Форум » НИЧЕМ НЕ ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ДОМ » Комната на втором этаже » Ответить

Комната на втором этаже

Хогсмид: Напоминает небольшую гостиную в некогда довольно богатом доме. Помещение оформлено в черных тонах практически полностью. Из мебели - стол в центре зала и двенадцать кресел по кругу.

Ответов - 93, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Лорд: Вздохнул - совсем по-человечески, как вздыхают усталые, уже повидавшие жизнь люди, которым уже хочется на покой, но что-то все время не дает. - Зачем ты портишь ей жизнь, девочка? Зачем подвергаешь таким испытаниям? Твоя дружба лишь вредит ей. Приносит беды. Несчастья. Делает слабой. Уязвимой. Зачем?

Эбигейл Андерсон: Откашлялась от летающей вокруг пыли, забивающей нос, рот, уши... - Эээ... привет? - попыталась улыбнуться, уж как получилось, и протянула руки. - Вы не могли бы это снять? Нда, как-то разговор не клеился. Подтащила под себя ноги. - Я считаю, что убеждение в том, что ваш путь - это путь одиночек, содержит ошибку в изначальном постулате. Друзья - это не камень на шее, это якорь. Якорь, которые не даст погибнуть в сильной буре. Друг - это ценность во много раз большая, чем магия, потому что нельзя пройти по пути ни разу не оступившись, а оступившись, можно подняться с помощью друга. Да, ваш путь - это путь одиночек. Но совершенно не надо уничтожать источники силы, только потому что ваше отношение к ним однозначно. Дженни к вам очень хорошо относится, она вас принимает таким какой вы есть и тянется к вам. А вы почему-то не принимаете ее такой, какая она есть, под шаблоны подгоняете. Это все равно что вербена, выращенная на грядке. Цветет красиво, да толку никакого.

Лорд: Рассмеялся холодно. - Ваш путь? Чей путь, девочка? Ты говоришь так, будто понимаешь, о чем ты смеешь говорить. О Ком ты смеешь говорить. Медленно двинулся ближе. - Друзья - это слабость. Чувства - это слабость. Это не убеждения, девочка. Это истина. Чувствовала бы себя Дженни сейчас так, как чувствует, если бы у нее не было этих чувств? Она служила и была бы счастлива. Она была бы неуязвима. Близость - этот тот рычаг, на который можно давить. И продавить. Это слабое место. Неприкрытое место. Ты - ее слабость, девочка. Ты делаешь ее слабой. Ты рушишь ее устоявшийся мир. Остановился недалеко. - Эти чувства не дают ничего полезного. Лишь лишают. Лишают силы. Лишают могущества. Лишают власти.

Эбигейл Андерсон: Вздохнула так, грустно. Ну а как тут не вздохнуть, если это как раз то, о чем говорила Змея. - Рядом с королем всегда стоит королева - его опора, умеющая ходить во все стороны. И в первую очередь защищающая короля. С другой стороны - Епископ, тот, кто указывает путь. Далее - Всадник - самая не предсказуемая фигура, потому что его линии могут свернуть в любой момент, в любую сторону. И - Башни, охрана границ. Так вот, то о чем вы сейчас говорите, убирает все ключевые фигуры с доски. У вас от армии остаются -... пешки? Ну да, послушные, шаг вперед, чтобы лечь и умереть. А Дженни, она не такая. Дженни - Королева. Только королева не может ходить как Всадник, и ее не положишь под противника как пешку. Потому что именно она своей особенностью, в том числе и чувствами, и является королевой, а иначе, она была бы простой пешкой. Закашлялась от пыли, но все-таки продолжила. - Ее мир основан на противоречии. Вы говорите, что чувства это слабость. Но Дженни испытывает к вам какие-то чувства: признательности, восхищения, поклонения, может даже привязанности, доверия. Это все ого-го какие чувства. Так что же получается, что чувства чувствам рознь? Я - не ее слабость. Просто у нее нет устоявшегося мира.

Лорд: - Очень много слов, девочка. Очень. Много. Слов. Вздохнул - вновь совсем по-человечески. - Сегодня она проявила слабость и не смогла исполнить приказ. Завтра от этой слабости рухнет мир. Потому что выбирая между целым миром и одним человеком, она выберет этого человека. И этот человек будет не ты. Какая-то другая девочка. Или мальчик. Что ты скажешь тогда?

Эбигейл Андерсон: Внимательно посмотрела на нечто неопределенное в капюшоне. Хотя нет, почему неопределенное, вполне себе - плечи большие, не больше папочкиных конечно, рост тоже, только капюшон лицо застит - не видно. Ну, то есть нельзя было отметать сомнение в том, что там может оказаться какое-нибудь существо, а не человек, но если там человек... Какое-то странное чувство пробудилось в ней. Жалость? Нет... Сочувствие? Да тоже нет... Сопереживание, очевидно... - Не важно, права я или нет. Важно то, что обстоятельства никогда не складываются определенным образом. Всегда есть место вариативности развития событий. И человеком, которого она выберет, можете оказаться вы. Но, при допущении узконаправленности развития событий, даже самые пешки, могут выкинуть какой-нибудь финт ушами. Пешка, дошедшая до конца доски становится королевой. И подобное может очень сильно ударить. И тогда мир действительно рухнет. Из-за малюсенькой вариативности. Былиночка может пробить камни, и из нее может вырасти целый лес. Нельзя отрицать человеческую сущность и избавляться от нее. Чем больше давите, тем больше идет сопротивление, которое, как показывает история, всегда взрывается в самый неподходящий момент. В горле откровенно першило. - Да, Дженни не сделала то, что вы сказали. А вы разозлились, вон, летает, - кивнула на кружащуюся пыль. - Злость, тоже эмоции, ослепляющие эмоции. А это значит, что в момент решения судьбы мира, вы можете отвлечься на собственную злость, и тогда мир рухнет. Вопрос чей? Все, что я хочу вам сказать, заключается в простом вывода: искоренять эмоции - бессмысленно, они всегда будут, такие, или другие, или вообще третьи, как времена года, небо или травинка пробивающая камни. Другое дело, если сделать из них силу, как это сделала Дженни.

Лорд: Заговорил, не повышая тона, но в голосе послышались металлические нотки: - Очень много слов. Пустых слов. Очевидных слов. Но нет ответа на вопрос. Ты прячешься за словами, девочка, потому что не хочешь признавать очевидный ответ. И не знаешь иного. Лениво вытащил волшебную палочку, поигрывая ею в руке. - Что мне с тобой делать?

Эбигейл Андерсон: Пожала плечами: - Между "слышать" и "слушать" - большая разница. Стерла пыль с носа о рукав мантии. Наверное, платок Дженни тут бы не пригодился. Жалко пачкать...

Лорд: Вздохнул, и, без перехода, восстановив привычные настройки, коротким взмахом палочки и дубиной невидимого тролля заставил девочку вернуться в бессознательное состояние. Затем, подойдя ближе, вытащил из рукава палочку - что за всеобщая детская привычка. Подхватив за талию, аппарировал вместе с девочкой.

Лорд: Вошел в комнату, заводя за собой целителя. Опустил палочку, указывая на пол и заканчивая действие заклинания. Старая комната продолжала исправно выполнять роль чулана. Славно. Повертев палочку пальцами, аппарировал из комнаты.

Лорд: Поднялся откуда-то по лестнице, заходя в комнату и прикрывая за собой дверь. Отодвинул одно из кресел неподалеку от все еще спящего мужчины, сел, откинулся, сведя кончики пальцев вместе. Замер.

Лёринц Месарош: Едва почувствовал, как сон переходит в жесткую явь - опять пол! - потянулся проверить затылок на предмет наличия новых шишек... Коих не оказалось. Уже чуть более спокойно открыл глаза - на свое самочувствие можно не отвлекаться, это хорошо. - Здравствуйте, Темный Лорд. Замолчал, но быстро вспомнил, к чему привело молчание в прошлый раз. Поэтому сел, приваливаясь к стене и чуть отодвигаясь, чтобы глядеть на собеседника без задирания подбородка. - Вы сказали, я могу вернуться. Замялся, вспоминая максимально точно слова. - Дженни просила передать, что она верна своей клятве вам, но ее палочка сейчас у ее декана. И покинуть территорию Слизерина она не может. Также Снейп не нашел Гафта, которого в школе на момент нашей с Дженни встречи еще не было. Отношение же Снейпа к Дженни переходит допустимые границы, хотя, кажется, он в этом всем видит только благо. Вновь замолчал, пытаясь сформулировать то, что говорить дальше. Это было куда сложнее первого раза.

Лорд: Хмыкнул. - Куда более хорошая попытка начать разговор, целитель. Придержал паузу прежде, чем продолжить. Поинтересовался деловым тоном: - О чем ты думаешь, когда говорить, что отношение Северуса к Дженни переходит допустимые границы?

Лёринц Месарош: Дернул уголком рта, не понимая, стало ли менее нервно от такого ответа. Кажется, не стало. - Спасибо. И без промедления ответил на вопрос. - Он начал считать себя хозяином ее жизни. Без ее согласия, - на сей раз почти улыбнулся, хоть и криво, - что довольно принципиально. Его действия угрожают безопасности Дженни, при этом сама она уверена в том, что он может дойти и до убийства. Пожал плечами. - Отбирать палочку у человека, ограничивать ему передвижение по школе, в приказном порядке запрещать делать что-то... Я попробовал думать своим умом, - невольно усмехнулся, - и я все еще не знаю, какая из сторон хорошая, но эта категория мне уже не нравится. И еще мне не нравится то, как выглядят все действия Снейпа по отношению к Дженни сейчас, не задумываясь о его благих планах "оградить девочку от дурного влияния". Вновь замолчал.

Лорд: Вновь не спешил отвечать. Спросил лениво: - А если бы это была не Дженни - ты говорил бы то же самое, целитель? Оценивал бы такое поведение так же остро?



полная версия страницы