилл.

Льюилл Сильвер: Нахмурилась, не понимая. Шекспир? Невольно про себя начала проговаривать строчки знакомого сонета... Чуть дернула бровью. Взяла в руки чашку с едва теплым чаем, медленно заговорила: - Как тот актер, который, оробев, Теряет нить давно знакомой роли, Как тот безумец, что, впадая в гнев, В избытке сил теряет силу воли, - Так я молчу, не зная, что сказать, Не оттого, что сердце охладело. Нет, на мои уста кладет печать Чужая воля, коей нет предела. Так пусть же книга говорит с тобой. Пускай она, безмолвный мой ходатай, Придет к тебе с признаньем и мольбой, Прощенье получив, а не расплату. Прочтешь ли ты слова любви немой? Услышишь ли глазами голос мой? Пригубила чай, переводя взгляд на картины на стене и всем своим изображая, что кружок юных почитателей Шекспира просто случайно оказался в этой гостиной.

Эмеральд Брентон: Хмыкнул, разглядывая чаинки в чашке. Словно увлеченный дном чашки, заговорил негромко: - Будь так умна, как зла. Не размыкай Зажатых уст у нашей общей боли. Не то страданья, хлынув через край, Заговорят внезапно поневоле. Хоть ты меня не любишь, обмани Их всех поддельной, мнимою любовью. Я поддержу игру все эти дни, Друг другу сохраним с тобой здоровье. Презреньем ты с ума меня сведешь И вынудишь молчание нарушить. А злоречивый свет любую ложь, Любой безумный бред готов подслушать. Чтоб избежать позорного клейма, Криви душой, а с виду будь пряма! Поставил задумчиво чашку на стол, с все возрастающим интересом посмотрев на девушку.

Льюилл Сильвер: Все так же рассматривая стены, продолжила: - Мешать соединенью двух сердец Я не намерена. Едва ли и измена Всему сумеет положить конец. Расчет не знает убыли и тлена. Любовь - над бурей поднятый маяк, А мы давно потеряны в тумане. Идем на свет, дай руку мне, моряк. Мы выплывем в опасном океане. Судьба - не кукла жалкая в руках, У времени, стирающего розы На пламенных устах и на щеках. И не страшны ей общества угрозы. И раз уж мир не прав, то прав мой стих. Раз нет любви - сыграем на двоих! Прищурившись, посмотрела на собеседника.

Эмеральд Брентон: Вздохнул, улыбаясь уже вполне искренне. Протянул через стол руку девушке: - Счастливы и свободны. Я рад, Льюилл, что Вы оказались... такой. - Выделил голосом последнее слово. - Я читал Вам стихи, Вы отвечали взаимностью, мы нашли общий язык, отцы будут рады, не так ли?

Льюилл Сильвер: Улыбнулась в ответ, пожимая протянутую руку. - Не очень свободны, но, надо признать, контекст вышел удачным, - кивнула, соглашаясь, что план "порадовать отцов" хорош. - Я безгранично рада, что мой будущий супруг знаком с творчеством моего любимого поэта, поэтому отцам остается только порадоваться возникшему взаимопониманию.

Эмеральд Брентон: - Ваш будущий супруг не даст остаться Вам без внимания в Хогвартсе, но не будет надоедлив, моя прелестная леди. Аккуратно повернул ладонь, вставая с кресла и предлагая собеседнице встать, отлично понимая, что прелестная леди его поняла. Хорошо. Хорошо, когда собеседник оказывается умен. Плохо - если умней. - Но право слово, нас могли и потерять. Не стоит заставлять отцов поволноваться, не будем светскою беседой увлекаться, ведь главное - смогли друга мы понять. Улыбнулся, развернув вторую руку к двери приглашающим жестом.

Льюилл Сильвер: На этот раз "моя леди" не вызвала желание организовать сэру какую-нибудь гадость палочкой. Отец как обычно оказался прав. В доведении друг друга по факту выдержал дольше, уровень поддерживал соответствующий, мозги внезапно обнаружились там, где надо. В таком контексте даже "будущий супруг" звучало почти прилично. Встала, повинуясь жесту собеседника. Шагнула к дверям. - Я не совру, сказав, что буду ждать визита в школу с целью новой встречи. Чтоб снова мы могли стихи читать, запрятав в текст иного смысла речи. А теперь нам и правда лучше вернуться к родителям, пока они не сделали неверные выводы о нашей пропаже. Мысленно додумала - пока они не сделали неверные выводы и не пошли искать труп или свежеобращенную тумбочку... а ведь мы были близки!

Эмеральд Брентон: Провел девушку к выходу, с каждым шагом все веселей и веселей. - Я спокоен за наше будущее, Льюилл. - И едва ли не жду того, что суждено, ведь тогда отец наконец отстанет и уберет свой дурацкий колпак контроля! - И мне кажется, моя прелестная леди, у нас с вами куда больше интересных тем, чем те, которые были предложены. Улыбнувшись на прощание и чуть склонив голову, открыл перед леди дверь, пропуская вперед. Выйдя следом, аккуратно закрыл за собой дверь.

Льюилл Сильвер: "Красивый" - подумала, увидев его на ступеньках. Безумно красивый. И даже жилетка не портит. "Прекрасная леди" - улыбнулась бесконечно нежно, как улыбаются только тем, кого очень любят. И только тогда, когда никто чужой не сможет перехватить этот взгляд. Последовала в дом, по пути отвечая на вопросы. - Мой прекрасный сэр, разве могла я отказаться в ответ на ваше приглашение? Со времени последней встречи прошло так много времени... Я правда без вещей. К сожалению, в школе сессия... Я не смогу надолго остаться с вами, как бы мне того ни хотелось. Разве что у вас есть дела в этом... царстве знаний? "Сборище идиотов" оставила при себе. Чтобы он не подумал... случайно... не того. Зашла в гостиную вместе со своим рыцарем, украдкой любуясь его профилем. И забавной челкой, которую хотелось пригладить рукой.

Эмеральд Брентон: Подвел к креслу, усаживая и садясь в соседнее сам. Посмотрел на девушку внимательней. Что-то тут явно было не то. - Чай, кофе... молоко? Провел рукой в сторону бара. - Льюилл, здесь нас никто не потревожит. Обстановка приватна и вы... можете быть откровенны и говорить все прямо. Закинул ногу на ногу. - Итак?..

Льюилл Сильвер: Села, не сводя слегка восхищенного и немного нежного взгляда с молодого человека в соседнем кресле. - Не молоко, - отрицательно покачала головой. - В остальном - я доверяю вашему выбору, Эмеральд. Чуть удивленно пожала плечами, растерянно посмотрела на жениха, чувствуя, как нарастает паника - что-то произошло? С ним? - Потревожит? Я не очень понимаю, о чем вы говорите. Все в порядке, Эмеральд? - вцепилась пальцами в подлокотники.

Эмеральд Брентон: Внимательно посмотрел. Еще раз. Еще раз - Эта Ненормальная на полном серьезе? Серьезно?! Предположение требовало проверки. Проигнорировал пока последние вопросы. - Как скажете, моя прекрасная леди. Подошел к бару, остановил на мгновение руку над бутылкой с огневиски, затем решительно взял бутылку за горло, откупорил, налил с два пальца в соответствующие стаканы. Закрыл бутылку, подхатил посуду, поднес один из стаканов девушке. - Надеюсь, Вы разделите мои вкусы? Поднес стакан к губам, но не спешил пить.

Льюилл Сильвер: "Прекрасная леди". Он называет ее прекрасной леди. Так хочется слышать это чаще. Каждый день. Каждую минуту! А вместо этого придется возвращаться к детям... Дети - не Он. Погрустнела, наблюдая за манипуляциями жениха. Вопросительно посмотрела на Эмеральда, беря в руки стакан. - Не молоко... Я не пью, - помотала головой, расстроившись, что может его расстроить. - То есть... Если хотите... Неуверенно подняла стакан.

Эмеральд Брентон: Если хотите? Либо сошла с ума. Но зачем мне сумасшедшая жена? Либо поглупела. Но зачем мне глупая? Впрочем, глупой еще можно найти применение. Либо готовит... каверзу? Да, пожалуй, готовит. Проговорил мягко: - Это лучший огневиски, который Вы найдете в Шотландии, Льюилл. - Приподнял стакан на свет. Вздохнул чуть огорченно, - Впрочем, если Вы не хотите... Отставил стакан на журнальный столик с легкой тоской.

Льюилл Сильвер: С явным облегчением отставила стакан. Слишком ярким было воспоминание собственного неадекватного поведения под влиянием алкоголя. А вот в глазах этого человека - самого лучшего и самого любимого - очень не хотелось упасть. Тем более - упасть ТАК. Впрочем, с Доу они тогда явно выпили сильно больше... И как ей вообще могла в голову придти идея назло какому-то там Махпии связаться с каким-то там Доу? То есть ладно, не с каким-то там, с другом. Но... Доу? И никогда не состоялось бы встречи с Ним - самым лучшим мужчиной в этом мире... Какое счастье, что это все в прошлом. А они - в настоящем. - Эмеральд, вы хотели со мной о чем-то поговорить? - выжидательно посмотрела на жениха.

Эмеральд Брентон: Окончательно, с сожалением, отставил стакан в сторону. С другой стороны, если бы она согласилась - было бы еще хуже? Значит, просто дурачится. Слава Мерлину. Перешел на деловой тон, решив наконец обсудить то, что давно хотел. Хорошо, когда есть умный собеседник, с которым можно поговорить... просто так, без всякого этого. - Ваше письмо, Льюилл. Я его получил и был, признаться, весьма обеспокоен его содержанием. Но еще больше я обеспокоен ситуацией, происходящей в Магической Британии. Все последние события... Аврорат стоит на ушах! Все, начиная со зверского убийства Ноа Махпии... Вы же были с ним знакомы? Обеспокоенно, но очень внимательно посмотрел на девушку.

Льюилл Сильвер: - Письмо? - недоуменно посмотрела на жениха, пытаясь вспомнить, что такого тревожного было в этом письме. Не вспомнила. Осторожно уточнила, - что именно вас обеспокоило? Хотела сказать, что в этом мире нет ничего важнее этой комнаты и присутствующих в ней людей, и плевать на всю Британию, пока они вместе. Но услышав продолжение потеряла дар речи. - Ноа Махпию убили?! Когда? - сжала губы, чувствуя, как поднимает голову ненависть. Очень много ненависти. Посмотрела на жениха... Выдохнула. И это тоже неважно, пока они вместе. - Была. Я сменила его на посту главы Рейвенкло и преподавателя трансфигурации. Дементор! Если он мертв, а не уехал... Придется искать кого-то другого для подтверждения степени мастера трансфигурации! То есть... Это конечно ужасная потеря. И мне искренне жаль, что его убили. "Искренне жаль, что теперь я не смогу сделать это сама" - додумала про себя, решив воздержаться от высказывания таких мыслей вслух. Возлюбленному совершенно не обязательно знать об этой короткой и трагической ошибке юности. Зачем его волновать? Она жива. И Он жив. Надо просто жить дальше.

Эмеральд Брентон: Едва не хмыкнул удивленно вслух, но вовремя взял себя в руки. Надо же. Оччччень интересно... - О! - Встрепетнулся, поняв, что увлекся собственными мыслями. - О моя дорогая, не стоит так убиваться! Она пьяна? Что ж... едва нахмурился, явно чему-то своему. Но в следующий момент лицо уже разгладилось. - Думаю, мы обязательно что-нибудь придумаем. Я был не прав, заговорив об этом с Вами, прошу простить меня смиренно, попробую загладить я вину. Протянул руку девушке: - Позвольте мне прогнать от вас всю хмурость, что так вам не к лицу. Прошу Вас, подарите танец. Потанцуем?

Льюилл Сильвер: "Кто убивается? Да у меня все прекрасно!" - подумала про себя. Как может быть иначе, когда самый лучший мужчина в этом мире скоро станет ее супругом? И то, что он волнуется, греет душу. - Эмеральд, вы можете говорить со мной о чем угодно и когда угодно, - улыбнулась мягко. - Я хочу, чтобы мы доверяли друг другу. Расскажите мне, что с ним произошло? Мне важно знать. "Раз уж это все, что мне осталось - знать, как его убили другие" Бесконечно влюбленным взглядом посмотрела на жениха, вкладывая свою руку в его и вставая. - Потанцуем, мой прекрасный сэр!

Эмеральд Брентон: - Прекрасная леди, я ничего не могу Вам сказать. И не только потому, что мой аврорский долг не велит этого делать. - Встал, притягивая и подхватывая девушку. - И не потому, что моменты этого дела не ясны. - Положил одну руку на талию, второй подхватив ладонь. - А потому, что не хочу, чтобы такая прекрасная девушка слышала такие ужасные нюансы. Весь этот мир подождет, пока мы танцуем. Прижав девушку крепче, закружил ее в быстром танце, нашептывая на ухо что-то, слышное только ей.

Льюилл Сильвер: Обняла партнера, давая возможность увлечь себя в головокружительный танец. В прямом смысле слова головокружительный. Совершенно потерялась во времени и пространстве, улыбаясь и наслаждаясь полетом и голосом, говорящим о ней и о них. Тревожный дзыньк остановиться не заставил. Кивнула, не прекращая танца, прошептала: - Обещаю. Никогда. Вам. Навсегда.

Эмеральд Брентон: - Да будет так! Отпустил осторожно талию девушки, чтобы выхватить из петлицы палочку и коснуться сплетенных рук ее кончиком. Убрал палочку и, заканчивая танец, подвел девушку к креслу. - Я без ума от вас, моя прекрасная леди, и хочу, чтобы любой драгоценный камень лишь оттенял Вашу красоту! Плавным движением вытащил из кармана небольшую, явно ювелирную коробочку, открыл крышку, выуживая оттуда старинный массивный перстень с аметистом и надевая на руку девушки.

Льюилл Сильвер: Проследила за движением палочки, чувствуя, как пересыхает горло и холодеет внутри. Это насколько же надо быть влюбленной дурой со вскруженной головой... Что это было? Клятва? Обет? Что? Внимательно посмотрела на жениха, постепенно успокаиваясь. Это же Он. Самый надежный, самый любимый. Эта клятва - всего лишь еще один шаг на пути к их счастью. - А как же ваша часть? - лукаво улыбнулась, опускаясь в кресло. Завороженно проследила за действиями жениха, послушно протягивая руку. Перстень казался очевидно слишком массивным для тонких пальцев, но посмотрела на него с восторженным умилением. Это ведь Его подарок.

Эмеральд Брентон: Молча улыбнулся Льюилл, полагая, что она все поймет без слов. - Моя прекрасная леди, Вам так идет! Это фамильный перстень нашей семьи. Надеюсь, теперь он всегда будет с Вами, чтобы напоминать о нашем скором счастье. Отошел на несколько шагов. - Я знаю, что мы сделаем! Нам нужен семейный ужин, совершенно точно! Вас надо представить семье - всей семье! Дождитесь меня, я улажу все за несколько минут! Ободряюще улыбнувшись окликнул домового эльфа, приказав сделать все, что прикажет леди Сильвер. Вышел из комнаты.

Льюилл Сильвер: Расстроенно прикусила губу. Он не хочет пообещать...? Мелочь и глупость, но почему? Посмотрела на кольцо на своей руке - фамильные украшения не дарят просто так. И если это важно для него - значит, и для нее важно. - Благодарю вас, мой прекрасный сэр, он прекрасен. Я не расстанусь с ним, чтобы всегда помнить о вас. Семейный ужин? Нет, если он конечно хочет... То пусть будет семейный ужин. Кивнула, соглашаясь дождаться. Хотя конечно предпочла бы провести время с ним и только с ним. Всегда проводить его с ним, а не с ним и его семейством. Понабегут сейчас... дяденька-я-тут-самый-главный-и-пузо-у-меня-самое-большое, девочка-мой-нос-задран-выше-вашего и еще не дай Мерлин малявка приедет! Хотя... она же его сестра. Надо быть помягче с девочкой. И подарок какой-нибудь сделать, чтобы наладить отношения после всего... Платье например подарить. Розовое. Да. Розовое платье - все маленькие девочки любят розовые платья!

Эмеральд Брентон: - И вот он я! - С букетом цветов явился на пороге, подходя к девушке. - Решено! Отец был в восторге от этой идеи! От идеи о совместном ужине, конечно же. Будь моя воля - организовал бы все на этой же неделе, но мне напомнили, что в Школе сессия, и моя сестрица раньше ее окончания явиться не сможет. Так и тараторя, подошел к девушке, вручая букет. - Поэтому, моя прекрасная леди, наш милый семейный ужин состоится в первые выходные школьных каникул. Это прекрасно, не так ли?

Льюилл Сильвер: Приняла букет, с легким сожаление вдыхая запах роз. Утонченных, красивых... банальных. Банальных роз. - Спасибо, Эмеральд... И вот он вы. Я очень рада, что мистер Брентон одобрил эту идею... Сессия? Да, точно... сессия. Дженни сдает мне трансфигурацию, - рассеянно провела пальцем по стеблю цветка, отдернула палец, уколовшись об шип. Подняла взгляд, - между прочим, очень способная девочка. Очень. Мы обязательно должны ее дождаться. Почти не соврала. Только на самом деле не рада, на самом деле не обязательно, и вообще - зачем какие-то семейные ужины, если можно просто проводить время вдвоем, гуляя по саду или сходив на прогулку в горы, чтобы посмотреть на мир с высоты птичьего полета... Вместе. Без других людей, без дурацких экзаменов и глупых двоечников!

Эмеральд Брентон: - Да, Льюилл, конечно, Льюилл, непременно, Льюилл! - Галантно подставил руку, предлагая девушке встать. - Но не буду Вас задерживать, моя прекрасная леди, ведь студенты ждут справедливого экзамена, не так ли? Очаровательно улыбнулся девушке в голубом, лучезарно рассматривая живописную прическу, которая, после встречи, стала еще живописней.

Льюилл Сильвер: Он ее выпроваживает? Ему наскучило ее общество? Прикусила губу, разочаровано отводя взгляд. - Разумеется, Эмеральд, - натянуто улыбнулась, принимая руку и вставая. - Я немедленно отправлюсь в школу. Раньше уеду, раньше вернусь, не так ли? Восхищенно посмотрела на своего жениха, наслаждаясь последними мгновениями нахождения рядом с самым замечательным мужчиной в этом мире. Обнять и никогда не отпускать, не давать никому даже приблизиться к этому сокровищу.

Эмеральд Брентон: - Этот дом всегда открыт для Вас, моя прекрасная леди. Возвращайтесь к ночи, если пожелаете увидеть меня вновь. Я буду Вас ждать всегда! Подхватив прекрасную, вместе с ней направился к выходу, воркуя на ходу еще и еще: - Каждый миг без Вас мне будет в тягость! Жажду новой встречи, как жаждет воды путник посреди Великой пустыни. Буду думать о Вас каждый миг, что Вас не будет рядом!.. Так и выдвигая смелые заявления один за одним, прикрыл за собой дверь в гостиную, направляясь вместе с Сильвер к выходу из поместья.

Дженни Брентон: Прошла в гостиную, прекрасно понимая, что значит намек Сильвер. Вздохнула, обнаружив, что в комнате нет никого. Подошла к одному из шкафов, пытаясь рассмотреть свое отражение в стеклянной дверце. Ужасное платье! И где только рейвенкловка его нашла...

Мелони Брентон: Зашла в комнату, но увидела там только сестру. Уже намеревалась спросить, где же их будущая невестка, но так и застыла в удивлении. - Дженни! - окликнула. Сама подошла к девочке, критично осматривая ее платье. - Дженни, что это на тебе? - спросила строго. - Ты... ты в этом приехала? И мисс Сильвер тебя в этом видела?

Дженни Брентон: Обернулась, услышав голос сестры. - Я... Запнулась. Она даже не может сказать правду! - Да, я... Я п-приехала так. С мисс Сильвер. Еще раз взглянула на свое платье, сцепила зубы, мысленно проклиная рейвенкловку.

Мелони Брентон: Покачала головой. - О... - выдохнула расстроено. - Ты хоть понимаешь, что теперь будет думать о нас мисс Сильвер? Это же полнейшая безвкусица, Дженни! Отступила на шаг в сторону, снова окидывая взглядом сестру. - Как тебе вообще пришло в голову это надеть! Сейчас же иди переоденься! И впредь лучше вообще ничего не носи кроме школьной формы, раз ты совершенно ничего не понимаешь в этом. Серьезно посмотрела на Дженни. - Ты же знаешь, что по тебе будут судить и обо всех нас. Вот теперь мисс Сильвер решит, что Брентоны одеваются как какие-то магглы!

Эмеральд Брентон: Вошел в гостиную под руку со своей будущей женой, приветливо улыбаясь всем, кто бы там ни оказался. Оказались лишь Мелони и Дженни. Отца нет - что ж, тем лучше! - Дамы! - Радостно воскликнул, звуковым сигналом обозначая свое присутствие. Бросил секундный неодобрительный взгляд на Дженни, которая все еще была в этом ужасном розовом платье. Затем, вопросительный - на Мелони. Неужели она не догадалась переодеть мелкую за столько времени, пока их с Сильвер не было? Подвел невесту к креслу, предлагая сесть. - Леди, что желаете?

Льюилл Сильвер: Услышав пассаж про кольцо, в первый момент задохнулась от возмущения, но открытие двери лишило возможности высказаться от души. Всем своим видом демонстрируя безграничное счастья бытия на месте невесты достойного представителя семейства Брентонов, улыбнулась присутствующим, одобрительно отметив, что мелкая все еще в платье. - Добрый вечер, Мелони. Рада снова видеть вас, - склонила голову, приветствуя сестру своего жениха. Послушно прошла к креслу, ведомая Эмеральдом. Села, проговорив едва слышно - только для него: - Ничего, если я уточню историю этой реликвии у вашего отца? - добавила громче, не сводя влюбленного взгляда с жениха, - сок, если можно.

Дженни Брентон: Отрицательно покачала головой. - Н-но я не могу... Мелони, я правда н-не могу. Можно я... Не договорила, оборачиваясь к двери. Удержалась, чтобы не скривиться - было что-то невероятно кощунственное в том, что Сильвер, невыносимая Сильвер, вот так запросто входила в ее, в их дом. И то, что она сидела в кресле здесь... Нахмурилась, чувствуя, что рейвенкловка оскверняет их дом своим присутствием.

Мелони Брентон: Приблизилась к сестре, ничего не понимая в ее странных объяснениях. - Дженни, - произнесла строго, - что за глупости? Иди и... Заметила вошедших брата с невестой, улыбнулась, отходя от девочки. - Добрый вечер, Льюилл, - проговорила радушно. - Мне так же невероятно приятно снова видеть вас здесь. Надеюсь, добираться Рыцарем было не слишком утомительно? Перевела взгляд на брата, кивнула. - Мне тоже, пожалуйста. И Дженни... Обернулась, многозначительно посмотрела на сестру, прибавила: - После того, как она вернется.

Эмеральд Брентон: Задержался ровно на секунду рядом с лицом Льюилл, так же, едва слышно, одними губами, ответив: - Вы умная девушка, не позволяйте себе делать глупости. И уже гораздо громче, отстраняясь и отходя в сторону бара: - Сок так сок! И для Дженни, конечно же, тоже, после ее возвращения. Пробежался глазами по стоящим в ряд графинам. - Вишневый? Апельсиновый? Яблочный? Льюилл, надеюсь, Вас не смутил розовый цвет платья Дженни. Ей еще стоит выработать у себя вкус, однако, надеюсь, под Вашим влиянием и с Вашим безупречным вкусом этот процесс пройдет быстро и эффективно!

Льюилл Сильвер: Внимательно посмотрела в спину Эмеральда, ощущая себя на натянутом канате - вроде бы все прекрасно, и игроки равны по силам, но учитывая, сколько ошибок в оценке других людей было допущено... Не перегнуть бы палку. Очень хотелось фыркнуть: "Вы же умный парень, остановите меня", но Эмеральд слишком быстро слинял к графинам с соком. - Яблочный, пожалуйста, - с трудом удержалась от фырканья, услышав замечание в адрес Дженни. И ведь держится же, мелкая. - Ну, что вы, Эмеральд. Очень многие девочки любят этот цвет. На мой педагогический взгляд нельзя лишать ребенка возможности сформировать свою индивидуальность и отбивать у него страсть к самовыражению. Уверена, что такая умница, как ваша сестра, быстро справится с периодом подросткового бунта, и найдет более приемлемый стиль. Но лучше, чтобы она это сделала сама.

Дженни Брентон: Уже сделала шаг к выходу, когда услышала слова Сильвер. Затормозила в нерешительности. Если она сейчас уйдет - рейвенкловка сдаст ее? Бросила короткий взгляд на старшекурсницу. Только бы она не стала всего этого - о бунте и прочем - говорить при отце! Перевела вопросительный взгляд с брата на сестру.

Мелони Брентон: Кивнула в подтверждении любезности брата. Кто бы еще его невесту перевоспитал, а то она сама порой одевается, как будто среди магглов живет. Подошла к застывшей младшей сестре, взяла ту под руку, намереваясь вывести, наконец, из гостиной. - Вы очень добры, Льюилл. Не сомневаюсь, что ваши подопечные вас очень любят. Но я думаю, Дженни найдет другой способ самовыражения, достойный волшебницы из приличной семьи. И прибавила - уже брату: - Нам тоже. Сделала шаг к выходу, увлекая за собой сестру.

Виллем Брентон: Зашел в комнату, быстро пробежавшись взглядом по лицам собравшихся и останавливаясь на невесте сына. - Добрый вечер. Льюилл, рад видеть вас. Мелони... - повернулся к дочери и замолчал, только сейчас заметив невообразимо розовое пятно рядом с ней. После непродолжительного молчания сурово спросил: - Что это?

Эмеральд Брентон: Кивнув, достал три стакана, взял в руки графин с яблочным соком и принялся разливать его. Едва успел долить последний, как услышал тяжелый голос. Знакомый тяжелый голос. Повернул голову в сторону порога. - Отец. Замолчал, отставляя графин в сторону.

Льюилл Сильвер: Кивнула мелкой - дескать, топай переодеваться, сеанс властвования и унижения на сегодня закончен. Но что-то традиционно пошло не так. - Мистер Брентон, - встала, торжественно исполнила реверанс в лучших традициях обмана друзей отца на тему воспитанности его дочерей. Посмотрела на мелкую, на хмурого Брентона-старшего, поморщилась - это уже перебор. - Мистер Брентон, это мой подарок Дженни на окончание курса. Она сдала трансфигурацию лучше всех на курсе, я посчитала возможным сделать ей подарок. Вам нравится? - посмотрела на Брентона кристально честными глазами, с трудом удерживаясь от неуместного хихиканья.

Дженни Брентон: Перехватила взгляд Сильвер, понимая, что, кажется, мучения на сегодня закончены. Сцепила зубы ощущая одновременно облегчение и жгучее желание когда-нибудь придушить рейвенкловку. Когда-нибудь... Как будто ей это будет позволено! Шагнула следом за сестрой, когда в комнате появился отец. Инстинктивно попыталась спрятаться за Мелони, надеясь, что тот не обратит внимания на это ее ужасное платье. Зря. Уставилась в пол, не зная, что теперь говорить в свое оправдание. И тут... Удивленно глянула на внезапно выступившую Сильвер. Чего это она вдруг? И в чем подвох?

Мелони Брентон: Уже почти выполнила маневр по благополучному выдворению из гостиной Дженни, когда на пороге появился отец. - Отец. Снова глянула на сестру, соображая, как теперь выкручиваться из всего этого. Но первой успела невеста брата. Хотя про трансфигурацию - это уже явный перебор, кто же в это поверит? Тем не менее едва заметно благодарно кивнула девушке. - Отец, Дженни как раз шла переодеваться. Подарок, безусловно, чудесный, но Дженни так неловко пролила на него сок... Виновато улыбнулась отцу.

Виллем Брентон: Удивленно посмотрел на девушку. Ее подарок? - Очень, - ответил мрачно. Нахмурился, по лицу скользнуло брезгливое выражение при упоминании экзамена. Кивнул старшей дочери. - Пусть переоденется... Идемте ужинать. Взял под руку Мелони, первым вышел в сторону столовой.

Эмеральд Брентон: Дождался, пока отец развернется. Кажется, буря миновала, не начавшись. С уважением посмотрел на Льюилл - вот это да! Мерлин с ним, с ее вкусом и этим розовым платьем. Но кто бы мог подумать, что у них столь хорошие отношения с Дженни?! Подхватив два стакана с соком - не пропадать же добру, подошел к Сильвер, протягивая стакан. - Моя милая леди, вы были так добры. Это не стоило Ваших хлопот. Подал руку, намереваясь выйти с дамой следом.

Льюилл Сильвер: Мысленно хмыкнула. Иногда хорошее воспитание - отличная точка давления. Подумала, что это очень по-рейвовски - самой заварить кашу, понять, что перегнула, самой все разрулить, остаться в белом, да еще и обзавестись нимбом в чужих глазах. Галочка напротив "быть няшей" успешно проставлена. Галочка напротив "порвать шаблон в голове мелкой" - тоже. Улыбнулась Мелони и главе семьи, даже честно не стала показывать язык вслед. Даже мысленно не стала. Приняла стакан из рук Эмеральда. - Не соглашусь с вами, мой рыцарь, - взяла аврора под руку, выходя вместе с ним из комнаты.

Дженни Брентон: Молча продолжала разглядывать ковер на полу, дожидаясь, пока все выйдут. Зачем Сильвер сделала это? Зачем вообще ей понадобилась эта затея с платьем, которую она сама же вот так свела на нет? Услышала слова выходящего из комнаты брата. Чтобы порисоваться в его глазах? Ну да, и за чей же еще счет это сделать, как не за ее? Оглянулась, понимая, что стоит совсем одна в опустевшей гостиной. Поспешила к себе в комнату переодеваться.

Виллем Брентон: Прошел в комнату. Постоял какое-то время перед высоким окном, выходившим в сад. Кликнул эльфа, велел принести последний номер "Пророка". Вместе с газетой расположился в кресле, поджидая сына.

Эмеральд Брентон: Переступил порог гостиной, тщательно подобрав нужное выражение лица. Коротко кивнул в знаке приветствия, не спеша начинать диалог первым. - Отец?

Виллем Брентон: Успел перечитать "Пророк" едва ли не дважды, пока, наконец, Эмеральд соизволил явиться. Демонстративно медленно сложил газету, посмотрел на большие напольные часы. Только после этого повернулся к сыну. - Проходи. Кивнул на второе кресло у камина. - Надеюсь, Льюилл добралась благополучно? Вы ведь, судя по всему, шли пешком в Хогвартс?

Эмеральд Брентон: Молча прошел к указанному креслу, сел, расправил китель, и лишь потом ответил негромко. - Да, отец. Благополучно. Мы... долго прощались. Сложил руки "домиком", уставившись в часы, предательски отсчитывающие время пополуночи.

Виллем Брентон: Резко поднялся, сделал пару шагов к камину, остановился, опираясь на полку. - Прощались? Это теперь так называется? Ей семнадцать лет, Эмеральд! Семнадцать, если ты запамятовал. Я сказал тебе уделять ей больше внимания, а не делать то, что сделал ты! Ты вообще можешь хоть иногда головой думать, а не аврорским значком? Она тебе кто? Девчонка какая-то безродная, что ли? Она из приличной семьи. И ты должен был относиться к ней с уважением. Раздражаясь все больше, смахнул с полки какую-то книгу. - Что я, по-твоему, должен сказать ее отцу? Что мой сын... что мой безголовый сын натворил дел, и теперь надо спешить со свадьбой?

Эмеральд Брентон: Промолчал некоторое время, пытаясь понять, о чем он, Мерлин побери, говорит. - Отец... я тебя не понимаю. Какие дела? Лишь то, что позволяют себе все молодые люди в наше время. Развел руками недоуменно.

Виллем Брентон: Проговорил сквозь зубы: - То есть, ты хочешь сказать, что в ваше время все молодые люди из приличных семей позволяют себе таким образом обращаться со своими невестами, что те оказываются в положении? И я сейчас не имею в виду положение, как местонахождение в пространстве. Придвинулся к креслу, в котором сидел сын. Продолжил угрожающе: - Или ты хочешь уверить меня, что это вполне нормальное поведение? Для приличного молодого человека из приличной семьи. Или что правила приличия теперь несколько поменялись? Так я тебя разочарую - они, слава Салазару, остались прежними. И ты не имел никакого права так поступать с Льюилл!

Эмеральд Брентон: Отодвинулся назад, насколько мог, но предательская спинка кресла оказалась неожиданно близко. Выругался... мысленно. - В положении? В каком положении? Мерлин. - Выпрямился в кресле. - Как можно было о таком подумать? Это единственная причина для ускорения свадьбы? Ты же... ты же сам хотел, чтобы я одумался. Возмущенно нахмурился.

Виллем Брентон: Замер, переваривая услышанную информацию. - Не вздумай мне врать! Недоверчиво посмотрел на сына и отошел обратно к камину. Произнес требовательно: - Это правда? Вы хотите ускорить свадьбу просто так?

Эмеральд Брентон: Пожал плечами неопределенно. - Правда. Ты же хотел, чтобы я образумился? И вот, наконец, я нашел человека, который помог мне сделать это. - Помолчал несколько секунд. - Отец, мы были бы признательны, если бы ты помог приблизить день нашего счастья.

Виллем Брентон: С видимым облегчением на лице вернулся в свое кресло. Снова пристально посмотрел на сына. - Хорошо. Допустим. Замолчал, обдумывая ситуацию. В любое другое время был бы против. Ей всего семнадцать, Эмеральду хоть и больше, а толку... Но это не было любое другое время. - Ты уверен, что этого хочешь не только ты, но и Льюилл?

Эмеральд Брентон: Побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - Думаю... уверен, отец. Уверен. В такое время... Многозначительно покачал головой из стороны в сторону. - ... Моя работа в аврорате, отец... она не только занимает время - я знаю, ты этим недоволен. Но посмотри на это с другой стороны. Эта должность дает мне возможность держать руку на пульсе и чутко реагировать на любые изменения в стране. Так мы более защищены.

Виллем Брентон: Посмотрел на Эмеральда уже без недавнего раздражения. Вырос? Его сын вырос? - Пойми, - начал обычным, несколько усталым тоном, - я недоволен не самим фактом твоей службы в Аврорате. Пусть не сегодня, но через год или пять лет ситуация может измениться. И те, кто создавал нынешние законы, кто управляет нашим сообществом сейчас, - с ними как раз ничего не случится. Виновными объявят тех, кто исполнял приказы. Таких, как ты. И так уже было, десять лет назад примерно так и было. Кто-то благополучно не оказался даже в зале Визенгамота, а кто-то до сих пор находится в Азкабане. И больше всего на свете я не хочу, чтобы это случилось с тобой. И с твоей семьей.

Эмеральд Брентон: Сложил руки в замок, задумавшись. - Отец, я могу быть внимателен и... при первом знаке я, конечно же, приму все меры. Я понимаю... твои переживания и, - Добавил горячно, - Не позволю поставить под угрозу семью.

Виллем Брентон: - Ты не должен забывать, - произнес назидательно, - что ты не можешь рисковать собой ради семьи. По крайне мере до тех пор, пока не обзаведешься наследником. И помни, что все нажитые тобой враги могут пожелать отыграться не только на тебе, но и на твоих детях. Снова замолчал, рассматривая старинные портреты на стене перед собой. - Ты ведь слышал, наверное, что говорят, будто Темный Лорд вернулся? - спросил без всякого перехода, все еще сомневаясь, правильно ли поступает, поднимая эту тему. Внимательно посмотрел на сына, пытаясь по его реакции угадать отношение к сказанному.

Эмеральд Брентон: Закаменел лицом. Помолчал несколько секунд, затем ответил осторожно: - Ходят такие слухи.

Виллем Брентон: Не смог ничего прочесть по лицу сына. Но его тон и немногословность... Насторожился. - Слухи? И ты веришь им? Встал и на этот раз прошелся к окну. Остановился, глядя на отражающуюся в темном стекле комнату. Задержал обеспокоенный взгляд на фигуре Эмеральда. - Многие говорят, что это всего лишь миф, придуманный в Министерстве. Миф, который поможет укрепить власть Министру.

Эмеральд Брентон: - Но. - Продолжил осторожно. - Ты знаешь, что на самом деле это... не миф? Едва заметно нахмурился, не понимая, к чему клонит.

Виллем Брентон: Беспокойство переросло уже во вполне ощутимую тревогу. - Да, знаю. Обернулся. Если самонадеянности хватило даже у Дженни, у этого хватит тем более. Волевым усилием удержался от того, чтобы попросту не подойти и не потребовать от сына показать предплечье. - Эмеральд, скажи правду. Ты видел Его?

Эмеральд Брентон: Вновь закаменел, возвращая хмуро-бравое непроницаемое выражение. Помедлил несколько секунд с ответом. Выцедил негромко краткое: - Нет.

Виллем Брентон: Около минуты еще просто стоял, глядя на сына. Просто короткое "нет"? - Хорошо. Решительно приблизился едва ли не вплотную. Произнес тоном, не подразумевающим возражений: - Подними рукав и покажи левую руку.

Эмеральд Брентон: Скрестил руки на груди, решившись возразить несмотря на очень опасный тон. - Ты мне не веришь? Собственному сыну? Ты.. - Схватил ртом воздух, подбирая слова. - Ты боишься этого?

Виллем Брентон: Побледнел. Произнес все тем же тоном, игнорируя слова сына: - Я сказал, подними рукав и покажи руку. Не вынуждай меня делать это самому.

Эмеральд Брентон: Сжав зубы, молча расцепил руки и резким движением поднял рукав левой руки, выставляя предплечье вперед, едва ли не под нос отцу. - Доволен? Опустил рукав, вновь скрещивая руки на груди.

Виллем Брентон: Бросил короткий взгляд на руку Эмеральда, отступил на пол шага. - Не смей со мной разговаривать таким тоном, - прошипел раздраженно. Коротко замахнулся, пытаясь ударить сына по лицу.

Эмеральд Брентон: Скорей инстинктивно отклонился в сторону, пытаясь укрыться от удара и пригибаясь к самому подлокотнику. Медленно выпрямился, сжав зубы. Остался сидеть в кресле молча.

Британия: Виллему Брентону не удалось ударить сына. Реакция у аврора все еще очень неплохая.

Виллем Брентон: Поняв, что рука скользнула только по воздуху, не достигнув цели, замахнулся повторно. Шагнул теперь уже обратно, ближе к сыну, и попытался снова его ударить.

Эмеральд Брентон: Вновь отклонился, теперь уже в обратную сторону, пытаясь уйти от удара и медленно выпрямляясь в кресле после.

Британия: На этот раз разгневанный отец преуспел. Ему удалось отвесить Эмеральду хорошую затрещину.

Виллем Брентон: Отступил, отворачиваясь от сына. Поправил перевернувшееся кольцо на пальце. - Разговор окончен, - бросил не глядя. - Вон с глаз моих!

Эмеральд Брентон: Приложил ладонь к месту удара. Встал с кресла. Скорей прошипел: - Ты недоволен тем, что так ничего и не нашел? Сжав кулаки, направился быстрым шагом, огибая отца, к выходу.

Виллем Брентон: Резко развернулся, услышав слова Эмеральда. - Стой сейчас же! Попытался преградить сыну путь.

Виллем Брентон: Остался стоять на месте, не пытаясь подойти к сыну. - Мальчишка! Ты думаешь, я такой судьбы хочу для тебя? Все, кого я знал - мои друзья, родственники твоей матери, - те, кто принял от Него метку - все они мертвы. Оперся на кресло, в котором до этого сидел Эмеральд. - Я не желаю хоронить собственного сына, за какие великие и прекрасные идеи он бы не отдал жизнь. Ни одна идея, ни один человек не стоят твоей жизни.

Эмеральд Брентон: - Отец... Отобразил на лице борьбу обиды за удар и проснувшейся... благодарности за заботу? Или жалости к стоящему перед ним человеку? - ...Я не дам тебе случая похоронить своего сына. Коротко склонил голову.

Виллем Брентон: Медленно кивнул словам сына. Если бы отсутствие метки на его руке могло разогнать все тревоги окончательно! Но тот был еще слишком юный, чтобы каждый день мочь ввязаться в любое безумие, и в то же время уже достаточно взрослый, чтобы его невозможно было контролировать двадцать четыре часа в сутки. - Ступай, - произнес уже вполне спокойно, с едва проскальзывающей обеспокоенностью в голосе.

Эмеральд Брентон: - Да, отец. - Ответил, все так же не поднимая головы. Помедлил немного, затем добавил. - Спокойной ночи. Чеканным шагом вышел наконец прочь из гостиной.

Виллем Брентон: - Доброй ночи. Провел удалившегося сына взглядом. Постоял еще какое-то время в опустевшей гостиной. Затем кликнул эльфа и велел отнести Эмеральду лед, а себе - средство от головной боли. Отправился спать.

Виллем Брентон: Вошел в комнату, предупрежденный домовиком. Как всегда с хмурым выражением на лице. Нейтрально-хмурым. Остановился у окна в ожидании гостя. Если сыграть свадьбу этим же летом - успеют ли они с подготовкой?

Сэмюэль Сильвер: Зашел в гостиную, окинул обстановку изучающим взглядом, выискивая и отмечая мельчайшие изменения. Отсутствующие изменения. Кивнул хозяину дома, сел в кресло, не дожидаясь приглашения. Приподнял одну бровь: - Виллем?

Виллем Брентон: Ответил вошедшему таким же кивком. - Сэмюэль. Рад, что ты откликнулся. Прошел к креслу напротив, сел. - Как ты вероятно догадался, я хотел бы поговорить о наших детях. И, полагаю, тебя должно порадовать то, что я хочу сказать. Откинулся на спинку кресла. - Я помню ,что для тебя было важно, чтоб наши дети не только выполнили нашу волю, но и нашли общий язык и поладили. Насколько я могу видеть, это у них получилось. Когда Льюилл была у нас на ужине, они с Эмеральдом обратились ко мне с просьбой поспособствовать скорейшему заключению брака между ними. Оба они уверяли меня, что это их взаимное желание. Я потом отдельно переговорил с сыном. Он все же старше твоей дочери, а Льюилл еще совсем девочка. Я опасался, что он мог оказать на нее давление. Но в итоге я убедился, что за этой идеей не стоит ничего, кроме их обоюдной симпатии. Пристально посмотрел на будущего свата. - Поэтому по просьбе наших детей, я обращаюсь к тебе с предложением определиться, наконец, со сроками свадьбы. И назначить ее как можно скорее. В разумных временных пределах ,естественно. Чтобы все мы успели подготовиться к торжеству должным образом.

Сэмюэль Сильвер: Слегка пожал плечами, полагая самой собой разумеющимся - откликнуться в ситуации, когда речь идет о дочери. Кивнул - догадался. Внимательно выслушал, ничего не выражая лицом. - Я рад, что наши дети поладили. Помолчал. - Я также рад, что ты взял на себя труд убедиться в том, что на мою дочь не оказывается давление. Посмотрел на свои пальцы, остановившись взглядом на кольце. Продолжил также медленно: - Я против.

Виллем Брентон: Помолчал с минуту, удивленный таким коротким и категоричным ответом. - Против? - повотрил. - Могу я спросить тебя о причине? Ты сомневаешься в том, что твоя дочь, действительно, сама этого хочет? Но ты ведь вполне можешь уточнить это у нее сам. Выжидательно замолчал, рассчитывая получить объяснения. Где-то внутри зашевелилось нехорошее подозрение, что у будущей невестки и сына все далеко не так радужно в отношениях, как это представил Эмеральд.

Сэмюэль Сильвер: Задумчиво повернул кольцо на пальце. - Могу. И спрошу, когда встречусь с ней. Впрочем, учитывая обстоятельства, желания Льюилл играют лишь условную роль, свадьба - вопрос времени. Но я не вижу смысла торопить события. Поднял взгляд на хозяина дома. - Она не закончила учебу. Свадьба и получение степени мастера в двух областях не дадут ей возможности полноценно заниматься ни тем, ни другим. Если они действительно взаимно симпатичны друг другу, никто не мешает детям проводить вместе время, но свадьба и создание полноценной семьи на мой взгляд преждевременно.

Виллем Брентон: Выслушал доводы гостя. Значит, дело не в детях. Значит, Льюилл ничего не говорила своему отцу такого, что могло настроить того против брака. - Насколько я помню, Льюилл заканчивает учебу в этом учебном семестре? Я понимаю, как много сил отнимает учеба, и мы вполне могли бы сыграть свадьбу сразу после ее окончания. Удержался от вздоха: зачем будущей миссис Брентон две степени мастера, когда и ни одной вполне было бы достаточно? - И отвлекаться на подготовку она будет не более, чем на те же встречи с моим сыном. К тому же, у них есть мы. Если я, ты и Северина возьмем на себя всю подготовку, то Льюилл останется лишь выбрать себе платье. Это ведь не отнимет у нее много времени?

Сэмюэль Сильвер: - Вероятно, в этом. Однако я не уверен, что преподавание не увеличит время ее обучения за счет сокращения учебных часов. Выполнению ею установленной для магистрантов программы станет ясно ближе к концу семестра. Чуть улыбнулся. - К сожалению, Северина не сможет уделить свадьбе дочери достаточно времени в ближайшие месяцы. Это еще одна причина, по которой я против ускорения свадьбы. Многозначительно замолчал.

Виллем Брентон: Посмотрел на собеседника как на человека с причудами. - Быть может, Сэмюэль, ей как раз бы стоило пожертвовать преподаванием? Ты ведь не считаешь, что это важнее семейной жизни? Честно говоря, я вообще не особенно понимаю, зачем ей это нужно. Но раз ты этого хочешь... В конце концов, она ведь может получить эти свои степени и позже. Сейчас такая ситуация, что за пределами Хогвартса найти хороших частных преподавателей куда проще, чем в самой школе, где большие трудности с кадрами. Ни я, ни мой сын не намерены препятствовать ей в получении образования на дому, если ей так захочется. Тем более, что здесь в любом случае безопасней, чем в Хогвартсе. С этой его непонятной стеной, сходящими с ума директорами и прочим. Сочувственно уточнил: - Я надеюсь, со здоровьем Северины все в порядке?

Сэмюэль Сильвер: Выдержал взгляд, все так же удерживая маску полной невозмутимости. - Быть может, ей не стоит ничем жертвовать? Я считаю, что всему свое время. Герб ее факультета лучше меня отвечает на вопрос, зачем ей это нужно. Улыбнулся холодно. - Не соглашусь с тобой. Все люди, так или иначе имеющие возможность попасть в школу, известны общественности. В данный момент места безопаснее Хогвартса не существует. Его границу не пересечь, а совершать любой акт насилия на территории - самоубийственно, слишком узок круг лиц, имеющих такую возможность. Ты знаешь, что с ней произошло. И должен понимать, почему вопрос безопасности волнует меня не в последнюю очередь. Продолжил значительно жестче. - Война надвигается. Ты это понимаешь не хуже меня. Никто не может быть уверен в том, что его она обойдет стороной. Никто не может быть уверен в том, кто окажется по ту сторону баррикад. Совершать сейчас действия, подобные этому, значит сознательно идти на риск. Пока в этой войне не расставлены пешки и не обозначены ферзи - каждый шаг это риск.

Виллем Брентон: - Рейвенкло... - произнес неопределенно, будто сам приноравливаясь к мысли, что в роду Брентонов появится выпускница Дома Воздуха. - Если бы ей, - выделил "ей", - были так нужны эти уроки с детьми, думаю, она не стала бы просить ускорить решение вопроса со свадьбой. И потом, Сэмюэль, наука никуда от нее не денется. В ее возрасте актуальны несколько другие вопросы. И я вижу, что и она понимает, что пришло время менять приоритеты. Отрицательно покачал головой. - Ты полагаешь, что совершение акта насилия в школе самоубийственно? Для человека, который сейчас является директором Хогвартса? Которого обвиняли в сотрудничестве с Темным Лордом и которого на эту должность после разгона попечителей назначил Министр, который, в свою очередь, сидел в Азкабане по множественным и весьма тяжелым обвинениям? Директор, которого обвиняли в нападении на твою дочь? Нахмурился. - Если мы будем ждать, Сэмюэль, ждать, пока все пешки займут свои клетки, мы можем упустить момент, когда нашим детям кто-то отведет вполне определенное место. И у них не останется выбора, кроме как играть прописанную для них роль. Добавил с беспокойством в голосе: - Я не хочу, чтобы наши дети пострадали. И не хочу, чтобы наше бездействие развязало кому-то руки. Все слишком быстро меняется. Мы идем следом, а не на шаг впереди. Кто сейчас знает, что случится завтра или послезавтра? Я не хочу, чтобы мой сын вообще оказался на баррикадах, с какой бы то ни было стороны. Мне будет все равно, за что или за кого он погибнет, если он погибнет... Мы сможем быть спокойны только когда они поженятся и покинут Британию. Хоть на какое-то время. Встал, прошелся у камину. - Хогвартс, учеба и степени - это все сейчас не самое главное, Сэмюэль. Этим пока можно пожертвовать, ведь на кону куда более серьезные вещи. Эти слухи о войне... Подумай сам, здесь в Британии им будет небезопасно. Везде. У меня есть друзья в Италии, они их примут. Если тебя не устраивает Италия, я соглашусь на любую другую страну.

Сэмюэль Сильвер: Едва заметно дернул бровью, услышав про то, что Льюилл понимает необходимость смены приоритетов. По опыту старшей дочери подобный исход был более, чем маловероятен. Выслушал до конца своего будущего родственника, едва заметно улыбнулся, вновь переводя взгляд на свои руки. - Льюилл умеет выбирать друзей и, что более важно, правильных покровителей. Я уверен, что конкретно ей в школе более ничто не угрожает. Ему она не интересна, тем, кто сражается с Ним - тоже, а Они... Они больше не посмеют ее тронуть. Холодно усмехнулся. - Это моя дочь. Ее безопасность для меня превыше всего. И в том, что я сейчас говорю, я уверен. Что же касается безопасности остальных... Пожал плечами, явно показывая, как его волнует безопасность остальных. Никак. Помолчал, собираясь с мыслями. Поднял холодный взгляд на хозяина дома. - Твоим детям ее уже отвели, Виллем. Наш род всегда отличался способностью договариваться и заводить друзей по обе стороны баррикад, соблюдая нейтралитет. Я знаю, что от Них Льюилл больше не следует ждать угрозы. И я знаю, что твоя дочь, с меткой или без, служит Ему. Не дал возможности ответить или как-то иначе среагировать на это сообщение, продолжил жестко. - Если ты не знаешь этого, значит в своем стремлении лишить своих детей доверия к себе зашел слишком далеко. Она служит Ему. Понимаешь ты это или нет, но твоя семья уже под угрозой. Я не знаю, идет ли твой сын той же дорогой. Пока не знаю. Но знаю, что если Он пришел за ней, Он придет и за ним - Эмеральд боевой аврор, и в наступающей войне Он захочет видеть его рядом с собой. Твоя дочь подставила под удар твою семью, этот брак подставит под удар мою дочь. Они не смогут сбежать. Ноа Махпия хорошая иллюстрация того, что бывает с теми, кто бежит от него. Я не вижу вариантов защитить свою дочь иначе, Виллем.

Виллем Брентон: Напрягся, все никак не понимая, к чему клонит Сильвер. Но услышав о своей дочери, откровенно удивился. - Что? - спросил непонимающе глядя на гостя. - Служит... Ему? Моя дочь? Сэмюэль, ты ... ты в своем уме? Вздернул подбородок. - Я абсолютно все знаю о своих детях. И абсолютно точно могу тебе сказать, что никто из них не служит Темному Лорду! И то, что ты не разделяешь моих методов воспитания, вовсе не означает, что я не контролирую ситуацию в своей семье. Откуда вообще ты взял такую нелепицу, что Мелони служит Ему? Нахмурился. Это же значит кто-то распространяет такие слухи о его семье? Но... Салазар, почему Мелони? Кто вообще в здравом рассудке мог такое придумать?

Сэмюэль Сильвер: Невольно усмехнулся - не весело, горько. Потому что узнавать такое о своих детях лучше от детей. - Некоторые считают, что более правильно не ломать стены в головах взрослых, а выращивать поколение изначально верных. Не Мелони, Виллем. Дженни.

Виллем Брентон: - Дженни? - переспросил неверяще, невольно сминая лежавшую на камине газету. Впрочем, тут же оставил ее в покое. Значит, вот в чем дело! Дженни проболталась кому-то, может даже самой Льюилл, о той истории с артефактом. И теперь ... - Сэмюэль... - попытался подавить прорывающуюся волну злости в голосе. - Сэмюэль, ей четырнадцать лет. Всего четырнадцать. Как она может служить Ему? Зачем она Ему? Даже... даже если предположить, что Ему потребовались дети, моей дочери совершенно нечего Ему предложить. Она... не выдающаяся волшебница. Мягко говоря. Она совершенно ничем не может быть полезна Ему. Взволнованно прошелся от камина к окну. - Дженни родилась очень болезненным и слабым ребенком. Колдомедики говорили мне, что она попросту может не дожить даже до одиннадцати лет. Когда я видел ее преподавателей в последний раз, они жаловались мне, что Дженни не способна освоить элементарные заклинания из курса ЗОТИ. Я даже думал забрать ее из школы, где учеба создает слишком большую нагрузку для нее. Даже если... даже если Ему могли понадобиться дети, то Дженни будет последней чистокровной волшебницей во всей Британии, которая Его заинтересует.

Сэмюэль Сильвер: - Виллем. В этом мире не так много людей, которым бы я поверил в данном вопросе, но человеку, от которого я получил эту информацию, я верю. Что касается ее способностей - Льюилл говорила, и я ей верю, что Дженни одна из самых способных к трансфигурации студенток, если не самая. Трансфигурация - сложная наука. А магия - далеко не все, что может предложить Ему твоя дочь, чистокровная волшебница из семьи, где остаются потенциально полезные маги, постоянно находящаяся в школе, где немало Его врагов. Подошел к окну, вставая напротив собеседника. - Я не хотел говорить тебе об этом в таком контексте, но не оставил бы в неведении. Безопасность моих детей для меня на первом месте, и если за Дару в ее путешествиях я спокоен, то Льюилл не раз подвергалась опасности. Я знаю, что она искренне симпатизирует твоему сыну и, очевидно, рада этому моему решению. Поговори с дочерью. И с сыном. Если Эмеральд готов после заключения брака уехать в Италию или в Австралию к Даре, пока ситуация здесь не прояснится, мы поговорим еще раз.

Виллем Брентон: Покачал головой. Льюилл - милая девушка и, конечно, сильно преувеличила способности его младшей дочери. А может, дело как раз в том, что она сильно увлечена Эмеральдом и не хотела сообщать своей семье о том, что у жениха есть вот такая бестолковая сестра? - Твоя дочь очень добра, - проговорил нейтрально. Посмотрел на подошедшего Сильвера прямо. Что за источник у него? Если это не сама Льюилл, то кто? - Я уверяю тебя, Сэмюэль, что это невозможно. Даже если предположить фантастическую ситуацию, что Дженни каким-то образом оказалась у Него на службе, я бы об этом точно знал. Мои дети не совершают такие вещи без моего ведома. Повернулся к окну, хмурясь и несколько минут молча что-то обдумывая. - Конечно, я ... поговорю с ними, - обернулся снова к гостю. - Если я отошлю Дженни из Британии, это тебя убедит в том, что она не имеет никакого отношения к Темному Лорду?

Сэмюэль Сильвер: - Если ты прав и отошлешь Дженни из Братании, ты, возможно, сломаешь девочке жизнь. Если прав я, и ты отошлешь девочку из Британии, ты рискуешь навлечь на свою семью Его гнев. Это не имеет смысла. Тоже посмотрел в окно, надеясь разглядеть там выход из этой не самой простой ситуации. - Возможно, все решится значительно проще - согласием твоего сына уехать или его же согласием не форсировать события, пока нет полной ясности, куда движется Британия.

Виллем Брентон: Хмуро выслушал будущего свата. Сломает жизнь? - Перед тем как отослать ее, я, конечно, подтвержу свою же уверенность, что она не имеет к Нему никакого отношения. И, естественно, я позабочусь, чтобы на новом месте у нее было все необходимое. Пожал плечами. - Но если тебе это не нужно... Продолжил уверенно: - Вариант с отъездом для меня предпочтительней. Не думаю, что Эмеральд будет противиться. Я переговорю с ним сегодня же и сразу дам тебе знать.

Сэмюэль Сильвер: - Хорошо. В таком случае, буду ждать результатов ваших переговоров и считаю уместным откланяться. Вопросительно посмотрел на хозяина дома.

Виллем Брентон: Отвесил церемонный кивок. - Был рад тебя видеть, Сэмюэль. Надеюсь, мы сможем решить все вопросы в ближайшее время. Передавай мое почтение супруге и дочери. Провел гостя до двери, кликнул домовика. - Всего доброго, Сэмюэль. Вернулся к своему креслу и устало опустился в него. Провел ладонью по лбу. Связи Сильверов становились невероятно необходимыми его сыну. А тут эта история... так некстати! Дождался возвращения эльфа. - Позови Эмеральда.

Эмеральд Брентон: Спустился откуда-то сверху, насвистывая довольно известную в определенных кругах фривольную песенку. Впрочем, дойдя до конца лестницы, резво оборвал себя, одернул атласный колет, который иногда позволял себе в выходные дни, придал лицу привычно суровое выражение, для стройности сведя брови вместе, и, почувствовав себя подготовленным, вошел наконец в гостиную. - Отец. Коротко склонил голову в приветствии, остался стоять молча, всячески борясь с напряжением - та же комната, тот же отец - только бы не опять старую волынку. Повторять итоги предыдущей беседы не хотелось.

Виллем Брентон: Оторвался от своих размышлений, когда вошел сын. Посмотрел на того хмуро, но без малейшего желания ругать. - Присядь, Эмеральд, - кивнул на второе кресло, в котором только что сидел Сильвер. - Я поговорил с отцом Льюилл. Замолчал, принимая окончательное решение, что из прозвучавшего и давно минувшего сыну полагается узнать.

Эмеральд Брентон: Молча прошел к стоящему рядом с отцовским кресло, сел глубоко, откидываясь на спинку стула, сложил перед собой руки вместе. Переспросил: - Ты поговорил с отцом Льюилл? И речь зашла о грядущей свадьбе? Слегка выжидательно посмотрел на Брентона-старшего, борясь с разнообразными собственными желаниями и главным из них - перестать выглядеть невозмутимым.

Виллем Брентон: - Да, - неспешно кивнул сыну, когда тот сел. Помолчал немного и прибавил: - И к моему немалому огорчению, Сэмюэлю эта идея совершенно не понравилась. Остановил пристальный взгляд на сыне. - Он выразил намерение затягивать со свадьбой так долго, как только это будет возможно вообще.

Эмеральд Брентон: - То есть... Нахмурил брови, изображая усиленный процесс мышления и обдумывания. На самом деле, действительно в этот момент думал и измышлял, но лицо как-то приучилось жить само по себе, докладывая о нужных, а не реальных процессах в голове - спасибо аврорской школе. Впрочем, иногда эти процессы совпадали. Как сейчас, например. - И он высказал это в лицо? Но... почему, отец? Согласиться на свадьбу, чтобы потом оттягивать ее как можно дольше? Оставил невысказанной нелестную оценку действиям вроде неглупого на первый взгляд Сильвера-старшего. Может, внезапно разразившийся старческий маразм?

Виллем Брентон: И снова кивнул. - Да, фактически. Видишь ли... Ты, наверняка, сам слышал - все эти разговоры о том, что будет война... Сэмюэль боится за дочь. Насколько я понял из его слов, его семья обеспечила Льюилл надежных покровителей в обоих лагерях. А мы... Оборвал мысль, заговорил жестче: - Есть одна история, о которой тебе следует знать. Когда еще шла война ко мне обратились двое моих друзей. Оба они были Пожирателями. Им необходимо было оставить где-то тело какого-то убитого волшебника. Они оставили его у нас, но так и не вернулись за ним. Война закончилась, начались суды, аресты и обыски. Я отдал покойника аврорам, и думал, что на этом история закончится. Но совсем недавно она получила свое продолжение. Оказалось, умерший имел при себе какой-то артефакт. Я, конечно, не знал об этом. И этот артефакт понадобился Темному Лорду. Замолчал, как будто произнесенное имя само по себе уже создавало угрозу для его семьи. - Он говорил с Дженни, - продолжил после паузы. - В итоге, артефакт мы так и не смогли найти, но Он, похоже, или сам нашел его, или потерял в нем надобность. Как бы там ни было, но я думал, что вот на этом-то история точно закончится. Раздраженно ударил ладонью по подлокотнику. - Но эта идиотка... она умудрилась разболтать кому-то эту историю! Хотя я предупреждал ее держать язык за зубами! И теперь эту историю знает Сэмюэль. И убежден, что это тупое создание служит Темному Лорду! Абсурд! Естественно. он теперь считает, что наша семья - не слишком подходит его дочери. Разорвать помолвку он не рискует, но намерен тянуть до последнего со свадьбой. Встал, нервно прошелся по комнате. - Единственное, на что он согласился, это ускорить свадьбу при условии, что сразу после нее вы немедленно покинете Британию. Вы можете отправиться к Козиме или в Австралию, где, видимо, есть родственники у Сильверов.

Эмеральд Брентон: Внимательно выслушал изумительную... иначе и не скажешь - информацию. Позволил себе удивленно вскинуть брови, хотя в сравнение с удивлением внутрениим это все равно не шло никак. Вот как, значит. Какой-то убитый волшебник с артефактом, который понадобился самому Темному Лорду. Который допросил по этому поводу мелкую Дженни. И потом нашел или потерял надобность. А мелкая пошла и рассказала кому-то, а этот кто-то - старикану Сильверу. Да, так и было! Спасибо аврорской школе, которая не столько прививает, сколько выбивает. Например - выбивает рефлекс прикладывать руку к лицу при заслушивании очаровательной нелепицы. Или совершенно невозможной внезапности. Или вот, как сейчас. Увлекшись, едва не усмехнулся собственной "аврорской школе", но таки сдержался. Как иногда легко увлечься - удивительно. На всякий случай свел брови вместе, нахмурившись. - Отец... но если это всё правда - в любом случае получается, что теперь мы безынтересны Темному Лорду. История с артефактом в любом случае окончена. Свел ладони рук вместе. - На какой срок мы, по его мнению, должны покинуть Британию?

Виллем Брентон: - Так и есть, - подтвердил слова сына, внутренне радуясь. что тот похож на взрослого адекватного человека. - Но кто и как рассказал эту историю Сэмюэлю, я не знаю. Он не называет свой источник. Сказал только ,что это человек, которому он безоговорочно верит. И верит он не в эту историю, а в то, что Дженни служит Ему. Я даже не знаю, что именно из всего этого он знает - всё, часть, вообще ничего. Но как бы там ни было, это единственная история, которая хоть как-то связывает твою сестру и Его. И именно она легла в основу того, что мы имеем. Посмотрел на сына одобрительно. Ожидал, что тот будет опять противоречить из-за службы в Аврорате. - Мы не оговаривали это. Никто ведь не знает, что будет в стране завтра. Вероятно на год, может на несколько лет... Выдержал паузу и прибавил: - Думаю, не мешало бы и тебе переговорить с Льюилл. Если она со своей стороны попросит отца... Многозначительно посмотрел на сына. Да, сам недавно запрещал ему давить на невесту. Но теперь это было бы ... было бы кстати. - Ты ведь имеешь на нее влияние? А девочка имеет влияние на отца. Он дорожит ею. А я не знаю, кто завтра еще что поведает Сэмюэлю и во что он поверит. Раз он уже поверил в такое... Замолчал. Не предлагать же сыну открытым текстом сделать так, чтоб Сэмюэль сам возжелал скорейшей свадьбы. Конечно, это будет на грани скандала. И Сильвер очень вряд ли им простит такое. Но не станет же он мстить своему зятю? И если связи Сильверов, действительно, настолько обеспечивают безопасность, то дело того стоит. Оставалось надеяться, что Эмеральд проявит догадливость и нужную осторожность.

Эмеральд Брентон: Помолчал какое-то время. Потом помолчал еще и еще, поглядывая периодически на отца. Затем все-таки уточнил негромко: - Отец... ты хочешь, чтобы свадьба была сыграна как можно быстрей, но не хочешь чтобы мы уезжали из Британии? Спросить хотелось гораздо больше, но оно либо не имело отношение к теме разговора, либо спрашивать надо было не у Брентона-старшего. Оставил в памяти зарубку относительно мелкой Брентон, но выговаривать вслух не торопился.

Виллем Брентон: Остановился у портрета покойной супруги. - Это не такая и плохая мысль, Эмеральд. Там, вдали от Британии, с вами ничего не случится. И я буду спокоен за тебя. А когда здесь все будет выглядеть более определенно, вы сможете вернуться. Замолчал, глядя на сына. С одной стороны, где-то далеко он будет в безопасности, а с другой, он не сможет быть рядом. Не слишком ли рано для Эмеральда начинать самостоятельную жизнь? - Свадьба - это хороший повод для отъезда. Никто не скажет, что вы сбежали. Тем более, что здесь остаемся я и Мелони.

Эмеральд Брентон: Покачал головой непонимающе. - Отец, я не понимаю. О чем, в таком случае, мне нужно.... поговорить с Льюилл? Достаточно объявить, что после свадьбы мы уедем куда-угодно, и свадьба будет ускорена без дополнительных... ускорений. Развел руки в стороны. - Будет достаточно обоснованно устроить кругосветное путешествие в качестве свадебного подарка Льюилл. Затем медовый месяц растянется на год. Мир столь велик и столь необычен... Льюилл понравится.

Виллем Брентон: Нахмурился, проговорил озабоченно: - Мне очень хотелось бы верить, что эти странные доброжелатели, которые снабжают Сэмюэля столь странной информацией, на этом и остановятся. Ибо с таким же успехом этот кто-то может в следующий раз сказать ему, что ты - Пожиратель Смерти. И он снова изменит свои планы. И в таком случае Льюилл - наша единственная возможность повлиять на него. Если она очень постарается убедить отца, а перед этим ты очень постараешься донести эту мысль до нее, у нас будет больше шансов, что свадьба не сорвется в последний момент из-за какой-то глупости. Одобрительно кивнул сыну. Все же надо было признать, что за последний год он сильно изменился. Повзрослел. - Да. Кругосветное путешествие подойдет идеально.

Эмеральд Брентон: Поморщился. Протянул задумчиво: - Стоило бы выяснить, откуда у Сильвера берутся эти слухи и кто его "надежный источник", нежели опасаться повторных... эксцессов. Покачал головой. - Я, пожалуй, сам поговорю с Дженни и выясню, кому она могла рассказать то, что рассказала. Это может быть ниточкой. Одернул сам себя, поняв, что несколько увлекся рассуждениями вслух. Заговорил громче и энергичней: - Да, отец, конечно же, я поговорю с Льюилл. Думаю, вместе мы сможем договориться с ее отцом.

Виллем Брентон: Отрицательно качнул головой. - Я не очень представляю, кому она могла это все рассказать так, чтоб информация дошла до Сэмюэля. Разве только самой Льюилл. И если ты будешь говорить с Дженни, то как раз доставь ее потом домой. Потому что я тоже хочу поговорить с ней, - закончил жестко. Кликнул домовика. велев принести сову. - Я напишу Сэмюэлю по поводу кругосветного путешествия. Полагаю, его это устроит. Кивнул сыну. - Постарайся, Эмеральд. Взял клетку с белой птицей у эльфа и шагнул к выходу. - Увидимся за ужином.

Эмеральд Брентон: - Отец. - Окликнул, нехотя вставая с кресла, сделал шаг вперед. - Прошу тебя, не будь строг к Дженни. Ты же сам понимаешь, - Развел руками, - Что она никак не может служить... Темному Лорду. Да и не мог Он ей заинтересоваться, это же ясно любому. Дженни - слабый ребенок, маленький и глупый. Даже если она что-то разболтала - она этого, скорей всего, даже не заметила. Что с нее требовать? Поправил задумчиво вазу на журнальном столике - опять Мелони устроила цветник. - Но даже слабая и глупая Дженни все равно носит фамилию Брентон. А потрясения в Хогвартсе в последнее время плохо сказались на ее здоровье - ты же видел, как она выглядела на семейном ужине. Она не готова ни к взрослым разговорам, ни, - Подчеркнул голосом, - Ни к воспитательным. Сейчас ее здоровье надо поберечь. В Хогвартсе она восстановится лучше.

Виллем Брентон: Остановился у двери, обернулся к сыну. - Разумеется, она не может! Я ни на секунду не могу допустить, что эта нелепица, которую выдал Сэмюэль, может иметь под собой хоть какие-то основания. Но она не такой уже и ребенок. И какой бы глупой она ни была, она вполне способна усвоить элементарные вещи. Я напрямую запретил ей рассказывать кому бы то ни было эту историю. Она ослушалась. И вот результат - ее выходка едва не стоила тебе брака. Что если бы Сэмюэль вообще разорвал помолвку? Или заявил бы, что свадьба откладывается, без разъяснения причин? А если бы министром сейчас был Поттер - я бы уже был арестован за пособничество Пожирателям. Я не говорю уже о том, что будущий супруг Мелони и его семья тоже вряд ли будут рады подобным слухам о нашей семье. Нахмурился, продолжил достаточно сурово: - Ее здоровье меня волнует сейчас меньше всего. Она должна усвоить, что она - Брентон, и это накладывает на нее определенные обязательства по отношению к нам.

Эмеральд Брентон: - Если про Брентонов будут говорить, что в этой семье одни члены семьи калечат других - таким слухам будут рады еще меньше, отец. Сделал еще один шаг к Брентону-старшему. - Сначала надо убедиться, что она вообще хоть что-то говорила. Затем - что сделала это специально. Иначе никакого воспитательного эффекта не будет всё равно.

Виллем Брентон: Посмотрел на сына с некоторым удивлением. - Калечат? - переспросил раздражаясь. - Изволь подбирать выражения, Эмеральд! Если эта идиотка не способна понимать человеческую речь, я найду способ вбить в ее пустую голову элементарные правила послушания. Специально или нет - это не меняет по большому счету сущности ее проступка. Она должна делать то, что ей говорю я. И она будет слушаться.

Эмеральд Брентон: Покачал головой. В самом деле - что ему эта мелкая, между братом и сестрой никогда не было ничего... светлого. Не убьет ее Брентон-старший, и то хорошо. Пусть из всего извлекает уроки. Надо лишь выяснить, что она там на самом деле болтала и кому. - Как знаешь. - Буркнул.

Виллем Брентон: Адресовал сыну строгий взгляд, подозревая, что тот продолжит препираться. Но ничего подобного не случилось. - Приведи ее домой, как поговоришь. И не затягивай с разговором, - закончил сухо. Развернулся и снова шагнул к выходу.

Эмеральд Брентон: С ничего не выражающим лицом дождался, пока отец уйдет. - Интересно, очень интересно... Аппарировал прочь прямо из комнаты.

Сэмюэль Сильвер: Зашел в гостиную, встал у окна в ожидании хозяина.

Мелони Брентон: Предупрежденная домовиком спустилась в гостиную. - Мистер Сильвер? - окликнула неожиданного визитера. - Добрый вечер, сэр. Подошла к гостю, теряясь в догадках о том ,что стало причиной его появления. - Отца, к сожалению, сейчас нет дома, сэр. И Эмеральда тоже. Могу я что-то для вас сделать, сэр?

Сэмюэль Сильвер: Удивленно посмотрел на девушку, словно не сразу вспомнив, кого видит перед собой. Кивнул. - Мелони, добрый вечер. Вы как всегда очаровательны. Мне необходимо видеть вашего брата или вашего отца, предпочтительно - обоих сразу. И все, что вы можете для меня сделать - сообщить, где именно я могу их найти.

Мелони Брентон: Улыбнулась, начиная подозревать, что что-то произошло. Что-то не очень хорошее, кажется - если судить по лицу отца Льюиил. - Вы очень добры, сэр.... Я, к сожалению, не знаю, где сейчас Эмеральд, сэр. Я не видела его со вчерашнего вечера. Наверное, он у кого-то из своих друзей. А отец в гостях у мистера Редли. Могу я предложить вам дождаться их здесь, пока я отправлю им сов, сэр?

Сэмюэль Сильвер: Уточнил обеспокоенно: - Со вчерашнего вечера? Вы уверены? Задумался, считать это хорошей вестью или плохой. Едва ли Стефани подняла панику из-за периода меньше суток, учитывая, что будучи в розыске рискнула написать Малфою. - Да, я подожду. Но у меня есть просьба, Мелони. Отправляйте сов из этой комнаты, пожалуйста.

Мелони Брентон: Кивнула, невольно все больше проникаясь волнением из-за настроения гостя. - Да, сэр. Мы говорили с ним в этой гостиной после ужина. Озадачилась высказанным странным пожеланием, но возражать не стала. - Конечно, сэр. Позвала домовика. - Принеси сов, пергамент и перо с чернилами! Взглянула на мистера Сильвера. - Могу я предложить вам присесть, сэр? Быть может, вы желаете чай или кофе, сэр?

Сэмюэль Сильвер: - Хм... Мелони, мне тоже необходимо отправить сову. Прошел к креслу, принял от домовика пергамент и перо, написал короткую записку: Люциус, Эмеральд был дома вчера вечером. С.С. Отправил сову Малфою и только после этого ответил на вопрос: - Кофе. Благодарю.

Мелони Брентон: Отдала необходимые распоряжения эльфу, и после того, как гость получил свой кофе с вазочкой сладостей и молочником, села написать свои письма. Слегка задумалась над первым письмом. Говорить ли отцу, что отец Льюилл ищет и брата? "Отец! Пришел мистер Сильвер, хочет поговорить с тобой. Мелони." И тут же набросала второе. "Эми! Кажется, что -то случилось. Пришел мистер Сильвер. Хочет видеть отца и тебя. Спрашивал, когда я видела тебя последний раз. Отцу я уже написала. Мел." - Виллем Брентон! Эмеральд Брентон! - выпустила обеих птиц в окно. Вернулась к гостю. - Я думаю, отец скоро будет, сэр. Едва успела сесть, как в окно влетела та сова, которая была отправлена Эмеральду. Встала, подошла к птице, взяла ее на руки, удивленно рассматривая. - Ничего не понимаю, - проговорила озадаченно. - Такого еще никогда не было. Но, быть может, дело в том, что это - новая сова? Может, с ней что-то не так? Повернулась к гостю. - Простите, сэр, кажется, что-то с совой. Сейчас вернется другая - и я отправлю письмо Эмеральду.

Сэмюэль Сильвер: Внимательно проследил за действиями девушки. Увидев вернувшуюся сову даже не удивился, только молча кивнул, соглашаясь - отправьте другую. Впрочем, почти уверен, что результат не изменится.

Виллем Брентон: Вернулся домой с выражением обеспокоенности на традиционно хмуром лице. Прошел прямо в гостиную. - Сэмюэль! - приветственно кивнул почти родственнику. Сделал знак дочери, чтобы покинула комнату. - Я так понимаю, что-то случилось? - спросил, как только за Мелони закрылась дверь.

Сэмюэль Сильвер: Встал, чтобы поприветствовать своего будущего родственника. Кивнул. - Случилось. Льюилл пропала. Ее не могут найти совы, даже ее собственный филин. Последний раз ее видели, когда она собиралась на встречу с Эмеральдом. В упор посмотрел на Виллема. - Мелони сказала, что видела Эмеральда вчера. Сегодня совы, отправляемые ему, тоже возвращаются.

Виллем Брентон: Помрачнел. Вот только этого не хватало! А ведь уже почти казалось, что до счастливого отбытия молодоженов в кругосветное путешествие, рукой подать можно. Но нет - Эмеральду просто паталогически необходимо все время что-то устраивать! - Да, он был вчера дома, - подтвердил слова дочери, собираясь с мыслями. - Сэмюэль, я уверен, что если Эмеральд знает, где Льюилл, с ней все в порядке. Он не допустит, чтобы с твоей дочерью что-то случилось. Замолчал, запоздало сообразив, что может означать тот факт, что совы не достигают адресатов. Что если с Льюилл случилось что-то ужасное, а Эмеральд просто не сказал никому? Что если теперь это ужасное случилось и с ним самим? С его сыном. Единственным сыном. Побледнел. - Ты пробовал отправить Льюилл Патронуса?

Сэмюэль Сильвер: Кивнул. - Льюилл многое пережила. Я бы не хотел для нее дополнительных... Стрессов. Я надеюсь, ты поможешь мне найти своего сына, и надеюсь, ему известно, где моя дочь. Она доверяет ему. Не стал продолжать, полагая намек очевидным. Нахмурился: - Нет. Признаю, такой вариант не пришел нам в голову. Возможно, ее коллеги, которые подняли панику, пытались, но мне они не сообщили.

Виллем Брентон: Достал палочку из внутреннего кармана пиджака. Вот пусть только Эмеральд найдется... - Я уверен, что с ним она в полной безопасности. Восстановил в памяти знакомые образы, очерчивая круг большого диаметра. - Expecto Patronum! Склонился к появившемуся полупрозрачному медведю, тихо отдав ему приказание. Провел взглядом удалившегося Патронуса. - Может быть, стоит послать и к Льюилл, на тот случай, если они не вместе?

Сэмюэль Сильвер: Кивнул, вытаскивая палочку. Думать о том, что с дочерью что-то случилось, и там, где это случилось, она совсем одна - почти невыносимо. Едва заметно улыбнулся, обращаясь к привычному образу и очерчивая палочкой круг. - Expecto Patronum! Склонился к появившемуся сияющему волку, тихо отдав приказание. Проводил взглядом. - Что еще мы можем сделать, чтобы защитить детей? Что еще я не сделал, чтобы защитить Льюилл? Когда мы их найдем, - сознательно не стал использовать "если", - Льюилл немедленно покинет страну. С Эмеральдом или без него.

Магическая Британия: Спустя непродолжительное время оба патронуса вернулись.

Виллем Брентон: Проследил за отправкой второго Патронуса. - Сэмюэль, может, нам просто поторопиться со свадьбой и, действительно, поскорей отправить их... Не договорил, глядя, как Патронусы, один за другим, возвращаются в гостиную. Резко поменялся в лице. Его сын... его сын - мертв? Потянулся к галстуку, ослабляя узел. Нет, невозможно! Они просто не дождались свадьбы и убежали за границу сами. Но как Эмеральд мог - уехать без разрешения?!

Сэмюэль Сильвер: Не успел ничего ответить Виллему, даже поняв, куда он клонит. Ничего не выражающим взглядом посмотрел на вернувшихся патронусов, исчезнувших по возвращении. Подумал о том, что вариант Малфоя перестал казаться не только абсурдным, но и нежеланным. - Поторопимся. Когда найдем. Прошел к бару, налил виски в стакан и подал хозяину дома. - Виллем, это еще ничего не доказывает.

Виллем Брентон: Молча принял стакан от Сильвера, сделал глоток, разрываясь между желаниями во что бы то ни стало верить в лучший исход и прибить Эмеральда собственноручно. - Да. В любом случае, Эмеральд не уехал бы надолго без разрешения. И не бросил бы свою службу в Аврорате. Непроизвольным движением второй рукой взялся за сердце. Сделал еще глоток, вспомнил: - Ему сегодня вечером заступать на дежурство. Он не может не прийти. Они вернутся, Сэмюэль.

Сэмюэль Сильвер: - Вернутся, - кивнул, отходя к дверям и окриком вызывая эльфа. Отправил ушастого домовика за Мелони. - Виллем, Мелони поможет тебе. Меня ждут люди, принимающие участие в поиске. В Министерстве уже в курсе исчезновения детей, мне сообщат, если Эмеральд появится. Разумеется, неофициально. Я свяжусь с тобой, если что-то прояснится.

Виллем Брентон: Отмахнулся. - Все в порядке, мне не нужна помощь. Отставил стакан, кивнул уходящему гостю. - Если я увижу Эмеральда раньше, я напишу тебе. Постоял немного в одиночестве, раздумывая над тем, кому сын мог поведать о своих планах. Прихватил клетку с совой, вышел из комнаты.

Сыч: Влетел в открытое окно и примостился на одном из кресел. Куда лететь? Где адресат? Где открытые двери?

Мелони Брентон: Отложила бесполезное рукоделие: сейчас все попросту валилось из рук. Встрепенулась, услышав хлопанье крыльев. - Беллинус! Поняла, что появившаяся сова совсем не та, которую ждала. Или, наоборот, именно та? Поторопилась подойти к креслу, чтобы забрать послание.

Сыч: Улетел под люстру, сердито клокоча. Не тот адресат. Наматывает круги, все громче и громче вереща.

Мелони Брентон: Отступилась, делая вывод, что послание адресовано или отцу, или брату. Наверное, кто-то ищет Эмеральда, но с тем же результатом, что и они. Озадаченно посмотрела на птицу. Отпускать ее было нельзя, но и не выслушивать же этот крик! Вздохнула и отправилась закрывать окно.

Сыч: Успокоившись, повис на люстре вниз головой. Немного так повисев, подлетел к двери, ведущей из гостиной.

Мелони Брентон: Закрыла окно. Обернулась к притихшей птице, явно мечтавшей о судьбе крылана: и кто дрессирует этих сов? Молча покачала головой, не намереваясь открывать перед взбалмошной совой дверь из гостиной. Кликнула домовика. - Присмотри за ней, - кивком указала в сторону почтальона. Аппарировала из комнаты.

Сыч: Уселся на какую-то картину и, нахохлившись, прищурил один глаз, рассматривая домовика. - Вух! - грозно крикнул ему с высоты своего "гнездовья".

Магическая Британия: Что-то бормоча себе под нос, домовик устроился прямо на полу у камина и принялся старательно гипнотизировать птицу пристальным взглядом.

Сыч: Выпучил оба глаза и, максимально распушившись, грозно заклокотал, не сводя взгляда с домовика.

Магическая Британия: Эльф с довольной физиономией продолжил "игру в гляделки" с вверенной ему совой.

Сыч: Не моргает и продолжает пучить глаза на домовика. Ждет, когда эльф не выдержит и сдастся.

Магическая Британия: Через какое-то время домовик моргнул, но, судя по всему, нисколько не расстроился. Эльф подпер руками голову и завороженно продолжил глядеть на птицу.

Сыч: Радостно запрыгал на картине, тонко заверещав. Снова подлетел к двери и взглянул на эльфа.

Магическая Британия: Оставаясь на месте, домовик проследил взглядом за взлетевшей птицей, воодушевленно закивал головой. - Тарпи хороший эльф, Тарпи присмотрит за птицей!

Сыч: Сел перед эльфом и продемонстрировал лапу с запиской. На ней можно было разобрать надпись, сделанную печатными буквами: "Поместье Брентон. Виллему Б.."

Магическая Британия: Эльф наклонил голову, внимательно рассматривая письмо. После чего проговорил: - Тарпи - хороший эльф, Тарпи присмотрит за птицей. Птица - хороший почтальон, птица будет ждать хозяина.

Сыч: Клюнул эльфа в ухо и взлетел обратно на картину. Отвернулся и уставился на стену.

Магическая Британия: Эльф взвизгнул и даже подпрыгнул от неожиданности. - Плохая птица! Тарпи - хороший эльф, Тарпи присматривает за птицей! А птица - плохая! - заявил безапелляционно. Потирая пострадавшее ухо, домовик опять уселся на пол и принялся гипнотизировать на этот раз спину совы.

Сыч: Распушился до такой степени, что стал похож на перьевой шар. Осматривает комнату, нет ли где щелок, в которые может пролезть маленький сыч и которые могут вести за пределы комнаты.

Магическая Британия: Если в комнате и есть щели, то они либо совсем крохотные, куда может разве что муха пролезть, либо спрятаны где-то за мебелью.

Сыч: Ничего больше не оставалось, кроме как сидеть и демонстрировать свою спину домовику.

Мелони Брентон: Вместе с братом аккуратно вошла в комнату, стараясь сделать так, чтобы птица не улизнула в коридор. Прикрыла дверь. Нашла сову взглядом и кивнула в ее сторону Эмеральду. - Вон она!

Эмеральд Брентон: Вошел следом за сестрой, придирчиво глядя на... совенка? - Незнакомая. - Констатировал. - Ну? Протянул руку вперед, решив поскорей разобраться с этим делом. Если письмо для него - даже самая глупая птица сорвется с места и вручит письмо. Если не для него - то и задерживаться не стоит.

Сыч: Улетел под люстру. Не его адресат. Снова отвернулся от всего мира, заодно высматривая, не появилось ли щелей под его размеры.

Эмеральд Брентон: - Нет, значит нет. Пожал плечами. - В таком случае я - на службу. Бережно коснулся плеча сестры, заговорил чуть тише. - Мел, прикрой меня перед отцом, если он будет бунтовать? Мы с Льюилл всего лишь решили прогуляться вдали, но ты же понимаешь... Замолчал, не заканчивая мысль. Затем чмокнул сестру в щеку, спеша ретироваться, пока не начался очередной круг нотаций - мало ли что она успела себе надумать! - Не беспокойся за меня, все будет волшебно! Выскользнул за дверь, тут же закрывая за собой. Сделал несколько широких шагов к двери, а потом, махнув рукой на приличия, аппарировал прямо с порога. В конце концов, какие могут быть приличия - он у себя дома!

Сыч: Слетел с люстры и сел у окна, выжидательно его гипнотизируя.

Мелони Брентон: Проследила за совой, которая, как выяснилось ждала отца. Улыбнулась брату, укоризненно покачав головой. Все хорошо, что имеет хорошее завершение. - Удачного дежурства! Выскользнула из комнаты чуть погодя, намереваясь уведомить отца о счастливом возвращении Эмеральда.

Виллем Брентон: Спустя какое-то время вернулся домой. Переговорив по пути с дочерью, вошел в гостиную, рывком распахнув дверь. - Хватит! - резко бросил идущей следом Мелони. - Я не желаю больше ничего слушать! Оглянулся по сторонам. - Где сова?

Сыч: Возмущенно заверещал, когда понял, что никто из комнаты его выпускать не хочет.

Сыч: Заметил адресата, сел тому на плечо и вытянул лапку с запиской. "Уважаемый мистер Брентон. Я искренне уважаю вас и потому довожу до вашего сведения, что недавно вашу старшую дочь Мелони видели в обществе совершенно неподобающем ее статусу и положению. Дочь такого уважаемого человека, как вы, расхаживала по улицам в компании маггловского отребья. Очень надеюсь, что только я узнала ее, иначе поползут ужасные слухи. Искренне ваш доброжелатель." Слетел обратно к окну, просится наружу.

Виллем Брентон: Отвязал от лапы птицы послание, развернул. Сделал знак дочери, чтобы ушла. - Выпусти сову! - приказал все тому же эльфу, которому недавно было поручено присматривать за почтальоном. Быстро прочел письмо. - Мелони! Не дожидаясь, пока дочь вернется, вышел за ней сам.

Магическая Британия: Домовик послушно подошел к окну и распахнул его перед совой, выпуская пленника на свободу.

Сыч: Вылетел из окна, отчаянно махая крыльями.

Сэмюэль Сильвер: Аппарировал вместе с младшим Брентоном к поместью, прошел в гостиную, следя, чтобы молодой и храбрый аврор не удрал от перспективы встречи с отцом. - Найди хозяина, - приказал отрывисто домовику, отошел к окну.

Виллем Брентон: Вошел в комнату мрачнее тучи. Посмотрел на сына взглядом, не предвещающим ничего хорошего. - Эмеральд, - выдавил сквозь зубы и замолчал, сдерживая злость. После паузы обратился к Сильверу: - Льюилл... Тебе удалось найти ее?

Сэмюэль Сильвер: Кивнул хозяину дома, усмехнувшись и посмотрев на мальчишку не предвещающим ничего хорошего взглядом. - Да. Она прислала Патронуса, сейчас уже должна быть в школе. Льюилл действительно была с Эмеральдом. Твой сын весьма доходчиво сообщил мне, что безопасность моей дочери - и его забота. Я рад, что он проявляет такое внимание к моей дочери. Был бы рад. Но помимо этого он поведал мне занятнейшую историю о том, как у него выдался выходной. Окончание процедил сквозь зубы: - И он решил провести его со своей невестой. В Альпах. Вдвоем. Не уверен, что твой сын понимает, насколько скомпрометировал и себя, и мою дочь.

Эмеральд Брентон: - Отец. Коротко кивнул в знак приветствия, входя в гостиную следом за Сильвером-старшим. А больше не успел сказать ничего, потому что гость заговорил. Осталось лишь стоять молча с уверенным видом. Это же лучше, чем стоять с видом неуверенным или перебивать? Скрестил руки перед собой. Покачался, перекатываясь с носков на пятки и обратно. Решил помолчать еще, наблюдая за развитием событий.

Виллем Брентон: Нахмурился, слушая Сильвера. Молча подошел к сыну, продолжая взглядом метать в того молнии. - Сэмюэль, - начал с явным трудом подбирая слова. - Мне очень жаль. Эмеральд не должен был так поступать. Взял за локоть сына, который в такой ситуации мало того, что отмалчивался, так еще и всем своим видом показывал неуважение к оскорбленным чувствам отца своей невесты. С силой сжал руку Эмеральда, надеясь, что тот хотя бы позу примет подобающую случаю. - Прими наши извинения. Я надеюсь, это происшествие не изменит твои планы, Сэмюэль?

Сэмюэль Сильвер: Усмехнулся, холодно глядя на семейную идиллию злого отца и очевидно нерадостного сына. - Виллем, надеюсь, ты поймешь меня, если я не стану давать ответ на твой вопрос до разговора с дочерью. Как и обещал, как только появилась информация о твоем сыне, я незамедлительно передал ее тебе. Вместе с сыном. Надеюсь, ты объяснишь молодому наследнику твоей фамилии, почему не следует так поступать, что именно не так в этой ситуации, помимо очевидно, и что будет с его блистательной карьерой, если я увижу или услышу хоть один грязный слушок о досуге моей дочери. Это не угроза. Это констатация факта. На этом, если позволишь, я вас оставлю. Одна студентка Рейвенкло нуждается в пояснении, что такое разум, и почему им иногда полезно пользоваться.

Эмеральд Брентон: Расцепил руки, придавая лицу скорбное выражение. - Примите мои извинения, мистер Сильвер. Я был честен с Вашей дочерью и надеюсь, что мне не придется доказывать обратное. Замолчал, попытавшись вырвать руку из цепкой руки отца. Вот еще не хватало.

Виллем Брентон: Утвердительно кивнул гостю. - Да, конечно. Уверен... - посмотрел на сына, - уверен, что такого больше не повторится. И ты можешь быть спокоен относительно возможных, а точнее - совершенно невозможных слухов. Кликнул домовика, поручая тому сопроводить Сильвера. Простился с гостем и едва за тем закрылась дверь, отпустил руку сына. - Вы что, издеваетесь с Мелони? - угрожающе надвинулся на Эмеральда. - Ты развлекался, а я должен за тебя краснеть и унижаться? Ты когда начнешь думать головой, а не своим аврорским значком?

Эмеральд Брентон: Сделал пару шагов в сторону, едва появилась такая возможность. Помолчал. - Отец, мне кажется, я тебя не совсем понимаю. При чем тут Мелони? Вновь помолчал. - Я уже сказал, что был честен с Льюилл. Никто о нашей встрече не знает. И не узнает, если не найдется кто-то, кто расскажет. Едва заметно повысил голос. - Я не знал, что мне запрещено встречаться с собственной невестой до свадьбы.

Виллем Брентон: Пододвинулся к отступившему сыну. - При том, что она - моя дочь, и я не позволю, чтобы о Брентонах говорили как о тех, кто путается с простецами! А ты - мой сын, и это очень хорошо, что ты был с Льюилл честен, но она пока еще не твоя супруга, а значит ее отец должен иметь возможность в любой момент времени знать: где и с кем его дочь. Ей семнадцать, она может забыть уведомить родителей, но тебе-то вроде как больше. По документам, по крайней мере. Потому что на самом деле я не вижу разницы, между семнадцатилетней девичьей беспечностью и твоей двадцатичетырехлетней безответственностью. Резко отошел от сына. - Ты думаешь только о себе. Захотел - потянул девушку на край света, захотел, никому ничего не сказал. Это, по-твоему, быть взрослым и ответственным человеком? А то, что отец Льюилл весь день себе места найти не может, то, что мы уже собирались заказывать тебе похороны - это все второстепенно! Потому что ты. Отправился. В Альпы!

Эмеральд Брентон: Немного опешил от столь многословной... морали. Промолчал с минуту, подбирая хоть какие-то слова. Поинтересовался наконец с интонациями осторожного студенческого любопытства: - А что я должен был сделать? Приподнял вопросительно бровь.

Виллем Брентон: Разочарованно посмотрел на сына. - Что? Я не достаточно понятно объясняю? Ты должен был или не тянуть девушку за границу, или уведомить хотя бы меня, где и с кем ты будешь, и что Сильверы не имеют ничего против, или позаботиться о возможности связаться с вами. А если я должен объяснять тебе такие простые истины, то это значит, что ты - сопливый мальчишка, который не готов не только становиться главой семьи, но и плохо понимающий что значит быть сыном и братом. Раздраженно поднял и опустил на каминную полку пустой стакан. - Сильвер хотел отправить дочь за границу одну. Без тебя. Я уговаривал его не делать этого. А теперь... Если безответственный и пустоголовый аврор не может позаботиться о своей семье и детях, не может освоить элементарные правила приличия и, соответственно, не может воспитывать моих внуков, в таком случае я поговорю с Сильвером - пусть поступает, как наметил.

Эмеральд Брентон: - Отец, как ты себе это представляешь? - Заговорил чуть быстрей, чем следовало бы. - Я встречаюсь с девушкой, она предлагает прогуляться, но вместо того, чтобы проявить уважение к желанию невесты, я должен начать уведомлять по списку о короткой прогулке на полдня? Оборвал собственную возмущенную речь, услышав продолжение. Переспросил куда тише: - Ты хочешь. Разорвать. Помолвку?

Виллем Брентон: Проигнорировал первый вопрос сына. - Завтра утром ты отправишься к Сильверам. Говори им, что хочешь, извиняйся и заглаживай свою вину как знаешь. Но если я еще хоть один раз увижу на пороге нашего дома Сэмюэля, который недоволен твоим поведением, если я еще хоть раз услышу от него хоть малейший намек на то, что мой сын пренебрегает правилами приличия... Сжал в руке несчастный стакан. - Можешь не сомневаться - я разорву эту помолвку.

Эмеральд Брентон: Опять простоял молча в затягивающейся паузе, прежде чем заставил себя ответить - хорошо, что не сквозь зубы. - Да, отец. Это всё? Принялся молчать дальше, сжав зубы и ожидая разрешения покинуть гостиную.

Виллем Брентон: Оставил стакан в покое, смерил сына угрюмым взглядом. - Да, всё. Ступай. Демонстративно отвернулся, ожидая, пока Эмеральд покинет комнату.

Эмеральд Брентон: Получив разрешение, молча развернулся, и чеканным шагом вышел из гостиной, напомнив себе чуть позже вернуться и справиться, что отец там про Мелони говорил. День был безнадежно испорчен - на службе отгул, дома находиться - тошно. Напиться, что ли? Скрылся с глаз, покидая и поместье.

Почтальон: Влетел и бросил на стол газету с печатью Хогвартса.

Дженни Брентон: Шагнула из камина, к своей радости находя гостиную пустой. Время было подобрано правильно – отец и брат отсутствовали. Пристроила пальто на спинку дивана и осмотрелась. Вокруг что-то неуловимо поменялось. Словно тут побывал дементор. Теперь это было просто место, где она жила. Вещи, стены, портреты – десятки свидетелей ее прошлого. Здесь больше не хотелось замирать в благоговейном трепете. Отсюда хотелось убраться. Назад в Хогвартс, где тюрьма внезапно становилась единственно возможной для нее свободой. Кликнула домовика. Справилась о сестре и велела сообщить той о своем появлении. В ожидании остановила взгляд на портрете матери и какое-то время молча разглядывала знакомые черты, замершие в улыбке. Кивком отпустила вернувшегося эльфа и попыталась немного пригладить растрепанные волосы, чтобы не вызывать неудовольствие Мелони с первых же секунд.

Мелони Брентон: Без особого энтузиазма закончила разбирать покупки и спустилась в гостиную. Количество неприятностей на один конкретный день грозило возрасти – вряд ли Дженни сейчас встретит ее хорошими новостями. - Здравствуй, - окликнула немного устало. Критически осмотрела сестру. Ну, хоть не розовое платье! - Ты надолго? Отец ничего не говорил о том, что ты будешь сегодня. У тебя что, опять что-то стряслось?

Дженни Брентон: Внимательно посмотрела на сестру, пытаясь увидеть что-то, что укрепило бы ее намерение. - Здравствуй. Нет, я только… Он не знает. Я не стала предупреждать. Я ненадолго. Ничего. Ничего не стряслось. Все хорошо. Я хотела поблагодарить тебя за платье и … и рассказать кое что. Это… это один случай. Он произошел в том году на День мертвых. Нервно поправила выбившуюся на лицо прядь волос. Ощущение правильности поступка медленно ускользало, уступая место неловкости

Мелони Брентон: Отметила валяющееся на диване пальто. Ненадолго? Тем лучше, пожалуй. Пояснила: - Тебе скоро семнадцать. Неприлично уже ходить в таких юбках, - кивнула на форменный комплект сестры. – Но, кажется, мне стоило прислать тебе и расческу? Приготовилась читать лекцию о том, как надлежит выглядеть приличной волшебнице, но Дженни внезапно заговорила о чем-то странном. - На День мертвых? – переспросила, на время откладывая нотации. Не удержалась и вздохнула, предчувствуя, что ей вряд ли понравится этот рассказ. Похоже, сестра все-таки что-то натворила. Кажется, этот день закончится головной болью. И хорошо бы не очень сильной.

Дженни Брентон: Утвердительно кивнула, старательно игнорируя желание остановиться. Ей кажется, или Мелони тоже этого хочет? - Да. Это был День мертвых, и со мной говорила мама, - постаралась взять себя в руки и продолжить как можно уверенней. Выдохнула, хотя никакой паузы именно в этом месте не предполагала. Остановила на сестре напряженный взгляд, пытаясь отгадать, правильно ли говорит. Теми ли словами. И какие вообще нужны сейчас слова? Добавила: - Она пришла из-за Завесы, у нее было мало времени. Она говорила со мной. И я только хотела передать, что она спрашивала о тебе и об Эмеральде. И что она очень за вас волнуется.

Мелони Брентон: Удивленно поглядела на сестру. Мама? - Что? – сразу поймала паузу. Провела рукой по своему плечу, вдруг ощущая какую-то слабость. Не так, не сейчас, не с Дженни! Сделала пару шагов до кресла, села. Как вообще такое возможно? Недоверчиво произнесла: - Я не поняла тебя. Очень постаралась вникнуть, переварить, осознать, но это было слишком. Чересчур слишком. Остановила Дженни жестом вскинутой руки. - Постой! Ты говоришь, она пришла … к тебе? – ухватилась за самую странную часть повествования. - К тебе? Она могла прийти ко мне, к Эми, к отцу, но пришла к тебе? Почему?

Дженни Брентон: Еще раз кивнула. Отчетливо различила пренебрежение в вопросе старшей сестры. Как тогда, в лазарете, отец. К ней… К ней не мог обратиться Темный Лорд. С ней не могла говорить мать. Слегка нахмурилась, но продолжила прежним тоном: - Я не знаю. Она… она тоже не знала, почему так вышло. Она хотела к вам. Увидеть вас. Но так получилось… Посмотрела на сестру, ожидая новых вопросов.

Мелони Брентон: Потрясенно смотрела на Дженни, пока та говорила. Так получилось? Как?! Как могло «так» получиться? Шестнадцать лет она живет без матери, и еще один Мерлин знает сколько будет жить без нее. А она пришла… к Дженни? Потому что «так получилось»? Еще какое-то время продолжала молчать, когда уже и сестра замолчала. Затем негромко проговорила: - И ты ничего не сказала? За целый год.

Дженни Брентон: Отвела взгляд. - Прости, я… Запнулась. Конечно же, стоило рассказать раньше. И то, что ей не было до других дела – сомнительное оправдание. - Она сказала, что гордится тобой, - вернулась к заготовленной речи. - Что ты – идеальная дочь. И велела передать, что любит тебя. И с ней все в порядке. Там. Я … я знаю, что должна была сразу сказать тебе, но я не была уверена, что ты мне поверишь, - сочинила на ходу оправдание. Осторожно посмотрела на Мелони.

Мелони Брентон: Моргнула, чувствуя себя так, словно не до конца проснулась и все еще одной частью сознания находится в каком-то очень нереалистичном сне. Но ведь если пересказать самой себе увиденное, сразу станет четко заметна грань, отделяющая видения от яви? - Поверю? Поверю, что мама пришла к тебе, что говорила с тобой, когда могла… Сделала глубокий вдох. Некоторые сны просто невозможно проговорить вслух. Коснулась кончиками пальцев висков. Разделить несложно. Достаточно вспомнить последние скандалы в доме, историю с Зораланом, и всему найдется логичное объяснение. Твердо произнесла: - Вместо того, чтобы учиться чему-то нужному в школе, Дженни, ты научилась там врать. Ты врешь отцу, мне… Ты думала, я не узнаю про сову? Сначала ты лжешь о птице, теперь – это. Поднялась и сделала шаг к сестре. - У тебя совсем в голове пусто? Не понимаешь, что есть вещи, о которых нельзя сочинять? Это не игрушки, Дженни!

Дженни Брентон: Растерянно замолчала. Почему ей не пришла в голову мысль, что Мелони на самом деле возьмет и просто не поверит? - Но… я не вру! – поспешила заверить приблизившуюся сестру. - Это правда. Она, правда, говорила со мной.

Мелони Брентон: Сложила на груди руки. Очень и очень недовольно взглянула на Дженни, которая продолжала настаивать на своей глупой и отвратительной выдумке. - Правда, значит? И ты готова поклясться? Качнула головой неодобрительно. А чего еще ждать? С Дженни станется и поклясться. Ни мозгов, ни совести. - Хорошо, - выбрала другой путь. - Тогда я напишу сейчас Эмеральду и попрошу у него Веритасерум. И ты подтвердишь свои слова под ним. Прямо посмотрела на Дженни, ожидая реакции. А потом позвала эльфа и велела принести сову

Дженни Брентон: Молчала, не зная, что отвечать. Только кивнула, подтверждая готовность принести клятву. Отступать уже было нельзя. А если клятва все исправит... Неуверенно покосилась на домовика. Она это сделает? Она, действительно, готова послать за зельем? Замерла, теперь уже не имея понятия, как и что поправлять. Пить Веритасерум было невозможно, ведь тогда выйдет правда. А без него… Встрепенулась, когда эльф появился с клеткой в руках. Это не пустая угроза. - Постой! Не надо. И признала: – Ты права.

Мелони Брентон: Склонила голову, словно разглядывая четкую и ровную линию, которая, наконец, разделила правду и ложь. Но теперь, когда все встало на свои места, с облегчением пришла обида. Словно эту линию пришлось выцарапывать где-то внутри себя. Там, куда не было хода глупой девчонке, из-за которой все они так много потеряли. Она потеряла. Посмотрела на Дженни. - Права? Не дожидаясь ответа, настойчиво уточнила: - Этого всего не было, да?

Дженни Брентон: Утвердительно кивнула. Объяснять было нечего. Да и как? Нет у нее объяснения. Опустила глаза, разглядывая ковер под ногами. Ничего хорошего из затеи не вышло. Но и ладно. Пусть. Пусть так. Пусть теперь только все поскорее закончится. Она вернется в Хогвартс и просто забудет. Не станет больше думать обо всем этом.

Мелони Брентон: Секунду колебалась, глядя на упрямо молчащую Дженни. Она так глупа, что не понимает? Или так бесчувственна, что додумалась выдумать все это нарочно? - Я столько для тебя делала, я возилась с тобой, учила тебя. И - что? Это твое «спасибо»? Взялась за дверную ручку, собираясь покинуть комнату. Но… разве по силам ей унести все это, не расплескав? - Знаешь что? – обернулась. - Никогда больше не говори о ней, слышишь? Запомни: нет у тебя права говорить о ней. Хватит того, что ты ее убила. Вышла, умудряясь бесшумно хлопнуть за собой дверью.

Дженни Брентон: Так и стояла, потупившись, выслушивая упреки. Вот только теперь все они были как вода, уходящая в песок. Подождать, пока сестре надоест, и просто жить себе дальше. Как делают все они. Всегда делали. А сейчас так же может и она. И только на последних словах Мелони подняла взгляд. Но сестра уже сказала все, что хотела, Дверь захлопнулась, и остался лишь звук быстро удаляющихся шагов. А потом и он стих. Она ее убила? Какое-то бесконечное количество минут просто продолжала стоять на месте, а затем забрала свое пальто и неспешно вернулась к камину. - Хогвартс! – произнесла громко и четко, покидая дом.

Виллем Брентон: Не сразу обратил внимание на хлопанье крыльев совсем рядом. Между тем, серая неприметная птица настойчиво тянула лапу с посланием. - Ты не вовремя, - сообщил птице. Сел в кресло рядом с камином, развернул письмо и прочел, мрачнея с каждой строчкой. Сначала Малфой, теперь министр. Что дальше? К нему в гостиную аппарирует Темный Лорд? Резко поднялся, прошелся по комнате. Вариантов было не много. Маловероятно, чтобы Малсибер желал поговорить об успехах Эмеральда. А для бесед о вопросах литературной цензуры министерские кабинеты подходили куда больше. Значит, опять Дженни. Кликнул эльфа. - Принеси сову и бумагу с чернилами. Немного подождал и составил ответ для министра. Вежливо, лаконично и нейтрально. Отдал конверт Беллинусу. - Отнеси Актеону Малсиберу! - наказал птице, выпуская в окно.

Актеон Малсибер: Первый этап дела провалил с треском. Даже пришлось подавить некоторые мысли, которые были сейчас очень некстати и сбивали с верного курса. Отдал в холле верхнюю одежду эльфу, подошел к зеркалу, вытащил из кармана мантии расчёску. Быстрыми, но умеренными жестами привел себя в порядок. Да, безусловно он хотел получить отказ. Но, увы. Привычка держать себя в порядке перед избирателями вошла в кровь. Проследовал за эльфом дальше. Пока шел за ушастым существом, успел удивиться мрачности дома. Нигде ничто даже не намекало на то, что сегодня – канун Рождества. Не был уверен, что когда-нибудь еще захочет побывать в этой пещере уныния. Зашел в распахнувшиеся перед ним двери гостиной.

Виллем Брентон: Время ожидания тянулось не в самых приятных догадках. Наконец, эльф доложил о прибытии гостя, а еще через какое-то подозрительно долгое время и сам визитер дошел до гостиной. Впору уже было забеспокоиться, что министр заблудился в саду. Или, не дай Салазар, сломал ногу на крыльце. Поднялся навстречу Малсиберу. - Господин министр, - коротко склонил голову в приветственном кивке. - Рад принимать вас в своем доме, - добавил нейтрально, но с выражением на лице далеким от заявленной радости. Недовольно глянула на домовика, который, судя по всему, вел гостя какими-то очень уж окольными путями. - Надеюсь, мой слуга не причинил вам неудобств?

Актеон Малсибер: - Мистер Брентон, - ответил коротким, но уважительным кивком, который должен был свидетельствовать о явной благосклонности к хозяину дома. - Благодарю за гостеприимство. Для меня великая честь посетить дом одной из самой древней и уважаемой фамилии Британии. Выражение лица старика, как показалось, было просто замечательным. Как раз то, что ему надо. Пожалуй, второй и финальный этап может оказаться вполне удачным. Это воодушевляло. Чуть улыбнулся, чтобы подтвердить тем самым свою вежливость. Развел руками с легкой усмешкой: - Нет, ну что вы, сэр. По правде говоря, не следует судить строго малоразумных существ, коих природа наделила столь высокой степенью ущербности.

Виллем Брентон: Ответил по-прежнему нейтрально: - Как скажете, господин министр. И прибавил уже для эльфа. - Ступай. Широким жестом указал гостю на кресла и диваны, предлагая тому самому выбрать удобное место. - Располагайтесь. В этом доме всегда рады достойным волшебникам. Нахмурился, в привычной манере переходя сразу к главному: - У вас ко мне какое-то дело, мистер Малсибер?

Актеон Малсибер: С радостью отметил, что ему не предложили чаю. Пожалуй, на его памяти, это был первый и единственный случай подобного внимания к его персоне. Несомненно, наткнулся на очень хороший знак. Кивнул: - Благодарю. Последовал предложению и занял одно из ближайший кресел. Кивнул еще раз: - Вы правы, мистер Брентон. У меня к вам дело. И очень важное. Я бы сказал… Подобрал слово: - Личное. С рядовой улыбкой добавил: - Впрочем у министра не может быть абсолютно личных дел.

Виллем Брентон: Дождался, пока гость сядет, и сам сел в кресло напротив. - Я вас слушаю, - обеспокоенно глянул на министра. Впрочем, тут же удивленно переспросил: - Личное? Откинулся на спинку кресла. Может быть, все сложится не так плохо, как он подумал сначала? Что, если у Малсибера иная причина визита, чем у Малфоя?

Актеон Малсибер: Подтвердил: - Да, мистер Брентон. Личное. Светским тоном продолжил: - Магической Британии нужна Первая Леди. А мне, - не стал вставлять «как считает мой дорогой друг Люциус Малфой», - нужна жена. Полагаю, что мой род не менее уважаемый, нежели род Брентонов. И, возможно, вы отнесетесь со вниманием к мысли заключить между нашими фамилиями союз. Остановил себя, понимая, что как-то плохо у него пошло пока… - Я пришел к вам не как министр, мистер Брентон. По долгу служения нашей Родине, мне приходится решать чужие судьбы и определять, куда направлять величайшую магическую державу, выбирать для нее путь развития, заботиться о ней, думать о ее процветании. Я пришел к вам выразить свое почтение и попросить решить мою судьбу. Она теперь в вашей власти. Опять не туда… Быть министром – это диагноз. Обозначил покорную улыбку: - Ваше право дать согласие, или отклонить мою просьбу. Вы не должны опираться в своем решении на уважение к моему статусу. Я прошу вас руководствоваться только мыслями о счастье своей дочери. Мысленно себя похвалил: вот, уже лучше… - Я не завидный жених, жизнь подкинула мне не мало испытаний. Я не уверен, что являюсь лучшей партией. Ваше отцовское сердце имеет полное право протестовать против моих намерений. Мысленно, за мгновение, оценил и этот кусок и снова остался доволен. Надо еще добавить мрачностей, и будет в точку… - Я приму со смирением и покорностью любое ваше решение. Я пойму отказ. Я обрадуюсь согласию. Так, забыл обозначить, собственно, главное. Поправил себя: - Я прошу у вас, мистер Брентон руки мисс Брентон. Мисс Мелони Брентон, - обозначил важное дополнение.

Виллем Брентон: Едва удержался,чтобы не посмотреть на гостя совершенно удивленно - ведь тот пришел говорить явно не о Дженни. На пару секунд прикрыл глаза, продолжая внимательно слушать министра. Не Дженни. Мелони. Окинул Малсибера строгим взглядом. Причин быть недовольным такой кандидатурой в зятья было немного. Вернее, всего одна. Но насколько весомая! Отдать Мелони за Пожирателя могло дорого стоить ей и всей семье. Как и не отдать тоже. Любой выбор не был хорош. И лучше бы было, если бы такой выбор вообще перед ним никогда не вставал. Нахмурился. Нужно было решить все раньше. Слишком много думая о браке Эмеральда, он отложил на неопределенное время судьбу Мелони, и вот результат. А если бы она была уже просватана за того мальчишку Двейна, теперешней ситуации бы удалось избежать. Дементор бы побрал этого Малсибера, решившего вдруг завязать с холостяцкой жизнью! - Мистер Малсибер, - начал неспешно, подбирая слова. - Вы, безусловно, представляете древний род, достойный всяческого уважения. Я знал вашего отца. И мне жаль, что сегодня не он ведет этот разговор от вашего имени. Я много хорошего слышал о вас. Кроме того, то, что вы делаете для нашего сообщества, невозможно переоценить. Выдержал небольшую паузу, а затем продолжил: - И все же, прежде чем я приму решение касательно своей дочери, я хочу спросить у вас - каким вы видите будущее своей супруги? Встал и неспешно прошелся по комнате к окну, думая, как пояснить, что именно он желает услышать. - У меня было немного друзей. И почти все они двадцать лет назад смогли удостоиться чести служить Темному Лорду. Их супруги, конечно, поддержали их, как это и полагается делать женам. Но некоторые мои друзья пожелали большего - разделить ... честь служения со своими женами - и те последовали за мужьями. Сейчас почти все они за Завесой или в Азкабане. Остановился, возвращая все внимание сватающемуся жениху дочери. - Мелони будет прекрасной женой. Верной и преданной. Она будет слушать своего мужа, верить ему и идти тем путем, который он укажет. Но она не боевой маг. Не только в плане навыков и владения магией. Это не ее путь. Все, что она сможет на нем сделать - это погибнуть, стараясь соответствовать требованиям супруга. Я не хочу для нее такой судьбы. Я хочу, чтобы она была женой, матерью, хозяйкой дома, но держалась как можно дальше от войн, сражений и прочих неженских дел.

Актеон Малсибер: Внутренне торжествовал: прекрасное начало, мистер старикашка Брентон, прекрасное! Если мог бы, поцеловал бы его сейчас в лысину – от того, как прекрасно было начало. Обычно после таких поворотов просто обязательно должен был последовать отказ. Спокойно принялся слушать Брентона, с интересом пытаясь понять, когда же будет то самое, зачем он здесь. Кивнул, выражая признательность: - Я благодарен вам за память о моем отце. Он был достойнейшим из нашего рода, и мне далеко до него. Я рад быть его сыном. Удивленно поднял брови от вопроса, который явно застал врасплох. Почему Малфой не предупредил, что на таких встречах надо рассказывать о моделях, в которых, право, мало чего понимал. Но хорошо, что хватило выдержки не перебить. И дождался пояснения. Мысль – запороть сватовство отошли на второй план. На первый – неожиданно вылезли старые привязанности. История, о которой давно хотел забыть, но о которой забыть не получалось. Скрыл поступающее волнение. - Мистер Брентон. Когда-то, во времена моей юности, у меня была невеста. Мисс Розье, сестра Эвана Розье. Прекрасная волшебница, которую я любил всем сердцем. Вы не можете не знать, что с ней случилось. Волевая девочка, слишком самостоятельная, которая жаждала подвигов и славы. Она погибла, выбрав путь воина. Тем самым причинив много горя нашим семьям. Уверенно продолжил: - Я глубоко убежден, что у женщин – другое предназначение. Мой отец считал также. Я также солидарен с вами в этом вопросе. Моей жене придется участвовать в жизни Британии, но есть достаточно мирных дел, применимых для первой леди. Общественных. Благотворительных. Мне не нужна жена воительница. Война – для мужчин. Дело жены – обеспечить тыл. Как и делала моя мать. Я не хочу новых трагедий в своей семье. Вздохнул: - Мистер Брентон, я считаю, что модель, по которой строили семью мою родители – идеальна. Я собираюсь и свою семью строить так же. Развел руками: - Если она у меня, конечно, когда-нибудь будет.

Виллем Брентон: Кивнул. - Я помню, - подтвердил, что ему известна судьба семейства Розье. И еще несколько раз кивнул, слушая дальнейшие слова министра. Правильные слова. - Я рад, что наши взгляды совпали, - подвел итог. Немного помолчал и объявил: - Я даю свое согласие на ваш брак с моей дочерью. Я надеюсь, вы позаботитесь о Мелони так, как все эти годы заботился о ней я.

Актеон Малсибер: Его надежды рассыпались как карточный домик. Вот дернул же дементор этого старика вывести разговор на болезненную тему, по которой пришлось наговорить ясно много лишнего. Но что делать. Придется изображать как минимум – удовлетворение. Потратил пару мгновений на то, чтобы собраться с мыслями. Поднялся, попытался выразить на лице крайнюю степень признательности: - Благодарю вас, сэр за доверие. С вашего позволения, я могу сегодня, на торжественном вечере представить гостям мисс Брентон, как свою невесту? Не стоит откладывать знакомство Британии и наших иностранных партнеров с будущей Первой Леди. Что там еще надо спросить? Из формального? Ах. Да… - Вы позволите мне видеться с Мелони на правах жениха и вести с ней переписку?

Виллем Брентон: Не сразу смог вспомнить, о каком торжественном вечере идет речь. Ежегодный рождественский министерский бал? Тот самый, который он благополучно игнорирует из года в год? - Я не против, - согласился, смиряясь с тем, что собственные планы придется теперь изменить. Добавил, чтобы внести ясность: - Я сообщу Мелони. Кивнул. - Да. Вы можете видеться с ней и переписываться. Но я хотел бы, чтобы ваши встречи не были чрезмерно уединенными и не выходили за рамки принятых норм. Вспомнил опыт сына и продолжил: - И, разумеется, чтобы я мог связаться с дочерью в любой момент.

Актеон Малсибер: Кивнул: - Ваша семья сегодня будет самыми важными гостями министерского приема. Кивнул снова, начиная изрядно скучать: - Конечно, мистер Брентон. А для себя отметил, что надо будет уточнить у Малфоя что под собой подразумевает столь размытая формулировка. И какое именно уединение попадает под это правило. И еще раз кивнул: - Разумеется. Ну что ж, раз сегодня он столь разгромно проиграл партию, стоит признать себя счастливым женихом, а Малфоя…талантливой свахой. - Я хотел бы назначить свадьбу через месяц. Этого времени вполне хватит на подготовку. У меня достаточно возможностей, чтобы организовать все на наивысшем уровне и в самые короткие сроки. Тянуть нам не за чем. Чем быстрее, тем меньше сплетен мы соберем на свою голову. Так что… Поинтересовался: - Мистер Брентон, вы согласны с моими доводами?

Виллем Брентон: - Через месяц? - переспросил. Помедлил с ответом. Конечно, думал, что будет лучше вначале женить сына. Но раз свадьба Эмеральда все время откладывалась... Стоило ли и свадьбу Мелони назначить на неопределенное будущее? - Через два месяца. Такая спешка может родить свои кривотолки. Мне бы меньше всего хотелось, чтобы в обществе судачили о том, почему вы торопитесь узаконить отношения, - многозначительно посмотрел на будущего зятя. - Обычно такую спешку связывают только с одним обстоятельством, связанным с ожиданием появления на свет наследника.

Актеон Малсибер: Не хотел вступать ни в какие споры. Согласился без каких бы то ни было там торгов. - Я согласен. Вы правы, два месяца – это оптимальный срок. Проклял сегодняшнее утро, когда решил написать эту злосчастную записку. Дементор побери эти все малфоевские хлопоты. Утром – мысль о женитьбе портила ему настроение. И вот, обнаружилось…что женитьба – это еще и не самое страшное. Он только что заполучил себе в будущие тести одного из самых неприятных людей всей Магической Британии! Занудного старикашку, с мнением которого придется считаться еще как минимум два месяца. Да женитьба по сравнению с этим – вообще высшее благо. Жаль ,что не может наслать Адеско Файер на сегодняшний бал. Определенно, ему нужно выпить. И как можно – скорее. А еще рассказать Малфою все, что он думает о нем. Мерлин, еще целый день ожидания…Еще целая вечность до визита к Малфоям! Улыбнулся мистеру Брентону: - Мне очень жаль , что я не смогу у вас отобедать. Министерские дела ждут. Разочарованно развел руками. Почтительно кивнул: - Разрешите откланяться.

Виллем Брентон: Попытался вспомнить, как получилось, что министр решил отказаться от приглашения на обед. Не вспомнил. - Весьма жаль, - не стал заострять внимания на том, что не любит неожиданностей к обеденному столу. - Впрочем, возможно, вы сможете поужинать с нами как-нибудь на этой неделе? Мы будем вам рады. Не стал добавлять, но очень понадеялся, что будущий зять догадается предупредить заранее о своих планах. А еще лучше, чтобы он разминулся с Эмеральдом, дабы не быть тому дурным примером. Провел гостя до двери, кликнул эльфа. - Всего доброго, господин министр, - распрощался. Дождался, пока будущий зять покинет дом. и отправился искать дочь.



полная версия страницы