Форум » НИЧЕМ НЕ ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ДОМ » Комната на втором этаже » Ответить

Комната на втором этаже

Хогсмид: Напоминает небольшую гостиную в некогда довольно богатом доме. Помещение оформлено в черных тонах практически полностью. Из мебели - стол в центре зала и двенадцать кресел по кругу.

Ответов - 93, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Северус Снейп: Тяжело ступая, выбрался на второй этаж. Прятаться ни к чему - незачем глушить шаг. Сложил руки на груди, отмечая про себя мерзкую осеннюю погоду. Не проще ли было бы наложить соответствующие чары на это здание, чем дрожать от холода, чтобы никто не подслушал разговоры через камин? Особенно учитывая, как все это замечательно прослушивается с улицы, если знать нужную точку.

Люциус: Извиняюсь за опоздание, Северус. Погода, знаешь ли, нелетная.

Северус Снейп: Повернулся к вошедшему. Пожал плечами. - Обычно это ты назначаешь время сбора, а не я. К тому же, ждать тебя по часу и более - обычная практика для всех Пожирателей, и ты это знаешь прекрасно. Итак, ты хотел мне что-то сказать, Люциус?

Люциус: Оглядел помещение. Поморщился. Прошелся по всей комнате. - Тогда, может быть, присядем?..

Северус Снейп: Недоуменно поднял бровь. - Это ты спрашиваешь у меня разрешения присесть или милостиво позволяешь мне не стоять в твоем присутствии? Чтобы я понимал просто. Сел в кресло почти на другом конце комнаты. Иронически хмыкнул. - Прошу, присаживайся, дорогой друг.

Люциус: - Ты никогда не отличался любезностью, Северус, - с напускным равнодушием, - но я привык, у меня уже давно иммунитет к твоему сарказму. Прохожу через всю комнату, и сажусь в кресло рядом. Ставлю на стол бутылку огневиски. - Надеюсь, у тебя найдется что-то вроде бокалов?..

Северус Снейп: Не отказал себе в удовольствии рассмеяться. - Что такое, Люциус? Растерял последние магические навыки? Так вот почему ты сидишь дома постоянно... Достал небольшую пробирку из походного набора, коснулся ее палочкой слегка, пробормотав привычную трансфигурирующую формулу. - Школьный способ. Специально для тебя. Помнится, когда мы учились тебе не приходилось просить меня создавать для тебя бокалы.

Люциус: - Хотел убедиться, что ты не растерял свои навыки, предоставив тебе возможность продемонстрировать их, - фыркнул. - И, надо отметить, ты великолепно справился, браво. Разлил содержимое бутылки по бокалам.

Северус Снейп: Возвел глаза к потолку, но предпочел не отвечать на столь плоскую попытку иронизировать. - И по какому поводу ты собираешься напиваться, могу я узнать? Сын родился? Жена ушла? Или пока мы тебя не видели, ты успел пристраститься к регулярным возлияниям?

Люциус: Широко распахнул светлые глаза, взглянув на Северуса. - Напиваться?.. С этого?.. - усмехнулся, кивнув в сторону бутылки, - что с тобой? Организм перестал переваривать алкоголь по причине возраста? Нет? Тогда нет причин беспокоиться. А если тебя интересует повод... Я рад встретить своего старого друга. - Поднимаю бокал.

Северус Снейп: Взял бокал, разом насторожившись. - Я тоже. Очень. Рад. Тебя видеть. Взвешивает слова тщательно. - А теперь расскажи, пожалуйста, что на самом деле случилось и зачем ты меня вызвал. Я не ребенок, Люциус. Я прекрасно понимаю, что ты пришел сюда не пить со мной за встречу. Значит, у тебя есть новости. И, очевидно, серьезные. Ты что-то говорил о смене мировоззрения или как-то... вроде того?

Люциус: Тяжело вздохнул. - Сначала выпьем, - пробормотав, коснулся своим бокалом бокала Северуса, услышав характерный звон. Моментально осушил его. Быстро налил еще, и избавил бокал от содержимого так же быстро.

Северус Снейп: Опустошил свой бокал, с тоской подумал, что опять придется варить что-то из восстанавливающего цикла - для больной печени. - Все? Нужная кондиция достигнута? Или ты собираешься петь и все никак не можешь набраться храбрости?

Люциус: Стукнул пустым стаканом по столу. Резко повернулся к Северусу, подвинувшись как можно ближе. Пристально посмотрел в глаза, не отрывая взгляд, и не моргая. - Северусс... - перешел на шипение, - ты должен знать. Я. Не при чем. К дементорам твоих Пожирателей, и твоего Дамблдора в придачу! Меня это не интересует! - прищурил глаза, вглядываясь в лицо собеседнику. - Ты не веришь мне!

Северус Снейп: Отскочил, почти мгновенно оказавшись на ногах - почти бессознательная реакция на резкое движение. - Я тебя не понимаю, Люциус - неожиданно тихо. - Если тебя все это не интересует, то что же тогда? И если ты ни при чем, то кто? Во что я должен верить?

Люциус: - Северус... - опустив глаза, - конечно, только тебе решать, во что верить... - наливая себе третий бокал, - я тебя понимаю, я исчез, и ты волен был трактовать это по-своему... но... у меня были на то причины. - выпив бокал до дна, - и снова подняв на Северуса уже хмельные глаза, - но... сейчас... я здесь, и ты можешь на меня рассчитывать, я чист перед тобой! О, Мерлин! Не ты ли чертов легилимент?! Встал на ноги, подходя ближе: - И... мне нужна твоя помощь, Северус... - опустив взгляд, пробормотав словно для себя.

Северус Снейп: Отступил еще на шаг, напряженно вглядываясь в лицо говорящего. - О, вот как. Теперь я понимаю. Значит, тебе нужна моя помощь. Но ты все еще боишься сказать, что у тебя произошло. Помолчал, раздумывая. - Ты же понимаешь, Люциус, что я не могу пообещать тебе помощь, не зная, чего ты хочешь от меня? Тебе придется все рассказать. Копаться в твоих прыгающих, бессвязных мыслях, чтобы выудить оттуда суть - уволь. Желание извернуться и выжить - вот и все, что я могу прочесть. Ах да, кажется, еще я видел что-то вроде "последняя надежда", не так ли? Я - твоя последняя надежда? Нарисовал в воздухе круг волшебной палочкой, нараспев произнес несколько древних слов, сосредотачиваясь на образе звуконепроницаемой стены, мысленно возводя ее - невидимую - по кирпичикам. - Говори. Нас никто не услышит. В чем я должен тебе помочь?

Люциус: Вздохнул, отвернувшись. - Нарцисса беременна, Северус. - барабанит пальцами по столу, - принимая во внимание события прошлого... и настоящего... Я... не могу никому доверять, понимаешь?.. - резко поворачиваясь, пристально смотрю в глаза. - Никому... Кроме тебя... - последние слова произнес шепотом, с нотками мольбы в голосе.

Северус Снейп: Замер на месте, не зная, то ли смеяться, то ли крутить пальцем у виска. - Боюсь спросить, Люциус. Ну и что? То есть, я от души поздравляю вас с грядущим пополнением, но ведь вам ничего не грозит, понимаешь? Лорда нет. В розыске ты не состоишь. В Министерстве тебя любят. Среди Пожирателей ты - главный. Так чего ты хочешь? Я должен вас спрятать от теней на стене?

Люциус: - Не делай из меня идиота, Северус, - прошипев в ответ. - То есть, благодарю за поздравления, конечно... Нервно ходит по комнате, затем останавливаясь около Северуса, беспокойно оглядывается вокруг, словно кто-то может услышать, - к дементорам Пожирателей! С меня довольно, я наигрался в эти игры. Адреналин в крови бушует все меньше, а нервов все больше... - глядя в глаза Северусу, - скажи, что не понимаешь, о чем я?.. - усмехнулся.

Северус Снейп: Прислонился к стене. - Я очень надеюсь, что понимаю, о чем ты, Люциус. Очень надеюсь... что ты не принес мне новых известий, которых я не хотел бы слышать. Ты говоришь о том, что творится вокруг Хогвартса? Да, мы уже полгода не можем попасть в школу. Как какие-то... распоследние магглы! Выкрикнул, сам от себя не ожидая столь сильного проявления эмоций. Подошел к столу. Налил себе еще немного огневиски, выпил. - И никто не понимает, почему. Ты в курсе. И ты знаешь, что я делаю все, что в моих силах. Все, Люциус. И пока твои миньоны играют в войнушки с Министерством, и пытаются повесить на меня всех собак, я ночами сижу в лаборатории, пропадаю в архивах, пытаюсь найти, какая дементорова магия могла сотворить такое... Но я повторю то, что уже сказал. Ни тебе, ни твоей супруге ничего не грозит. И я все еще не понимаю, чего ты от меня хочешь. Тебе нужен Ритуал Доверия? Спрятать поместье Малфой? Чего ты хочешь?

Люциус: Подойдя вплотную к Северусу: - Мне надоела эта игра. Я не могу больше быть Пожирателем. - Понизив голос, - теперь это и меня касается тоже, слишком много ошибок было совершено. Все еще можно исправить. Не строй из себя героя, Северус! Я предлагаю свою помощь, а ты активно делаешь вид, что не понимаешь моих слов. Выдержав паузу: - Северус... Нарцисса... эти постоянные истерики... Эти резкие перепады в настроении... ей постоянно плохо... сделай что-нибудь... - закрыв глаза, касаюсь пальцами висков.

Северус Снейп: Постепенно начинает раздражаться. - Ничего не понимаю. Не быть Пожирателем очень просто. Распусти всех - и дело с концом. Ты прекрасно знаешь, что организация выдохлась давным-давно, еще со смертью Лорда. Гроза магического мира заматерела, обрюзгла и будет счастлива вернуться к семьям, детям, вести добропорядочную жизнь. Не одному тебе это надоело. Прошелся по комнате немного. - Так. Погоди. Что ты намерен исправить? Ты как-то причастен к этому делу с Хогвартсом? Да и какую помощь ты мне предлагаешь, Люциус? Ты начал с того, что стал просить о помощи МЕНЯ. И я - заметь! - не сказал "нет". Но ты так еще и не объяснил, чего конкретно тебе от меня нужно. Дослушал предложение до конца. - Что, прости? Сделать... что-нибудь... с Нарциссой? Друг мой... С трудом сдерживает смех, немного, впрочем, нервный. - Не переживай. Я сделаю ей успокоительных зелий. Так это и есть твоя... гигантская проблема?

Люциус: - Да, Северус, - это и есть моя гигантская проблема, - процедил сквозь зубы, - и, честно говоря, я не вижу в этом абсолютно ничего веселого. У тебя были дети?.. - Покачал головой. - Значит, ты не понимаешь меня. Не только успокоительные. Я хочу, чтобы ты наблюдал ее на протяжении всей беременности. Ты - единственный, у кого голова на плечах, - оглядел оценивающе Северуса сверху вниз, словно убеждаясь, что действительно у того все на месте, - вокруг одни шарлатаны. А ребенку нужен... ммм... специалист... и эээ... защитник... - проглотив последнее слово. Долго размышляя и что-то обдумывая, выпив еще один бокал: - Интересно, Северус. Ты самоотверженно бросаешься в одиночку на борьбу с этой...ммм...проблемой. Думаешь, это кто-то оценит? Или чего ты добиваешься? Гордый, неприступный и независимый профессор Снейп. Поддерживаешь образ? - усмехнулся, - а может быть, ты просто ищешь не там, Северус?.. - произнес хриплым низким голосом, а в глазах мелькнула лукавая искра.

Северус Снейп: Рассмеялся - с явным облегчением, все еще не веря в то, что причина визита "старого друга" в действительности настолько банальна. - Без проблем, Люциус. Ради Мерлина, зачем нужно было так нагнетать обстановку? Я, признаться, подумал, что тебе известно что-то о Лорде. А это... конечно я выполню твою просьбу. Не вижу в этом никакой проблемы. Вздохнул. - Я занимаюсь всем этим не один. Дамблдор тоже пытается что-то сделать. Да и остальные. И зря ты иронизируешь. Хогвартс - наш оплот, стабильность, будущее и прошлое. То, что сейчас происходит - крушение устоев магического мира. Уверен, на самом деле ты прекрасно это понимаешь. В конце концов, твоему ребенку тоже понадобится обучение спустя каких-нибудь двенадцать лет. Насторожился снова. - Что ты хочешь этим сказать? Тебе все-таки что-то известно?

Люциус: Расслабленно откинулся на спинку кресла, рассмеявшись. Достаточное количество принятого огневиски уже дало о себе знать замутненностью сознания и невнятностью речи. - Ты это серьезно, Северус?.. - пьяный смех, - право же, как ребенок! Все пытаются что-то сделать! Дамблдор пытается, ты пытаешься... они пыта...ются... но! - с наигранной досадой стукнув кулаком по ладони, - ничего не получается... - цокнул языком, покачав головой, - какое огорчение... - помолчал, изображая глубокое раздумье. Потом, будто вспомнив, что он не один, совершенно серьезный обернулся к Северусу, многозначительно подняв бровь: - Северус. Значит... это кому-то нужно... - пристально глядя в глаза. Пауза. - И... благодарю тебя... за помощь... - моментально отвел взгляд, будто бы смущенно. Стал рассматривать пол в комнате.

Северус Снейп: Поморщился. - Тебе не стоит столько пить, Люциус. Серьезно. Говорю как зельевар, который кое-что смыслит в колдомедицине. А то, что это "кому-нибудь нужно" я и сам понимаю. Не представляю - кому, не представляю - зачем. Нужно быть сумасшедшим, чтобы запереть Хогвартс от всех преподавателей. Сумасшедшим. Сел, провел ладонью по лбу, как будто осененный какой-то мыслью - Или... Лордом.

Люциус: Хотел съязвить по поводу догадливости Северуса, уже было открыв рот. Дослушав фразу до конца, закрыл его обратно, плотно сжав губы. Нахмурился, уставившись в одну точку. Снова хотел что-то сказать, но опять передумал. Крепко сжал трость, заметно нервничая. Медленно поднял на Северуса глаза, полные отчаяния, но мгновенно взял себя в руки, вздернув подбородок. Весь хмель словно моментально улетучился.

Северус Снейп: Замолчал, глядя в одну точку. Произнес глухо: - Он не стал бы поступать так. Это бессмысленно. Что ему даст захват Хогвартса вне системы обучения, без детей, пустой? Да, он всегда хотел взять обучение магов под контроль, но не завоевать голые стены. Нет. Дети сидят по домам. Родители стали нанимать им домашних учителей, насколько мне известно. Он не стал бы. Помолчал еще с минуту. - И все же на твоем месте, Люциус, я бы выждал с ликвидацией нашей... маленькой организации. Думаю, ты понимаешь, почему. Кроме того, мне действительно не помешает помощь. Крутанул в руках бокал, запустив его на другой конец стола. - Там постоянно крутятся авроры. Вокруг Хогвартса. Мне точно известно, что с неделю назад они что-то нашли. Это что-то - в Отделе тайн сейчас. Дамблдору не удалось узнать, в чем состоит их находка. Я знаю, что у тебя достаточно... связей там, чтобы выяснить то, что мне нужно. Услуга за услугу. Что скажешь?

Люциус: Молчал несколько минут, все тщательно обдумывая и взвешивая. Вздохнул. - Согласен, Северус, - встав из-за стола, едва удержался на ногах, чтобы не упасть, - я сделаю все, что в моих силах, - прищурив глаза.

Северус Снейп: Кивнул - так просто и спокойно, как будто только что попросил не выведать служебные тайны Аврората, а передать соль за праздничным столом. - Благодарю. Буду ждать известий от тебя. И завтра же навещу Нарциссу. Передай ей мое почтение. Доброй ночи, Люциус. Дела ждут меня. Спустился на первый этаж и направился к выходу.

Лорд: Влетевший черный вихрь собрался уже в привычный собственный образ, и, когда все закончилось, крепко держал Стефани Картер уже в собственном обличье. Не давая девочке опомниться, прикрыл глаза, потянувшись к магическим полям, отпуская руку и представляя, как крепкие веревки опутывают руки и ноги жертвы, не давая ей пошевелиться. Отошел в сторону, наблюдая за результатом. - Дождись меня здесь. Будь паинькой, хорошо? Поманил пальцем волшебную палочку.

Стефани Картер: Нахмурилась. Ничего не поняла. Они разговаривали с Лью в коридоре, а теперь она.. Руки больно сдавило веревкой. Ноги - тоже. Вытаращила глаза на пацана, все еще не желая осознавать складывающийся пазл. Он же ее ровесник, если не младше! Он не может быть этим их лордом! - Эй, ты вообще кто, мальчик?

Лорд: Удивленно посмотрел на гриффиндорку. - Можешь называть меня Лордом. Молча вышел из комнаты, закрывая за собой дверь и оставляя девушку в одиночестве.

Стефани Картер: Кивнула, все еще не веря глазам, ушам и ощущениям. Проследила за закрывшейся двери. Уточнила у самой себя. - Могу? А могу называть, вероятно, Пупсиком. Попыталась опереться на локоть и протолкнуть палочку сквозь веревки и рукав в ладонь.

Хогсмид: Палочка совсем чуть-чуть продвинулась вниз - к ладони девочки.

Стефани Картер: Нахмурилась. Такими темпами она будет ковыряться здесь до утра. Попыталась решить проблему одним махом - обратилась за помощью к Дому, которому, ну просто обязательно должно быть по силам убрать веревки! Они же настоящие. Пеньковые и колючие. Значит - сгорят!

Хогсмид: То, что кажется веревкой и ощущается как веревка, на самом деле - магические путы, которые дематериализация не может уничтожить. Магия Дома не сработала в этот раз.

Стефани Картер: - Ну, Пупсик.. Прошептала сквозь зубы еще пару ругательств и снова попыталась протолкнуть палочку в ладонь.

Хогсмид: На этот раз не получилось - палочка не продвинулась совершенно.

Стефани Картер: Закусила губу. Если не сработала дематериализация, она не разрежет эти веревки и другими чарами. Но.. хоть какая-то иллюзия защиты сработает. Подтянула колени к локтю, попыталась подцепить на дурацкий чехол еще и коленом.

Хогсмид: Увы. Коленом достать до палочки просто не получается - веревки мешают.

Стефани Картер: Ну и ладно. Обиделась на этот мир окончательно. Устроилась на полу удобнее, надеясь.. Наверное только на то, что папа начнет беспокоиться сам.

Хогсмид: Словно магическая сеть оцепила Стефани Картер и потащила куда-то прочь из комнаты.

Лорд: Аппарировал вместе с рыжей девочкой в комнату, лишь чтобы бросить его на пол и исчезнуть вновь.

Лорд: Аппарировал посреди комнаты вместе с бледной девочкой, отпустил, давая той упасть на пол. Тут же скомандовал: - Встать.

Дженни Брентон: Упала на пол, уже не замечая, чем на этот раз ударилась. Часто заморгала, прикрывая глаза рукой. Услышала приказ, послушно приподняла себя сначала на локтях, села. Поднялась на дрожащие ноги, пошатнулась, но устояла. Замерла, безвольно опустив руки и склонив голову, в ожидании новых распоряжений.

Лорд: - Когда ты обращаешься к боли, - Продолжил буднично-монотонно, лишь скептически оценил взглядом состояние девочки, - Тебе нужно помнить две простые вещи. Первая - ты можешь и должна отрегулировать силу боли и механизм, который причиняет ее. Вторая - желание, необходимость, стремление причинить боль. Упивайся ей, Дженни Брентон. Будь готова сделать это. Подошел, протягивая девочке палочку. - Жест - взмах палочкой снизу вверх, одновременно сдуть чары с ладони. Отошел в сторону лежащей на полу девочки, чтобы, восстанавливая привычные настройки, лениво коснуться палочкой запястий, крепко связывая их между собой, а затем и голеней, с той же самой целью. Отошел в дальний угол, таким же ленивым движением снимая сонные чары. - Приступай.

Дженни Брентон: Так и стояла, не двигаясь. выслушивая инструкции. Приняла свою палочку обратно, с силой сжав рукоять. После команды приступать, вскинула дрожащую руку, нацеливаясь на первокурсницу. Сосредоточиться... Стояла минуту, другую, пытаясь хоть как-то вытеснить из головы страх и добиться нужной концентрации. Но с каждой секундой, осознавая, что Он смотрит на нее, страх все увеличивался, совершенно и полностью заполняя разум. Опустила руку.

Эбигейл Андерсон: Улыбнувшись во сне каким-то своим снам, внезапно поняла, что не спит. Открыла глаза, с желанием потянуться всласть, но и это не вышло. Ощущение, будто руки и ноги невозможно отлепить друг от друга, было крайне странным, да и откуда оно взялось? Ничего не понимая, подняла глаза. - Дженни? С трудом и не с первой попытки все-таки приняла сидячее положение, и толкнувшись вперед, стоячее. - Дженни? - заметила направленную на нее палочку и понурую голову. Оглядевшись вокруг, заметила какую-то тень в углу, или показалось..., и снова вернулась к Дженни. - Будет больно?

Дженни Брентон: Будет... больно? Прикрыла глаза. Страх потеснился ненадолго лишь для того ,чтобы в уме мелькнули картинки зимних каникул. Теперь казалось, что это вовсе не она была там, а кто-то другой, кого почему-то звали ее именем. Снова подняла руку, сжимающую палочку. И снова минута неравной борьбы со своим страхом, все так же окончившаяся поражением. Почему она не послушала декана? - П-простите... - выдохнула, понимая, что неминуемо разозлит Его своей бестолковостью и полной неспособностью выполнить команду. Уронила руку.

Эбигейл Андерсон: Выдохнула, сознавая, что сейчас сотворит глупость, но так же прекрасно понимая, что Дженни сейчас стоит на краю лезвия. И долго стоять она не сможет. Любой, кто ходил по канату знает, что стоять нельзя, надо идти. - Если не идти до конца, то зачем вообще идти? Ну кажется все, дороги назад нет, и она сама подтолкнула Дженни к тому, в чем та сомневается. Но, может быть, если побыстрее начать, то оно побыстрее все и закончится? - Я... потерплю...

Лорд: Рассмеялся холодно. - Что же ты, Дженни. Тебя просят.

Дженни Брентон: Сдалась, понимая, что даже элементарный Люмос сейчас не вышел бы. Зачем идти? И вздрогнула, когда рейвенкловка заговорила вновь - тысячезубое чудовище разомкнуло челюсти, готовясь сцепить их на ее теле. Пока просто напоминая о том, как безжалостно умеет разрывать человеческую плоть... Оно сожрет их обеих. Одну за то, что поверила, а вторую за то, что предала. И холодный смех человека, который по-прежнему был самым дорогим в мире... - П-простите, М-мой Лорд, я... у м-меня не выходит.

Эбигейл Андерсон: Вздрогнула, услышав голос из угла, но удержалась и не повернула голову на звук.. Не требовалось особенно много смекалки, чтобы догадаться кто именно там стоит. И это было не особенно интересно, потому что сейчас самым важным была Дженни. То, что она вляпалась по самые ушки, было так же очевидно. Вприпрыжку припрыгала к Дженни, едва не упав, пришлось держать баланс, ноги совсем не хотели разлепляться и руки не помогали. И, подняв, сцепленные руки, перекинула их через голову Дженни, обнимая ту на плечи.

Лорд: С легким любопытством, покручивая в руках палочку, молча, пока не вмешиваясь, наблюдал за весьма забавной картиной.

Дженни Брентон: Прикрыла глаза, боясь увидеть Его реакцию. Но вместо этого, когда открыла, увидела Эбигейл - совсем близко. Еще мгновение и ее руки оказались переброшенными через шею, сомкнувшись в объятиях. Дернулась, как от удара. Не понимая, как высвободиться, так и осталась стоять, словно в оцепенении. Дрожь с рук перекинулась на все тело. Пальцы разжались и палочка упала на пол.

Лорд: Раздраженно взмахнул палочкой, восстановив нужные образы, заставляя девочек разлететься в разные стороны. Следующим взмахом заставил сыпаться штукатурку. - Ты ничтожна, Дженни Брентон. Вон отсюда, - Заговорил металлическим холодным тоном, не терпящим возражений.

Дженни Брентон: Отлетела в сторону, ожидая нового удара. Но кроме осыпающейся штукатурки ничего больше не последовало. Поднялась с пола, машинально прихватывая и палочку. Вжав голову в плечи, направилась к выходу из комнаты.

Эбигейл Андерсон: С визгом отлетела в сторону, впечатавшись лопатками в стену. Сползла, сминая мантию, оседая на пол. Сквозь мутный взгляд увидела, что Дженни уходит. Ну что ж... вариантов развития событий не особенно много осталось. Либо она больше не проснется. Либо проснется и ничего не вспомнит... Главное, что Дженни теперь на какое-то время в безопасности. Взгляд по-тихоньку прояснялся и она повернула голову на тень в углу.

Лорд: Вздохнул - совсем по-человечески, как вздыхают усталые, уже повидавшие жизнь люди, которым уже хочется на покой, но что-то все время не дает. - Зачем ты портишь ей жизнь, девочка? Зачем подвергаешь таким испытаниям? Твоя дружба лишь вредит ей. Приносит беды. Несчастья. Делает слабой. Уязвимой. Зачем?

Эбигейл Андерсон: Откашлялась от летающей вокруг пыли, забивающей нос, рот, уши... - Эээ... привет? - попыталась улыбнуться, уж как получилось, и протянула руки. - Вы не могли бы это снять? Нда, как-то разговор не клеился. Подтащила под себя ноги. - Я считаю, что убеждение в том, что ваш путь - это путь одиночек, содержит ошибку в изначальном постулате. Друзья - это не камень на шее, это якорь. Якорь, которые не даст погибнуть в сильной буре. Друг - это ценность во много раз большая, чем магия, потому что нельзя пройти по пути ни разу не оступившись, а оступившись, можно подняться с помощью друга. Да, ваш путь - это путь одиночек. Но совершенно не надо уничтожать источники силы, только потому что ваше отношение к ним однозначно. Дженни к вам очень хорошо относится, она вас принимает таким какой вы есть и тянется к вам. А вы почему-то не принимаете ее такой, какая она есть, под шаблоны подгоняете. Это все равно что вербена, выращенная на грядке. Цветет красиво, да толку никакого.

Лорд: Рассмеялся холодно. - Ваш путь? Чей путь, девочка? Ты говоришь так, будто понимаешь, о чем ты смеешь говорить. О Ком ты смеешь говорить. Медленно двинулся ближе. - Друзья - это слабость. Чувства - это слабость. Это не убеждения, девочка. Это истина. Чувствовала бы себя Дженни сейчас так, как чувствует, если бы у нее не было этих чувств? Она служила и была бы счастлива. Она была бы неуязвима. Близость - этот тот рычаг, на который можно давить. И продавить. Это слабое место. Неприкрытое место. Ты - ее слабость, девочка. Ты делаешь ее слабой. Ты рушишь ее устоявшийся мир. Остановился недалеко. - Эти чувства не дают ничего полезного. Лишь лишают. Лишают силы. Лишают могущества. Лишают власти.

Эбигейл Андерсон: Вздохнула так, грустно. Ну а как тут не вздохнуть, если это как раз то, о чем говорила Змея. - Рядом с королем всегда стоит королева - его опора, умеющая ходить во все стороны. И в первую очередь защищающая короля. С другой стороны - Епископ, тот, кто указывает путь. Далее - Всадник - самая не предсказуемая фигура, потому что его линии могут свернуть в любой момент, в любую сторону. И - Башни, охрана границ. Так вот, то о чем вы сейчас говорите, убирает все ключевые фигуры с доски. У вас от армии остаются -... пешки? Ну да, послушные, шаг вперед, чтобы лечь и умереть. А Дженни, она не такая. Дженни - Королева. Только королева не может ходить как Всадник, и ее не положишь под противника как пешку. Потому что именно она своей особенностью, в том числе и чувствами, и является королевой, а иначе, она была бы простой пешкой. Закашлялась от пыли, но все-таки продолжила. - Ее мир основан на противоречии. Вы говорите, что чувства это слабость. Но Дженни испытывает к вам какие-то чувства: признательности, восхищения, поклонения, может даже привязанности, доверия. Это все ого-го какие чувства. Так что же получается, что чувства чувствам рознь? Я - не ее слабость. Просто у нее нет устоявшегося мира.

Лорд: - Очень много слов, девочка. Очень. Много. Слов. Вздохнул - вновь совсем по-человечески. - Сегодня она проявила слабость и не смогла исполнить приказ. Завтра от этой слабости рухнет мир. Потому что выбирая между целым миром и одним человеком, она выберет этого человека. И этот человек будет не ты. Какая-то другая девочка. Или мальчик. Что ты скажешь тогда?

Эбигейл Андерсон: Внимательно посмотрела на нечто неопределенное в капюшоне. Хотя нет, почему неопределенное, вполне себе - плечи большие, не больше папочкиных конечно, рост тоже, только капюшон лицо застит - не видно. Ну, то есть нельзя было отметать сомнение в том, что там может оказаться какое-нибудь существо, а не человек, но если там человек... Какое-то странное чувство пробудилось в ней. Жалость? Нет... Сочувствие? Да тоже нет... Сопереживание, очевидно... - Не важно, права я или нет. Важно то, что обстоятельства никогда не складываются определенным образом. Всегда есть место вариативности развития событий. И человеком, которого она выберет, можете оказаться вы. Но, при допущении узконаправленности развития событий, даже самые пешки, могут выкинуть какой-нибудь финт ушами. Пешка, дошедшая до конца доски становится королевой. И подобное может очень сильно ударить. И тогда мир действительно рухнет. Из-за малюсенькой вариативности. Былиночка может пробить камни, и из нее может вырасти целый лес. Нельзя отрицать человеческую сущность и избавляться от нее. Чем больше давите, тем больше идет сопротивление, которое, как показывает история, всегда взрывается в самый неподходящий момент. В горле откровенно першило. - Да, Дженни не сделала то, что вы сказали. А вы разозлились, вон, летает, - кивнула на кружащуюся пыль. - Злость, тоже эмоции, ослепляющие эмоции. А это значит, что в момент решения судьбы мира, вы можете отвлечься на собственную злость, и тогда мир рухнет. Вопрос чей? Все, что я хочу вам сказать, заключается в простом вывода: искоренять эмоции - бессмысленно, они всегда будут, такие, или другие, или вообще третьи, как времена года, небо или травинка пробивающая камни. Другое дело, если сделать из них силу, как это сделала Дженни.

Лорд: Заговорил, не повышая тона, но в голосе послышались металлические нотки: - Очень много слов. Пустых слов. Очевидных слов. Но нет ответа на вопрос. Ты прячешься за словами, девочка, потому что не хочешь признавать очевидный ответ. И не знаешь иного. Лениво вытащил волшебную палочку, поигрывая ею в руке. - Что мне с тобой делать?

Эбигейл Андерсон: Пожала плечами: - Между "слышать" и "слушать" - большая разница. Стерла пыль с носа о рукав мантии. Наверное, платок Дженни тут бы не пригодился. Жалко пачкать...

Лорд: Вздохнул, и, без перехода, восстановив привычные настройки, коротким взмахом палочки и дубиной невидимого тролля заставил девочку вернуться в бессознательное состояние. Затем, подойдя ближе, вытащил из рукава палочку - что за всеобщая детская привычка. Подхватив за талию, аппарировал вместе с девочкой.

Лорд: Вошел в комнату, заводя за собой целителя. Опустил палочку, указывая на пол и заканчивая действие заклинания. Старая комната продолжала исправно выполнять роль чулана. Славно. Повертев палочку пальцами, аппарировал из комнаты.

Лорд: Поднялся откуда-то по лестнице, заходя в комнату и прикрывая за собой дверь. Отодвинул одно из кресел неподалеку от все еще спящего мужчины, сел, откинулся, сведя кончики пальцев вместе. Замер.

Лёринц Месарош: Едва почувствовал, как сон переходит в жесткую явь - опять пол! - потянулся проверить затылок на предмет наличия новых шишек... Коих не оказалось. Уже чуть более спокойно открыл глаза - на свое самочувствие можно не отвлекаться, это хорошо. - Здравствуйте, Темный Лорд. Замолчал, но быстро вспомнил, к чему привело молчание в прошлый раз. Поэтому сел, приваливаясь к стене и чуть отодвигаясь, чтобы глядеть на собеседника без задирания подбородка. - Вы сказали, я могу вернуться. Замялся, вспоминая максимально точно слова. - Дженни просила передать, что она верна своей клятве вам, но ее палочка сейчас у ее декана. И покинуть территорию Слизерина она не может. Также Снейп не нашел Гафта, которого в школе на момент нашей с Дженни встречи еще не было. Отношение же Снейпа к Дженни переходит допустимые границы, хотя, кажется, он в этом всем видит только благо. Вновь замолчал, пытаясь сформулировать то, что говорить дальше. Это было куда сложнее первого раза.

Лорд: Хмыкнул. - Куда более хорошая попытка начать разговор, целитель. Придержал паузу прежде, чем продолжить. Поинтересовался деловым тоном: - О чем ты думаешь, когда говорить, что отношение Северуса к Дженни переходит допустимые границы?

Лёринц Месарош: Дернул уголком рта, не понимая, стало ли менее нервно от такого ответа. Кажется, не стало. - Спасибо. И без промедления ответил на вопрос. - Он начал считать себя хозяином ее жизни. Без ее согласия, - на сей раз почти улыбнулся, хоть и криво, - что довольно принципиально. Его действия угрожают безопасности Дженни, при этом сама она уверена в том, что он может дойти и до убийства. Пожал плечами. - Отбирать палочку у человека, ограничивать ему передвижение по школе, в приказном порядке запрещать делать что-то... Я попробовал думать своим умом, - невольно усмехнулся, - и я все еще не знаю, какая из сторон хорошая, но эта категория мне уже не нравится. И еще мне не нравится то, как выглядят все действия Снейпа по отношению к Дженни сейчас, не задумываясь о его благих планах "оградить девочку от дурного влияния". Вновь замолчал.

Лорд: Вновь не спешил отвечать. Спросил лениво: - А если бы это была не Дженни - ты говорил бы то же самое, целитель? Оценивал бы такое поведение так же остро?

Лёринц Месарош: Задумался. И принялся размышлять вслух. - До нашей первой встречи с вами - вряд ли. До этого мне было легче просто верить словам человека. Но сейчас вынужденно пришлось еще и подумать, а стоит ли человек веры. Не скажу, что жалею о том, что пришел к отрицательному ответу, но да, Дженни - причина того, что я считаю данное поведение полностью неприемлемым. Был бы кто-то другой - я бы сейчас говорил то же самое, но, пожалуй, не чувствовал той же... несправедливости. Вновь криво улыбнулся. - Зато какой хороший опыт - теперь вряд ли получится вновь столь же легко верить, не размышляя.

Лорд: - То есть... - Протянул - ... будь на месте Дженни кто-то иной, ты бы все равно осуждал такое поведение Северуса, целитель, но не считал бы это несправедливым? Ты чуден. Добавил едва уловимо изменившимся тоном: - И ты не знаешь, чего ты ищешь. Так зачем ты пришел на этот раз?

Лёринц Месарош: Вздохнул, испытывая большое желание то ли себя научить говорить понятными словами, то ли собеседника научить его понимать. - Нет, я такого не говорил. "Той же несправедливости". Это значит, что в ситуации с другим человеком я бы все равно считал это несправедливым и неправильным, но это не настолько касалось бы лично меня, не заставляло бы идти на меры, которые раньше и не думал считать приемлемыми. В ситуации с любым другим человеком я бы сначала искал иные пути решения этой проблемы. Вспомнил разговоры со Снейпом по поводу его методов воспитания своих слизеринцев. Ну и что, что иные пути не работали, но они же были. Тогда. - Так что мои слова "той же несправедливости" всего лишь значат то, что значат. Именно такую нсправедливость с таким желанием исправлять ее именно таким образом я испытываю только в ситуации, пока это касается лично меня. А так уж вышло, что дела Дженни касаются лично меня более чем. Помолчал немного, после чего пожал плечами, глядя на пыльный плинтус. - Я пришел передать слова Дженни и сказать, что вполне знаю, чего ищу. Я хочу сделать все для того, чтобы Дженни была в безопасности. А раз уж она считает безопасностью вашу сторону... И да, не только она, но и некоторые другие дети. Которые, возможно, дороги другим людям. С другой стороны, после размышления о верности поступков, я не считаю действия Снейпа правильными. И так уж вышло, что мне не просто надо, но уже и хочется выбрать сторону. Поднял взгляд. - С другой стороны, я уже давно понял, что только наши желания мало на что влияют. "Иначе Дженни не участовала бы во всем этом ни на какой стороне. Или я бы не оказался в Англии".

Лорд: Заговорил с паузами, дождавшись, пока установится тишина. - Чем меньше слов, тем лучше их слышно. Слишком много слов, целитель. Расцепил пальцы, поведя рукой в сторону рассевшегося на полу мужчины. - Идущие рядом со Мной говорят, стоя на колене, а не валяясь в ногах. Если ты пришел выбирать - выбирай, а не говори об этом.

Лёринц Месарош: Удержал рвущееся с языка "а иначе вы меня явно не понимаете", честно следуя конкретным и только что полученным инструкциям - меньше слов, значит, меньше. И замешкался всего на секунду - потому что выбор и правда был уже почти сделан, а что дальше... Колено, значит, колено. Не поднимаясь в полный рост, аккуратно переместил вес, и выпрямил спину, вставая на правое колено. После нескольких секунд попыток найти место для рук, просто положил их на левое бедро и застыл, ожидая реакции собеседника.

Лорд: Остался сидеть недвижимо. - Леринц Месарош. Понимаешь ли ты сейчас. Что ты делаешь. Зачем ты это делаешь. И что это для тебя значит?

Лёринц Месарош: Перевел взгляд на собеседника. И на сей раз не стал торопиться с решением. Ему говорят все еще раз обдумать? Хорошо. Вот только... что он делает - сложно не понять, зачем - не на эту ли тему он сейчас безуспешно пытался рассуждать? А вот что значит... Все еще не шевелясь, ответил после долгой паузы. - Да, понимаю. И снова погрузился в ожидание. Не говорить было с Темным Лордом куда проще. Тяжело, когда каждое твое слово - не то, понимается не так, а после оборачивается против тебя же. А вот молчать - хорошо.

Лорд: Встал, делая неспешный шаг в сторону целителя. - Твой выбор будут осуждать. У тебя не будет пути назад. Тебе придется в точности выполнять приказы. За непослушание тебя ждет смерть. Подошел вплотную, пальцем приподнимая подбородок. - Тебе придется заработать возможность стоять рядом со Мной. Тебе придется доказать свое право Сильного прежде, чем ты получишь то, что полагается моим Слугам и Соратникам. Тебе придется наступить на горло своей гордости и обуздать свою глупость. Ты понимаешь меня, целитель?

Лёринц Месарош: Едва заметно кивая на каждое утверждение, понимал, что это ему уже и было известно - это он постоянно видел у Дженни. Вздрогнул, почувствовав прикосновение, и понял, что слишком сильно погрузился в свои мысли. Вновь сосредоточился на звучащих словах, теперь глядя в лицо говорящему. Со смутным и уже тихим удивлением подумал, что сейчас слова не вызывают того полного отторжения, что возникало раньше. Да, это все еще казалось странным, но стало даже логичным. Поэтому ответил с небольшой заминкой, но по-прежнему спокойно, все так же. - Да, понимаю.

Лорд: - Да, понимаю, мой Лорд. Сделал небольшую паузу, давая время запомнить. - Хорошо. Продолжил, все так же глядя в глаза. - Как далеко ты готов зайти в служении Мне, целитель? На что. Ты. Готов? Подумай... хорошо.

Лёринц Месарош: Еще раз легко кивнул, повторяя и пытаясь привыкнуть к таким словам. - Да, понимаю, мой Лорд. И застыл, размышляя над заданным вопросом. Вопрос был из обычной серии - невнятный и оставляющий слишком много недоговорок. Значит, опасным для него самого, ибо на такие вопросы отвечать он еще явно не научился. Постарался говорить как можно конкретнее. - Я не готов к убийству и нанесению того вреда человеку, который нельзя будет исправить. Это полностью противоречит целительству, а именно целительство и есть моя жизнь. Я не готов делать то, что напрямую приведет к смерти человека или непоправимому вреду. Замолчал, не в состоянии пока собрать остальные мысли - главное было высказано, то, что его мучило, прозвучало, все остальное же пока не было даже сформулировано.

Лорд: Заговорил со сквозящими металлическими нотками явного недовольства. - Ты невнимателен, целитель. Я спрашивал тебя о другом.

Лёринц Месарош: Не шевелясь, сказал так, словно это было продолжением его предыдущих слов. - Пока что я думаю, что готов на все остальное. И продолжил с явным усилием. - Я не знаю, где край служения Вам, мой Лорд. Я не могу ответить на этот вопрос, пока не узнаю это. Но я знаю, на что я не готов. Прикрыл глаза, понимая, что начинается уже знакомое неумение понимать вопрос так, как понимает его Темный Лорд, когда задает.

Лорд: Заговорил вкрадчиво: - Служение - не услуга, целитель. Выбрав этот путь однажды, ты лишаешься выбора затем. Нельзя менять путь в середине дороги. Улыбнулся. - И нет края служения Мне, Леринц Месарош. Твое служение имеет начало, но не имеет конца и границ. Заговорил холодно, с требовательными интонациями. - Подними глаза, целитель. Подними, и покажи своему Лорду все свои страхи. Все свои тайны. Все свои желания. Загляни в них сам.

Лёринц Месарош: Сжал губы, слушая Лорда. Это было так знакомо, в мыслях постоянно мелькала Дженни - да, все так она и говорила или почти говорила, все так. С каким-то удивлением понял, что до сих пор почти не страшно, хоть прежнее спокойствие и растворилось. Не страшнее, чем было все это время, точнее. Открыл рот, чтобы ответить... И промолчал. Нет, говорить здесь не его стезя. Отсутствие границ - это, наверное, неправильно. Но что в этом месте вообще правильно? Поднял взгляд на Лорда, глядя ему прямо в глаза. Сейчас уже нечего было терять, оставалось просто делать то, что надо.

Лорд: - Что ты прячешь, Леринц Месарош? Зачем ты здесь? Насколько ты опасен? Посмотрел прямо в глаза целителю, привычно обращаясь к памяти - чужой памяти чужого волшебника, проматывая ее, словно старую пленку, и останавливаясь лишь на тех воспоминаниях, которые были связаны с именем отступника, с именем предателя, с именем Северуса Снейпа.

Лёринц Месарош: ... Дженни у него в кабинете, это хорошо - они смогут спокойно поговорить. Хотя какое уж тут спокойно, если у него уже даже нет сил переживать и что-то думать. И почти сразу мелькает имя Снейпа - конечно же, чему тут удивляться. Как странно! Теперь тот, кто против Темного Лорда вдруг стал опасным... Так, думать потом, иначе пауз в разговоре будет много, надо просто рассказать, что Снейп не сторонник Темного Лорда. Вот, теперь Дженни предупреждена, но не верит ему. Плохо, очень плохо. Надо убедить, что Снейп для нее сейчас опасен, иначе из-за своей веры Дженни может пострадать, что недопустимо. Любым способом, но убедить. - ... Я не знаю, есть ли у его действий очередное дно, но пока что... Он действует против Лорда, против нынешнего правительства, против, выходит, тебя. Все, поверила. И просит отпустить к Лорду. Как же сложно не сделать это сию же секунду! Но нет, Снейп же говорил, что Дженни не должна покидать территорию школы, значит, у него есть шанс отследить все перемещения, иначе откуда такая уверенность? А ведь пока что Снейп ему доверяет, доверие надо сохранять как можно дольше, если он хочет защищать Дженни в школе. - Снейп не сможет отследить твой уход из замка? Никто не сможет увидеть тебя и донести? Я боюсь, что в ином случае уже и я потеряю доверие твоего декана, а это не совсем то, что сейчас может требоваться. Опять что-то не так сказал... Но ничего, они все быстро решили. И снова можно привычно взъерошить волосы Дженни - как же это успокаивает! И как же хорошо, что Снейп уверен - Месарош на его стороне. Как вовремя был тот разговор... И как плохо, что Дженни Снейпа боится. Но она в чем-то права - выбирать сторону ему все же придется, Дженни нужен взрослый защитник в замке, а для этого быть на нейтральной стороне нельзя. Теперь, когда это стало ясно, на душе так хорошо. И не хочется выпускать Дженни из объятий - так ей точно не грозит внешний мир. Но надо идти. Если против Снейпа - это за Дженни и за Лорда, значит, будет так. ... ... Надо спешить, нет сил сидеть на месте и ждать ответа с запиской, надо найти Дженни и Снейпа самому. Найти и поговорить. Чтобы понять, что это было. От собственных мыслей отвлекают слова Снейпа. - Нет, Дженни. Вы не пойдете к Темному Лорду. Никто больше не пойдет к Темному Лорду из детей. Довольно. Вы останетесь на Слизерине. Что здесь происходит вообще? Так, планы меняются, теперь важнее поговорить с Дженни, увести ее отсюда. А для этого напомним Снейпу о разговоре, пусть думает, что я буду говорить с ней о том, как плох Темный Лорд, пусть. Зато отпустит Дженни со мной. - Мистер Снейп, возможно мисс Граффад права. Что может сделать простое отрицание того факта, что действовать надо не так... прямо? Я думал, - запнулся, но продолжил, - над всем сказанным вами. Если вы не возражаете, могу я поговорить с Дженни наедине? Так, отлично, Снейп согласился. Неохотно, но что поделать, у него нет повода не доверять. И снова он за свое! - Я не знаю, доволен ли Вами Темный Лорд, Дженни. Но Вы больше не пойдете к нему. Никогда. До тех пор, пока Вы учитесь в Хогвартсе, Вы не пойдете к нему. Мелькает воспоминание о Темном Лорде - да уж, тот вряд ли оценит пропажу своего сторонника. И достанется явно не кому-то, а самой Дженни в итоге. Это плохо, очень плохо. Теперь следующий этап - увести Дженни отсюда. Спокойно и искренне они смогут поговорить только у него в лазарете. Это удается даже слишком легко - всего лишь условие возвращения на Слизерин. Облегчение - Дженни с ним, Дженни в безопасности. А поговорить со Снейпом... Нет, он слышал достаточно, а ту личную просьбу.. Как-нибудь потом. ... ... Так вот что значит смятение. А раньше он думал, что это все глупости, что нельзя растеряться до степени, когда не будешь знать, что делать. Так, соберись уже, хватит! Надо план действий. Самое первое - понять, что это было. Надо поговорить с Дженни и со Снейпом, только они смогут помочь ему разобраться в том, какой же Темный Лорд на самом деле. Особенно интересно, почему так о Лорде говорил Снейп, созданнный им образ совсем не похож на реальность... Но Снейп говорил уверенно, очень уверенно. Так, главное - действовать. Сидеть сейчас невозможно, поэтому надо идти и искать обоих. Наверное, на Слизерине - они там должны быть. Или просто спросить Змею - та неплохо с ним общается, наверное, подскажет, где искать декана и студентку Слизерина. ... ... Как легко было соглашаться со всем сказанным в кабинете директора! Слова звучали верно, все казалось логичным. А вот теперь пришла пора подумать - и сразу захотелось сдаться. Уехать из Хогвартса? Нет, все же нельзя, все же не вариант. Если они не найдут колдомедика? Да еще и это преподавание... Конечно, на это предложение Снейпа он не согласится, но вот целитель... Снейп прав, что найти замену можно, но как быстро? А тут вечно студенты находят проблемы себе на все точки. И есть Дженни. Всегда есть Дженни, ради которой он и остается здесь. Остальное - лирика, остальное - лишь побочное. Непонятно, как и почему так вышло. Но этого уже не изменить, в Хогвартсе он задержался столь надолго только ради нее. И хорошо, что, кажется, Снейп этого пока не понимает. И никто - кажется. С другой стороны, Снейп в курсе того, что она ему важна, иначе не стал бы рассказывать про то, как закрытие школы поможет Дженни. Но вот способ... Просто запретить ей бывать у Лорда. И Сопротивление, которое должно спасти мир от Лрда. Темного Лорда можно победить, но почему же сопротивление не сделало этого до сих пор? Что наступит, когда они уступят и отдадут Хогвартс на откуп Темному Лорду? Что будет с Дженни, которая снова окажется в его власти? Нет, нельзя так поступать, нельзя просто обрубать связь Дженни и Лорда, тут Снейп неправ. Но и отдавать Дженни Лорду - неправильно. Она же страдает, ей же плохо. И Снейп пытается помочь... наверное. Но так, как может. Но неправильно, совсем неправильно пытается! Решено, надо идти. Оказаться самому у Темного Лорда - о да, над таким он даже и не думал. И не думал, что когда-нибудь и правда соберется это делать. Но раз директор Хогвартса никак не может помочь... Надо хотя бы попытаться. ...

Лорд: - Достаточно. Разорвал контакт, отпуская лицо, которое держал все это время. - Ты не с ними, Леринц Месарош. Но и не со Мной. Пока - не со Мной. Пока. Ты с ней. Но как далеко ты готов зайти, чтобы сохранить это? Перехватил руки мужчины, аппарируя из комнаты.



полная версия страницы