Форум » СТАНЦИЯ "ХОГСМИД" » Дорога, поворачивающая на Хогсмид (продолжение) » Ответить

Дорога, поворачивающая на Хогсмид (продолжение)

Хогсмид:

Ответов - 270, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

Северус Снейп: Качнул головой. Сказал просто: - Я просмотрю ее и сообщу вам всем, нашлось ли там что-то интересное. А сейчас Эмили, пожалуйста, проводите мисс Ренард в школу. Хель, я по-прежнему хочу поговорить с Вами наедине. Идемте. Двинулся к кабинету.

Эмили Лонгман: Сильно постаралась не рассмеяться на эти "я вам сообщу", не покачать головой и вообще никак не среагировать. Конечно, так их и посвятят в то, что там может быть обнаружено. Максимум, который им может перепасть, это фраза "да, там было ваше фото". Глянула на Хель - кажется та была точно такого же мнения. - Спасибо. И снова посмотрела на куратора Гриффиндора - и что, она совсем-совсем не уговорит позвать и её? Даже не попытается? Кивнула Авроре, подошедшей ближе, пытаясь параллельно вспомнить, где завалялись удлинители ушей - в карманах или сумке. - Пойдем тогда, покажу, в чей глаз можно попытаться ткнуть свежеполученной палочкой. И зашагала вслед за директором.

Хель Теон: Вздохнула. Тяжело и громко. Но поплелась следом за Снейпом, который удивительно хорошо помнил свои планы. Кажется же, что рассказали уже все? В такие моменты очень хотелось быть с Аврору ростом и возрастом, чтобы никто не трогал, а просто вручал новую палочку, сопровождающего и отправлял в замок. Красота.


Северус Снейп: Вышел к барьеру, искренне надеясь на то, что Лонгман пришел, чтобы вернуться в строй. Люди нужны как никогда.

Мэттью Лонгман: Аппарировал на дороге и несколько отделяюющих его и барьер шагов проделал в тишине, поигрывая палочкой в руке. Заметил фигуру нынешнего директора Хогвартса и поприветствовал на всякий случай издалека. Протянул и пожал руку, заходя за барьер. - Приветствую, Северус. Только вернувшись, понял, как давно не был в Британии. Как обстановка?

Северус Снейп: Улыбнулся, пожимая ладонь соратника в ответ. - Здравствуй, Мэттью. Обстановка... не располагает к радости, но я рад, что ты вернулся. Спросил прямо: - Ты снова с нами? Мы можем на тебя рассчитывать?

Мэттью Лонгман: Вздохнул тяжело, хотя ответ был предсказуем. - Да уж, глупо было ожидать, что что-то могло измениться за столь короткий срок. Кивнул, подтверждая. - Конечно. Как и всегда. И, я надеюсь, к нам присоединится еще один человек. Посмотрел на часы - уже почти. - Хотя не знаю, присоединится ли он во всех смыслах, но пользу школе принесет точно. Я как-то упоминал о знакомом, фанатично увлеченном квиддичем. Это бы точно отвлекло детей от.. всего. Так вот он наконец вышел со мной на связь и я взял на себя ответственность пригласить его сегодня к нам. Снова часы. - И.. он должен быть уже где-то сейчас. Он и правда специалист в своем деле.

Северус Снейп: Улыбнулся. Это была отличная новость. Просто отличная. А квиддичист... Ну что ж, почему бы и нет? Сказал просто: - Ты все правильно сделал. Спасибо. Зайдешь потом ко мне? Мне нужно ввести тебя в курс дела. У нас есть новости. Тревожные новости.

Мэттью Лонгман: Кивнул, похлопал себя по карманам и в нагрудном нашел нужное. Развернул записку и протянул Снейпу. "Я согласен на твое предложение. Прибуду завтра к 17-00. Кристиан Айвин Ларсен" - Не сказал бы, что очень хорошо его знаю, но то, что знаю, меня вполне устроило. Кивнул на записку. - Собственно.. Кристиан. Должен уже быть. И сдвинул брови, хмурясь. - Обязательно.

Рудольф Ларсен: Появился из-за поворота, глядя на карманные часы и ускоряясь. Успокоился, когда наконец-то увидел свою цель. И выпрямил спину еще больше, совершенно явно чеканя шаг. У барьера остановился. Кратко кивнул. - Мэттью, здравствуй. Директор Снейп. Меня зовут Кристиан Айвин Ларсен. Обратился к знакомому мужчине. - Ты должен был получить мою записку.

Северус Снейп: Переспросил удивленно: - Не очень хорошо знаешь? Я думал, ты рекомендуешь этого человека в школу? Впрочем... Нам пригодится любое пополнение, конечно. Устремил взгляд на подошедшего человека. Кивнул, не протягивая пока ладонь - барьер все равно сделал бы рукопожатие если не невозможным совсем, то, по крайней мере, весьма комичным. Поздоровался: - Добрый вечер, мистер Ларсен. Рад знакомству. Поинтересовался: - Вы, должно быть, знаете, что для того, чтобы пройти на территорию Хогвартса, каждый взрослый волшебник должен дать Обет о ненападении?

Мэттью Лонгман: Тихо напомнил, слыша шаги и поворачиваясь в сторону подходящего человека. - Поэтому - под мою ответственность. Вышел за барьер, пожимая руку знакомому. - Приветствую, Кристиан. Кивнул с усмешкой. - Если бы не получил, нас здесь бы не было. И напомнил - для него же, про Обет. - Я говорил тебе как-то. Положение.. обязывает.

Рудольф Ларсен: Всем лицом выразил совершенное недовольство, услышав обращение директора Снейпа. С едва заметной улыбкой шагнул навстречу Мэттью, крепко пожимая руку. - Приветствую. Рад тебя снова видеть после стольких лет. Склонил голову, соглашаясь. - Ты прав, мой друг. Обет? Я помню, ты тогда упоминал. Да и не намерен я вредить детям, что за глупости такие! Перевел взгляд на второго мужчину. - Конечно же, директор Снейп, приступим.

Северус Снейп: Чуть поднял бровь в ответ на странную гримасу на лице нового знакомого. Было непонятно, отчего его так перекосило, учитывая, что дорогу ему некто Северус Снейп еще не переходил пока. Решил, что у Ларсена, возможно, свело живот или что-то в этом роде. Попросил: - Мэттью, скрепишь? И поглядывай, пожалуйста, на дорогу тем временем. Я могу не успеть отреагировать. Вышел за барьер. Протянул руку Ларсену и зачитал стандартную формулировку Обета.

Мэттью Лонгман: Пожал плечами - глупости или нет, но спокойнее так в разы. Всем. Расположился между Снейпом и Ларсеном так, чтобы видеть дорогу, достал палочку, дождался обещаний от последнего и скрепил Обет. - Что ж.. добро пожаловать?

Рудольф Ларсен: Крепко пожал наконец-то протянутую руку и уже совершенно спокойно продолжил держать ладонь, слушая слова Обета и повторяя их. Не стал торопиться с переходом за барьер. - Благодарю. Директор Снейп, мне хотелось бы знать, будет ли у меня возможность выйти из-за барьера, когда я его пересеку.

Северус Снейп: Кивнул Лонгману. - Спасибо Мэттью. Отпустил ладонь Ларсена и спокойно ответил: - Мистер Ларсен, вопрос Вашего выхода за барьер - это вопрос Вашей безопасности, в первую очередь. Я могу оставить Вам свободный доступ, Вы - человек взрослый... Но Вы понимаете, я полагаю, что с момента, когда Вы зайдете сюда, для Министерства Вы станете персоной нон-грата. Возможно, Вас арестуют, если поймают.

Рудольф Ларсен: Старательно подавлял желание уже уточнить, почему это директор Снейп обращается к нему, как к Королеве. Старательно же вспоминал свою жизнь в Австралии - там тоже было так принято. Но... От того, чтобы кривиться и кривиться это удержать его не могло. - Директор Снейп, я гражданин другого государства и не участвую в политике Британии. Мое дело - научить детей летать на метлах. Ваши внутренние войны интересуют меня меньше всего. Кивнул. - Мне необходима возможность выйти отсюда в любое удобное мне время. Чтобы было спокойнее - меня всегда могут вызвать на консультацию в сборную или домой. Спрашивать разрешения каждый раз я не собираюсь. Укоризненно воззрился на Мэттью - и почему об этом пришлось догадываться самому, предупредить не мог разве?

Северус Снейп: Поднял ладони. Согласился: - Хорошо, мистер Ларсен. Как скажете. Я не буду препятствовать Вашему выходу из Хогвартса. Посоветую только от себя - не гулять по оживленным британским местам. Предложил, улыбнувшись: - А теперь давайте уже пройдем за барьер. Здесь мы - как мишень на виду у всех проходящих мимо.

Мэттью Лонгман: Посоветовал все же. - На твоем месте я бы вообще не выбирался куда-либо в Британии. Почитай на досуге пару последних выпусков местной газеты, многое станет понятным. И добавил, приглашая последовать совету Снейпа. - Не удивлюсь, если начнешь оборачиваться на каждом шагу, выходя за барьер

Рудольф Ларсен: Кратко кивнул. - Благодарю, директор Снейп. Не стал больше тратить время и шагнул за пределы барьера, не ощутив ровным счетом ничего. - Мэттью, я не настолько глуп, чтобы полагать, что смогу защитить себя от любой опасности в стране, где внутренний беспорядок дошел до необходимости постройки таких защитных учреждений. Вспомнил, что милым быть все же надо. - Но спасибо за беспокойство, друг. Обратился к директору. - Директор Снейп, мне бы хотелось обсудить условия контракта: количество рабочих часов в неделю, зарплату, условия проживания, наличие необходимого оборудования и помещений для обучения. Плюс, конечно же, срок нашего контракта. Полагаю, подписать его мы сможем у тебя... - запнулся, но выдавил совершенно непривычное, - у вас в кабинете?

Северус Снейп: Вернулся за барьер. Благодарно кивнул Лонгману и согласился, двинувшись к школе вместе со спутниками: - Да, конечно, мистер Ларсен. Сейчас все обсудим.

Саймон Шейн: Повернулся на правый бок и окончательно проснулся. Открыл глаза и, к немалому своему удивлению, обнаружил перед лицом траву и ползающих в ней насекомых. Перевернулся на спину и теперь уже посмотрел на звездное небо. Резко сел. - Вот дементор! Они меня усыпили! Подхватился, думая, куда бежать в первую очередь - в аврорат или в редакцию. Материал он не сдал, Кафф, наверняка, рвет и мечет. Хотя, судя по всему, он рвал и метал - вряд ли старик будет сидеть в своем кабинете ночью, дожидаясь пропавшего корреспондента. - Вот же ж! Пнул ногой невидимую преграду. В редакцию идти смысла не было. Значит, надо по-быстрому метнуться к аврорам, накатать заявление о нападении на журналиста... Застыл, внезапно поймав вдохновение. Это же будет отличная статья! Нападение на представителя прессы, который хотел лишь честно и объективно рассказать миру о ситуации в Хогвартсе. А дети... Вскинулся, только сейчас заметив исчезновение колдографического аппарата. И ограбили, значит! Принялся рыться в карманах, проверяя наличие остального добра. Выгреб пригоршню монет, пересчитал. - Вот же ж маленькие гоблины, фестрал вас побери! Глянул по сторонам, опасаясь еще каких-нибудь гостей. Мало ли кто тут у террористов шныряет по ночам? Поспешил аппарировать в Лондон.

Келли Тейлор: Погрузилась в себя и просто шла по дороге из замка, чувствуя как с каждым шагом становится легче. Можно просто идти и ни о чем не думать, шаг за шагом. Всего лишь размеренный ритм движения да шуршание гравия под ногами. В голове становилось пусто, и это не могло не радовать. Опомнилась лишь тогда, когда боковым зрением отметила далекие огни Хогвартса. Огни на фоне полной темноты. А спустя мгновение наткнулась на какую-то стену впереди. Барьер, точно. Это должен быть он. Внезапно стало как-то жутко - от окружающей темноты, в которой может подстерегать что-угодно. Отшатнулась от барьера, когда вдруг показалось, что кто-то наблюдает оттуда. И зачем я только сюда забралась?... Вопрос был явно глупый и несвоевременный. В этот момент так захотелось, чтобы кто-то все же пошел следом, чтобы не оставаться тут самой. Выдохнула: тут никого нет, это же не Запретный лес с огромными пауками. Это всего лишь барьер, защищающий школу, - попыталась успокоить себя рациональными аргументами. Но паника явно не хотела сдаваться: *от кого защищающий?...*, -твердил внутренний голос. Еще раз выдохнула и направилась в сторону школы вдоль барьера, стараясь не поддаваться охватившему страху.

Андриана Нортон: Почти сразу поняла, что однокурсница идет вовсе не в сторону тренировочного поля. Но, тем не менее, успела уже пройти половину пути следом и сейчас бессознательно продолжала шагать, подозревая, что шаги ее выдают. Впрочем, уже не пыталась скрываться, а только догнать Келли и спросить - зачем, зачем ей к барьеру? - Кел... - хотела окликнуть, но передумала и замолчала. Или повернуть в замок? Уже стемнело. Да, ночь была теплой, небо безоблачным, но... но здесь было как-то жутко. И Хогвартс как-то непривычно далеко. А он стал словно... словно роднее дома. Остановилась. Да, именно, нужно только повернуть и... И не успела принять решение, как очутилась лицо к лицу с Келли. - Привет, я, мм... - пробормотала, чувствуя себя нелепо. Потом выдохнула, улыбнулась и выдала все, как есть: - Я думала, ты решила полетать без нас. И... вот, - развела руками. Слова извинения за слежку и прочие вежливости почему-то не хотели произноситься. Да и казались как-то не к месту.

Келли Тейлор: Внезапно наткнулась на что-то в темноте и инстинктивно отпрянула, не успев подавить крик. Что-то со знакомым голосом. Мерлин, это всего лишь Андриана. Вздохнула с явным облегчением и улыбнулась, слушая объяснения подруги. Какая разница, зачем она пошла, главное, что она здесь! Теперь стоит просто побыстрее вернуться в замок и все. - Я... я сама не знаю, зачем сюда пришла, - сказала, наконец. Но... мне кажется, там кто-то есть, - добавила приглушенным голосом, стараясь подавить волнение. Кивнула в темноте куда-то по направлению к барьеру. - И мне кажется, нам стоит отсюда убраться побыстрее, - сказала еще тише. Стремясь подавить страх, нащупала в темноте ладонь Андри и схватилась за нее своей холодной рукой.

Андриана Нортон: Было жутко, но не страшно. Даже нравилась такая атмосфера. До тех пор, пока в голос Келли не закрались какие-то панические нотки, а холодная ладонь вцепилась в руку. - Кто-то есть? - переспросила почти шепотом, почти испуганно. И тут же встряхнула головой. - Да кто же там может быть среди ночи? Улыбнулась - и для того, чтобы подбодрить подругу, и для того, чтобы саму себя убедить, что страх тут неуместен. Сжала ладонь Келли, и тут же потянула девочку к барьеру. - Знаешь, я никогда не была у барьера. Вытянула свободную руку вперед, касаясь невидимой перегородки. Как странно. - Да нет ведь никого, - уже уверено сделала вывод.

Келли Тейлор: Вместо того, чтобы скорее идти в замок, Андри зачем-то направилась к барьеру. Но не бежать ведь назад самой. Пошла вслед за подругой: может слизеринка права, и там действительно ничего и никого нет? Это всего лишь дурацкие фантазии и эмоциональное напряжение после трудного дня. Сейчас мы убедимся, что все в порядке, и пойдем назад. Но дрожь внутри все же не давала окончательно успокоиться. Решилась и робко дотронулась рукой до барьера одновременно с Андрианой.

Магическая Британия: Где-то совсем недалеко послышались два аппарационных хлопка.

Андриана Нортон: Одернула руку, словно хлопок и барьер были как-то связаны. Посмотрела на Келли, ожидая ее реакции - и так ведь напугана. - Уже есть, - шепнула и отступила на шаг. А, впрочем, чего отступать, если барьер отгораживает их от всего мира? И, стало быть, защищает? Глянула в темноту, туда, откуда раздался звук.

Келли Тейлор: Почувствовала, как по спине сама собой пробежала дрожь, но потом страх сменился интересом: кто аппарирует в такое время к барьеру? Теперь мы хоть посмотрим на ночную жизнь Хогвартса, которая течет за стенами замка. Все равно бежать уже поздно да и нелепо это. Тут бы, конечно, пригодилась невидимость, но мы ведь можем вести себя тихо? Замерла на месте и приложила палец к губам, обменявшись взглядом с Андри. Напряженно всмотрелась в темноту и прислушалась.

Магическая Британия: Секунд десять было тихо, а затем мужской голос негромко поинтересовался: - Значит, это здесь? - Да, сэр, - так же негромко ответил ему другой, обладатель которого мог показаться моложе.- Давайте немного... А то мы здесь как на ладони, хоть и ночь, сэр. Трава и ветки зашуршали, обозначая, что "гости" сдвинулись ближе к слизеринкам, в то же время укрываясь за невысокими молодыми деревьями. - Осторожно, сэр, здесь преграда. - Здесь? - Нет, вот здесь, сэр. - На ощупь как стена... - задумчиво сообщил обладатель первого голоса, и оба мужчины замолчали.

Андриана Нортон: Едва разглядела в темноте, как Келли сделала знак "тихо". Страх у однокурсницы, кажется, пропал, иначе бы тут же обе двинулись подальше от барьера. Подслушать? Ну, а как же не подслушать, если два человека темной ночью внезапно аппартируют у барьера и что-то важное собираются обсуждать? Да еще и Келли явно загорелась любопытством. Впрочем, любопытство тут же передалось и ей самой. Сделала опасливо шаг назад, когда незнакомцы стали приближаться, но позже успокоилась - ночь скрывает не хуже мантии-невидимки.

Келли Тейлор: В голове мелькали мысли: Двое мужчин. Один из них, вероятно, более высокого положения. Но плохо информирован о барьере. Значит... возможно, что не из Министерства, которого так опасается наш директор, а может и не из Британии?... Хотя ничего нельзя исключать. А вот второй явно тут бывал ранее, если знает точно расположение барьера. Интересно, что им тут нужно? Вряд ли это друзья профессора Снейпа. Они изучают барьер... может быть для того, чтобы снять его? Тогда это плюс к версии с Министерством. Или, возможно, есть еще кто-то, кто хотел бы проникнуть в Хогвартс? Нащупала рукой куст средних размеров и тихо опустилась на землю за ним, предлагая Андриане сделать то же самое. Продолжила слушать происходящее.

Магическая Британия: На этот раз пауза вышла довольно долгой. Потом разговор возобновился: - Я не могу поверить, сэр. Защита выглядит надежной. Да и за столько времени еще никто не смог ее сломать. Как они смогут осуществить свой план? - Ты смотришь слишком прямо. Думаешь, они будут ломать эту стену? У них есть свои люди. Там. И в нужный момент они выполнят нужный приказ. Дело будет сделано. - Но это ребенок, сэр. Всего лишь второй курс. Мне кажется... - Тише. Что за приступы сентиментальности? Да, ребенок. Но это большая игра. А значит на жизнь этого ребенка я не поставил бы и сикля.

Андриана Нортон: Послушно опустилась на землю рядом с Келли, почувствовав под собою холодную землю и немного поежившись. "Они". Неназванные "они" имеют какой-то план, и "они" есть в Хогвартсе, "они" хотят сломить барьер. Не позволила страху завладеть собою. Все-таки, если кто-то (они) хочет разрушить барьер, то не разрушит его прямо сейчас. Что стоит делать в таких случаях? Бежать отсюда подальше? Бежать в Хогвартс и говорить кому-то? Нет. Потому что и говорить, в сущности, нечего. Надо узнать побольше. Напрягла слух. Ох. Только бы услышать имя, тогда... тогда все прояснится? Или нет? Второй курс? Кто-то... кто-то из однокурсников? Переглянулась с Келли. Только бы услышать имя!

Келли Тейлор: Старалась просто запоминать информацию, отгородившись от ситуации эмоционально. Ведь если не отгородиться, становилось не по себе. Рядом люди, которые не просто говорят о перевороте в Хогвартсе, что, возможно, и не плохо само по себе, но и об... убийстве? О второкурснике, чьей жизни не жалко. Но ведь.... но ведь и мы второкурсники, - пришло, наконец, запоздалое осознание сказанного. Может они собираются пожертвовать мной или Андри?.... *Нет*, - отогнала от себя панику, переключаясь на анализ информации. Это не логично. Если свои люди там, то это либо преподаватели, либо студенты. Свои люди, настроенные против действующей власти Хогвартса. Учитывая, что практически все преподаватели поддерживают террористов, остаются только студенты... Ну или тайные агенты среди преподавателей. Но кто? И кто из студентов? Младшекурсников можно исключить сразу. Старших гриффиндорцев можно, пожалуй, исключить, учитывая их поддержку политики Снейпа, хотя может и там затесался агент? Хаффлпафф? Это просто смешно. Рейвенкло? Все может быть, они непредсказуемы. И остается Слизерин, Слизерин, который в оппозиции к декану. Это было бы логично... Но если их свои люди на Слизерине, то, вероятно, нам с Андри это не грозит?... А если я ошиблась в своих расчетах? К тому же им может быть нужно нечто резонансное. Вот если бы они сказали имя! Тогда станет понятно, чего ожидать и стоит ли вообще что-то делать с этой информацией или... пусть идет, как идет.

Магическая Британия: Мужчина помоложе грустно вздохнул. - Что вы будете делать, сэр? - Что я буду делать? Снова послышался звук шагов и шелест листьев. - Что я буду делать... Вернусь домой, плотно поужинаю и засяду изучать свое сегодняшнее приобретение. Удивительно, что иногда можно найти в лавке старьевщика. - А девочка? Вы не будете вмешиваться, сэр? - Нет. Пусть все идет своим чередом. А там посмотрим. Давай ка заканчивать с экскурсиями на сегодня. Аппарационные хлопки последовали один за другим. И в темноте снова стало тихо.

Келли Тейлор: Из услышанного можно было предположить, что мужчины владеют информацией, но вряд ли принимают непосредственное участие в том, что должно произойти. Интересно, кто они, и что можно найти в лавке старьевщика? Какие-нибудь артефакты? А вот девочка... ею мог быть кто-угодно, кроме Муна, разумеется. Впрочем, если кто-то пострадает, то логичнее, что это будут не чистокровные, и даже не полукровки, на что хотелось надеяться. А магглорожденные... Илона или Мелания? Дождалась характерных хлопков и задумчиво обратилась к Андриане, желая понять ее реакцию: - Что думаешь?...

Андриана Нортон: Как по сигналу после второго хлопка вскочила на ноги. - Я думаю, что... - автоматически начала отвечать. А и правда - что? Сначала нужно убедиться, что правильно все поняла. - Среди твоих родственников есть террористы? А среди родственников Энди? В голове что-то щелкнуло. - Мой папа, он... так что не я. Нет, не я, - говорила что-то сумбурно. - Твои с Америки, не ты. Не... Энди? Выдохнула. - Я не совсем понимаю, что происходит, но я понимаю, что кому-то из второкурсников грозит опасность, а этот кто-то - явно не просто... В общем, кто-то, чьи родственники могут что-то значить. Или этот ребенок что-то значит для Хогвартса. Вроде как похищение, вроде как выкуп? Например, Мел - лучшая ученица школы в прошлом семестре, она может быть значимой для Хогвартса. Но... Пожала плечами. - Что нам с этим делать?

Келли Тейлор: Нахмурилась, слушая сбивчивую речь подруги. Лишь бы она не решила пойти к директору с этой информацией! Постаралась придать голосу спокойствие: - Нет, у меня нет террористов. У Энди тоже, насколько я знаю. *Немного посомневалась, стоит ли высказывать предположения, но все же решила частично это сделать*. - Послушай, чтобы узнать, о ком идет речь, нам нужно понять, чего хотят эти люди... Если они продумывают целую операцию, чтобы попасть в Хогвартс, значит... это не делается просто для выкупа. Думаю, у них более масштабные цели... А учитывая войну руководства с министерством, можно подумать... *не закончила фразу, думая, что подруга и так поняла намек*. - А значит ребенок им нужен как повод... возможно, как повод, чтобы выманить руководство из школы или заставить их пойти на поступки, или... *и эту фразу тоже не закончила, не желая пугать Андри своими, возможно, ошибочными предположениями*. - А кто... кто годится на роль такого козыря? Вероятно, те, о кем заботится школа, но чьи родители мало что значат в магическом мире. Я не думаю, что они захотят настроить все магическое сообщество против себя... Сирот у нас вроде бы нет... Но может речь о магглорожденных? Или может обо мне, ведь я иностранка. *нахмурилась*. Но это все же вряд ли *отмела предположение*. - А что нам делать?...Думаю, ничего *пожала плечами*. Ведь если это исходит оттуда *указала пальцем куда-то вверх*, то не нам, второкурсникам, в это вмешиваться. Там, наверное, больше понимают. А что ты предлагаешь?

Андриана Нортон: Решилась и подтвердила, надеясь, что Келли все же это имела в виду: - Кажется, это была та сторона... которая против директора. Вздохнула. - Если, конечно, в этой взрослой игре только две стороны, как в шахматах. Нахмурилась в раздумьях, когда собеседница замолчала на очередном "или", видимо, предоставляя ей возможность подобрать еще версии. - Или... Или? Попробовала все сопоставить. - Если они и вправду хотят... устроить этот повод, то почему поставили целью одну конкретную девочку? Магглорожденные в школе не только эти две, которые на нашем курсе. Мне кажется, причина глубже. Они не спроста сделали выбор на одном конкретном ребенке, именно со второго курса. Показалось (или не показалось), что кто-то где-то ухнул, передернула плечами - и от жуткости, и от того, что пришло на ум: - Да ведь это может быть кто-то из нас, ты или я. А может и не быть, но пока мы не узнаем, мы не можем... быть спокойными. А когда ответом на "что делать" прозвучало "ничего", да еще и с таким аргументом, просто вспыхнула от негодования. - Нет, мы не можем оставить все под предлогом, что "другим виднее"! Почему виднее? Откуда ты знаешь? Они... да, есть люди, до уровня которых нам еще учиться и учиться, но мы не можем всегда оставаться в стороне. Мы... по крайне мере я когда-то хочу... - прочистила горло, заменяя слово на более представительное, - я когда-то планирую и сама быть тем, кто... "больше понимает", - закатила глаза, но в темноте это вряд ли было заметно. - Мне по горло хватило непонимания. И дома, когда родители о чем-то спори... кхм, что-то обсуждали, и здесь, в Хогвартсе, когда старшекурсники о чем-то говорят и рассуждают, а я не могу понять сути, понять, какова моя точка зрения. Чуть ли не выпалила: "А у меня тоже должно быть свое мнение", но очень уж это по-детски бы звучало. - Нам нужно разобраться, - уже спокойно, нейтрально и выделяя слово "нам" добавила. - Нужно... понять, о ком была речь. А как мы можем понять? Единственное, что приходит мне на ум, это спросить у кого-то, кому мы доверяем, и кто, как мне кажется, имеет какую-то связь с внешним миром и... всеми этими "взрослыми играми". Посмотрела на Келли многозначительно: "интересно, она подумала о том же человеке, что и я?"

Келли Тейлор: - А действительно, почему одну конкретную девочку?, - повторила вопрос Андри. - Ну может, они рассматривали разные варианты, а этот показался самым удобным и подходящим? Понять бы еще, почему. *Развела руками* Выслушала гневную тираду однокурсницы, не обидевшись. Вероятно, предложение "оставить все как есть" действительно звучало неправдоподобно. Добавила мягко: - Я тоже хочу разобраться, о ком речь. Но... без понимания, кто такие "они", которые "свои", - это сделать сложно. Может это агенты второй стороны, а может и третьей или десятой. А если этим своим может быть любой, то стоит учитывать это, если мы решим к кому-то обратиться. Не факт, что им понравятся наши вопросы. Ответила слизеринке кивком. Разумеется, подумала о том же человеке сразу, как только это случилось. Но если Андри предлагает обратиться к Дженни вместе, то можно и так. - Да, нам стоит найти Дженни, - подтвердила. Поднялась, наконец, с земли, отряхнула мантию и вместе с однокурсницей зашагала в сторону замка.

Рудольф Ларсен: Появился у барьера, оглядывая все вокруг и отмечая, что никого из обитателей замка рядом нет. Это радовало, потому что Кристиан уже появился. И сидел, словно так и надо было. - Привет, братик. Ты как всегда - стремителен. Вышел за пределы барьера, садясь рядом с Кристианом прямо на траву. Потянулся, обхватывая рукой того за плечи и притягивая к себе. - Словно вечность не виделись. Ты как? Целитель Нильс написал, что ты в порядке, но квиддич пока под запретом. Вытерпеть сможешь? И без перехода добавил. - Я останусь. Тренеру пока не говорил, но ему придется смириться. Достать меня из Австралии будет сложновато. И тут есть вполне симпатичные старшекурсницы. Но, Крис... Все как обычно: любые вольности, кроме женитьбы. Рассмеялся громко и искренне. - Как я счастлив, что говорю все эти вещи. Я нереально скучал в этой своей Австралии, братик!

Элис Граффад: Вместе с гостем дошла практически до самого купола, пока он... не исчез. А несколько мгновений спустя - увидела его уже за куполом. И не его одного. Остановилась, не доходя до барьера несколько шагов. Опустила руку ближе к тому месту на поясе, где висела палочка. И рассмотрела наконец второе лицо. Не удержалась от комментария: - Как вы похожи! Остановилась взглядом на знакомце: - Кристиан... это - твой сюрприз?

Кристиан Ларсен: Непринуждённо восседал на дорожном чемодане, подставляя лицо тёплым летним лучам. Тут было теплее, чем в родной Дании, и ветра меньше. Впрочем, никогда не жалел, что его коттедж стоит на берегу Северного моря, и тёплый ветер Гольфстрима никогда там не утихает. Брат, сама пунктуальность, появился минута в минуту. Улыбаясь до ушей, крепко обнял Рудольфа и от души хлопнул по спине. - И я безумно скучал. Ты не представляешь, какая дома скука! - покачал головой. - Твоя сова застала меня уже в пути. Признаться, я не выдержал, и после отправки тебе рекомендаций Нильса сразу использовал портал, так что пришлось подождать тут, но я даже рад - здесь прекрасный вид. Я, конечно, благодарен тебе за твою предусмотрительность, но я же писал, что у меня есть свой портал, твой брат не беспомощный червяк, - хохотнул, легко толкая плечо Рудольфа. Помрачнел, едва братик упомянул про квиддич. - Что поделать, придётся терпеть. Впрочем, с кем мне тут играть, с малышнёй? Так они и сами не умеют даже летать, учитывая то, что ты писал о плачевности Полётов в Хогвартсе. Но зато я хотя бы смогу полетать, - уже с улыбкой закончил. А потом вообще широко улыбнулся, обнажая зубы и удивлёно глядя на брата. - Я знал, что смогу уговорить тебя остаться, Руди! Ты самый лучший брат! - крепко обнял Рудольфа, стискивая его в объятиях. - Ты же поможешь мне учить их? И без перехода продолжил, хитро глядя на братика: - Симпатичные старшекурсницы? Ах ты хитрый жук, а в письме то как меня напугал! И жениться, ты серьёзно? Тебе бладжером мозги вышибло? Я не настолько сошёл с ума, чтоб жениться, пфф, - фыркнул, качая головой и отворачиваясь, и в этот момент увидел, как к барьеру подходит девушка, как подтверждение слов Руди, что ли? - О, да ты не один? Вот это я понимаю дело, брат, вот с чего нужно начинать знакомство с новым местом работы, - одобрительно покивал с уважением Рудольфу. - Кстати, о работе, как мы будем объяснять директору, что Ларсены категорически быстро размножаются делением, и теперь их двое из ларца, одинаковых с лица? - беззаботно хохотнул, на деле вообще не видя здесь проблемы. Ну уж объяснят как-нибудь. В этот момент девушка подошла на расстояние разговора, и смог заметить, что Руди не обманул: старшекурсницы Хогвартса действительно симпатичны, во всяком случае, данная особа. Когда девушка назвала брата его именем, лишь немного приподнял бровь безо всякого удивления, посмотрев на брата: их план был ему, без сомнения, знаком. Решил пока не встревать в разговор, а посмотреть, как братик объяснит его появление. Лишь улыбнулся девушке, создавая с ней зрительный контакт, лёгким движением головы отбросив со лба волосы и как бы между прочим распахнув расстёгнутый ворот рубашки.

Рудольф Ларсен: Чувствительно ткнул Кристиана в плечо. - А если бы целитель Нильс не написал бы мне, что все в порядке? Братик, твоя беспечность... Остановил себя: все обошлось, целитель был согласен, а Кристиан был уже тут. - Но на этот раз все было не зря. Выслушал и восторги, и печали Кристиана, ощущая заполняющее его чувство цельности. - Знаешь, когда ты рядом, мир определенно встает на свое место. Напомни, зачем мне вообще сдалась эта Австралия? Расхохотался, качая головой и крепче прижимая к себе брата. - Вместе полетаем, как время придет. И, слушай, Мэттью в итоге только по метлам или все же летает? Этот момент мы с тобой как-то упустили, а я напрочь запутался с приглашениями для него полетать. Обернулся, поймав временную петлю и болезненно поморщившись. Когда сознание пришло в себя, кивнул. - Не один. Решил посмотреть реакцию на пока что не директоре Снейпе. Ему мы просто скажем как факт? Не захочет слушать и понимать - решим, нужна ли тебе работа с таким начальством. Если что... я не говорил, братик, но я готов попробовать поговорить со своим тренером. Встал, отряхивая мантию и выпрямляя спину. - Ученица Элис? Кристиан Ларсен. Кристиан? Ученица Элис. Чуть расслабился. - Элис, да, это и есть тот сюрприз, про который я тебе говорил. Ткнул Кристиана локтем в бок, прошипев. - Братик, давай пока без вольностей. Это школа. Рубашка. Продолжил, обращаясь опять к девушке. - Меня зовут Рудольф Ларсен. Приношу свои извинения за вынужденный маскарад. Коротко поклонился.

Элис Граффад: Помолчала, переводя взгляд с одного на другого, не выражая лицом ничего, кроме вежливой заинтересованности. Наконец, сделала пару шагов за барьер. Подошла к Кристиану - настоящему Кристиану, протянула руку: - Элис. Надеюсь, Ваше чувство юмора куда лучше, чем то, что есть у Вашего брата.

Кристиан Ларсен: Покачал головой, ухмыляясь - всё-таки забота братика бывает иногда чересчур активной. Если бы целитель Нильс, да кабы... Прежде, чем Руди начал представлять их с девушкой друг другу, успел вставить: - Да вроде как летает. Во всяком случае, умел раньше. Надеюсь, ты не вызвал подозрений перед Мэттью? Он тут единственный, кто знает меня. А директору так и скажем, да, чего выдумывать, - кивнул и, когда брат начал знакомить их со своей спутницей, поднялся с чемодана, ничем не показав боль от стрельнувшей спины, только на мгновение сжав дальний от Руди кулак. Такое пока что случалось периодически, но ведь Рудольфу не объяснишь, что опасности нет, и даже тысяча целителей Нильсов не убедят его в обратном. Отмахнувшись от шипения братика, улыбнулся новой знакомой ещё шире, протягивая руку в ответ, но в последний момент повернул ладонь, подхватывая кисть девушки и переворачивая её тыльной стороной вверх, слегка склонил голову и невесомо коснулся губами руки Элис. - Кристиан, Элис. Очень приятно, - выпрямившись, посмотрел девушке в глаза, заговорив бархатным голосом. Оглянулся на брата, взглядом спрашивая, почему Элис ему "выкает", и повернулся обратно. - Что уже успел наговорить мой братец? - снисходительно покачал головой. - Я ещё раз прошу прощения, теперь и за себя, за то, что с братом были вынуждены ввести в заблуждение. Ты удивительная девушка, Элис, - не каждый человек спокойно воспринимает эту новость, - склонил голову в знак уважения к стойкости и хладнокровию девушки. А потом смутно вспомнил что-то из культуры общения в других странах, навеянное опытом игр на чемпионатах в разных уголках мира. Кажется, не везде люди обращаются друг к другу на "ты" вот так, сходу? Поэтому спохватился, поспешив добавить: - Наверное, Рудольф уже упоминал, что мы, датчане, не привыкли обращаться ко всем на "вы", у нас так только с королевой разговаривают. Надеюсь, я не задел тебя, но будет прекрасно, если мы продолжим общение в том же ключе, - всё время, что говорил, не отводил от Элис взгляд, будто не замечая больше ничего вокруг и лишь иногда скользя взглядом по её лицу, спускаясь на руки и вновь возвращаясь к глазам.

Рудольф Ларсен: Кристиан вел себя как обычно... И все же ему не хватало живости движений, текучести, изменчивости и неспособности стоять на одном месте и в одной позе дольше пары секунд. Целитель Нильс был прав... Как и всегда. - Хорошо, раз ты согласен, то так и поступим. Услышал и увидел реакцию девушки, после чего помрачнел куда сильнее обычного, переставая улыбаться вовсе. - Прошу прощения, если это показалось тебе шуткой. У меня не было желания шутить ни над кем. Шагнул в сторону от знакомящейся парочки, ощущая, что все встало на свои места: Кристиан окружен женским вниманием, он может спокойно стоять в стороне и наблюдать, чтобы пресечь... лишнее. - Я более не буду смущать тебя своим обществом, Элис. Братик... Кристиан, я найду директора и приведу сюда. Не стоило брать свои вещи, возможно, и ему происходящее не понравится слишком сильно. Коротко кивнул, разворачиваясь и уходя в сторону замка.

Магическая Британия: На плечо оставшегося мужчины приземлился ворон, нетерпеливо клюнул в ухо и уронил ему в руки два пергамента: один свернутый в трубочку и плотно перевязанный, а второй - записка. «Братик, подпиши контракт, он на твое имя. Подпиши сразу, как получишь, хорошо? Разорвать можно все, но подписанный контракт - это подписанный контракт. Рудольф»

Элис Граффад: Выдержала ноту встречи до конца, но руку опустила при первой возможности. Улыбнулась вежливо, обащаясь сразу к обоим: - Ничего, что могло бы по-настоящему оскорбить девушку. - Взяла паузу, затем закончила фразу, скользнув взглядом по фальшивому Кристиану. - Каждый иногда позволяет себе маленький обман, не так ли? Проводила глазами уходящего Рудольфа, даже перестав улыбаться на долю секунды. Только на долю - секундой позже вернулась вниманием к оставшемуся рядом собеседнику. - Мы, англичане, привыкли обращаться вежливо к людям, с которыми еще не знакомы. - Пояснила теми же интонациями, какими была вновь рассказана история про традиции датчан. - Но, думаю, я постараюсь соблюсти традиции вашей страны, Кристиан. Чуть склонила голову в коротком вежливом кивке. - Итак. Ваш... твой брат закончил магистратуру по ЗОТИ с отличием и приехал к нам преподавать Полеты. А ты? Проследила взглядом за совой. - Вас точно двое, или следует ждать следующего... Кристиана?

Кристиан Ларсен: Вздохнул, наблюдая холодное отстранение Рудольфа, которое происходило всякий раз, когда его колючий характер проявлял себя, или когда его задевали чужие слова. Неужели его задели слова в последнем письме про то, что он порой бывает невыносим? Ну так все мы не сахар. Опустил руки, как только Элис освободила свою. Вот знал же, что ни во что хорошее этот маскарад не выльется! Но ведь семья дороже всего. Немного грустным взглядом проводил удаляющегося брата, замешкавшись, во многом из-за новой знакомой, чтобы остановить его и сказать, что директору можно послать записку или Патронуса – незачем ходить самому. Перевёл снова взгляд на девушку, потом ещё раз на спину брата… И вдруг осенило. Не то чтобы был перманентным дураком, но и Руди редко давал думать о себе в том плане, что у него может быть девушка. Слишком много требований, слишком тяжёлый характер. Но неужели эта девушка, Элис, неспроста гуляла с братиком? Вот же хитрец, не успел прибыть в Хогвартс, как уже подцепил столь милую особу! От него-то, Криса, не убудет, но всё-таки укол зависти случился, стоило подумать, что братец оказался проворнее его. Вот так и теряют хватку – родной нелюдимый брат опередил! Размышления прервал ворон с письмом, которого тут же узнал. Брат взял своего питомца с собой? Но почему тогда раньше слал школьных сов? Впрочем, это было не так важно - ворон принёс записку и контракт от Руди. Сомневался, стоит ли подписывать его сейчас - кто знает, как отреагирует на их с братиком стратегический манёвр директор, а уж если его ещё и перед фактом подписанного контракта поставят... Впрочем, братцу виднее, так что, мельком просмотрев бумаги, особо не вдаваясь в написанное, улыбнулся Элис, приподняв палец, как бы говоря "минуточку", присел рядом с чемоданом и через некоторое время достал из него чернильницу с изумрудными чернилами и шикарное павлинье перо, переливающееся на солнце, которым обычно ставил автографы. Размашисто подписав контракт, убрал письменные принадлежности и помахал бумагами в воздухе, чтобы чернила быстрее высохли. - Что-то я и не подумал взять с собой перо и чернила попроще, - обезоруживающе развёл руками в стороны, объясняясь Элис. Ощутил, что с каждой секундой стоять становилось всё сложнее – уж не заметил ли его переминания с ноги на ногу брат? Необходимо было присесть, но садиться при стоящей даме – не комильфо. Выход напросился сам собой: - Элис, может, присядем? Пока брат вернётся, надеюсь, с директором, пройдёт столько времени, а долго стоять… - не стал закачивать фразу, жестом приглашая девушку присесть на свой чемодан, сам же присаживаясь рядом на траву, в этот раз не удержавшись и всё-таки немного поморщившись, перед этим отвернув лицо от Элис. Кивнул на слова девушки насчёт обращения англичан, принимая к сведению. Привычки с младенчества трудно переучить, к тому же когда искренне не понимаешь, зачем вообще надо обращаться к человеку на «вы», когда можно на «ты». Впрочем, директор Снейп вряд ли оценит такую фамильярность, так что придётся постараться как минимум с ним. - Магистратуру по ЗОТИ мы закончили вместе, а Полёты преподавать приехал именно я, а Руди… - вздохнул с пониманием, что придётся рассказать Элис про их маленькую аферу, хотя бы ради счастья братика. Подставил лицо солнцу, прикрыв глаза и помолчав немного. Всё-таки, как хорошо, что здесь так тепло и солнечно. Вновь посмотрел на девушку – всё-таки, как она привлекательна! Придётся приложить немало усилий, чтобы не встревать в их с Рудольфом едва завязывающиеся отношения. Хоть бы Элис приняла сейчас его объяснение и простила братика. - Элис, на что ты готова ради семьи? Для нас с Руди семья – это всё. Особенно мы друг для друга. Брат – единственный человек, ради которого я готов на всё, равно как и он для меня. Этих взаимоотношений не было бы, не уважай мы с Рудольфом маленькие слабости друг друга, но не о том сейчас речь. Возможно, мы с ним слишком привыкли так делать, поэтому не до конца осознаём, что это может задеть других. Мы с ним как единое целое, понимаешь? А в данном случае мы были вынуждены выдать Руди за меня, чтобы он оценил местную обстановку, договорился об условиях с директором, да и не вызвал лишних вопросов у него и Мэттью – это мой знакомый, может, знаешь его? О существовании Руди как моего брата мало кто знает – он не любит общественного внимания, во многом поэтому и уехал в свою Австралию. Для остального же мира сын Ларсенов существует в единственном экземпляре – в моём. Да и быть братом-близнецом квиддичной знаменитости – дело хлопотное, - на последней фразе растерял свою серьёзность и улыбнулся, показывая зубы, едва не сверкая ими на солнце. - Мы вообще не хотели, чтобы кто-то узнал правду: предполагалось, что Рудольф быстро всё выяснит и покинет школу, а я приеду. У него замечательно получается утрясать подобные дела, а я… часто отвлекаюсь. К тому же я был вынужден пробыть некоторое время дома, в то время как Мэттью слишком быстро договорился с директором о моей должности. Впрочем, кажется, Руди всё-таки останется на какое-то время в Хогвартсе, поможет мне вести Полёты. Надеюсь, не один я буду рад видеть его тут, - внимательно посмотрел на Элис на этих словах. - И нет, больше никаких наших близнецов не предвидится. Нас только двое, - не удержался и всё-таки глянул на Элис так, будто под этими «двумя» имел в виду вовсе не их с братом.

Элис Граффад: Пронаблюдала за манипуляциямим гостя, скрывая веселую улыбку за вежливой. Из одного пера, вынутого из чемодана, вполне можно было сделать два попроще, а так - так выходило очень говоряще. Проследила взглядом за приземлившегося прямо на траву Кристиана, задумавшись на некоторое короткое время за этикетом, но, в конце концов, позволила себе присесть на край чемодана, решая, что это, действительно, меньшее из зол. Самым правильным было бы вовсе направиться в замок, но купол наверняка не пропустил бы нового человека, даже если он очень похож на старого. Улыбнулась мягко собеседнику: - У тебя, должно быть, дома осталась армия поклонниц, Кристиан. Выслушала внимательно - и это действительно было внимательно, кивая головой в нужных местах и выделяя из потока вопросов и фраз важное. Переспросила: - Значит, это ты звезда квиддича и играешь в Лиге? А чем же занимается твой брат в Австралии? Нахмурилась: - Но почему было просто не подождать немного, пока приедешь ты? Разве ты сам не можешь оценить обстановку и принять решение самостоятельно, без опеки брата? Взяла паузу, закончила чуть тише: - Отношения, начинающиеся с обмана, имеют дурной запах.

Кристиан Ларсен: Широко улыбнулся, когда Элис упомянула про его поклонниц и карьеру, хотя внутри всё-таки немного отдало горечью. Эх, не будет у него больше ни горы поклонниц, ни карьеры... Только что и учить детей летать за пятнадцать галлеонов в месяц и еду. Работать за еду, до чего докатился! - Поклонницы? Ну да, как игрока в квиддич. И поклонники тоже. Привычка, знаешь ли, играть на публику, - по-простому улыбнулся девушке. Вот уж незачем ей знать, что покллонницы не только квиддичные были. А некоторые из квиддичных плавно перетекали в... неквиддичные. - Ну да, это я, - приосанился, тряхнув шевелюрой. - Квиддичная Лига, сборная Дании, более двадцати выигранных матчей, и это только Чемпионаты Мира. Два Кубка и множество внечемпионатных наград. Моя специализация не высчитывается количеством забитых квоффлов или пойманных снитчей, но без меня команде пришлось бы туго, - привычной речью представил себя девушке. - А братик в Австралии тоже играет. Тоже Лига, сборная другой страны только. В последнее время Австралии не везёт в квиддиче, но Руди очень хорош. К тому же, почти универсал, охотник и вратарь, такое редко встретишь. Ну и тренер, гоняет молодняк, - решил разрекламировать ещё и брата, с непривычки переключив всё внимание на себя. Но тут особый случай - нельзя спугнуть такую удачу в лице прекрасной девушки братика! Прищурился, обдумывая последнюю фразу Элис. Отношения? Не намекает ли она на их отношения с братиком? Ну конечно же, именно об этом она и говорит, иначе не стала бы говорить про обман в таком ключе. Всего его бывшие пассии всегда говорили много об обмане, лжи, и ещё куча слов, которые даже думать при девушке неприлично. Впрочем, говорившие эти слова тоже были девушками, но они, если уж по правде говоря, имели на то полное право. Однако же не мог позволить Элис думать о Рудольфе в том же ключе, что и те дамы думали о нём самом. - Эх, Элис, я-то, конечно, могу и сам, но попробуй убедить в этом моего брата. Когда дело касается меня, он чрезмерно заботлив. На самом деле, он не хотел пускать меня в школу ещё долгое время, так что мне пришлось подключить к его убеждению... ещё одного человека, - вновь не стал даже намекать на свою тесную связь с целительством. - Руди, вне сомнения, считает, что у меня множество достоинств, но серьёзность и деловая хватка в них не входят, - с сожалением пожал плечами. - Поэтому-то он и не считает, что я в состоянии оценить обстановку самостоятельно. В чём-то он и прав, - тихо рассмеялся. - К тому же, как я и сказал, это всё Мэттью. Стоило только ему получить от меня сову с подтверждением его идеи пригласить меня в Хогвартс, как он тут же сказал об этом директору Снейпу, или директор сам присутствовал при получении письма... Я так и не понял до конца. Так или иначе, всё вышло так, что меня ожидали в школе уже вот-прямо-сейчас, а я не мог явиться. Знаешь, в Дурмстранге, где я учился, хорошая должность может улететь из под носа в мгновение ока, если вовремя не среагировать, там не ждут кандидата на преподавание неделями и месяцами. Кто же знал, что у вас такое печальное положение с преподавателями, - ещё раз попытался объяснить Элис их с братиком позицию и мотивацию в данном вопросе. - А насчёт обмана... Элис, я знаю своего брата. Он не будет скрывать правду больше на то необходимого. Я не знаю, что он рассказывал тебе о себе, но уверен, что всё, сказанное им про себя, было правдой. Кроме будущей должности и имени. Но разве имя важнее того, что внутри человека? - закончил уже совершенно серьёзно, что было почти не свойственно ему. Но ради Рудольфа можно сделать что угодно.

Элис Граффад: Слушала, повернув голову чуть вбок и отмечая любопытные моменты. С ноткой извинения спросила: - А какая у тебя специальность в квиддиче? Прости, я в этом совсем не разбираюсь. Выслушала внимательно, переспросила между делом: - А почему ты не мог явиться сразу? Продолжила с улыбкой: - Значит, вы с ним соперники? Чуть нахмурилась: - И как вы будете совмещать спорт с работой в школе? Хмыкнула: - Боюсь, весь его рассказ на самом деле был рассказом о тебе. А о нем я, получается, и не знаю ничего.

Кристиан Ларсен: Про себя отметил, что с квиддичем в Хогвартсе дела на самом деле обстоят так плохо, как писал Руди. Но прекрасной даме почему бы не объяснить некоторые тонкости, это же одно удовольствие. В конце концов, многие его бывшие пассии смыслили в квиддиче ещё меньше, чем Элис, но от этого не становились менее красивыми и прелестными. - Я защитник, моя работа - махать битой и метко направлять бладжеры. Поверь, с помощью удачно запущенного бладжера и командной работы с напарником можно разрушить множество катастрофичных для твоей команды стратегий соперника, или создать удачную обстановку для своей команды, - загорелся взглядом, как всякий раз, когда речь заходила о квиддиче. Едва смог заставить себя не уйти в обсуждение игры с головой, ведь вряд ли не разбирающейся к этом Элис было бы это интересно. - Я научу всему этому. После того, как будущие игроки научатся летать, - заверил девушку. - Нет, с братом мы никогда не играли друг против друга. Ещё в начале наших карьер в квиддиче мы пообещали, что не выйдем на поле по разные стороны колец, и всякий раз, когда это должно было произойти, настаивали на замене одно из нас. Обычно это был Руди, хотя и я иногда отсиживался на скамейке запасных, но для меня это сложнее. Руди, он... Он летать больше любит, чем играть. Хотя и последнее у него здорово получается, - мечтательно посмотрел на чистое небо. - Но вообще наши команды не так часто сталкивались на поле. наверное, квиддичные боги на нашей стороне, - усмехнулся, вспоминая старую, как мир, байку квиддичистов про богов в игре. Может, с такой пусть и не серьёзной, но верой, легче выходить на поле. - Жаль, я не взял с собой квиддичный инвентарь, биту и свою Хвидсторк, - это моя метла - их доставят позднее. Хвидсторк уникальная в своём роде, сделана на заказ. Таких больше ни в одном мире нет. Квиддичисты, играющие в Лиге, стараются иметь мётлы, сделанные специально под них - такие и слушаются лучше, и характеристики им можно задать свои по вкусу. Правда, не все могут себе это позволить, - в голосе появилась нежность и любовь, когда заговорил про свою метлу. Когда Элис спросила про его причины затяжного появления в школе, а ещё упомянула спорт, болезненно наморщил лоб и некоторое время молчал. Конечно, будь на месте Элис его вероятная пассия, постарался бы замять эту болезненную тему. Но эта девушка могла стать будущим его брата, значит, с ней надо быть максимально откровенной, чтобы потом узнать больше о ней самой. Как когда-то, много лет назад, они с Рудольфом решили, что будущая невеста одного из них должна обязательно понравиться другому. Во многом поэтому до сих пор оба были не женаты - слишком разные вкусы. Впрочем, в случае с ним, дело было ещё и в другом. Всё-таки принял решение поделиться своей историей вкратце: - Во время одной игры я упал с большой высоты и сломал позвоночник. Целители творят чудеса, и на ноги меня поставили очень быстро. Но говорят, последствия останутся на всю жизнь, так что мне не придётся выдумывать, как совмещать спорт с преподаванием - первого в моей жизни уже никогда не будет, - всё это сказал совершенно будничным тоном, будто его вовсе не заботило то, что весь его смысл жизни теперь разбился о камень, как его многострадальная спина. Снова замолчал, стараясь отогнать грустные мысли. Здесь его ждёт новая жизнь, новые девушки, любимый брат рядом, новая работа - не время и не место хандрить. В попытке отвлечься не сразу отобразил последнюю фразу Элис, которая возвращала их к разговорам о брате. В другой момент с раздражением бы отнёсся к подобной смене темы, да ещё и с милой девушкой, но сейчас был этому даже рад, поэтому активно вернулся к разговору: - Так, посмотрим. Он явно говорил тебе о своей карьере в Австралии - значит, как минимум в этом он рассказал о себе, а не обо мне, ведь я всегда играл в Дании. Что ещё он рассказывал про якобы меня, выдавая за свою биографию? Давай сравним, - развернулся к Элис всем корпусом, готовясь до победного отстаивать честь брата.

Элис Граффад: Выслушала с интересом, отметила: - Забавно. Сбивает других с метел, а называется защитником. Вздохнула. - Кажется, это будет не моим коньком - летать на метле и тем более - играть в квиддич. Попробовала на вкус название метлы: - Хвидсторк. Звучит интересно. Это что-то значит? Приподняла брови, услышав историю про травму: - О... сочувствую тебе, Кристиан. Для такого успешного игрока, как ты, это должно быть ужасно. - Переспросила. - А летать на метле и быть преподавателем тебе можно? Улыбнулась мягко: - Надеюсь, Хогвартс скрасит горечь утраты квиддича. Задумалась над последним вопросом. Наконец, призналась: - Кажется, я не могу ничего к этому добавить.

Кристиан Ларсен: Рассмеялся, запрокинув назад голову. - Защитник своей команды, своих мы не сбиваем, - пояснил Элис суть, не устав упоминать, что когда только начинал играть в квиддич, на втором курсе в школе, то сбивал своих ещё как - и телом, и бладжерами. Особенно бладжерами. - И с чего ты так решила, что не твоим? Летать на метле может научиться каждый, равно как и сносно играть в квиддич. Поверь, только ты сядешь на метлу и почувствуешь этот ветер свободны - ты не захочешь слезать. У меня, по крайней мере, было именно так, - проникновенно посмотрел на девушку. - А квиддич, как это ни странно звучит, не только спортивная игра, но и логическая и мыслительная. Ведь перемещения игроков на поле - это целая стратегия, быстрое принятие решений, в какой момент сделать тот или иной манёвр и создать более выгодную позицию. Особенно просчитывать наперёд надо защитникам. А спорт... Не надо прилагать много физических сил, чтобы летать на метле, разве что развить крепкий удар битой и выдерживать толчки соперников, - махнул в воздухе воображаемой битой, показывая наглядно, но почувствовал, что его снова уносит в игровую тему. - Хвидсторк с моего родного языка переводится как "белый аист", одна из птиц, водящихся в Дании, - пояснил Элис. Махнул рукой, всем видом показывая, что это не такое уж и огромное переживание. Подумаешь, спорт. Жизнь на этом не заканчивается. Впрочем, ещё пол года назад, когда только начал вставать на ноги, и это было ужасно мучительно, совсем так не думал. Да и сейчас его мнение ненамного изменилось. - Ну, мой целитель разрешил мне уже садиться на метлу, а учить квиддичу можно и не играя активно самому. Пару трюков я покажу, а остальное вообще можно объяснить на словах. Профессиональный квиддич серьёзнее, требует лучшего здоровья, поэтому Лига тут же исключает игроков с такими травмами, как моя, - равнодушно пожал плечами. - Я тоже на это надеюсь, Элис, - мягко улыбнулся девушке, подумывая, много ли в Хогвартсе ещё её ровесниц. Всё-таки только квиддич может быть лучше девушек. Вновь вернулся к обсуждению брата, с воодушевлением сказав: - Ну вот видишь, он даже и не рассказывал больше ничего. Ни про себя, ни про меня как за себя. Нелогично обвинять человека во вранье, если он и не сказал толком ничего, не так ли? Да и то, что сказал, было правдой, - продолжал возвращать к Руди то доверие Элис, что у неё было до раскрытия их секрета.

Рудольф Ларсен: Появился прямо у самого барьера, глядя пристально на братика и Элис. Кажется, они вполне неплохо беседовали. Ну что ж, братик цель выбрал, теперь его и за уши не оттащить. Оставив это в стороне, повернулся к появившемуся директору Снейпу. - Директор Снейп? Кристиан Ларсен. Кристиан? Директор Снейп. Отшагнул в сторону, открывая всем присутствующим вид на друг друга. - Меня зовут Рудольф Ларсен. И ни в чем, кроме имени, я не солгал. Дернул плечом недовольно - объясняться не хотелось.

Северус Снейп: Дошел до барьера, держа палочку наготове. Если этот человек - агент Малфоя с Малсибером... Но человек, кажется, оказался не агентом. А открывшаяся картина была далеко не столь неприятной, как та, которую можно было уже нарисовать себе в уме. Вот только... Элис? Она-то тут каким боком? Поздоровался: - Добрый день... мистер Ларсен номер два. Добрый день, Элис. Повернулся к провожатому. Поинтересовался просто: - И что все это должно значить? Вы назвались именем родственника, чтобы... Чтобы что? Познакомить меня с ним?

Кристиан Ларсен: Заметив подходящих к барьеру братика с мужчиной в мантии, посмотрел на Элис: - А вот и мой черёд знакомиться с директором, судя по всему. Надеюсь, его реакция будет лучше твоей, да и контракт уже подписан, - довольно взмахнул бумагами и пером, зажатыми в одной руке. Вновь поднялся на встречу подошедшим мужчинам, стараясь не кряхтеть при этом, как столетний дед. Руди, как всегда, в своём репертуаре: набычился, как сыч, и, судя по реакции директора, даже не удосужился объяснить ему ситуацию. Так похоже на братца, но хотя бы перед своей пассией рожи не корчил! - О, директор Снейп, рад знакомству, - улыбаясь во все тридцать два зуба, подходя к мужчине и протягивая ладонь для знакомства, но в последний момент натыкаясь на тот самый барьер, о котором упоминал братик. Значит, тут и правда детей держат, как в тюрьме? Впрочем, не совсем в тюрьме, раз Элис смогла выйти, а брат потом ещё и зайти обратно. Добровольное заключение, значит. - Просто познакомить, Руди? Не ожидал я от тебя, что ты вероломно захочешь занять мою должность. А как же теперь я, бедный и несчастный? Возвращаться мне домой, в своё скромное ветхое жилище, доживать на последние гроши, света белого не видеть, - подначил братика с пафосным нарочито наигранным тоном, строя печальную гримасу и сокрушённо качая головой. - Ну, дир, думаю, с будущим преподавателем точно надо познакомиться, - уже с нормальными интонациями и снова широко улыбаясь, ответил директору.

Элис Граффад: - Удачи. - Прошептала одними губами Поспешно встала с чемодана, разворачиваясь лицом к пришедшим. - Здравствуйте, профессор Снейп. Замолчала, отходя чуть в сторону и не влезая в разговор взрослых.

Рудольф Ларсен: Скривился. - Кристиан - человек, с которым заключен контракт. Не я. Вполне логично, что я хотел вас познакомить друг с другом. Директор Снейп, квалификация Кристиана ничуть не уступает моей, а в чем-то - превышает. К сожалению, иного варианта знакомства у нас не было. Сжал челюсти, с сомнением глядя на то, как братик двигается. Слишком тяжело. Целитель Нильс вдруг показался совсем не таким надежным. Добавил с большим сомнением. - Квиддич - то, в чем мой брат преуспел. С другой стороны, я предпочел бы остаться здесь, чтобы преподавать Полеты. Иначе братик окончательно доломает себе спину. Тренер его убьет голыми руками, но... братик. - В этом преуспел уже я. Молодежка Австралии уже достаточно долго на мне. Понимая бедственное финансовое положение Хогвартса, я вполне готов работать за, - скривился еще раз, - еду. Однако наше соглашение относительно зелий должно остаться в силе, директор Снейп. При любом решении. Кристиан уже подписал контракт. Напряженно застыл. Оставлять тут брата одного после того, как он увидел воочию его физическую форму... Нельзя.

Северус Снейп: Выслушал. Скривился от обращения. Поправил: - Мистер Снейп. Директор Снейп, если угодно. Не "дир," пожалуйста. Что ж, сказал бы, что рад знакомству, но... Качнул головой. - По-прежнему мало что понимаю. Вы хотите преподавать вдвоем? Мистер Ларсен... Обратился к тому, который, судя по всему, был "Руди". - К чему было все это, объясните мне? Почему нельзя было сразу прийти вдвоем? Добавил с едва заметным металлом в голосе, обращаясь к присутствующей девушке: - Элис, Вы знакомы с мистером Ларсеном? Давно?

Элис Граффад: Покачала мысленно головой, услышав ровно те же вопросы, что задавала сама. И едва удержалась, чтобы не скривиться от тона, которым декан озвучил вопрос. Ответила безэмоционально: - Около часа, сэр.

Кристиан Ларсен: Как хорошо, что существует такой серьёзный и деловитый братик, котоырй уладит все вопросы, которые ему совсем не даются: вспомнить только, сколько времени пытался объяснить всё происходящее Элис, их с братиком маскарад и прочие вопросы... Собственно, не для этого ли они с Руди всё это и затеяли? Учитывая, что только что объяснил всё Элис, повторять снова это не хотелось, так что вдвойне обрадовался, что вопрос был задан брату - пусть он и занимается тем, что у него получается лучше, ну помимо Полётов. А Крис, как Руди и сказал, больше по квиддичу. И флирту с прекрасными девушками, да. С довольной улыбкой посмотрел на брата, который уже совсем окончательно решил остаться в Хогвартсе. Конечно, это обернётся для него тотальной опекой от брата: на метлу не сесть, не ходить, не дышать, не пердеть без его спроса... Но всё-таки был рад, что братик остаётся. На слова дира (всё-таки решил звать его за глаза так, а то слишком длинные все эти титулы) сказал лишь: - Ок, директор Снейп, замётано, - и бросил быстрый взгляд на Элис, а потом на братика, но те что-то не спешили контактировать хотя бы взглядами. Странно всё это, неужели так сильно повздорили? Зная характер братика, всё может быть. Надо будет потом их обязательно помирить. А пока что оставалось надеяться, что Руди адекватно объяснит всё диру, и без этих его гримас и каменных взглядов.

Рудольф Ларсен: Пояснил спокойно. - У нас были личные мотивы для такого поступка, директор Снейп. Я не планировал затягивать это, впрочем. Именно поэтому мы сейчас здесь и стоим. Прощу прощения, но личные мотивы я бы предпочел не озвучивать. Еще не хватало, чтобы братику отказали по причине здоровья. - Преподавать здесь не моя мечта, но я бы предпочел здесь остаться, директор Снейп. Недовольно поглядел в сторону Элис. Разве нельзя проблемы учеников и директора решать после общения с будущим преподавателем? И тем более - преподавателями. Многозадачность директора Снейпа сейчас совершенно не радовала.

Северус Снейп: Поднял бровь. Спросил просто, обращаясь к Рудольфу: - Мистер Ларсен, Вам не кажется, что все это... как минимум странно? Школа Вам не нравится, я Вам не нравлюсь, свое появление здесь Вы начали с обмана, обманом заставили меня подписать контракт с человеком, которого я в глаза не видел, теперь остаетесь, чтобы работать... гм... за еду. Что происходит? Вы - беглый преступник? Скрываетесь от властей? Почему от меня скрывали мистера Ларсена-второго и почему за него говорите по-прежнему Вы? Не могу сказать, что все эти странности меня вдохновляют. Хогвартс... Сложил руки на груди. - ... не в настолько бедственном положении, чтобы я мог позволить себе принимать на работу рискованные кадры - прошу прощения, господа, ничего не хочу сказать, однако, согласитесь, с моей стороны ваше трудоустройство выглядит, как минимум, крайне мутно, а нежелание что-либо объяснять... Пожал плечами, показывая, что, пока не услышит внятных объяснений, пропускать Ларсена-второго не намерен. Слегка расслабился, впрочем, услышав, что ни один из господ не приходится Элис... у, скажем, ухажером. Извинился вполголоса: - Прошу прощения, Элис. Было просто... неожиданно увидеть Вас здесь.

Элис Граффад: Едва заметно выдохнула... и следом прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Как Снейп вообще могу подумать о таком? Хотя, стоит признать, такая версия объясняла высказанное недовольство. Пояснила: - Я встретила гостя и согласилась показать ему Хогвартс, сэр. Зная, что никто без Вашего ведома попасть в школу не может, я была уверена, что Вы его знаете. А потом оказалось, что их двое. Едва пожала плечами в подтверждение слов, уверенная, что Снейп истолкует их именно так, как нужно. Сделала еще шаг к барьеру. - Если позволите, я могу уйти и не мешать вашему разговору.

Кристиан Ларсен: Чуть не ударил себя ладонью по лицу. Да уж, объяснил братик, так объяснил. Вполне в его духе - не оправдываться и упрямо стоять на своём, но разве оправдание - сказать правду? Впрочем, понимал нежелание брата говорить правду: а вдруг, узнав о его травме, ему окажут в преподавании квиддича? Спорт, всё-таки... И если целитель запретил ему играть в профессиональном... Да нет, бред это. Про преподавание Нильс не говорил ничего запретного, так что пусть все утрутся - он будет преподавать. А иначе подохнет со скуки в своём коттедже. Когда дир предположил, что Руди - преступник, не удержался и рассмеялся в голос. Представить братца в роли преступника, конечно, было не сложно, но сама картина, как бедняга Руди бежит из родной Дании или неродной Австралии, чтобы скрыться в осадном Хогвартсе и записаться в преступники уже в Англии... Предположение было просто убийственным. А вот следующие слова дира заставили недовольно надуть губы. Какого чёрта он вообще тут стоит и мнётся перед диром, как маленькая девочка? Он, в конце концов, звезда! - Кхм, дир... ректор Снейп, что за намёки такие? Я, между прочим, звезда квиддича, великолепный и неповторимый защитник Датских Лебедей, двукратного чемпиона Кубка Мира и многократного победителя межсезонных соревнований! Да Хогвартс плясать от радости должен, что я отказался от карьеры ради обучения детей чужой страны, которые, между прочим, вырастут и могут стать соперниками моей команды. Я не обязан ничего объяснять, одно моё лицо и имя не должны вызывать никаких вопросов и подозрений, - самодовольно улыбнулся встал в позу, более подходящую для колдокамер, помахивая так и не выпущенным из рук павлиньим пером: что поделать, профессиональная привычка. Мимоходом снова бросил взгляд на Элис, которая хотела уйти. Наверное, это подходящее решение, если дир захочет продолжить эти ненужные разборки. Совсем не хочется впутывать в них милую девушку.

Рудольф Ларсен: Мрачно посмотрел на директора, после чего перевел взгляд на братика, смягчаясь. - Я понимаю, что то, что важно для, - запнулся, - вас, конечно же кажется основной мотивацией и окружающих людей. Но смею уверить, что ни Данию, ни Австралию проблемы Британии не касаются. И выбрали мы эту страну только из-за Мэттью и его предложения. Причины поступить так, как мы поступили, я уже обозначил. Я не спрашиваю ничего про, - опять запнулся, - ваших родителей, жену или детей, ответного такта жду и от вас. Повернулся всем телом к директору. - Я лишь еще раз уточню, что никаких намерений вредить школе или кому-то лично ни у меня, ни у Кристиана нет. Вышел, твердо ступая, за барьер, подходя к брату и вставая рядом. - Если наши услуги более не кажутся необходимыми, мы покинем это место. Это не самое тяжелое решение, что мы принимали в жизни. Положил руку Кристиану на плечо, ободряюще сжимая. Они найдут работу, это не будет проблемой с репутацией братика. И пусть это не будет так быстро, но и унижаться ради возможности учить чему-то малолеток он не собирался. И братику не позволит. Шепнул едва слышно. - Все будет в порядке.

Северус Снейп: Чуть заметно улыбнулся студентке и кивнул ей, не желая и показывать, что она мешает - да и не мешала, в сущности - и задерживать тоже. Посмотрел на Ларсена-номер-два с подозрением. Звезда? И эта звезда вдруг бросает все свои звездные дела, чтобы преподавать детям в другой стране? Очень подозрительно! С другой стороны... Даже если они - шпионы, все равно в школе есть Брентон и Гафт. Куда уж шпионистей... Поэтому просто проговорил: - Прошу прощения, мистер Ларсен. Я не знал, что Ваши успехи столь значительны. Я уже говорил мистеру Ларсену... первому... что в делах спортивных я, увы, - полный невежда. Полагаю, вы, господа, поймете и мою подозрительность: мы живем на осадном положении, так что любые странности невольно настораживают. Однако я буду рад заполучить для Хогвартса двух преподавателей вместо одного. Улыбнулся, показывая, что это - шутка. И предложил: - Давайте перейдем к Обету. Вы готовы, мистер Ларсен? Ваш родственник рассказал Вам об этом условии?

Кристиан Ларсен: Пока братик толкал речь, думал, с одной стороны, как хорошо, что он взялся на объяснения, а с другой с ужасом осознавал, что вот ему, что ли, тоже придётся обращаться к диру на "вы"? Как к королеве прямо... Удержался от улыбки в столь серьёзный момент, представляя дира с короной и при параде. И в платье от лучших кутюрье. Дёрнул плечом, когда братец зашептал на ухо, мол, "и не беспокоюсь даже, было бы о чём". Но, похоже, его слова и речь Руди возымели должный эффект, потому что дир как-то расслабился и сдался (под напором братской силы Ларсенов, не иначе!) и предложил перейти к обеду. Или Обету? Не важно, главное, что его, наконец-то, пропускают за барьер. - Да ладно, дир... ректор Снейп, бывает. Зато теперь вы знаете, кто я, а ещё у вас будет мой автограф, - кивнул на подписанный контракт. - За него, между прочим, многие захотят отдать если не целое состояние, то несколько галлеонов точно. Я не приверженец таких методов, но если у школы настолько плохо с финансовым состоянием, то могу подсобить парой десятков моего имени из под пера. А ещё пользуются отличным спросом мои носки, носовые платки, нижнее бельё... За старые футболки и поношенные мантии фанаты вообще разрывают друг друга на кусочки! - уверенным тоном заверил дира, многозначительно кивая головой, мол, какого ценного кадра приобрёл Хогвартс в его лице. - Да, кажется, братец что-то упоминал про Обет... С удовольствием перейду к делу, - вовремя прикусил язык, чтобы не добавить "а то устал уже тут стоять".

Рудольф Ларсен: Уточнил. - Рудольф Ларсен. Ларсен-первый звучит несколько странно. С гордостью выслушал братика, кивая его словам. Подтвердил. - Кристиан и правда способен принести школе неплохой доход. Барьер - это, конечно, препятствие, но хотя бы автографы - это дело. В качестве благотворительности... Скажем так, процентов тридцать. Не более того. \ Опустил руку, доставая палочку и готовясь скрепить Обет. Напомнил братику. - Непричинение вреда. Задумался на мгновение о том, что сейчас уже и в самом деле соглашается на преподавание в этой школе. Какой ужас.

Северус Снейп: Поднял бровь, представляя себе заголовки в "Пророке": "Хогвартс зарабатывает на ношенных носках". Помотал головой, отгоняя картинку. Сказал сдержанно: - Благодарю, мистер Ларсен. Я обдумаю Ваше щедрое предложение. И протянул руку, зачитывая стандартный текст Обета. После которого можно было сказать, наконец: - Добро пожаловать, мистер Ларсен.

Кристиан Ларсен: Когда братик быстро удалил ценовую политику вопроса (и как ему это удаётся? Надо было ему в маркетинг или экономику идти, а не в квиддич), а сам так же сдержанно и серьёзно кивнул на ответ дира, директор Снейп перешёл к Обету. Повторял за ним в нужных местах, не особенно вникая в слова. Непричинение вреда - да разве он сюда маньячить пришёл? Хотя... считается за вред флирт и его последствия со старшекурсницами? Да нет, с чего бы, от этого только польза. В конце концов, в формулировке Обета ничего про это не было. - Спасибо, директор Снейп. Теперь я могу пройти за барьер? - уточнил у дира, которого в лицо всё проще было называть "полным званием". - Брат, покажешь мне школу? А ты, Элис, составишь нам компанию? - улыбаясь, как довольный кот, спросил девушку, в надежде, что удастся помирить и сблизить этих двоих во время экскурсии.

Рудольф Ларсен: Смог практически улыбнуться, когда все закончилось. Только вот напряжение вернулось очень быстро, когда Кристиан заговорил. Не обращая никакого внимания на остальных, взял его за плечо, отводя в сторону и пристально глядя на него. Что такого могло вдруг произойти, что Кристиан обращается к нему... так? - Братик, что-то случилось? Давай лучше решим все сразу, пока мы еще не признали окончательность нашей работы здесь. Мне все же стоит уйти? Прикинул, что если братику так удобнее, то он все же готов оставить его здесь. Работа в Хогвартсе и прямой присмотр за Кристианом не стоят испорченных с ним отношений.

Кристиан Ларсен: Не успев дождаться ответа от дира, был утащен братцем в сторону для... А вот для чего, даже не особо понял. Первые несколько секунд тупо таращился на братика, не понимая, о чём вообще тот говорит. Да и потом ситуация яснее не стала, так что решил уточнить: - Руди, то о чём вообще? - вытаращил на него изумлённые глаза. - Пойдём в школу, покажешь мне там всё, расскажешь о местных обычаях и так далее, - потянул Рудольфа к барьеру. - Ты мне лучше расскажи, что у вас с Элис, - подмигнул с намёком.

Рудольф Ларсен: Недоверчиво протянул. - Ну, как скажешь, Крис. Да, хорошо, пойдем. Оглянулся, чтобы вышеупомянутую Элис уже где-то найти - кажется, ее директор Снейп все куда-то отсылал. И нашел на расстоянии десятка метров, уходящую медленно, но верно к замку. Обернулся к братику. - У нас с ней ничего. Но она - вполне отличный вариант спутницы для тебя, братик. Пошли, догоним. И нет, спутница - просто спутница, Кристиан. Потянул за плечо его через барьер, проводя мимо директора. - Благодарю, директор Снейп. После того, как нам покажут наши комнаты, мы могли бы обсудить мой контракт. Скажем, в качестве приложения к контракту Кристиана. Ускорил шаг, чтобы точно догнать Элис. Все же рассказывать про Хогвартс у нее выйдет неплохо... вероятно. Лучшей кандидатуры все равно не найти. - Элис, подожди нас, пожалуйста. Позвал негромко, но так, чтобы девушка точно услышала.

Элис Граффад: Успела отойти на некоторое расстояние, раздумывая над тем, что получалось. Остановилась, услышав оклик. Чуть помедлив, обернулась. Чуть вопросительно приподняла бровь, посмотрела внимательно на братьев, перевела взгляд на Снейпа, снова на гостей. Улыбнулась приветливо.

Кристиан Ларсен: Теперь была его очередь недоверчиво смотреть на братика: - То есть как так ничего? Вы поссорились, что ли? Не успев толком познакомиться. Признавайся, как так вышло, что ты успел с кем-то замутить раньше меня? - толкнул Руди в бок. Посмотрел на отошедшую Элис, проходя в этот момент через барьер и просто кивая на слова братца диру: как всегда, Руди всё уладит, а ему останется лишь получать результат. Во всяком случае, пока что интересовали только комнаты, а план занятий... Ну, его ещё составить надо и обсудить с братиком, да и Мэттью к этому делу подключить, наверное. А пока можно наслаждаться сменой обстановки и новыми лицами. - А она ничего, да? - кивнул на девушку. - Я бы понял твои слова про спутницу иначе, но хэй, я не собираюсь отбивать у тебя девушку, первую за... сколько времени, братик? Люди ещё не начинают задумываться, уж не по мальчикам ли ты? - подначил Рудольфа. Подойдя ближе к остановившейся Элис, лучезарно ей улыбнулся: - Элис, не хочешь ли сопроводить нас с братиком к замку и показать тут всё? А то я же не знаком с Хогвартсом, - и бросил хитрый взгляд на Руди.

Рудольф Ларсен: Нахмурил брови, с подозрением глядя на братика. - Мы не могли поссориться, потому что это слово применимо к более... большому объему общения, Кристиан. И я ни с кем, как ты выразился, не замутил. Более того, как минимум один ненавистник у меня уже точно есть. Знаешь, применять на практике теорию обольщения оказалось как-то... Неловко дернул плечом, когда они оказались в зоне слышимости Элис. Помолчал немного, пока та явно ждала разрешения от директора Снейпа. - Нет, братик. Люди не начинают задумываться об этом, не переживай за честь нашей семьи. Совершенно не в настроении переходить на игривый тон братика, подошел к Элис еще ближе. - Если ты не будешь против, конечно же. Дополнил предложение Кристиана, который как всегда взял быка за рога. С другой стороны, и неплохо - сейчас он их отправит общаться, а сам, наконец, получит возможность изучить комнаты и отдохнуть неплохо. Кристиану Элис приглянулась, это главное.

Северус Снейп: Не особенно прислушиваясь к диалогу этого странного двухголового змея-квиддичиста, просто пожал плечами в ответ на взгляд Элис. Выразил свое разрешение вербально: - Элис, если Вам не сложно и у Вас нет сейчас других дел, я полагаю, будет мило, если Вы покажете мистер... ам Ларсенам школу. Заранее спасибо. А я, господа, должен вас, увы, покинуть. И направился сам к школе быстрым шагом, пытаясь обогнать процессию.

Элис Граффад: - Хорошо. Чуть посторонилась, пропуская директора вперед. - Итак. - Развела руками с улыбкой, - Добро пожаловать в Хогвартс! Тем, кто тут еще не был. Что господа желают увидеть в первую очередь? - Спросила, больше адресуя вопрос второму, который в Хогвартсе еще не был. Направилась неспешно в сторону замка, спрашивая уже куда менее... пафосно, но так же приветливо: - Получается, у нас будет два преподавателя Полетов? - Улыбнулась.

Кристиан Ларсен: Удивлённо поморгал, а потом состроил понимающую гримасу. - Да уж, пока ты был в своей Австралии, Руди, я успел отвыкнуть от того, насколько быстро ты можешь наживать неприятелей. Тебя как, весь Хогвартс пока ещё не ненавидит? Впрочем, это ненадолго, до первого же занятия по Полётам - вспомнить только, как ты гоняешь свою молодёжку, - хохотнул, по-доброму продолжая подначивать братика. Подозрительно с прищуром посмотрел на Рудольфа: ой, что-то темнит он с этой Элис... Ведь своими же глазами видел, что между ними явно что-то промелькнуло! Не может же он так ошибаться. - На одной теории, братик, далеко не уедешь - тут практика нужна, - со знанием дела сообщил, намекая, что братцу надо тут же начать практиковаться с прекрасной кандидаткой. Когда дир отошёл на почтительное расстояние, чтобы слышать их, шутливо помахал ему в спину рукой и негромко произнёс: - Пока, дир. Встал рядом с Элис так, чтобы она оказалась между ними с братом, чтобы и самому держаться ближе, и брату досталась вторая половина девушки, как бы странно это ни звучало. - Ну, Элис, я думаю, для начала неплохо было бы добраться до самого замка, а по пути можно мельком глянуть окрестности. Думаю, их детальное рассмотрение никуда от меня не убежит, верно? - подмигнул девушке. - Ну хотя бы покажи, в какой стороне лётное поле, а там я уж потом сам его тщательно осмотрю. не думаю, что тебе будет интересно его обследование с технической точки зрения, да лазание по всяким пыльным кладовкам, - улыбнулся Элис.

Рудольф Ларсен: Немного удивился легкости, с которой Элис приняла то, что ее, вроде как, еще недавно обижало. Хотя что взять с нее, девушки - они такие. Следуя вместе с ней и братиком в Хогвартс, ответил сначала Кристиану. - Если бы я их не гонял, мы не были бы никому соперником на международном уровне. А так, как ты знаешь, мои даже ваших уделывали. И не раз. Пояснил для Элис, чувствуя необходимость и ей уделять внимание. - Кристиан уверен, что мои методы работы не подойдут вам. К сожалению, он может быть прав. Зато, - отвесил полушутливый поклон братику, - после придет его очередь, и будет вам радость. Выпрямился, продолжая без улыбки. - Три, Элис. Еще Мэттью - он займется теорией про метлы. Очень сильно сомневаюсь, что здесь хоть кто-то понимает, что такое настоящая метла. Кроме нас троих. Через долгую паузу добавил. - Прошу не принимать за обиду, это просто констатация факта была. Увидел вдалеке двор, торопливо уточняя. - В сараи нам и не надо, я уже успел впечатлиться полным ужасом, который здесь вместо метел, братик. Сжал губы, когда обращение невольно вырвалось. - Тебе вряд ли понравится на это смотреть, Кристиан. Элис, возможно, тут есть место вне замка, где принято отдыхать?

Люциус Малфой: Аппарировал подальше от дороги, которая некогда соединяла Хогсмид и Хогвартс. Опустил в траву под деревом спящее тело. Достал зеркало и вызвал Снейпа. - Он здесь, Северус. Крайняя северная точка границы. Убрал артефакт и аппарировал прочь.

Льюилл Сильвер: Вышла к нужной точке, немного поплутав. Огляделась, надеясь, что лорд Малфой всё же... Нет, как и сказал. Оставил и исчез. Озадаченно уставилась на бессознательное тело. Ребенок?! Да в этом ребенке лет шестнадцать возраста и роста никак не меньше, чем вот в этой конкретной выпускнице Рейвенкло. Подняла палочку, подхватывая ребенка на "носилки" заклинанием и перемещая его перед собой. Артефакты, проклятья, подчинение, зелья... Прочие способы загнать в школу под видом ребенка что-то не слишком приятное... Учитывая, насколько директор прислушивается к словам доброжелателей - пусть разбирается сам.

Мэттью Лонгман: Быстрым шагом пересек небольшую поляну у границы барьера, на ходу делая глоток из пузырька, и аппарировал сразу же, как только появилась возможность.

Мэттью Лонгман: Аппарировал вместе с дочерью прямо к барьеру. Осмотрелся, держа палочку наготове, и только убедившись, что вокруг ни души, отпустил ребенка. Присел на корточки перед Эрин, ободряюще улыбнулся. - Справишься одна? Мне нужно отлучиться - дела. Директор Снейп дал тебе пропуск на вход, но, надеюсь, односторонний. В любом случае - из школы ни ногой! Потрепал девочку по макушке. - Узнай, где переделанные в общежитие общие спальни - твои вещи должны были уже доставить туда. И найди Эмили. Понадеялся, что сознательности у второй дочери больше, образование во Франции чуть строже, а значит хотя бы на каникулы она сможет уравновесить непоседливую близняшку.

Эрин Лонгман: Очутившись вместе с отцом на перекрестке, от которого виднелся замок, почувствовала, как губы невольно растянулись в улыбке, несмотря на усталость от долгого путешествия. Англия, Хогвартс... Ответила отцу серьезным взглядом, стараясь не показывать, как волнительны все эти перемены на самом деле. - Конечно, папа. Не волнуйся! Я уверена, что всё будет хорошо в итоге, и Эми будет рада. Не забудешь отправить сову тетушке Матильде, справиться о её самочувствии? Я тоже отправлю ей весточку о том, что добралась, как только найду нашу сову, но, я уверена, ей будет приятно получить послание и от тебя. Сжала руку отца, прощаясь и стараясь не думать о том, когда увидит его в следующий раз, и что может случиться до этого момента.

Мэттью Лонгман: Невольно улыбнулся - нет, все же положительно повлияла на нее Франция. Когда бы она раньше переживала за тетку? Заверил. - Непременно, малыш. А Сой всегда где-то неподалеку от Эмили. Как найдешь, передавай привет сразу обоим. Я все не могу никак до нее дойти. Коротко обнял дочь и поднялся. - Не переживай, все выйдет отлично. Здесь сейчас гораздо лучше, чем дома.

Эрин Лонгман: Кивнула, соглашаясь: - Я знаю. И дома быть сейчас... мне бы всё равно не хотелось. С грустной улыбкой помотала головой, словно извиняясь за свои чувства к родному дому. - Береги себя обязательно, пап. Сделала два шага в сторону, собираясь дождаться, как отец исчезнет.

Мэттью Лонгман: Вполне понял это нежелание появляться там, где произошло столько всего за последнее время. Добавил еще раз. - Все образуется. Дождался, пока Эрин пересечет барьер и окажется наконец под защитным куполом и со спокойным сердцем аппарировал прочь.

Эмили Лонгман: Возмущенно фыркнула где-то по дороге от школы до края купола. - Брентон - гений? Да никогда. Я лучше соглашусь с тем, что знаю Трансфигурацию. Мне так больше нравится. Напомнила осторожно, подходя к барьеру. - Только попытка у нас будет одна. В смысле выйти еще раз у нас не получится потом. Поэтому.. пусть твоя догадка окажется сразу верной. И на всякий случай добавила. - У меня из зелий с собой одна ерунда какая-то.

Хель Теон: Довольно улыбнулась. - Ну что ж, тогда ок - ты знаешь Трансфигурацию. Этот вариант устраивает меня всем! Например, тем, что если что - я обращусь к тебе. Потому что я в этом мозголомном деле... Попыталась вспомнить, на чем закончила свое обучение Трансфигурации, но так и не смогла. Сосредоточилась на настоящем, останавливаясь на достаточном расстоянии от барьера. - А какие еще варианты? Если это что-то в Хогвартсе... то нам все равно придется вернуться. Если это вне Хогвартса - то вот они мы, вне Хогвартса. Хотя... Взяла листочек, еще раз все перечитывая. И уточнила. - Зелья? Какие нужны и какие есть? Если уж совсем начистоту, то достать пару-тройку не сильно редких я смогу легко, была бы нужда. Убрала пока записку, роясь в сумке. - Покровы. Откуда у меня вообще Покровы? Но, в общем... да, это и все. Вздохнула, опять доставая текст и вдумываясь в него. Вдумываться получалось плохо.

Эмили Лонгман: Шуточно раскланялась. - Конечно-конечно. Как только тебе понадобится доска из.. шнурка, кажется? То я буду тут как тут. Вспомнила самое неадекватное из того, что они там творили, и улыбнулась. Пояснила про варианты. - Если это что-то окажется вне Хогвартса, а за идеями придется возвращатсья сюда. Потому что.. отель тут, я так понимаю, не конечная точка, раз речь идет о пещере. Пошарилась по карманам, извлекая три флакончика. Прочитала. - Курацио, ускорение и ночное видение. Хмыкнула, убирая их обратно. - То есть мы можем даже по ночам там бродить и, теоретически, не заблудиться. А покровы это здорово! Но, надеюсь, ничего из этого нам не понадобится. Вылазка получалась какой-то уже очень стихийной, но откладывать дальше уже было некуда. Да и Боргин явно ждал от нее ответного письма. Вопросительно посмотрела на Хель, задумчиво изучающую текст. - Идем?

Хель Теон: Не смогла удержаться от хмыка. - Да уж, именно так. Или из мантии... Но главное - доска-то была в итоге! Так что ничего не знаю, Трансфигурация в твоем исполнении рулит. Еще подумала, но после согласно кивнула. - Попросим помочь кого-нибудь внутри. Ту же Стеф. Она не откажется, если вопрос будет так поставлен. Это же Стеф! Благоразумно оставила при себе мысль про помощь от Дженни - ни Эми, ни Брентон вряд ли такому раскладу будут рады. Но на самый крайний случай... Протянула бумагу обратно Эмили. - Особенно надеюсь, что Курацио нам не пригодится. Напрягает меня то, что ты осталась без тех зелий от Доу. И вот опять же, не мог их мне отдать, что ль! Выхватил... Остановилась, понимая, что уже просто бурчит. - Пойдем. Лучше я все равно не придумаю, да и ты уже явно достаточно думала про этот текст. Приписка меня напрягает... Какой-то шифр? Махнула рукой, первой преодолевая барьер. - Ничего, если что - решим на месте. И да, про зелья я не шутила, до Лондона тут не так далеко, а у нас дома я знаю, где что лежит. И запасы зелий - в том числе. Вот бы еще знать, что именно Месарош отдал Доу... Нетерпеливо посмотрела на Эмили, которая все никак не переходила сквозь барьер. - Давай, свобода зовет!

Эмили Лонгман: Уточнила на всякий случай. - Стеф? Попросим из-за барьера? Вот именно, что это же Стеф! Ей лучше вообще не распространяться о том, куда и зачем мы ходим. Поворчала еще немного, представляя, что с ними сделает Стефани, если узнает. А потом узнает и Снейп.. уу.. Отмахнулась, не задумываясь. - Мы же не на неделю идем. А так.. на пару часов. Что со мной может случиться? Там наверняка какая-нибудь просто поддерживающая ерунда была. Не думай об этом. Хмыкнула, слушая дальнейшие рассуждения. Предложила, заранее, впрочем, зная ответ. - Ну так напиши и спроси. Он явно с удовольствием тебе ответит и все расскажет! Поспешила догнать ушедшую вперед Хель, совершенно ничего не чувствуя от прохода сквозь купол. Проворчала еще для вида, шагая уже рядом. - И чего вы не поделили..

Хель Теон: Кивнула. - Ну, Угольку-то никакие барьеры не преграда, останется только мысль и просьбу здраво изложить. И ничего не надо тут, это же Стеф, она любит приключения. Вспомнила, как давно уже нормально не общалась с гриффиндоркой, с которой прежде и покрасить Змею было легко и весело. Уверенность Эмили в своих словах очень сильно шатала уже ее личную уверенность в Стеф. - Любила. Любит! И согласно кивнула. - Не думаю. Написать Месарошу? Это после того, как он на меня волком смотрел? Ну уж нет, я еще жить хочу! И помощь в лазарете получать хоть иногда. Справимся и так. Криво улыбнулась. - А. Доу написать. Нет. Это уже просто выше меня. Эми, не поделили - не то слово. Он просто... Он просто не понимает, что творит! Как можно вести себя настолько безалаберно, как можно чего-то требовать и хотеть, если сам еще не вырос, несмотря на года? Тоже мне... Запнулась, даже не зная, как все выразить. - В общем, не поделили, да. И молча пошла дальше, дожидаясь, пока из-за поворота покажется Хогсмид.

Эмили Лонгман: Почти бодро топая обратно, дожевала по дороге пирог, оказавшийся весьма вкусным. Хотя, после школьной стряпни в последнее время, все остальное казалось произведением кулинарного искусства. Замешкалась только перед самым куполом, но совсем не надолго - в конце концов этот выход и был только ради шара, а все остальное.. просто приятное дополнение. Не к Боргину же заваливаться с предложением об Обете! С него и контракта хватит, а шкатулка.. Осознала вдруг, что ее теперь может забрать Хель - нужно только найти шар! - и заторопилась дальше. Переступила сквозь невидимую черту, обернулась, глядя на залитую солнцем дорогу, и решительно зашагала к школе.

Льюилл Сильвер: Вышла к барьеру, замедлила шаг... Вздохнула. Порадовалась тому, что выбрала именно такой профиль обучения, хотя использовать свои таланты для таких вот случаев - это как пытаться убить муху столом. Большим таким тяжелым дубовым столом! Отошла к дереву, вешая мантию на ветку и превращая её в зеркало. Палочку с земли - в расческу, платье - в другое платье... Посмотрела на собственное отражение и невольно изобразила отца, закрывая лицо ладонью. Приехали. На встречу с Эмеральдом собираться как на свидание! Кхм. С другой стороны - почему нет? То есть идиоту понятно, почему, но всё же... - Окончательно превращаюсь из Властелина Вселенной в мисс Сильвер, - пробормотала под нос, накидывая де-трансфигурированную мантию на открытые плечи и застегивая на все застежки - от горла и самого низа. Вышла за границу барьера, чуть углубилась в лес и, не выпуская палочку из рук, повторила результат эксперимента, направляясь на встречу неизбежному нагоняю. Потому что зачем ещё..?

Дженни Брентон: Благоразумно подождала вечера и сумерек. Зажгла Люмос, прихватила свою странную покупку и отправилась к барьеру. Свернула с дороги, как только на пути появились первые кусты, и, отклоняясь к югу, вышла к невидимой преграде. Установила артефакт на более-менее ровном месте. Вспомнила, что объяснял продавец. Одну ногу на доску, второй - оттолкнуться. Все же странное приспособление! Попробовала выполнить инструкцию, используя ручку как руль и направляя себя с артефактом прямо на преграду.

Британия: Артефакт влетел в преграду, перевернулся, ударившись о нее, и Дженни оказалась на земле. По ту же сторону барьера, с которой и начинала свое путешествие.

Дженни Брентон: Ойкнула, совершив весьма короткую поездку с малоприятным приземлением. Вздохнула разочаровано и поднялась. Вероятно, следовало ожидать такого обмана. Кто же так запросто продает такие артефакты в школе, да еще и за десять галлеонов! Хорошо, хоть сотню не отдала за эту странную штуку. Прихватила "артефакт", спрятала в зарослях ближайших кустов и, подсвечивая себе дорогу палочкой, заторопилась обратно в Хогвартс.

Герарт Райнс: Немного заплутав, вышел к пункту назначения с другой стороны, продираясь через кусты и ругаясь с особо приставучими. Наконец, ступив на участок, свободный от гадкой растительности, выдохнул и присел на здоровенную каменюку в стороне от дороги. Заметив следы, ведущие в сторону купола, матово мерцающего и слегка видимого на изломе солнечных лучей, подошел ближе и, опустившись на колени, принялся их рассматривать. - Интересно, похоже кто-то на мопеде пытался выбраться наружу? - потрогал рукой ребристый след. - Или нет, не на мопеде, - рядом отчетливо просматривались аккуратные небольшие ступни. - На самокате что ли? - удивленно присмотрелся и наклонился ближе, переместившись по следу ближе к барьеру. - Похоже, выбраться затейнице так и не удалось, - резюмировал, разглядев в земле глубокие отпечатки рук таинственной незнакомки, пятой... кхм, точки и лица? - Неплохо так, беднягу приложило, - решив, что с барьером шутки плохи, уважительно хмыкнул и сел обратно на камень, дожидаться мисс Брентон.

Магическая Британия: А еще на дороге были следы дракона, десятков копыт и парочка грифоньих - все что могло показаться впечатлительному мальчику с богатой фантазией.

Дженни Брентон: Сдала маленьких синих чудовищ большому несинему, переоделась и отправилась к барьеру. Заметила первокурсника на камне. - Идем, - позвала его, приглашая следовать за собой. Направилась вдоль барьера к лесу.

Герарт Райнс: Пару раз моргнув, увидел, что никаких следов на дороге нет, как не было: - Ничего себе галлюцинации, - прошептал потрясенно. - То ли третье Око открывается, то ли с Кубком переутомился, то ли зона тут радиоактивная, - не придя к конкретному выводу, решил позже вернуться и более внимательно осмотреть окрестности, должно же быть для произошедшего какое-то объяснение. Увидев провожатую, кивнул и последовал за ней, на ходу соображая про себя: - Вот, мисс Брентон, ее сладостями не корми, дай кого-нибудь куда-нибудь в лес завести, она с ними что потом делает? Ест что ли? - Да нет, вон какая худая. На одних пропавших болгарах она бы до игривого бегемотика отъелась, значит, тут что-то другое. В собственных мыслях следовал за зеленой мантией, порой сливавшейся с кустами.

Лёринц Месарош: С интересом выслушал версию Дженни о том, как в детстве можно было развлекаться. Признал. - На самом деле, отличный и безопасный вариант. А оставшийся где-то там твой грибок - это в определенной степени мило. Как твой собственный знак или секрет. А мы грибы находили, это да. Только мне все везло на мухоморы, няня всегда говорила, что никогда столько их не видела, сколько я собирал. Приходилось выкидывать. Она говорила, что ничего, лоси подберут. Обернулся, находя взглядом Дженни, которая вовсю нарезала круги вокруг него. - Ну что, нашла чего-нибудь? Мы скоро к барьеру подойдем. Надо уже находить! Усмехнулся.

Дженни Брентон: Присела на корточки, подцепила несколько слипшихся листов, подозрительной выпуклостью маячивших в траве. Пусто. Отпустила. Улыбнулась, слушая о мухоморах и лосях. - И с тех пор они каждый год ждут, что вы оставите им новую порцию мухоморов? - придумала окончание истории. - А вы променяли их на английских детей. Подобрала с земли веточку средней длины, чтобы удобней было ковыряться в траве. А потом еще парочку каштанов без иголок, желудь и даже шишку. Подошла к целителю, демонстрируя найденное. - Есть вот. А грибов нет.

Лёринц Месарош: Почувствовал, что ему не просто надо улыбаться, но даже практически хочется. Решение, которое было определенно самым верным, вдруг на секунду перестало казаться таковым. А потом в груди опять вспыхнула сердитая ненависть к человеку, который так сильно старался сделать ему плохо. И улыбка исчезла, зато он смог кивнуть. - Думаю, да. Наверное, они даже по мне скучают - по мухоморам, конечно же, но все же. Надеюсь, нашелся другой мальчик, который их угощает. Осмотрел добычу Дженни, покачал головой и констатировал. - Кажется, для грибов уже слишком хорошо. А из того, что ты собрала, можно сделать отличное украшение для спальни или гостиной - осенняя тематика, почему бы и нет? Да даже и просто положить их у себя... Взял шишку, поднося ее к лицу и вдыхая аромат леса. - Лес и осень. Отличное сочетание. Дженни, я сейчас уйду... туда. К Нему. Не хотел, чтобы ты переживала, если вдруг временные петли здесь... свернутся.

Дженни Брентон: Возразила: - Вовсе нет, сэр! Конечно же они скучают по вам! И вовремя прикусила язык, чтобы не будить во взрослом желание вернуться на родину к лосям. - Или они отправились за вами и теперь живут где-то здесь. И ждут, пока вы оставите им мухомор. С сомнением посмотрела на собранное "добро". Это, конечно, не грибы. - Наверное, мы просто плохо ис... кали, - запнулась, когда услышала, куда собрался взрослый. Слегка нахмурилась, ощущая одновременно целое множество разных чувств - и своих, и не очень. - Но... если они свернутся - это ведь плохой знак, сэр. Переложила то, что держала в руках, в корзинку. - Все ведь будет хорошо, сэр? - спросила с надеждой.

Лёринц Месарош: Вполне серьезно кивнул. - Я, если найду мухомор, обязательно оставлю его в лесу на пенечке. Если тут, значит, найдут. Молча начал идти в сторону барьера, кивнув Дженни, которая пошла следом. - Все будет замечательно, Дженни. Это просто... разумная предосторожность, назовем ее так. Остановился там, где, как он уже знал прекрасно, был барьер. Повертел в руках корзинку, после чего наклонился и добавил туда поднятый с земли ярко-красный кленовый листок. - Почти как твой плед. Кивнул на листок, вспоминая уют своего кабинета в лазарете. И опять все сомнения смыло яркой волной чувств - как они могли так поступить с ним? Как можно настолько не ценить его усилия? Вот только теперь к этому примешивалась и легкая толика стыда - он ведь и сам... Словно забыл. А не стоило. Нельзя. Поставил корзинку, наклоняясь и обнимая Дженни. Прошептал куда-то в макушку. - Я вернусь. И даже петли останутся на месте. Увидишь меня в лазарете и будешь знать, что все хорошо. Это ненадолго.

Дженни Брентон: Спросила: - А можно я тоже оставлю? Если найду, конечно. Покивала. Действительно, что это она? Почему вдруг может случиться что-то плохое? Остановилась тоже. Улыбнулась. Ее плед. На этот раз не растерялась, как с Хель, вовремя среагировав на объятия протягиванием рук. - Да, сэр. Я тогда... зайду к вам чуть позже, можно? Глянула на корзинку. - Жаль, что грибов мы не нашли.

Лёринц Месарош: Выпрямился, глядя на Дженни с нежностью. Ну сущий же ребенок! Кивнул. - Конечно. Я думаю, что даже если это не мои лоси... Мы вполне можем прикормить здешних лосей. И буду у нас с тобой уже свои собственные. Кивнул еще раз. - Приходи. Двери лазарета всегда открыты для тебя. А я всегда рад тебя видеть. Поднял с земли и протянул корзинку с тем, что было внутри, Дженни. - Ты вернись другим путем? Кто знает, может, грибы просто от нас прятались, а сейчас все и вылезут? Няня всегда говорила, что они пугливые очень. Уж не знаю, правда ли... Но сейчас отличный шанс проверить. Не размышляя более, сделал несколько шагов, которые уже точно отделили бы его от Дженни барьером. Поднял руку, прощаясь. - Не замерзни по пути в замок, на улице уже прохладно. Развернулся и спокойно пошел по дороге, ведущей в Хогсмид - уже без улыбки и всякой нежности внутри.

Дженни Брентон: На секунду почти усомнилась, водятся ли в их лесу лоси, но... почему бы и нет? Взяла корзинку, покивала с улыбкой. - Хорошо, сэр. Я постараюсь что-то найти. И сама помахала рукой. - Да, сэр. Пожелала напоследок: - Удачи вам! Постояла немного на месте, думая о венгерских нянях, лосях и маленьких рыжих детях. Неужели и мистер Месарош был таким когда-то? Зашагала в обратную сторону, стараясь отклониться с прежнего пути. Пусть ей не удалось достичь каких-то высот в службе, но у ее взрослого и у Гафта точно все получится. А ей нужно найти мухомор.

Ульв Рикхард: Сверившись с картой и описанием, заблаговременно полученным из сведущих источников, остановился у переливающегося оттенками цвета купола, похожего, слегка, на мыльный пузырь. Сложил письмо, аккуратно поместив его в разрезанный ранее конверт, открыл массивный кожаный портфель, висящий на плече, убрал письмо внутрь и достал другое. Защелкнув застежку, изготовленную в форме волчьей головы с двумя голубыми сапфирами в глазницах, раскрыл конверт, достал свернутую четырехугольником бумагу с гербом Хогвартса и вчитался, на пару минут исчезнув из окружающего промозглого мира. Подняв взгляд от строчек, выведенных уверенной, судя по нажиму и линиям, мужской рукой, вздохнул и пристально осмотрел Барьер. Полуобернувшись, провел рукой, украшенной массивным перстнем белого метала с изумрудом в форме треугольника по центру и вязью рун по ободку, над землей на уровне своей груди. Из воздуха точно под рукой, будто сплетаясь, волокно за волокном, молекула к молекуле, проявился деревянный стул со спинкой, облагороженной резьбой в форме плохо читаемых сюжетов, издали похожих на сцены охоты. Потемневшее от времени дерево не давало досконально понять разворачивающийся сюжет, храня тайну своего хозяина. Изумруд неярко засветившись, погас, как только последний элемент стула вплелся в монолитную структуру. Аккуратно присев, положил сумку на колени, удобно оперев спину, разложил письмо поверху и принялся, в ожидании провожатого, изучать, порой подолгу задерживая взгляд на Барьере и, будто, прощупывая его на расстоянии.

Северус Снейп: Подошел со стороны барьера - петлей. Все в тех же бинтах и в том же виде, в каком был на награждении. Поднял бровь, глядя на стул, мужчину на стуле и его... гм... наряд. Спросил себя, не значит ли это, что ему не повезло заполучить в школу еще одного Ларсена. Поздоровался нейтрально: - Мистер Рикхард, полагаю? Добрый день. Прошу прощения, что не протягиваю руку - несчастный случай сделал рукопожатия для меня временно нежелательными. Перешел к делу: - Я получил Ваше письмо. И прежде, чем я скажу Вам "добро пожаловать", мне хотелось бы уточнить... Вы ведь отдаете себе отчет в том, что на территории Британии Вы станете персоной нон грата, если станет известно, что Вы попали в списки преподавателей Хогвартса? Простите, но я должен задать этот вопрос.

Дженни Брентон: Неспешно вышла из-за очередной елки, увлеченно рассматривая землю под ногами. Снова кусты, трава, листья, мох... Что угодно кроме грибов. Вздохнула, подняла голову, оглянулась, собираясь прикинуть, в какую бы еще сторону пойти на поиски, но совершенно неожиданно увидела спину декана у барьера. Повинуясь первому же порыву, сделала шаг назад, обратно за большую елку. Сталкиваться с директором не хотелось по целому ряду причин. Лучше отсидеться и потом продолжить свое занятие. Подождала минуту и аккуратно выглянула из-за дерева, чтобы понять - декан ушел совсем из Хогвартса или по-прежнему тут. И к своему удивлению увидела еще одного человека. Резко отпрянула назад за дерево. А этот откуда взялся? И давно ли он там? Будет как-то глупо, если он ее видел, а она тут прячется. И что ей теперь делать? Выйти как ни в чем ни бывало со своей корзиной и пойти дальше? Тихонько отступить под прикрытием кустов? Ох. Сосчитала до двадцати и выглянула опять, пользуясь зазором между еловыми ветками. Рассмотреть незнакомца было трудно, что-то расслышать - тем более. Очередной террорист?

Ульв Рикхард: Заметив явление субъекта в бинтах, удивленно склонил голову чуть набок, когда субъект подошел ближе к Барьеру и заговорил, убрал письмо в конверт, внимательно слушая собеседника, затем убрал конверт в портфель, встал, демонстрируя вежливость, провел рукой над стулом, который под вспышку камня в перстне исчез. Подошел ближе, осмотрел мужчину, с ног до головы, чуть приподнял уголки губ в холодной улыбке, цепко следя за ним глазами: - Мистер Снейп, полагаю, - зеркально ответил с чуть уловимым акцентом, - Тешу себя надеждой, что вы пострадали не в пути к моей скромной персоне, это было бы досадно, - едва приподняв голову, неслышно втянул воздух, - Приветствую вас, пока лишь в качестве гостя, не стоит переживать, касательно рукопожатия, я все, - еще раз оглядел собеседника с ног до головы, - Понимаю. Сделав странное хватательное движение кистью левой руки, двинул плечами, будто разминая от долгого сидения в одной позе, после чего несколько тише проговорил: - Я прошу прощения, если оскорблю ваши чувства, хотя, думается, этого не произойдет, но мне глубоко безразлично стану ли я персоной нон грата в вашей стране. Я не англичанин, меня интересует конкретное место, Хогвартс. Искать работу где-либо еще - не имею в своих планах, - слегка нарушив порядок слов последнего предложения, шумно выдохнул, исподлобья глянув на мужчину, однако, не задержался в позе, почти сразу улыбнувшись, размеренно, протяжно продолжил: - Также, меня не интересуют какие-либо иные политически дрязги вашей страны, уж, не судите строго, но предпочитаю говорить прямо, - помолчал, - То, что могу сказать, - странным взглядом вцепившись в собеседника, затих.

Северус Снейп: Улыбнулся, насколько позволяла скованная мимика. Подтвердил: - Северус Снейп к Вашим услугам, мистер Рикхард. Не беспокойтесь, моя травма не имеет к Вам никакого отношения. Продолжил по делу, осторожно кивнув: - Это меня не только не оскорбляет, но даже радует, мистер Рикхард. Второй вопрос. Готовы ли Вы принести Обет о непричинении вреда всем обитателям Хогвартса? Развел руками. - Мы, увы, не можем обойти эту формальность, так как на нас, по сути, ведется охота. Я должен защищать детей от возможных эксцессов.

Ульв Рикхард: Убедившись, что встречающий является тем, кем и должен являться, кивнул в знак приветствия, размышляя о сказанном: - Я правильно понял вас, мистер Снейп, вы говорите о непреложном Обете? - соединил пальцы рук в замок, качнувшись на каблуках, продолжил, - Кто же именно подразумевается под обитателями Хогвартса? Я, безусловно, готов принести подобный обет, но мне нужно быть уверенным, что не попаду под неприятные последствия собственной непрозорливости. Этот обет не распространяется на случаи самозащиты, надеюсь?

Северус Снейп: Кивнул. Подтвердил спокойно: - Правильно, мистер Рикхард. Обитатели Хогвартса - это все люди, которые имеют доступ на территорию Хогвартса в каждый конкретный момент времени. Студенты, преподаватели и гости, которым мы даем приют в наших стенах. В свою очередь, Вы сможете рассчитывать на то, что Вам никто не причинит вреда - по крайней мере, из взрослых. Намеренного вреда. Помолчал, обдумывая вопрос. Сказал осторожно: - От кого Вы планируете защищаться, мистер Рикхард, если, как я уже сказал, на территории Хогвартса никто из взрослых не может напасть на Вас? От... детей?

Ульв Рикхард: Потер переносицу левой рукой с острыми ногтями. На пальцах блеснула пара тонких колец с затейливой символикой. Подняв взгляд на Директора, изобразил нечто похожее на улыбку: - Судя по вашему внешнему виду, мистер Снейп, особенно если мы не будем исключать Барьер, и, как я предполагаю, ваши редкие посещения Мира вне его, повреждения бренного тела получить Диретору Хогвартса удалось, вероятнее всего, внутри, это заставляет задуматься о том, что же за дети водятся в вашем заведении? - приблизившись к собеседнику, помолчал, бегая взглядом по лицу мужчины, затем проговорил почти шепотом, - И все же, я готов дать непреложный обет о непричинении вреда вашим питомцам и гостям, как есть? Оби-та-те-лям Хогвартса, - произнеся последнее слово по слогам, отложил в памяти языковое новшество. - Можем приступать, если у вас не есть больше вопросов, - досадливо дернув головой, поправился: Прошу прошения, если вы не имеете более ко мне вопросов, - развёл руки в стороны, как при досмотре служителями порядка.

Северус Снейп: Отмахнулся досадливо: - Это был несчастный случай, не имеющий никакого отношения к чьей-либо агрессии, мистер Рикхард. Мне не от кого было бы обороняться в этом случае, поверьте. И Вам не придется. Дальше все было просто: написать записку Уоррен, попросить скрепить Обет - точнее, принять Обет, поскольку сам он на рукопожатие не был способен сейчас. Отпустить Уоррен обратно и пригласить профессора: - Добро пожаловать, мистер Рикхард. У нас как раз только что должна была закончиться церемония закрытия семестра. Возможно, Вы еще успеете попробовать что-то вкусное из трудов наших эльфов. А я Вас должен пока, увы, покинуть. Эльфы покажут Вам Ваши апартаменты. Завтра мы сможем обсудить все условия и Ваше расписание подробнее, договорились?

Ульв Рикхард: Озадаченно выслушал теперь уже, видимо, коллегу, неопределенно хмыкнув на слова о несчастном случае. По окончании формально-обетной части мероприятия, с интересом, медленно ступая, чтобы уловить все тонкости ощущений и раскрыть максимально возможное количество загадок структуры Барьера, прошел сквозь него. Удовлетворенно цокнув языком, с нескрываемой толикой уважения оглядел Директора, озвучивая мысли: - Весьма и весьма, должен сказать, мистер Снейп, мастерская работа, снимаю шляпу, если данное, - указал на Барьер, - Произведение искусства построено вами, но, мне показалось, не ваш почерк. Я прав? - вопросительно подался к собеседнику, вдруг, чуть присев, резко развернул голову в сторону Замка и стремительным, пружинистым, но беззвучным шагом направился к темневшим вдалеке кустам. Слившись с тенями, обошел подсматривающую жертву так, чтобы она не увидела маневра и потеряла из виду, после чего быстро метнулся в ее сторону, схватил за плечо и развернул к себе. Приблизившись к голове мелкой, сузил глаза и, наклонив голову сначала вправо, затем влево, пристально осмотрел лицо неудавшейся шпионки. Втянул воздух над головой ребенка, крепче сжал захват и двинулся с поимкой к Директору. - Мистер Снейп, это ваше? - вытащив в зону видимости мужчины, продемонстрировал находку.

Дженни Брентон: Затихла в своем укрытии, наблюдая, как к барьеру подходит декан Хаффлпаффа, а потом уходит. Оставалось подождать, когда к замку пройдет и директор - один или со своим спутником, и можно будет вернуться... Не успела додумать мысль, когда кто-то дернул ее в сторону, ухватив за плечо. Негромко вскрикнула, выронила корзину и испуганно уставилась на незнакомца. А затем потащилась следом за ним к директору, которому в первую секунду даже обрадовалась. Пусть лучше декан ругается, только отцепит от нее этого жуткого дядьку, напоминавшего не то оборотня, не то еще какого-то очеловеченного хищника.

Северус Снейп: Улыбнулся, отвечая: - Не мой, конечно. Это - магия Основателей Хогвартса еще. Очень древняя. Она просто досталась нам в наследство вместе с замком. Сейчас вряд ли кому-либо по силам защитный контур такого масштаба и универсальности, мистер Рикхард. Увы, многие секреты Основателей ушли в прошлое вместе с Основателями. Однако... Запнулся, понимая, что его не слушают. И поднял бровь, когда понял, что "это"... гм... его. Потребовал тихо, но строго: - Мистер Рикхард, отпустите девушку сейчас же. Учтите, пожалуйста, в Хогвартсе не принято хватать детей и девушек за шкирку. Тем более, что мисс Брентон в каком-то смысле приходится Вам коллегой.

Ульв Рикхард: Отпустив новоприобретение, спросил: - Это мелкое - коллега? - обошел подозрительную девочку, скептически осматривая, и встал рядом с Директором, - В таком случае, стесняюсь спросить, мистер Снейп, сколько Преподавателю лет, и с какой целью Преподаватель, - если бы глазами можно было выражать кавычки в предложении, все высказывание было бы в сплошных кавычках, - За нами подглядывал и нас подслушивал? Повернувшись в сторону собеседника, обозначил: - В моей стране, обычно такими вещами не занимаются, точнее занимаются, но с четко определенными целями. Далекими от доброжелательных и гостеприимных, - бросил еще один скептический взгляд на английский аналог Гретель, - Если это традиция вашей страны, приношу свои глубокие извинения, я не есть с ней знаком, - озадаченно замолчал, выражая некоторое непонимание местных обычаев.

Дженни Брентон: Отшатнулась от взрослого, как только получила свободу. И с радостью побежала бы прятаться за декана, но осталась стоять на месте, так как в ту же сторону двинулся и ... новый преподаватель? Директор что, нарочно подбирает таких типов им в учителя? Вспыхнула, понимая, что гадкий преподаватель не только ябедничает на нее, но и насмехается. Наконец, смогла возразить: - Это н-не правда, сэр!

Северус Снейп: Добавил чуть металла в голос: - Мисс Брентон. Не "это мелкое" и не какие-либо еще оскорбительные эпитеты. Мистер Рикхард, пожалуйста, будьте аккуратнее с выражениями. Мисс Брентон - магистрантка и ведет Заклинания в Хогвартсе, как это делают многие магистранты у нас перед выпуском. Нормальная практика. Продолжил спокойно: - Я не думаю, что мисс Брентон подслушивала. Просто потому, что мы с Вами не секретничали, мистер Рикхард. Мы находимся на открытом месте, говорим вслух, ничего такого не обсуждаем, что стоило бы подслушивать. Я полагаю, мисс Брентон просто занималась какими-то своими делами. Не так ли, Дженни?

Дженни Брентон: С благодарностью посмотрела на директора, который не унизил ее дополнительно сообщением, что ее преподавательство - мера вынужденная и от безысходности. И хоть мистер Нортон обзывался похуже, но перед этим гадким типом декан все же вступился. Метнула на нового преподавателя очень злой взгляд. Вот теперь она без тени сомнения и жалости донесет на него в Аврорат. Снова вернулась к декану. - Да, сэр. Я ... у меня там грибы. То есть... корзина для грибов. Я собирала их. То есть... пыталась. И быстро попросила, боясь, что директор свернет петлю, а она останется здесь с этим типом: - Можно я пойду, сэр?

Ульв Рикхард: Выслушав Директора, вернул лицу бесстрастное выражение: - У нас не принята подобная практика. Буду иметь ввиду и не удивляться более, - поправив ремень от сумки, отследил взгляд мелкой. Улыбнулся в ответ, демонстрируя кончики белых клыков. - Директор, я бы не хотел, задерживать вас. Думаю не так просто принимать гостей, не излечившись до конца. Предположу, что мисс... Брентон знает местный лес весьма досконально, раз не боится заблудиться и ходит за грибами в одиночестве. Может быть, коллега проводит мою скромную персону до Замка и поможет расположиться? Мне совестно отнимать ваши силы, - покаянно повесив голову, изобразил крайнюю степень участия и добродушия.

Северус Снейп: Бросил на девушку быстрый взгляд. Разумеется, ему самому совершенно не улыбалось сейчас развлекать нового преподавателя, но и бросать его на Дженни тоже казалось не совсем правильно - не после этой не вполне удачной встречи. Сказал дипломатично: - Мистер Рикхард, я не думаю, что Вы заблудитесь. Здесь всего одна дорога, и ведет она прямиком к замку. Мисс Брентон может составить Вам компанию, если сама того пожелает. Однако, мне думается, что прежде, чем просить мисс Брентон об услуге, было бы правильно принести ей извинения за грубое обращение и неуместные комментарии по поводу возраста. Не так ли, Дженни? В противном случае... Развел руками. - Я пришлю эльфа, чтобы он помог Вам добраться и разместиться, как и обещал сразу же.

Ульв Рикхард: Утвердительно кивнув головой, немного наклонился к мелкой. Скользнул по коллеге взглядом и спокойно произнес: - Безусловно, я извиняюсь перед вами, мисс Брентон, наши девочки одни в лес не ходят, опасаясь диких зверей, - улыбнулся шире, - В наших сказках поход с корзинкой за грибами может закончиться в чьем-нибудь желудке, - развел руками, - Распространив свое видение на вашу страну, не ожидал в этот час встретить в чаще не злонамеренное создание. - Что же касательно возраста? Не думал, что указание на молодость может быть обидно, - сделал шаг в сторону находки, - Это скорее комплимент котлете, - Замолчал, исследуя возможную провожатую, - Внезапно выпрямившись, повинился, - Прошу прощения, мисс, кол-леге. Мой английский не столь совершенен, порой ошибаюсь, - отступил от девочки и встал ближе к Директору.

Дженни Брентон: Напряглась, понимая, к чему клонит новый преподаватель, и моментально перевела взгляд на директора, очень надеясь, что тот не бросит ее тут одну. - Простите, сэр, - обратилась по-прежнему к декану, игнорируя второго взрослого. - Я... Покосилась на мистера Рикхарда. Кажется, в Хогвартсе появится новая дисциплина, которую она будет прогуливать. Лишь бы он не прибыл на смену профессору Гардинг. Переступила с ноги на ногу. Напомнила себе, что перед ней обычный маг, а вовсе никакой не оборотень, что отгрызть голову буквально он не может, а может... Что может? Отгрызть фигурально? Нагрубить? Унизить? Так для этого у него будет еще сотня возможностей - в закрытом-то замке. И плохо будет, если он решит воспользоваться ею на чьих-нибудь глазах. Не директорских, конечно. Непроизвольно отступила на шаг от нового преподавателя, когда тот заговорил с ней. Нахмурилась, различая в вежливости немалую долю угрозы. И ... котлете? Он назвал ее котлетой? Отодвинулась еще на шаг. Какая удивительно неприятная манера склоняться к собеседнику, отчего хочется только отойти подальше! Выдохнула. Так нельзя. Это она здесь Пожиратель Смерти. Страшный темный маг. Она не должна бояться какого-то преподавателя только потому, что у него жуткие повадки. Она не должна. Она не будет. Она не боится. Не боится. Не боится. - Извинения п-приняты, сэр, - отозвалась после паузы. - Я... я проведу вас.

Северус Снейп: Нахмурился, ощущая плохо объяснимую тревогу. Что за странные намеки на Красную Шапочку? Что он вообще о себе думает, этот Рикхард? Уж не ошибкой ли было вообще брать его? Посмотрел на Дженни, не вполне уверенный в том, что ее стоит оставлять наедине со странным человеком. Затем напомнил сам себе: Обет. Он принес Обет. Он не сможет навредить студентке, даже если захочет. Поблагодарил: - Спасибо, Дженни. Тогда я, с вашего позволения, мистер Рикхард, Дженни, покину вас и вернусь к своему лечению. Наклонил голову, прощаясь, и двинулся к Хогвартсу первым. Так он будет избавлен от необходимости развлекать этого иностранца, но сможет... проконтролировать их с Дженни путь в школу, если вдруг понадобится контроль.

Дженни Брентон: Вымучила из себя подобие улыбки для директора, подавляя желание срочно передумать и побежать следом. Хмуро посмотрела на нового преподавателя. Он сразу скажет, что хочет, или какое-то время надо изображать, что он вежлив, а она ничего не понимает? - Вам за профессором Снейпом, - кивнула на дорогу. - Я... мне надо забрать корзину, сэр. Шагнула в сторону деревьев, за которыми недавно пряталась. Кажется, она ведь там обронила корзину?

Ульв Рикхард: Кивнул Директору, демонстрируя полное сопереживание его временной недееспособности. Проследил за удаляющимся силуэтом, после чего молча последовал за ребёнком, неслышно ступая след в след. За корзиной? Отлично, можно и за корзиной сходить. По пути заодно обдумывал школьную программу для первого года обучения, ко всему прочему, нужно было обговорить выделение мастерской. Нерешенным остался вопрос с жилой комнатой в Замке. В жизни бывало всякое, но делить пространство с кем-либо, однозначно, не хотелось.

Дженни Брентон: Завернула за елку, быстро нашла корзину. Присела на корточки, собирая в траве то, что вывалилось - шишку, каштаны и лист. Вздохнула. Не грибной день. Помедлила, просто рассматривая содержимое корзины. Может, этот гадкий преподаватель просто сам пойдет по дороге за директором, а она подождет пару минут и двинется за ним на расстоянии? И все будут довольны. Отряхнула шарф, к которому прицепились иголки с дерева, поднялась, развернулась и ... Так и замерла на месте, прижимая к себе корзину и молча глядя на почему-то не ушедшего взрослого.

Ульв Рикхард: Молча, не отрывая глаз от коллеги и не меняя положения тела, потянулся к сумке, висящей сбоку на плече, и поднял к груди, прижав в аналогичном жесте, столь же бережно вцепившись в нее, как мелкая в корзину. Замер, не моргая.

Дженни Брентон: Растерянно моргнула, не зная, как интерпретировать молчание взрослого и его жест. Он опять насмехается над ней? Сделала шаг назад и в сторону, начиная осторожно обходить преподавателя по дуге так, чтобы расстояние между ними не сокращалось, но при этом сама она могла приблизиться к дороге и выйти, наконец, из этих зарослей. Поворачиваться спиной и даже боком к мистеру Рикхарду не хотелось совершенно. Зато очень хотелось пожалеть, что не умеет быстро бегать. - Сэр? Волевым усилием заставила себя отцепиться от корзины и повесить ее на согнутую руку. Второй рукой приглашающим жестом указала взрослому на дорогу, предлагая начать двигаться к замку.

Ульв Рикхард: Неотрывно следуя взглядом за маневром девочки, дождался, когда она по дуге почти обогнет неожиданное препятствие, после чего, для придания скорости провожатой, одним быстрым движением метнулся к ней и, затормозив в нескольких сантиметрах, сделал выпад, щелкнув зубами у самого носа импровизированной Гретель.

Дженни Брентон: Никак не смогла отреагировать на неожиданный выпад - слишком быстро все произошло. Только резко зажмурилась и отшатнулась, зацепилась за какой-то куст и плюхнулась на землю. Приземлившись открыла глаза и, уже не сожалея о собственных скромных способностях к бегу, предельно быстро поднялась на ноги. Оставив корзину, просто побежала прочь со всех ног - не выбирая направления и даже не думая, что где-то недалеко еще мог быть декан, которого можно было попробовать нагнать.

Ульв Рикхард: Хмыкнув, проводил беглянку взглядом, наклонился и поднял корзину. Порывшись в содержимом, не нашел ничего интересного. Съедобного не попалось и в помине. Пробормотав под нос: - Грибник из тебя, мелкая, такой же, как и шпион, - взял котомку и исчез в подлеске в направлении противоположном тому, куда убежала любимица Директора.

Хель Теон: Остановилась на минуту перед барьером, как-то уже слишком хорошо зная, где именно он находится. И со вздохом пересекла ту самую невидимую черту, которую можно было легко ощутить теперь... Потянулась, касаясь плотной стенки. И развернулась спиной к свободе, лицом к замку, чтобы уже гораздо более быстрым шагом пройти последний отрезок и направиться к себе в башню.

Элис Граффад: - Спасибо, сэр! Вышла из автобуса, поправляя капюшон. Прошлась по дороге, вдыхая морозный воздух. Улыбнулась чему-то своему. Легко пересекла невидимую черту, отделяющую Хогвартс от не-Хогвартса, направилась к замку.

Лёринц Месарош: Аппарировал практически к барьеру, не чувствуя желания тянуть с действиями, сомневаться и решать что-то еще. Внутри кипела жажда действий, которую хотелось сохранить, а не вспоминать иррациональную обиду. В конце концов, Снейп и Стефани более чем прекрасно осведомлены о том, что его специальность далека от лечения, имеют моральное право... Тряхнул головой, отбрасывая лишние теперь мысли. Не имеет значения. Достал пергамент, с трудом, но справился с написанием записки без стола. И отправил Дженни. Зашагал в сторону замка, не глядя по сторонам.

Хелен Форанэн: Никогда не любила порт-ключи, но другого варианта нет. Слишком далеко было до бабули добираться. Раньше хватало каминной сети, а теперь придется применять экстренные меры. Перешла школьный барьер и остановилась. Нужно было достать из кармана мантии завернутый порт-ключ. Достала, развернула. Хмыкнула. Бабуля, как всегда, в своем репертуаре. Но на порт-ключ жаловаться не принято. В общем, вздохнула и коснулась его, переносясь к родным пенатам.

Сивилла Трелони: После аппарации, оказавшись на дороге, ведущей в Хогсмид, постояла некоторое время, приходя в себя. То ли сказывался недостаток практики перемещений таким образом, то ли всё из-за недавно открытого пятого глаза, но мутило знатно. Поэтому оставшийся до барьера путь проделала медленным шагом, сутулясь и держась за живот. Ступив на территорию Хогвартса, вздохнула с облегчением и свернула петлю в сторону своего кабинета на Рейвенкло, очень надеясь, что на сегодня приключений будет достаточно.

Хель Теон: Пока шли по дороге, больше молчала, окончательно перейдя на сторону настороженного равнодушия. - Деревня как деревня. В детстве мне там нравилось, а теперь больше в город хочется. Уже прекрасно зная, где проходит граница между можно и нельзя, остановилась в паре шагов, глядя в спину Дункану. - Тут есть одна проблема... Замолчала. Пусть сам обнаружит.

Джек Дункан: Обошел очередную елку и повернулся к Хель, вдруг вспомнившей о чем-то. - Какая?- только и успел спросить, прежде чем налетел на какую-то стену. Равновесие удержал - не хватало еще растянуться прямо на земле ! - но вот когда обернулся поглядеть, что же это такое было, слов не нашел. Так как не было ровным счетом ничего. Трава, холмы, кусты и деревья совсем в стороне. На что же он натолкнулся тогда? Вытянул руку, нащупывая .. прозрачное стекло? Совершенно прозрачное. До невозможности прям! Постучал по стеклу пальцем, не обнаруживая характерного звука. - Что это? - удивился. Сделал шаг в сторону, ведя по недостеклу рукой. И еще шаг. И еще шагов пять. Вернулся, ведя рукой ниже, прошел в другую сторону. Остановился. Поставил в траву корзину и подпрыгнул вверх, высоко выбрасывая руку. Но стекло было и там. - Какого размера эта штука?

Хель Теон: Поняла, что не удивилась бы, если странный неофит не заметил бы барьер... Но нет. Хотя бы тут все было в порядке! - А это, Дункан, наша защита. Наблюдая за движениями мальчика, решила, что распространяться подробнее не будет. - И чтобы ее миновать, надо получить разрешение Снейпа. Вздохнула. - Планы по ночным походам отменяются? Мы можем уже идти обратно в замок?

Джек Дункан: Нашел на земле камень, поднял, отошел чуть в сторону, размахнулся и швырнул в странное стекло. Ошарашенно уставился на то, как камень вместо того, чтобы разбить стекло или отскочить назад, просто взял и спокойно полетел себе вперед. Подошел, осматривая воздух в том месте, где через него прошел камень. Дыра что ли? Попытался нащупать. - От кого? - спросил попутно. Отступился, не найдя никакой дыры. - Это какое-то такое поле? Вроде как ученые делают? - попытался сформулировать то, о чем сам едва-едва знал. - А камень как тогда прошел? Сделал вывод: - Снейп может это выключить? Почесал затылок. Не зря белобрысая говорила о ловушках. - Он пропал. Снейп. Мы говорили, и он пропал. Как тот парень. Эльф.

Хель Теон: Терпеливо, словно маленькому ребенку, повторила. - От Министерства. Того самого, из-за которого теперь ученики не на Хогвартс-экспрессе едут. Дункан начинал раздражать своей непробиваемой уверенностью... В чем? В том, что магии нет? - Не пропал, а свернул временную петлю, судя по всему. Дункан, ну магия же, волшебство! Почему ты упорно не замечаешь очевидного? Мне что, тебе цветочек наколдовать, как маленькому, чтобы ты поверил? Махнула рукой. - Вот и чего я с тобой вообще ношусь...

Джек Дункан: Посмотрел на Хель, которая опять начала нести какую-то тарабарщину. - Послушай. Волшебства не существует. Ты живешь в лесу на развалинах. Не знаю, чем занимается твой Снейп, но это ненормально. Не знаю, что с тобой сделали. Может, опыты над тобой проводили. А, может, ты сама по себе... со странностями. Огляделся по сторонам. Или это и он уже с приветом стал? Шумно выдохнул. - Нужно проверить эту штуку по всей длине, - кивнул в сторону невидимого стекла. - Возможно, где-то она заканчивается все же.

Хель Теон: В голове что-то начало шевелиться, шевелиться, шевелиться... И щелкнуло, расставляя все по своим местам. Он же и раньше говорил, что вокруг все... а теперь прямо - развалины. А вместо замка видеть развалины могут только... Тихо достала палочку, пока Дункан увлекся теориями про барьер. И сосредоточилась на привычной формуле, очищая сознание. Провела палочкой сверху вниз на уровне лица мальчика. - Dormio.

Магическая Британия: Джек Дункан опустился в траву и моментально заснул рядом с корзиной.

Хель Теон: Вздохнула. И не стала совершать больше никаких телодвижений - еще таскать спящего маггла в мантии неофита ей не хватало по всему Хогвартсу! Подозвала Уголька и достала пергамент, чтобы написать короткую записку директору. Мол, у барьера, жду, с нетерпением, без малейшего намека на иронию. Прислонилась к барьеру и принялась разглядывать дорогу и лес. День завершался просто великолепно.

Северус Снейп: Подошел к барьеру. Оценил обстановку. Тяжело вздохнул и поблагодарил: - Спасибо, что... поймали его, мисс Теон. Не знаю, куда сбежал... человек, которого я попросил присмотреть за ним, но... Махнул рукой. - Неважно. Я теперь разберусь сам. Спасибо еще раз.

Хелен Форанэн: Странная безличная записка в итоге привела ее к дороге, ведущей к Хогсмиду. Конечно, логичней было не приближаться к этому месту и сообщить кому-нибудь о том, что ей пришло странное сообщение. Но тогда она не была бы Хелен Форанэн, которую в неприятности втягивает исключительно собственное любопытство. В любом случае, подошла к границе барьера и огляделась по сторонам. Вдруг автор сообщения ее увидит и сам подойдет. Интересно же было, к чему все идет.

Джордан Гиббс: На ходу сложила карту и сунула в задний карман джинсов. Поправила увесистый походный рюкзак на спине, осматривая местность. Кажется, вон там, за теми елками, вполне можно будет поставить палатку. И дорога будет просматриваться отлично. Вытащила из бокового кармашка рюкзака маленькую флягу с водой, сделала пару глотков и перевела дух. Отлично, последний поворот - и она будет на месте. Издалека заметила фигуру на развилке. Она что ли? Прибавила шагу, чтобы не тянуть кота за хвост. - Привет! - окликнула еще на подходе. Остановилась у барьера и спустила рюкзак на землю. Внимательно посмотрела на ту, которой назначила встречу. Может, какая-то ошибка? Разве ученики школы не должны выглядеть как-то ... мельче что ли? - Это ты Хелен Форанен? - уточнила.

Алесандра Кастриль: С невероятными усилиями добралась до безобразного места по кошмарным дорогам. Провалившись на добрый каблук в мягкое бездорожье, с возмущение на него и уставилась. Одно сплошное плебейское поле, или как оно там у низшего класса называется? Хэкнув, выдернула застрявшую туфлю, едва не оставив шпильку в смачно чавкнувшей грязи. Еще выше подтянула роскошный подол свадебного платья. Только не замарать! Оно стоит, как весь Хогвартс вместе с ужасными детьми, учащимися в нем. Продвинулась на пару шагов. Впереди, рядом с барьером, стояли те самые, деревенские. Засеменила на носочках ближе, про себя взывая к крестной фее, чтобы только не испортить туфли. Остановилась за широкой спиной какого-то недоразумения в зеленом. Осмотрелась. Вроде бы сухо. Отпустила подол и аккуратно постучала существо наманикюренными пальчиками по плечу. - Послушайте? Мужчина? - никакой реакции. - Мужчина! Я с вами говорю?! - воткнула ноготь указательного пальца, что есть силы в несговорчивого селянина. - Вы глухой, что ли? Ой, - прижала ладошку ко рту, замечая что-то за барьером. - Ну, здрасте, девушка? - больше спросила, чем утвердилась в мысли, рассматривая обычную селянку. Наверное, супруга неотесанного мужлана в зеленом.

Хелен Форанэн: Прождала у барьера неопределенное время, пока около него не появилась вначале девушка в зеленом, о которой сложно было сказать что-то конкретное, разве только то, что она ее точно никогда не видела и даже мельком не пересекалась. Поэтому причины прихода оной барышни оставались загадкой. К тому же, оставался вопрос - почему сюда из всех возможных людей, позвали именно ее. Но не успела открыть рот, чтобы подтвердить свою личность, как около барьера нарисовалась еще одна экстравагантная дамочка в платье и на каблуках. Такого зрелища точно не забудешь. Учитывая, что на каблуках до барьера пройти невероятно сложно. Улыбнулась своим мыслям, а затем с совершенно спокойным лицом, обратилась уже к девушке в зеленом: - Допустим, я Хелен Форанэн. А что вас привело сюда и почему обратились ко мне? И, собственно, кто вы такие? Последний вопрос был адресован уже обоим барышням. Надо же узнать, кто такие и зачем пришли.

Джордан Гиббс: Ойкнула от того, что что-то острое воткнулось в спину, и быстро обернулась. А вот слова нашлись не сразу. Невеста? Кажется, если бы увидела здесь продавца хот-догов с соседней улицы, и то меньше удивилась бы. - Эй! Ты чего тыкаешь в меня... Опустила взгляд на руки девицы и хмыкнула, увидев вот это вот странное, на месте которого у нормальных людей ногти. Как она вообще такими руками что-то делает? Это же ни чашку не взять, ни хворост собрать, да даже шнурки - и те не завяжешь! Невольно глянула на свои ноги в больших удобных кроссовках, а потом на ходули на ногах невесты. Ну, все понятно! Знает она таких фиф. Три тонны штукатурки на лице, забетонированное лаком гнездо на голове и какой-то вызывающий наряд вместо брачного объявления! Этой, правда, уже не надо брачное объявление - видать, какого-то дурачка захомутала. - Вот этими своими культяпками! - закончила мысль и потерла спину. Сдула челку с лица. - Чего? - переспросила. - Какой я тебе мужчина? Ты что, не видишь - я тетка. Как и ты. Вернула внимание признавшейся Форанен. - Гиббс, будем знакомы, - кивнула. - Послушай. Ты же вроде ничего так, да? Ну, я в смысле, что ты смазливая и все такое. Покосилась на невесту. Чего она тут стоит-то, уши греет? - Короче, ты бы за ум взялась, а? Наверное, ж есть какие-то парни, которым ты нравишься? Ну, так и крутила бы шашни с ними. В чем проблема? Зачем было за Амортенцию хвататься? Это ж совсем себя не уважать надо.

Алесандра Кастриль: Оно разговаривало. Оно обернулось и заговорило. Вот таким вот совсем мужским голосом, но оно говорит, что оно не? Поморгала, постепенно донося до самой себя только что услышанное. Скептически хмыкнула, окинув взглядом зеленое вязанное нечто, безразмерным мешком свисающее с создания далеко не женских очертаний. - Ой, зая. Ну, вот не надо тут. Между нами "девочками", - сделала пальчиками кавычки, обиженно надувая губки. - Ты на девочку похоже так же, как вот она, - выставила вперед острый розовый ноготок, направленный на селянку за барьером. - На подружку Ларсика. Пуся. Нет, я, конечно, все понимаю, но: "А, а, а, а", - погрозила вторым пальчиком длинноволосому мужлану. - Дорогуша, тебя как не украшай, но, поверь моему опыту, масика молотобойцы не прельщают. Или хочешь сказать, он решил изменить направление, - потрепетала длинными ресничками, намекая на смехотворность происходящего. - А на тебе тренировался? Зайка моя, да на тебя упадешь - как с доски скатишься. Если ты и тетка, - закатила глаза. Что за несчастное создание? - То явно стала жертвой магического эксперимента. Чтобы из девочки сделать такое? Тебя стадо диких троллей воспитало? - временно потеряв интерес, к жертве психического расстройства, повернулась к деревенской жительнице. - Мерлинушки мои. Кто ты? - переспросила, не веря своим ушкам. - Форанэн? - приблизилась, чтобы разглядеть, вдруг обман зрения. - Или Ларсик окончательно ослеп, или слухи врут, или ты его чем-то напоила. Похоже, мужик в зеленом прав, - пораженно прижала ладошку к зачастившему сердцу. - Сколько же ты в него амортенции вкачала? - прошептала, пытаясь представить, как в человека живого можно закачать столько зелья, и почему сама раньше не додумалась дозу увеличивать.

Хелен Форанэн: Из того, что сумбурно рассказывали обе барышни, совсем ничего не поняла. Самое главное, что ее подозревали в том, что она кого-то опоила Амортенцией. Фыркнула. Делать ей нечего, тратить деньги на такую ерунду. Серьезно посмотрела на обеих девушек, затем поинтересовалась, прикинувшись дурочкой: - Кого-кого я там опаивала Амортенцией? И где об этом написано? Пока доказательств не увижу, не поверю в такую глупость. С большим трудом сдерживала смех, ибо это все выглядело довольно забавно. Попыталась девушкам все доступно объяснить. - Послушайте, я не знаю откуда вы берете информацию, но я не в курсе того, что за мной кто-то под любовным зельем ходит. И не нужно мне, чтобы ходили. Только от дел отвлекают. Так что ничего и ни в кого я не вкачивала. И откуда только такую информацию выкапываете? Мне уже очень любопытно.

Джордан Гиббс: Вскинула брови, морща лоб. - Ну, да, - усмехнулась, - я, слава Мерлину, на такую, - подчеркнула, выделяя слово, - девочку не похожа, Барби. Перевела скептический взгляд на Форанен, кривя рот. - Это она, без сомнений. Вытащила из-за пазухи немного затертый, несколько раз сложенный листок. Бережно развернула так, что стало понятно, что это вырванная из глянцевого журнала страничка. Продемонстрировала невесте ее той стороной, на которой под крупными буквами заголовка "ШОК: Звезда квиддича Кристиан Ларсен ушел из большого спорта ради ученицы Хогвартса" красовалась колдография самой звезды квиддича. - Вот. Здесь так и написано - Хелен Форанен, - ткнула пальцем куда-то в середину текста. Но тут же подозрительно прищурилась. - Постой, а ты ... Ларсика? - переспросила. - А, ну, понятно с тобой все. Вздохнула. - Послушай. Кристиан не такой. Ты, наверное, считаешь себя очень... привлекательной и думаешь, что ты можешь ему понравится, но он, правда, не такой. Для него не главное вот это все - вся эта мишура, блестки, стразы. Он может видеть глубже, туда, где душа. Понимаешь? Ему важно, чтобы девушка была красива внутри. Потому что у и него самого очень красивая душа, - прижала к груди страничку с колдографией. - Тебе бы лучше вернуться к своему жениху, - кивнула на фату Барби. - А то платье еще испачкаешь. И решительно обернулась к девице за барьером, невольно подтверждая слова невесты: - О чем я и говорю. Она напоила Кристиана Амортенцией. Другой причины, чтобы он выбрал такую, как она, я не вижу. Скрестила на груди руки. - Форанен, я не буду тебе ничего доказывать. Если ты думаешь, что я пришла тут с аврорами и буду требовать твоего ареста, то ты ошибаешься. Я хотела поговорить с тобой по-хорошему. Я знаю, что ты давала Кристиану Амортенцию, ты это знаешь, даже она, - указала на Барби, - знает. Давай не будем рассказывать друг другу сказки. То, что ты сделала, это подло и низко. Если ты не можешь добиться любви честно, то надо признать свое поражение или продолжать бороться дальше, не опускать руки, доказывать. А не прибегать к магии.

Алесандра Кастриль: Поморгала на селянку в золотистом фартуке за барьером. Надула губки, задумалась. Потом задумалась еще чуть-чуть. Открыто посмотрела на деревенскую жительницу. - Да, - твердо высказала все, что думает, и развернулась к мальчику. - Кто? - переспросила, рассматривая коренастую фигурку в безвкусном зеленом трикотаже. - Какая еще Бабри? - поправила фату, заодно извлекая из прически здоровенный свиток с намалеванной перекошенной теткой, на лице которой красовалась мишень и пара дырок от чего-то явно острого. Сличила рисунок с представительницей хогвартской фауны. - Точно она. Мне девочки портретик нарисовали. И как только Ларсик в сюда вляпаться умудрился? - всплеснула руками, едва не выронив бумагу. Мельком заглянула к мужлану в журнальчик. - Мамочки мои, она еще и ученица? Девушка, ку-ку? Де-ву-шка! Я понимаю, молодость и красота - наше все, - демонстративно взбила свою молодость, поволновала красоту. - Но какая вы школьница? Конечно, мужику под амортенцией можно и не такое наплести, - недовольно покосилась на мельтешащую где-то внизу особь человека. Незаметно переступила, шпилькой втыкаясь в носок чудовищных ботинок недомальчика, туда, где, как раз, должен находиться большой палец. И, чуть присев, надавила шпилькой. - Отлично понимаю, что мой Масик - твой последний шансик, но, дорогуша, пожалей мужчинку. А вдруг у него действие амортенции пройдет и он заметит, какую ошибку всей жизни совершил? - поцокала, грозя длинным ноготком. - Вы же от сердечного приступа его не откачаете. Мой пусик очень разборчивый и в нем развито чувство прекрасного, - покивала, отчетливо намекая, что из прекрасного тут только она, а две оставшиеся особы... - Милочки, - запнулась, обратив внимание на соседа справа. - И милоч-ек. Вы, наверное, считаете себя порождением мужских грез, но, скажем так, максимум тянете на последствия мужских кошмаров. Не в обиду, - подняла изящные ручки в жесте "Не надо нервничать". - Поэтому, девочки и мальчики. Пакуйте чемоданчики и быстрее на охоту. Мне с Пузиком свадьбу играть, а потом знакомство с мамиком. Ваши последние шансы ждут. На крайний случай, дам адресок чудного дома престарелых волшебников. Вам там будут рады, - приветливо улыбаясь помахала в сторону железнодорожной станции. - Ту-ту. Кисики, скоро старость! - поторопила недальновидных человечков. - Хотя у некоторых она прямо на лицо, - добавила шепотом, не одобрительно качая головой на внешний вид соперников и соперниц.

Хелен Форанэн: Выслушала обоих дамочек, понимая что все равно ничего не сможет им доказать. Почему-то показалось, что бывшие девушки все такие, считают, что шансы есть только у них, а у других их нет. В общем, вздохнув, проговорила: - Полагаю, что я никак не смогу убедить вас в том, что я никакую Амортенцию не использовала и, по правде говоря, у меня настолько плохо с зельями, что я даже не представляю, как она выглядит. Проще говоря, я легко могла перепутать зелье и внезапно отравить кого-нибудь. Это первое. Бросила взгляд на сбежавшую невесту и в чем-то свою копию, затем продолжила: - Второе. Мистер Ларсен прибыл в школу со своим братом для того, чтобы учить нас полетам. Если бы кто-то из них попытался бы очаровать кого-то из учениц, его бы сразу же отшили - не в британском характере бросаться на шею первому встречному, да и помоложе всегда можно себе ухажора найти. Усмехнулась. - Третье. Если вы считаете, что я причастна к тому, что Кристиан Ларсен приехал в школу, то задумайтесь над одним вопросом: зачем ему британка? Вы вполне могли бы остаться с ним. Каждая из вас. Но почему-то этого не произошло. Использовали Амортенцию? Или другие фокусы, чтобы его удержать и он это понял? Просто интересно, если вдруг мне бабуля подкинет очередного жениха, похожего на профессора Ларсена. Может поделитесь опытом?

Джордан Гиббс: Хмыкнула. - Барби, - пояснила. - Такая детская кукла. Но если ты чистокровная, то ты, наверное, не видела. Она такая... вот как ты. Ноги где-то за ушами начинаются, белые волосы, ресницы в половину лица и все остальное тоже нечеловеческое. Я читала, что ученые уже говорят, что такие куклы плохо влияют на девочек, заставляя их стремиться выглядеть, как недостижимый идеал и комплексовать. А это, в свою очередь... Не продолжила, понимая, что благодарных слушательниц она тут не найдет. Вместо этого покивала головой, с сомнением рассматривая "школьницу". - Ага, тебе же лет 25! Тебе уже преподом пора быть, а не... На этот раз не договорила, так как что-то больно уткнулось в ногу. Айкнула, отдергивая ногу. - Барби, черт бы тебя побрал! - попрыгала на одно ноге. - Ты хоть смотри, куда ходули ставишь! Поставила ногу на землю - благо толстые кроссовки смягчили последствия оттаптывания. - Я никуда не уйду, - отрезала. - Пока я не спасу Кристиана от этой девицы. А ты, Барби... извини, но я даже не боюсь конкуренции с тобой. Кристиан на такую, как ты, не поведется. А я добьюсь того, что он будет со мной. Честно добьюсь, - выразительно глянула на "школьницу". Отмахнулась. - Ой, да не рассказывай! В зельях она не понимает! Сейчас вон что угодно купить можно. А чтобы подлить зелье человеку - много мозгов не надо. Поправила свой рюкзак, который решил вдруг завалиться. Хохотнула. - Ну, да! Приехал в школу учить детей! Кому ты рассказываешь, выпускница факультета сказок? Хелен Гримм! Он лучший игрок в мире. В ми- ре! Ты слышишь, что я говорю? Он уже который год подряд всегда в топ-10 лучших игроков мира. И в топ - 100 самых завидных женихов мира. У него гонорары, как тебе и снились, слава, поклонники - и вот это все он променял на то, чтоб быть учителем в школе, которую министерство не признает? Работать за еду и учить... сколько тут у вас осталось учеников-то? Человек двадцать? Ну, да - вот она мечта любой звезды мировой величины! Ты бы хоть подумала о том, что если он так застрянет с тобой здесь на годик-другой, ему потом уже не вернуться в большой спорт! Тряхнула головой, отбрасывая за спину косички. - Я не встречалась с Кристианом, чтобы с ним "остаться". Да, он мне нравится. это правда. И я буду его добиваться, - выпятила грудь. - Потому что такие, как вы - это на один раз. Вас умыть - и от вашей "красоты" ничего не останется. А через 10-20 лет вы станете сморщенными истеричками, у которых внутри одна пустота. С вами поговорить не о чем, вам бы только шмотки, вечеринки, прически и туфли. Подтянула рукава свитера и ткнула пальцем в девушку за барьером. - Не в британском характере, говоришь? То-то я смотрю, ты носишь такой огромный вырез и такие обтягивающие шмотки! Знаю я таких - сначала вырядятся, а потом - что вы, что вы, я не такая! У вас тут одна "не такая" уже за директора выскочила, да? А ты, стало быть, следующей собралась быть?

Алесандра Кастриль: Слушала, слушала, слушала. Зевнула. Почти задремала. Очнулась, а эти две жертвы деревенского быта все не унимаются. Сжала виски. - Ой-ой-ой. Так, хватит тут разговаривать! - возмутилась на разошедшуюся селянку и мужлана в зеленом. Где он вообще такой свитер только откопал? Их лет пять не вяжут. - Я все понимаю, но время, девочки. И мальчик. Вре-мя. Мне пора замуж. Еще минут пятнадцать и старая дева. Заладили тоже. Мог - не мог. Малыш, Пусик мальчиками не интересуется. Успокой свое ли-би-до и бай-бай. Найди что-нибудь подходящее, плодитесь. Размножайтесь. Вот, - ткнула пальчиком в сторону престарелой школьницы. - Хотя бы ее. Вы составите чудесненькую парочку. Нарожаете кучу детишек, которые будут носить такую же безвкусицу и жить в селе Виндердаков таун, - давайте, целуйтесь, влюбляйтесь и не мешайте моей свадьбе, - произнеся последнее сквозь зубы, намерилась ткнуть уже мельтешившему под ногами в глаз. - Ой. Придумала, - радостно захлопала в ладоши и с визами пустилась в прыг вокруг агрессивной фауны в цвете падшей листвы. Скакала недолго, пока шпилька не увязла в бесконечном болоте. - Да, что же у вас такое? Как тут жить можно? Овцы, коровы, дородные девицы, - попыталась выковырять ногу, чуть не оторвав подошву на туфельках. - Так. Ты, - махнула задней привлекательной часть в сторону мужлана. Руки заняты, как ни как, тяганием туфли из грязи. - Отправь Пузику сову. С сомнением покосилась на мальчика. Или что там у тебя есть? Раз уверен, что Ларсик-кися - ну, са-а-а-всем ни такой, - сжала губки, демонстрируя глубокое презрительное отношение к глупостям. - Он придет и па-пу-пу-пулярно объяснит присутствующим, кто тут смысл всей его жизни, а кто мимо пролетал в зеленом и утягивающем золотом, что два дирижабля над Парижем - хмыкнув, старательнее взялась за едва не погибшую туфельку.

Хелен Форанэн: Уже самое время было хвататься за голову, потому что еще бы чуть-чуть и голова пошла кругом от всех девушек Криса. Поэтому идея отправить Ларсену сову, выдвинутая "невестой", показалась довольно-таки соблазнительно. Пускай приходит и все своим "королевнам" сам объясняет. А потом объясняет ей самой, как эта информация вообще в магическую желтую прессу попала. Посмотрела на девушек и со вздохом произнесла: - Вижу с вами вообще разговаривать бесполезно. Так что идея послать сову профессору Ларсену мне кажется самой подходящей на этот момент. Я тут в сторонке постою - подожду. Отошла немного от границы барьера.

Джордан Гиббс: Покачала головой, глядя на Барби. - Не старая дева, а независимая и свободная молодая женщина. Впрочем, кому я это говорю? Закатила глаза под лоб. - Барби, тебе сколько раз повторять, что я - девочка? Ты случайно ресницы свои приклеила точно на веки, а не на роговицу? Со зрением у тебя... Хмыкнула, когда невеста в очередной раз застряла своим каблучищем в земле. - Давай еще ноги тут поломай! Протянула руку, чтобы поддержать под локоть девицу - а то еще грохнется тут в этом своем платье. Недружелюбно покосилась на "школьницу". - Я смотрю, ты такая уверенная в себе. Думаешь, раз Кристиан под зельем, то и тебе ничего не грозит, да? Впрочем, Барби и правда права. Свистнула, подзывая маленькую сову. Достала из рюкзака блокнот и карандаш, набросала записку. Несколько раз перечитала про себя, сосредоточенно грызя кончик карандаша. Потом аккуратно свернула послание и отдала птице. - Отнеси Кристиану Ларсену. "Дорогой Кристиан! Не уверена, что ты меня вспомнишь - я Джордан Гиббс. Я уже третий год состою в твоем Лондонском фан-клубе, а в этом году меня даже выбрали заместителем председателя. У меня есть твои автографы со всех игр. Но ты, наверное, не запоминаешь всех, кто восхищается твоим талантом - я понимаю и не стала бы писать тебе лишний раз, если бы у меня не было к тебе очень важного и очень срочного дела. Пожалуйста, приходи к развилке на Хогсмид - я жду тебя здесь прямо сейчас. Дело и вправду очень-очень важное".

Кристиан Ларсен: В другой раз бы просто смял и выбросил записку - сколько раз на неделе ему пишет вот такие же "у меня к тебе дело, Крис, Ларсик, милый! Приходи туда-то и туда-то на встречу, там всё объясню". Одного раза хватило, чтобы оказаться в крепких, словно пыточный инструмент, объятиях одной крупной особы, чтобы больше не наступать на те же грабли. Дама та была и правда столь невероятных размеров, что её вряд ли бы выдержала даже грузовая метла, что уж говорить о тонкой душевной организации Кристиана, который после этой встречи ещё долго был под впечатлением, и даже целый месяц не встречался ни с одной куда более приятной и миловидной женщиной! Что же сподвигло пойти на назначенную встречу в этот раз? Ну, хотя бы то, что уже успел понять, что Хогвартс в магическом обществе сейчас далеко не котируется, и уж если кто-то добрался до барьера, то это и правда может быть срочно. ДА и, к тому же, неужели о его новом месте работы уже известно всяким фанаткам-кто там она в фан-клубе его имени? Во-вторых же, барьер надёжно защищал его от новых незапланированных объятий кого бы то ни было, находящегося по другую сторону барьера. Так что почему бы не встретиться со своей поклонницей? Говорят, с фанатами надо общаться, а его положение и уход из команды явно не пойдёт на пользу увеличению числа поклонников. Быть может, эта кто-то-там хочет спросить, почему он ушёл из команды? Ведь интервью он так и не дал... С такими мыслями дошёл до барьера и сразу же с удивлением обнаружил стоящую там Хелен. И ещё парочку девиц на той стороне. Никак не мог припомнить, знакомы ли ему их лица... Дело, кажется, и правда было... нетривиальным. - Хелен! Не ожидал тебя тут увидеть, - нахмурился, переводя взгляд на гостей. Что они задумали? И как в этом замешана его новая пассия?

Хелен Форанэн: Посмотрела на девчонку и пожала плечами, прокомментировав ее высказывание в свой адрес: - Если и грозит, то мне абсолютно все равно. Можешь позвать сюда Ларсена и сама все у него спросить. Если так желаешь его вырвать из якобы "моих цепких лап", то пожалуйста, забирай сразу. Краем глаза заметила, что фанатка Криса уже написала записку и отправила ее. Отлично. Оставалось надеятся, что получатель ее не проигнорирует и придет на встречу. Вот тогда она у него все и спросит. Впрочем, Крис не заставил себя долго ждать. Когда Ларсен появился около барьера, подошла к нему и пояснила: - В желтую магическую прессу кто-то написал, что я опоила тебя Амортенцией. Теперь тут собрался фан-клуб твоих ярых поклонниц, которые готовы порвать меня на мелкие кусочки. Разбирайся. Развернулась и уже собралась идти прочь от барьера. Все-таки было обидно, что Крис уже кому-то информацию о ней растрепал. А она публичности не любила. Вот совсем.

Джордан Гиббс: Хмыкнула на самоуверенную тираду "школьницы". И откуда берутся такие особы? Подождала немного, взволнованно прохаживаясь, подпрыгивая на месте и отфутболивая из-под ног различные камушки и веточки. А потом появился он! Еще раз подпрыгнула, широко улыбаясь. - Кристиан! Мерлин, я и подумать не могла, что ты придешь, - соединила обе руки и опустила их на голову. - С ума сойти! Но тут же спохватилась: - Ой, прости! Не обращай внимание! Это я так... Спрятала руки за спину. - Большое спасибо, что ты пришел, - попыталась продолжить серьезней. - Я - Гиббс. А это, - указала на Барби. - Это... Да, неважно! Мы узнали... Мы - это твой фан-клуб, Лондонский. Мы - самый первый и самый многочисленный твой фан-клуб, - не применула подчеркнуть. - Так вот, мы узнали, что ты оставил квиддич и теперь здесь. Бросила на виновницу произошедшей беды крайне осуждающий взгляд. - Кристиан! Мы же знаем, как ты любишь игру! Ты не для этого, - кивнула в сторону замка. - Твой талант погибнет здесь. Ты не можешь так поступить со всеми, кто тебя любит и в тебя верит! Еще раз покосилась на "школьницу". Надо было помнить, что Кристиан под действием зелья, а значит, не совсем адекватен. - Я... мы не думаем, что дело именно в Амортенции. Но, - страдальчески посмотрела на Кристиана и подошла ближе к барьеру. - Кристиан, тебе, возможно, сейчас кажется, что ты поступаешь правильно. Что она, - кивок в сторону Форанен, - самое важное для тебя. Но она не любит тебя, Кристиан. Она польстилась на тебя только потому, что ты - звезда и знаменитость, потому что у тебя много поклонников. Но если ты из-за нее все бросишь, то пройдет немного времени, и твоя слава станет меньше, а она тебя бросит, променяв на кого-то другого, о ком будут писать и говорить.

Дженни Брентон: Шла вместе с Гафтом со стороны замка, пока после очередного поворота дороги не стало ясно, что на развилке стоит целая комнания. Разглядеть издали собравшихся было трудно, но и самим приближаться тоже как-то... Если у декана спросят, почему он отпустил из замка пожирателей, второй раз тот может и не проявить подобной доброты. Остановилась, делая знак другу. - Д-давай лучше обойдем? - предложила. - Мало ли, кто там. Свернула в сторону леса, заворачивая так, чтобы сделать внушительный крюк и пересечь грницу Хогвартса вне зоны видимости для собравшихся на развилке.

Грегори Гафт: Отключил ненадолго мозг, позволяя Брентон петлять так, как ей вздумается, периодически для вежливости кивая головой. Но когда они уже порядком походили и надумал всего, над чем думал - мозг вернулся к способности делиться впечатлениями. - Брентон! - ускорившись, очутился перед подругой и резко остановился, - все сходиться! Да! Понимаешь? Покивал активно. - Да, теперь все понятно. Леди Уоррен больше не читает нам лекции в этом семестре, я вообще сомневаюсь - в школе ли она...я ее не видел нигде. Да! - еще раз возбужденно кивнул. Помял подбородок, нахмурил лоб: - Она, таки, заключила выгодную сделку. Она продала мой кинжал, и теперь может позволить себе не работать! Вздохнул печально: - Никому нельзя верить. Брентон... Почесал затылок: - А если кинжал - подделка создан магическим путем - я же смогу его подвергнуть дематериализации Эванеской? А если ей помог декан? Если подделка - дел рук нашей, слизеринской материализации - Эванеско действует на такой предмет?

Дженни Брентон: Какое-то время молча шла с другом по лесу, иногда сворачивая с одной тропинки на другую, пытаясь правильно рассчитать по времени необходимое расстояние. - Вот, где-то… - собиралась уже объявить, что они должны были подойти к куполу, но Гафт вдруг заговорил о чем-то другом. Притормозила, когда слизеринец оказался перед ней. - А? Кто? Профессор Уоррен? – пожала плечами, не припоминая, когда в последний раз видела декана Хаффлпаффа. – Сделку? – опять ничего не поняла. – А он что, так много стоил? Вздохнула. - А почему тогда не было объявления, что у Хаффлпаффа н-новый декан? Или они без декана теперь? Или… Не закончила с предположениями и возмущенно воскликнула: - Гафт! Мы же разбирали это на уроке в том г-году! Ты что, забыл?

Грегори Гафт: Разочарованно махнул рукой: - Да что ты понимаешь. Это же кинжал! Звучно выдохнул, теряя уверенность в своих силах и способности Брентон объяснить: что такое кинжал, и как это - круто. Отмахнулся и от рассуждений о судьбе Хаффлпаффа: - Да не важно. Важна судьба моего кинжала. Моего! - выразительно выделил слово. Пожал плечами: - Я не помню. Не помню, чтобы мы это разбирали. Я помню про материализацию, созданную чарами, а вот про нашу, слизеринскую...- снова пожал плечами. И потянулся к рюкзаку, желая достать из него конспект. - Сейчас... Покопался, нашел. Достал. Принялся искать нужную лекцию. - Дематериализация...дематериализация...Во. Нашел... Принялся медленно листать страницы, надеясь, что Брентон его остановит в тот самый момент, когда он найдет нужное. Таки, план как вывести обман леди Уоррен и утвердиться в мысли, что все взрослые вполне себе неидеальные - сейчас несколько...захватывал.

Дженни Брентон: Только пожала плечами, подтверждая, что не понимает. Ладно, если бы это был подаренный кем-то кинжал, или наследство, а так… Подошла ближе, заглядывая в конспект друга. - Д-дальше, дальше, вот… вот где-то тут… - ткнула пальцем в конспект, пытаясь разобраться в написанном. Нахмурилась, не находя того, что ожидала. - О… - отступила. – К-кажется, ты прав. Но вы все равно лентяи – могли бы и спросить на уроке. Пояснила: - Нет, Эванеско не дематериализует то, что создают слизеринцы. Шагнула по тропинке дальше. - Идем! – позвала Гафта.

Алесандра Кастриль: Страшненький мальчик и страшненькая девочка болтали и болтали. Вздохнула. Рассмотрела маникюр. Вздохнула. Чудные, дорогущие туфельки тонули в месеве кошмарного деревенского места. Недовольно посмотрела на двух дроздов. - Так, хватит уже гундеть. У меня от вас обеих голова разболелась, - ещё раз вздохнула и потерла виски. Невозможно. - Понятное дело, ты отравила Лариска и держишь его в подвале в наручниках, на цепи, в тонкой белой рубашке и, наверняка, твоих любимых кожаных штанах, - представив картину, так впечатлилась яркости собственных мыслей, что зависла на пару минут. Пока не пришёл сам похищенный. Всплеснула руками, напрочь увязнув в липкой глине каблуками. - Ларсик! Котя, ты живой. Эта гадкая тетка не отравила тебя своими зелеваренчискими экспериментами. Иди к своему Муся-Пусику, прижму к груди, - дёрнулась было к мужчинке, но шагу ступить не смогла, удерживаемая зловредным грунтом. Кое-как с громким "хэком" выдернула правую ногу из смачно чавкнувшей грязи. Глянула на зайку. - Зюзя! Ты так похудел? Эта коварная злыдня держала тебя на цепи, не кормила и кровь пила? - с возмущением одарила далеко не дружелюбным взглядом хогвартску. - Ох, уж эти английские дамочки! Громопотама на скаку остановят, квиддичиста в подвале запрут, - бросила вытащенную непонятно откуда сумочку на сухой островок травы перед собой и судорожно начала копаться внутри, выкладывая наружу атласные кремовые ленты, украшения ввиде купидончиков, бутылку какого-то напитка с фужерами. Не понятно, как все помещалось внутри, но весь роскошный скарб складировался не просто на землю, а постеленный заботливо прежде огромный плед. - Нашла! - в сумке что-то стукнуло-звякнуло. Едва не по пояс забравшись внутрь, вытащила здоровенную кастрюлю, с чем-то вкусно дымящимся через закрытую крышку, со специальными отверстиями для пара. Протянула добытое Ларсику. - Кокосик, тебе надо хорошо питаться. Несбалансированные перекусы плохо влияют на твоё хрупкое мужское здоровье. Я тут борщика наварила. Держи, - помахала кастрюлей на вид литров на пять. - Ну, держи. Она тяжёлая. У меня в сумочке ещё котлетки, салатик и черничный морс. Сейчас достану, - выжидательно посмотрела на кавалера. - Ой, да. У меня там ещё тарелочки, пиалка для супа, приборы. Хлебушек ржаной. Не, то что некоторые, кроме наручников мужчину порадовать больше ничем не может, - ехидно хмыкнула на недоневесту-школьницу.

Кристиан Ларсен: Взметнул вверх брови, услышав объяснение Хелен. Нет, конечно, его фанатки и раньше придумывали всяческие небылицы, лишь бы привлечь его внимание, скорее, и являясь сами источником подобной чепухи для жёлтой прессы, но добраться до защищённого барьером Хогвартса, зная, что они не смогут пройти внутрь, и пытаться словесно убедить Хелен и его… Вот это упорство! Даже немного восхитился. Но тут же передумал, когда дамочки заговорили обе почти одновременно, а «невеста» ещё и еду начала выкладывать в каких-то совершенно невообразимых количествах. Пару секунд в шоке смотрел на этот парад супов и котлет, и спохватился, заметив, что его девушка уходит прочь. Сделал знак фанаткам подождать, и догнал девушку: - Хелен! Подожди, пожалуйста, здесь, хорошо? – обернулся назад, прикидывая, что расстояния должно хватить, чтобы она не услышала их разговор. Если, конечно, гостьи не начнут кричать. - Я всё улажу. Отбоя от них нет просто, даже здесь, - с улыбкой запустил руки в волосы, взлохмачивая. А потом шутливо спросил: - Ты же и правда не опоила меня Амортенцией, верно? Я скоро вернусь, - напоследок приобнял Хелен и легко поцеловал, а потом вернулся к барьеру. Перевёл взгляд с одной девушки на другую и решил, что брюнетка, чьё имя, конечно, тут же забыл, среди них более адекватна, хоть и пытается сдерживать свой восторг при виде него. Впрочем, а кто вообще его не испытывает? Обратился к ней: - Фан-клуб, это, конечно, очень здорово, но вам не стоит волноваться за меня. Спорт я оставил по… по другой причине, нежели Хелен. Её я встретил лишь после того, как устроился здесь на работу. Буду учить детишек летать на метле и играть в квиддич, тоже неплохо, да? – едва заметно опечалился после того, как эта брюнетка напомнила о больной теме и больной спине. - А Хелен… Она, конечно, очень привлекательна и в целом не дурна собой, но это лишь недолгое увлечение. Здесь, в Хогвартсе, туго с девушками, сами понимаете, одни дети, - немного понизил голос, пожимая плечами. Ещё раз бросил подозрительный взгляд в сторону блондинки, которая выставила на обозрение уже целый батальон кастрюлек, пиалок, салатниц и сковородок. - Девушка, уберите это, прошу вас. Я всё равно не смогу забрать, барьер непроницаем с обеих сторон, - немного слукавил в попытке отвертеться от этой странной особы. Конечно, уже знал, что ученики не могут проникнуть за барьер без разрешения директора, но на преподавателей это не распространялось, насколько помнил.

Хелен Форанэн: Крис все-таки ее догнал, как раз в тот момент, когда она уже отошла достаточно далеко от барьера. Но решила все-таки, что подождет того, как эта ситуация разрешится о чем и сказала: - Хорошо, я подожду. В любом случае, у тебя очень милый фан-клуб, который заботится о твоем благополучии. Иди уже, фанатки ждут. Улыбнулась, а когда Крис ее приобнял и поцеловал, тихо добавила: - Никакой Амортенции - все предельно честно. А вот твои фанатки похоже хотят ее на тебе испробовать. Чтобы отбить. Затем, проводив Кристиана взглядом, нашла себе ровный участок травы чуть вдалеке от дороги, растелила себе там покрывало и устроилась на нем, чтобы наблюдать за всем со стороны. Жалко только слышно ничего не было.

Джордан Гиббс: Цепким взглядом провела отошедших обратно к замку. Даже вытянула шею, пытаясь понять, о чем там секретничают Кристиан и эта «школьница». - Ты это видела! – бросила невесте. – Так и есть, она его опоила. Заулыбалась, когда Кристиан вернулся и заговорил с ней. Каким бы ни был невеселым повод для их встречи – все равно невозможно было не радоваться тому, что он стоит почти рядом и говорит с ней! - Но ведь в этой школе осталось всего пара десятков учеников, - сослалась на информацию из газет. – Ты не можешь тратить свой талант на них! Ты ведь мог бы тренировать лучшие юношеские сборные любой страны мира! Ты бы готовил будущих звезд. Конечно, они бы никогда не сравнились с тобой, но они могли бы вполне достойно выступать. А преподавать в Хогвартсе может любой, кто хоть мало-мальски умеет держаться на метле – вот здешний уровень. Скользнула по оставшейся ждать в стороне «школьнице» ревнивым взглядом. Привлекательная? Вздохнула. Не хотелось этого говорить, но раз он не понимает всей опасности… - Кри… Поперхнулась продолжением и с изумлением посмотрела на кастрюлю. Невеста совсем из ума выжила? Или она туда тоже что-то из зелий подмешала? - Не ешь! – предупреждающе вмешалась. – Это может навредить тебе! Вернулась к недосказанной мысли: - Кристиан, тебе может казаться, что это то, чего ты, действительно, сейчас хочешь. Но через время ты поймешь, что это все были чары, а ты уже упустил момент. Прости, но я не могу сказать – ок, понятно, оставайся тут один на один с этой… вампиршей. Я должна что-то сделать! Я должна помешать ей.

Алесандра Кастриль: Скептически посмотрела на мужчинку. - Ларсик, ты меня за недалекую что ли держишь? Как же вы оттуда выходите? Или скажешь, что внутри сидите? - сморщила носик, возмущенно разглядывая мужчину. - Бери давай кастрюлю. Она тяжеленная. У меня уже ручки отваливаются, - попрыгала с супчиком, едва не расплескав содержимое. На всякий случай похныкала и изобразила старадающе-несчастный вид. - И вообще, ты же меня знаешь, лучше взять, - самым из своих самых значительных взглядов прожгла квиддичиста. Дунула из-под носа на свалившуюся на лицо фату. - Лапусик, не тормози. У нас времени впритык. Надо быстренько порадовать твое хрупкое мужское здоровье. Вкусненьким, сытненьким, полезненьким и наваристым борщиком. Эта костлявая яичницу не пожарит! - бросила уничижающий хмык в спину удаляющейся школьнице. - Гости уже ждут. Пока доберемся, пока тебя в приличный вид приведем. Как можно было кукусика настолько запустить?! - обернулась к мальчику в зеленом свитере. - Не в обиду, твоя тетка тоже воспитана стадом диких глизеней, - переступила с ноги на ногу, поправляя соскальзывающую с кастрюли крышку.

Кристиан Ларсен: Тяжело вздохнул. Похоже, это именно этих двоих опоили какой-то гадостью, что они не понимают простейших вещей. Особенно эта... блондинистая невеста. - Может, но почему-то до сих пор не преподаёт. Хогвартс - лучшая школа магии во всём мире, по крайней мере, так говорят. И так было до всех эти политических местных разборок - я не вдавался в подробности, да и не хочу, если честно, - потёр шею, поглядывая по сторонам и думая, как бы сбежать отюсда. По идее, он мог бы просто развернуться и уйти - дамочки бы не прошли через барьер. Но это не значит, что они перестанут омрачать жизнь Хелен. Да и могут прислать какую-нибудь гадость вроде гноя бубонтюбера - совы проходят барьер спокойно, как успел понять. - Д... Ммм... - вновь забыв, как зовут брюнетку, замялся в попытке обращения к ней. - Я не хочу сейчас связывать свою жизнь как бы то ни было с большим спортом. Тебе не понять, - болезненно поморщился, да и спина, как чувствуя, что речь про неё, отозвалась ноющей болью - длительное стоячее положение не сказывалось на ней лучшим образом. - Закрытый от внешнего мира Хогвартс и мой брат рядом - то, что мне сейчас нужно, - понимал, что для пришедших фанаток эта фраза только больше подтверждала их мнение об околдованности и Амортенции, но пояснять истинную причину не хотел. Не им. Да уж, иногда в популярности был огромный минус. Но если он вернётся, что это даст ему? Видеть каждый день, как его ученики исполняют мечту всей его жизни, а самому стоять на земле и всматриваться в небо? Здесь, в Хогвартсе, не приходилось надеяться, что хотя бы кто-то из учеников, никогда не то что не игравших в квиддич, - на метле не летавших - достигнет хотя бы уровня юношеской сборной. Эгоистично? Может быть. А ещё со временем здесь о нём все забудут, и эта мысль доставляла одновременно и боль, и мрачное удовольствие мазохиста. - С чего ты решила, что должна что-то делать? – вновь обратился к брюнетке. – Что должна разбираться с чужой жизнью, лезть в личные делать другого человека? Я понимаю, ты председатель фан-клуба, и считаешь, что как-то ответственна за своего кумира, но поверь, я в состоянии сам разобраться со своими проблемами, - это прозвучало довольно грубо, поэтому в конце фразы улыбнулся одной из своих лучших улыбок, чтобы смягчить речь. С сомнением посмотрел на вторую дамочку, куда менее адекватную. Не стал произносить вслух, что именно за недалёкую её и держит. - Я и не думал это есть, - недоумённо поднял брови, отвечая первой девушке, но глядя на «невесту». - Выходим только по разрешению директора, и в крайних случаях. Он на время даёт возможность пройти, - продолжал вещать лапшу на уши дамочке. Впрочем, опять почти правда – ученики именно так и выходили наружу, как успел понять. - Поставь на землю, раз тяжеленная, - недовольно поморщился, не желая хоть как-то приближаться к дамочке. Она явно хотела выманить его на ту сторону, чтобы хвать! – и… Куда она там говорила? На свадьбу? На их свадьбу, какой кошмар. На прожигающий взгляд девицы ответил стойко, не отведя свой. И даже приподняв бровь: что она ему сделает, не имея возможности пройти сквозь барьер? - Она из Мунго сбежала, что ли? – шёпотом поинтересовался у первой.

Хелен Форанэн: Пока Крис там разбирался с двумя своими бывшими, которые явно хотели бы его за барьер перетащить и увезти с собой, спокойно сидела в отдалении и смотрела на все это безобразие. Жалко только то, что разговора она не слышала, но надеялась, что все спокойно и Ларсен скоро вернется целым и невредимым. Пока же, достала из сумки бутерброды и решила немного перекусить пока ждет.

Джордан Гиббс: Слушала любимца сотен фанатов и фанаток всего мира с выражением крайнего недоумения на лице. - Как это, с чего я решила? – обиженно переспросила. – Кристиан! Сдвинула брови к переносице. - Если все будут проходить мимо других с равнодушным видом, то кому нужен такой мир вообще? Я же не какая-то эгоистка, которая может думать только о себе! Впрочем, понимающе кивнула. - Ты не думай. Я все понимаю. Ты не хочешь помощи от девчонки. Но… извини, но это глупо! Попросту глупо! Можешь сколько угодно думать, что я лезу не в свое дело, но я не отступлю. Бросила взгляд на «школьницу», которая с уверенным видом принялась что-то есть. Сразу видно – ни на грамм не сомневается, что Кристиан у нее в кармане! Нет, здесь так просто ничего сделать не выйдет. - Кристиан. Я не уйду, - сказала решительно. – Пока я не знаю, как помочь тебе, но знай – я буду тут. Если что – ты не один. Отступила на шаг, и потянула Браби за руку чуть в сторону. - Давай это сюда пока! – забрала у «невесты» ее суп или что там было. Поставила на землю. - Слушай, - зашептала, склонившись к уху девицы. – Тут без вариантов – Амортенция. Мы до него не достучимся. Нам нужен план. И нам нужны люди. Если понадобится – мы возьмем Хогвартс в осаду. Я напишу своим. Человек сто, я думаю, собрать получится. Мы разобьем здесь лагерь, придумаем, как выманить эту Форанен, и призовем ее к ответу.

Алесандра Кастриль: Послушно отдала мальчику кастрюлю с борщом. Может, он кушать хочет. Вон, какой тощенький. Внимательно выслушала его план, кивая в особенно трагических местах. - Да. Я тебя поняла, - вернулась назад. Бросила осуждающий взгляд на Ларсика. Собрала все свои вещи в редикюльчик и вернулась к зеленому свитеру. Взяла его под ручку. - Пошли. Тут делать все равно нечего. Эта "школьница", - максимально ядовито процедила обозначение юной зельевраки. - Однозначно держит его на амортенции. А вот идея со штурмом мне нравится, - потянула заговорщика с собой по дороге от Школы. Прощаться и оборачиваться не стала. Какой смысл разговаривать с одурманенным пусиком и злобной ведьмой в ужасной блузке?

Кристиан Ларсен: - Я не… - мотнул головой, взывая ко всем квиддичным богам, чтобы эти две мадамы наконец-то его поняли. - То, что ты девчо… девушка, совершенно не при чём! Мне. Просто. Не. Нужна. Помощь, - как можно более членораздельно – вдруг до неё туго доходит? – произнёс с интонацией, с которой обращаются к умственно отсталым: нарочито спокойной и снисходительной. Но и это не помогло. Впрочем, не помогло ли? Усмехнулся, глядя, как эти двое составляют великий план завоевания. По словам дира Снейпа, барьер надёжно защищал замок от проникновения приспешников главного местного злодея. Неужели девицы думают, что у них получится пробиться? Помахал ручкой дамам, по привычке лучезарно улыбнувшись, покачал головой и, развернувшись, спокойно пошёл к Хелен, улыбаясь и разводя руками, как бы говоря: «я же говорил, что всё улажу, детка». - Ну вот, страшные коварные тётки прогнаны прочь великим и могучим Кристианом Ларсеном, - дурачливо отвесил поклон девушке, подмигивая. - О, бутерброд! – заметил еду и нагло умыкнул один, откусывая сразу половину. Разговор с дамами потрепал немало нервов.

Хелен Форанэн: Похоже, что Крис все уладил с дамами, так как заметила, что те постепенно удалились, а он спокойно отправился назад. Однако, не была уверенна, что это навсегда. Было похоже, что девушки были настроены серьезно. И вполне могли доставить определенные неприятности, как ей, так и всему Хогвартсу в целом. Улыбнулась парню и проговорила, сквозь смех: - О, великий и могучий Кристиан Ларсен, спасибо тебе за мое спасение из лап коварных твоих фанаток. Увидела, что Крис спокойно взял бутерброд и съел его, затем добавила: - А вдруг там была Амортенция подмешана? Твои же фанатки слепо верят в то, что я коварный зельевар.

Кристиан Ларсен: Снисходительно улыбнулся, легко нажав указательным пальцем на нос Хелен: - Амортенция, которую ешь и ты? – вопросительно кивнул на недоеденный бутерброд в руках девушки. - И вообще, не вижу никаких причин верить им. И не верю, - пожал плечами. На неверие были свои причины. Внезапно посерьёзнел, вспоминая заговорщицкий вид дамочек: - Хелен, будь осторожнее. Не знаю, что задумали эти… «фанатки», - пренебрежительно бросил, - но они явно точат на тебя зуб. Не поддавайся на провокации. Сейчас их удерживает лишь барьер, но за его пределами… Я не смогу помочь тебе, если меня не будет рядом, - с озабоченным тоном внимательно посмотрел в глаза Хелен

Хелен Форанэн: Пожала плечами и проговорила: - А кто сказал, что она во всех бутербродах? Это рулетка. Угадаешь - съешь нормальное, не угадаешь - влюбишься. Откусила половину своего бутерброда, а затем, прожевав, продолжила: - Я буду осторожна. Вообще, я всегда осторожна. У меня есть допуск за барьер, но к твоим больно-помешанным фанаткам я выходить не собираюсь. Это точно. Так что можешь не беспокоится за меня. Я больше переживаю за тебя... Внимательно посмотрела на парня. - Как эти маньячки еще тебя не растерзали и своими супами не закормили? Ты хоть знаешь, кто они?

Кристиан Ларсен: Скептически окинул взглядом горку одинаковых бутербродов. И он поверит, что Хелен запомнила, в какой именно запихала воображаемое зелье? - А не угадаешь ты - влюбишься сама в себя? Нарциссизм даму не красит, - хитро улыбнулся и, наконец-то присев рядом и лишь усилием воли облегчённо не крякнув, притянул к себе девушку за талию. - И вообще, кто сказал, что я уже не влюблён? - мырлыкнул в волосы Хелен. - Насколько я помню, Амортенция в таких случаях не работает... Вздохнул, разворачивая голову прямо и смотря в сторону барьера. - Ох, Хелен, я и сам порой задаюсь этим вопросом! - усмехнулся. - Этих? Вообще первый раз в жизни вижу, - ошарашенно покачал головой.

Хелен Форанэн: Хитро улыбнулась в ответ и проговорила: - И такое возможно, только вот Амортенция не работает, если человек уже влюблен. Хотя, честно, в подробности с этим зельем не вдавалась. Из меня совсем плохой зельевар. Улыбнулась. Вся ситуация была безумно милой. И даже никуда уходить не хотелось. - По разговору было понятно, что эти дамочки довольно много о тебе знают. И у меня закралось подозрение, что они-то в зельях много чего понимают. Вдруг они на тебе их использовали и поэтому ты их не помнишь?

Кристиан Ларсен: Ну вот, Хелен подтвердила его слова насчёт Амортенции. Рассмеялся, откинув голову: - Ой, да что они там понимают! У таких, как они, одна Амортенция и на уме. Ооо, о ней они знают «многое», - показал пальцами кавычки, для чего пришлось убрать руку с талии девушки. - Ну да, они знают обо мне достаточно. Я же знаменитость, забыла? Вон у той, невзрачненькой, вообще фан-клуб. В чём они мастера, так это в поиске информации и раздувании сенсации из ничего. Я не жалуюсь, но порой информация обрастает такими слухами, что становится недостоверной. Например, я просто ненавижу черничный морс, - намекнул на одно из угощений «невесты».

Хелен Форанэн: - Похоже, что идея-фикс с Амортенцией набирает популярность в ваших краях. Потому что даже твои фанатки считают, что мне без нее тебя не удержать. Улыбнулась Крису, а затем добавила: - Я в курсе, что ты знаменитость. Но вот сама становиться знаменитостью не хочу. Честно. Вот до сих пор теряюсь в догадках, как информация обо мне просочилась в магическую прессу. Да и еще приобрела подобный оборот. Немножко загрустила. Просто ситуация была странная. А отбиваться от гневных писем и тел фанаток великого и могучего Ларсена не улыбалось. Но взяла себя в руки и проговорила: - Я все равно думаю, что у нас все хорошо будет. Кто-то, кстати, обещал научить меня летать.

Кристиан Ларсен: Покачал головой, задумчиво глядя перед собой. - Брось, им просто нужен хоть малейший намёк, даже такой выдуманный, на то, что у них есть шанс. Ну ты понимаешь, со мной. Желающих много, а я не резиновый, - хохотнул. - Вот и выдумывают разные небылицы, лишь бы убедить меня – и себя, в первую очередь, – что если они спасут «бедного Ларсика» из лап коварной Хелен, - картинно нахмурил брови, пародируя недавних дамочек, - то непременно смогут заграбастать меня себе. Но меня не привлекает навязчивость, - улыбнулся девушке, которая довольно долго воротила от него нос. Почесал уже свой нос, задумавшись. И правда, как из закрытого от внешнего мира Хогвартса просочилась информация во внешний мир? - Ну тут несколько вариантов. Либо в вашу прекрасную школу, оплот защиты и добра, просочился шпион, например, в анимагической форме, либо кто-то изнутри сливает информацию в мир. Ну или же ты сама решила так прославиться, - шутливо подмигнул Хелен. Некоторые его фанатки-пассии готовы были распространять о себе же различные сплетни, лишь бы о них говорили повсеместно. А потом так же утверждали, что «нет-нет, мы не хотим известности!». Так что пока не знал, верить или нет Хелен в этих словах. - Обещал. А ты всё ещё хочешь? - скосив коварный взгляд, переспросил девушку. - Можем пойти хоть сейчас.

Хелен Форанэн: - Я их, если честно, не совсем понимаю. Зачем пытаться навязываться к человеку, которого они никак не привлекают? Честно, никогда не была фанаткой кого-либо. Я не люблю навязывать свою компанию другим людям. Задумалась о смысле бытия тех оголтелых фанаток, одна из которых, похоже сбежала с собственной свадьбы. Выслушала тираду по поводу проникновения и добавила, хитро улыбнувшись: - Либо Кристиан Ларсен сам проботался в надежде избавиться от своей новой пассии. Фанатки разорвут и не надо будет раставаться. Это тоже пиар, кстати. Поднялась с покрывала и продолжила: - Если бы не хотела, то предложение бы не озвучивала. Главное, чтобы ты против не был.

Эвелин Палмер: Следом за мужчиной пошла к барьеру. По пути позвала эльфа и отдала ему этюдник с халатом. Вот теперь похожа на нормального человека. -Попросила,- поправила,- Требовать я у него ничего не могу. Качнула головой. -А вот экскурсию не обещаю. Я в Хогсмиде в последний раз была... Даже не помню, когда. Притормозила на половине пути. -Кажется, там твой брат,- кивнула в сторону второго Ларсена.

Рудольф Ларсен: Неторопливо идя по дороге, вспоминал, как шел сюда вроде как совсем недавно, но в другую сторону. А ведь сколько воды утекло с тех пор. - Попросить, потребовать... Что той разницы, главное - результат. Хмыкнул в очередной раз. - Тогда экскурсию до магазина с нужными для художеств товарами? Или он тоже не в Хогсмиде? Остановился следом за Палмер. - Крис. С ученицей. Скривился. Отношения с малолетними - вот только решения этих проблем ему не хватало. Пробормотал. - Надеюсь, она хотя бы чистокровная... Махнул рукой, предлагая спутнице идти дальше. - Иного пути у нас все равно нет, не идти же по лесу в обход? Остановился в паре метров от парочки. - Кристиан. Мисс.

Эвелин Палмер: Улыбнулась. -Он не в Хогсмиде. Но, думаю, там тоже есть что-то подобное. Кажется, будем импровизировать... Чуть прищурилась, глядя в сторону пары. И правда, ученица. Хоть старшекурсница. Кивнула, соглашаясь. Пожалуй, хватит на сегодня прогулок по лесу. Двинулась к барьеру. Сцепила перед собой руки в замок. По мере приближения к Ларсену и девушке становилось все более некомфортно. Представляла, что можно подумать. Сама ведь подумала то же самое. Неслышно вздохнула. Остановилась рядом с Рудольфом. -Мисс Форанэн, мистер Ларсен,- приветливо улыбнулась.

Кристиан Ларсен: Рассеянно пожал плечами: - Что ж, не все такие... понимающие, как ты. Некоторые готовы на всё, чтобы заполучить в свои лапы такого красавчика, как я, - шутливо подмигнул Хелен. А потом уставился на девушку, нахмурившись, пытаясь понять, серьёзно ли это она. Кажется, нет. А то уже начал было думать, что эта девушка - исключение из всех его бывших. Умная, то есть. Ан нет, вон какие бредовые мысли в голову приходят, чисто по-женские такие "логичные". - Надеюсь, это шутка? - грациозно изогнул одну бровь в вопросе. Впрочем, успел уже понять, что у этой особы в каждой шутке есть доля правды, зачастую - весьма значительная. А вот Хелен явно не успела понять его... Впрочем, ничего нового. - Хелен, я пока ещё не настолько опустился, чтобы рекламировать себя столь... дешёвыми трюками в стиле жёлтой прессы. Она сама ещё вполне себе неплохо справляется, - лучезарно улыбнулся девушке. Обернулся, предположительно, в сторону поля, где их ждала парочка не совсем хорошего качества - Руди тогда сказал, что совсем отвратного - мётел. Для учёбы сгодится. Главное, снова не попасться на глаза братику. Впрочем, с неопытной ученицей и не получится полихачить. - Что ж, тогда вперёд! - подскочил с земли так лихо, что забытая было спина отозвалась внезапной и резкой болью. Нагнулся над землёй, присогнув колени, облегчая таким образом боль и одновременно пряча лицо, которое на этот раз не смогло сдержать гримасу. Делая вид, что отряхивает белые брюки. Действительно, ведь они могли испачкаться, пока они с Хелен сидели! Когда немного отпустило, через пару секунд выпрямился как ни в чём не бывало, с улыбкой протягивая Хелен руку и помогая той встать. Пока та собирала разложенный скарб, огляделся. А вот и братик, только чёрта помяни... С сомнением посмотрел на Хелен: как пить дать, проговорится, куда они собрались. И новых оправданий не избежать, и тогда уж точно придётся объяснять девушке, почему вдруг его родной брат запрещает ему летать на метле. Это конечно, если Руди сам не скажет сейчас. О, мерлиновы подштанники, а братик-то не один! Прищурившись, вгляделся в лицо дамочки. Ничего так, но её возраст явно уже давал о себе знать. Руди любит постарше? - Приветствую, мисс... Палмер, кажется? Мы так и не были представлены друг другу. Кристиан Ларсен, брат вашего... спутника, - улыбнулся приветливо даме и перевёл хитрый взгляд на братика, как бы говоря: "Ну ты, бать, герой-любовник!". Несмотря на возраст, женщина выглядела весьма привлекательно. И в другой ситуации - не будь рядом Хелен, да и брата, который, похоже, решил в кои то веки наладить личную жизнь, сказал бы куда больше. В конце концов, если то, о чём он подумал, - правда, то Руди делает успехи. И как не пожелать ему счастья и удачи в такой ситуации? - Решил выбраться подышать свежим воздухом? - нейтрально поинтересовался у братика. И снова, если бы не дамы, счёл бы возможным спросить куда больше. Кажется, они не виделись сто лет. Надо же, как можно потерять друг друга в этом замке! Впрочем, сейчас даже был рад тому, что Руди был с дамой. Может, он не будет заострять внимание на вопросах, куда это Крис намылился, давно ли он принимал лекарство, не болит ли спина... "Ох, надеюсь, он не заметил недавний спектакль".

Хелен Форанэн: Посмотрела на Криса и проговорила: - Может и шутка, а может и нет. Я же еще тебя не особо знаю. Я, конечно, верю, что ты никогда бы не стал хвалиться новыми отношениями желтой магической прессе. Но все равно, надо бы выяснить, кто и как это сделал. Ибо это не первые твои фанатки, которые придут по мою душу. Улыбнулась. И тут на фоне всего стресса добавился еще один пункт в виде брата Криса и...преподавательницы рисования, что очень странно. Она же вроде говорила обращаться к ней миссис Палмер. Это что? Роман на стороне? Вздохнула и проговорила: - Здравствуйте, профессор Ларсен, леди Палмер. Решила подождать, чем же разрешится встреча двух братьев. Было очень интересно посмотреть на их взаимоотношения.

Рудольф Ларсен: Да, точно. Форанэн. Не заостряя на этом внимания, кинул быстрый извиняющийся взгляд на свою спутницу - придется им чуть повременить с Хогсмидом. - Рад тебя видеть, Крис. Шагнул ближе, притягивая братика к себе за плечи и похлопывая по спине. Отстранился и вдруг надавил пальцами на позвонки в области поясницы, практически зная, что сейчас увидит на лице Криса. И знание это не радовало. - Я? Да, в замке сидеть как-то все грустнее и грустнее, а тут у меня еще и компания замечательная появилась. Отодвинулся и долго посмотрел на Форанэн. - Как и у тебя, я погляжу. Чем занимаетесь? Еле смог смягчить последние слова, чтобы они не звучали угрозой. Крис, очередная пассия, прогулки на свежем воздухе... Где-то здесь не хватает только метлы.

Эвелин Палмер: Кивнула второму Ларсену. -Да. Эвелин Палмер,- представилась полностью,- Преподавательница Магии Рисунка. Улыбнулась на полное представление мужчины. -Я догадалась,-намекнула на немалое сходство во внешности, а затем добавила,- Рада знакомству. Ответила Рудольфу понимающим взглядом и одним лишь морганием выразила одобрение такой остановки. Решила немного понаблюдать за встречей двух Ларсенов. Первое, что бросилось в глаза, были странные объятия. Предположила, что это может быть внеплановым осмотром, но не поняла, почему это происходило здесь и сейчас, а не раньше или позже в здании школы. Чуть нахмурилась, склоняя голову. Как бы это все не затянулось...

Кристиан Ларсен: - Мы это выясним, обязательно. Я никому не позволю причинять тебе беспокойство или нанести вред, - со всей уверенностью в голосе тихо ответил Хелен, убеждая её, что всё будет хорошо. Быть девушкой знаменитости всегда сложно, но раньше его пассий это не смущало: наоборот, все стремились выставить их отношения напоказ, поэтому в этот раз было… непривычно. Ответил на объятия подошедшего брата, не ожидая подвоха. А он не заставил себя ждать: резкая боль стрельнула в месте травмы, распространившись, словно разряд молнии, по всей нервной системе. Целители предупреждали о таких реакциях, но то, что это сделает родной брат… Сцепив зубы, превращая лицо в каменную маску, не дал Руди отстраниться, схватив его за плечи сильнее необходимого и притягивая обратно, одновременно шепча на ухо: - Я смотрю, мой брат – садист? – впрочем, звучало это почти беззлобно – злился разве что на то, что «осмотр» произошёл слишком неожиданно, да ещё и в присутствии Хелен. Ну и боль не добавляла хорошего настроения. Мало было ему резко встать! - Да вот, ведём светские беседы, гуляем… Как и вы, - отвесил небольшой поклон леди Палмер, отпустив, наконец, брата. Оглянулся за спину, на барьер, где только что пытался уладить всё мирным путём. Кажется, парочка в лице братика и его спутницы направлялись туда? - Идёте в Хогсмид прогуляться? – ох уж эти светские беседы! Поскорее бы покончить с этим и пойти исполнить задуманное.

Хелен Форанэн: Внезапно почувствовала себя крайне неуютно в присутствующей компании. Все-таки, не нужно было затевать всю эту авантюру с предстоящим походом на летное поле. Ведь уже не один раз видела, как Крису было больно. Причины она не знала. Но даже в сегодняшних его резких объятиях с братом тоже было нечто странное. А учитывая ее собственную уникальную способность замечать мелочи, можно было сделать вывод, что старший брат случись что с младшим, будет винить во всем ее. И вообще, похоже, что братьям было уютно в компании друг друга, а они с Палмер здесь были явно лишними. Поэтому решила, что сейчас попрощается и пойдет своей дорогой. Так хотя бы Криса от еще больших травм сбережет. Ведь это была ее идея пойти на летное поле. Сейчас эта идея казалась весьма сомнительной. Мало ли что может произойти. Пока же просто стояла и молча ждала, когда обнимашки братиков закончатся.

Рудольф Ларсен: Успел коротко и тихо, но весьма разборчиво ответить Крису. - Ну коль ты у нас мазохист... И дальше просто молча стоял, утвердившись в своих подозрениях. Молчание дам... дамы и подростка напрягало. Даже слишком. - Идем. Надо же пользоваться правом выхода из замка, да и в Хогсмиде я толком не был, равно как и Эвелин. Добавил настойчиво. - Я жду тебя петлей в комнатах. Пообщаться по-братски. Кратко кивнул Форанэн и максимально галантно предложил Палмер согнутую в локте руку - в попытке исправить такую вот внезапную задержку на пути. - Пойдем дальше?

Эвелин Палмер: Едва заметно качнула головой, замечая перемены в лице Кристиана. Рудольф же знает, что больно. Неужели это было нужно? Глянула на студентку, которая тоже ожидала окончания столь неожиданной встречи двух братьев. И вот Ларсены отстранились друг от друга. Все, можно идти дальше? В ответ на поклон Кристиана улыбнулась одними краешками губ. Посмотрела на говорящего Рудольфа. Хотела его исправить, но передумала. Называют по имени, почему нет? Улыбнулась, склоняя голову в смущении, но под руку мужчину взяла, выражая таким образом согласие пойти дальше.

Кристиан Ларсен: - Что ж, удачной прогулки, - криво улыбнулся. Впрочем, улыбкой это можно было назвать, только имея огромное воображение. Предстоящий разговор в комнатах не сулил ничего хорошего, но если он там не появится, то Руди его из под земли найдёт и башку открутит. Хотя не факт, что не открутит в комнатах. настроение, поднятое было более-менее улаженными проблемами с фанатками, растаяло на глазах. Проводил взглядом удалявшуюся парочку, вздыхая. Вот уж у этой Эвелин нет проблем ни с её кавалером, ни с его злобным братом! Иногда хотелось просто плюнуть на всё это: на спину, на те проблемы с семьёй, карьерой, женщинами, которые она за собой влечёт. Вернуться домой, в Нуавинд, лечь в постель и не вставать больше никогда. Руди будет просто счастлив. Тряхнул головой, смахивая волосы с лица. Нашёл время впадать в уныние! Хелен, даже если полная дура, уже наверняка что-то подозревает. Чёртова травма! - Пошли, - наверное, не слишком доброжелательно получилось. Но после разговора с братиком как-то было не до доброжелательного тона. Направился в сторону лётного поля, надеясь, что к тому времени, как они дойдут, настроение хотя бы немного улучшится. С петлёй пока повременил - хотелось оттягивать неприятный момент так долго, как это возможно.

Рудольф Ларсен: Пока не отошли на значительное расстояние, молчал, сжимая и разжимая кулак свободной руки. Когда успокоился достаточно, чтобы действовать не на эмоциях, сосредоточился, кидая временную петлю для встречи с братиком. Сказал тоном, который не предполагал дальнейших обсуждений. - Прости за эту сцену. Семейные вопросы. И продолжил куда мягче. - Зато мы наконец-то на верном пути и вновь идем навстречу потенциальным приключениям. Хмыкнул сам же. - Риск выбрать невкусное мороженое или не самый горячий чай, например. Чуть ускоряя шаг, спросил. - Вот любопытно, а будет ли барьер как-то ощущаться? В тот раз я проходил в присутствии директора Снейпа, а сейчас-то его рядом нет.

Эвелин Палмер: Пока шли молча, прогоняла в голове последние минут двадцать, в надежде вспомнить, что хотела спросить. -Не стоит переживать,- отозвалась, кладя свободную руку на предплечье мужчины, пытаясь таким образом успокоить. Посмотрела на Ларсена. -Потенциальные приключения – звучит интересно,- тут же рассмеялась,- Это сейчас было серьезно? Убрала одну руку с руки Ларсена. Идти так сейчас было не очень удобно и казалось, что прогулка приобретает не совсем тот характер. -Мне почему-то кажется, что барьер мы не почувствуем. Наконец, вспомнила, что хотела спросить. Вот только не поняла, какая мысль сейчас на это натолкнула. -Я спросить хотела,- начала, думая о том, стоит ли возвращаться к этой теме или нет,- Ты говорил про чистоту крови. Для вашей семьи это важно?

Рудольф Ларсен: Легко позволил Палмер отойти чуть в сторону. В конце концов, это было больше для позлить брата, а идти ему нравилось свободно и в своем темпе. - Про приключения-то? Совершенно серьезно. Новое место, новые впечатления. Это всегда уже приключения. Когда они все же миновали то место, где должен был быть барьер, судя по его воспоминаниям, то вздохнул с облегчением. - Да, ты права. Лично у меня - никаких ощущений. Надолго замолчал, решая, стоит ли углубляться в личные темы. Но все же ответил. - У нас на родине наш род гордится чистотой крови. После еще одной паузы продолжил. - Мы с братом... относимся к этому вопросу мягче, но всегда уважали и будем уважать мнение и волю старших рода.

Лёринц Месарош: Выйти из замка незаметно для всех оказалось даже слишком легко. Не сказать, чтобы его это волновало, но понимание, что таким его видеть никому нельзя, особенно после реакции мисс Морган, было вполне четким. Плотнее запахнул мантию, вдыхая свежий воздух и практически сразу сворачивая вглубь леса. встречаться с кем-то у барьера ему не хотелось совершенно. Голова даже немного прояснилась. И в этой самой голове мысли были не самого милого характера. Что ему делать? Терпеть - это он и так знал. Но... Не вышло. Куда проще было принимать зелье. Идти к Снейпу? Новый виток мыслей, стоило впомнить про Снейпа, был еще более неприятным. Идти к нему не просто не хотелось. Снейп вызывал желание оказаться как можно дальше со своим отношением к детям, к Дженни, к замку, к решению проблем... Это было неправильно. А прятать голову в песок он и сам мог прекрасно. И именно поэтому не хотел это видеть в человеке, который... начальник. Руководитель. Да какой из него руководитель? Голова, оказавшись в тумане желания снять ломку, отказывалась видеть серое между черным и белом. А сопротивляться тому, что Снейп, Хогвартс, вся его жизнь - все оказывалось на черной стороне - не хотелось. Не получалось. И стремление к барьеру приобрело вполне себе четкое направление. Дошел до края барьера, прошел через него - теоретически, никаких ощущений он не испытывал. Прошел еще минуты две, прежде чем засунуть руку во внутренний карман сюртука и сжать портключ, активируя его.

Альбус Дамблдор: Покинул Школу, не привлекая лишнего внимания. Прогулочным шагом, напевая под нос, направился к Барьеру. Заблаговременно отправил патронус, приглашая весьма полезную даму на короткую встречу. День предстоял насыщенный. Приблизившись к Барьеру, достал волшебную палочку и проверил состояние разделяющей черты. Неодобрительно покачал головой. Пару минут поразмышлял и прошел сквозь Барьер. Оказавшись снаружи, аппарировал в Дублин.

Рудольф Ларсен: Дорога до барьера оказалась куда быстрее дороги в Хогсмид. То ли возвращение в условный дом, то ли просто знакомый путь - кто знает. - Регулярных прогулках и регулярных тренировках. За неимением второго - хотя бы первое. А что касается знакомства с предметом... Почувствовал, что Палмер все сильнее и сильнее сжимает его руку, но ничего не стал предпринимать. Происходящее в женской душе - потемки, может, она настолько не хочет возвращаться в замок? В этом он ее прекрасно понимал. - Сейчас уже слишком поздно, но я буду рад с тобой встретиться на поле и позаниматься в любой другой день. Лишь бы в светлое время суток, летать в темноте - то еще удовольствие. Пересек предполагаемое место барьера, опять присвистнув. - И все же странная магия. Так защищает и так неощутима.

Эвелин Палмер: Оказалась вместе с Ларсеном у барьера. Да, именно оказалась, потому что думала, что дорога к замку будет чуть дольше. Чуть опустила голову, взглянула на свои руки. Тут же ослабила хватку, понимая, что, наверное, не очень приятно чувствовать, как кто-то сжимает твое предплечье. Легко улыбнулась на слова Ларсена. -Хорошо. Скажи мне, снег хоть сколько-нибудь смягчает падение? Полеты полетами, а как же... -А что насчёт встреч без метлы?- поинтересовалась, наконец, подняв на Ларсена взгляд. Улыбнулась шире. -Мне интересно, как эта магия действует на нежеланных гостей и студентов без доступа за барьер.

Рудольф Ларсен: Кивнул вполне серьезно. - Смягчает. Но вообще для начинающих есть специальные метлы. Которые не поднимаются высоко и не будут опасны. Заинтересованно поглядел на Палмер, что-то решая для себя. - Я буду рад и встречам без метлы. Ты интересный собеседник и приятный в общении человек. Мне понравилась наша сегодняшняя прогулка. Коротко улыбнулся в ответ и пожал плечами. - Будто в стену упираешься. Невидимую и очень плотную. Не из приятных ощущений, мозг бунтует. Неспеша пошел дальше в сторону замка.

Эвелин Палмер: Легко улыбнулась. -Хорошо, буду иметь в виду. Глядя на Ларсена, поймала себя на мысли, что смотрит на него, кажется, так же, как на спящего Палмера раннее. Да нет, не может быть. Или... Не хотела завершать и без того понятную для себя мысль, поэтому мгновенно переключилась на слова Рудольфа. Опустила голову в смущении, поправляя волосы. -Приятно слышать,- снова улыбнулась,- Мне тоже понравилась прогулка. Даже очень... Удивленно глянула на своего спутника.В глазах читался вопрос:"Серьезно?", но задала совсем другой: -Проверял?

Рудольф Ларсен: Отогнал от себя мысль, что официантка в том кабаке отчасти права. Вместо этого удивленно посмотрел на Палмер. - Я тут директора Снейпа ждал, когда впервые попал. Ну и не смог не попробовать на зуб, как говорится, что это за зверь такой - барьер. Попробовал. Мозг так и не понял, почему ничего нет, а стена вроде как и есть. Остановился у последнего поворота к замку. - Ну что, решим уже завтра, когда и зачем встретимся? Можно после занятий, например.

Эвелин Палмер: Усмехнулась, качая головой. -Все нужно опробовать на себе? А я вот... Не рискнула. И хорошо, видимо. Эффект быстро прошел? Кивнула на вопрос мужчины, уходя с ним в сторону входа в замок. -Да, Это хорошая идея.

Виллем Брентон: Аппарировал вместе с дочерью. Огляделся по сторонам. Меньше всего сейчас хотелось наткнуться на какой-нибудь аврорский патруль. Однако, похоже, авроры в такую погоду предпочитали другие занятия. - Ступай. Пришлешь вечером сову, - отпустил руку Дженни. Посмотрел на дочь сверху вниз. - Иди, - поторопил, обеспокоенно хмурясь. Подождал, пока Дженни пересечет границу защитного купола, чтобы оказаться на территории Хогвартса, и аппарировал прочь.

Дженни Брентон: Открыла глаза и увидела знакомую дорогу к школе. Украдкой глянула на отца. Ничего ведь не произошло… Но в то же время что-то случилось. Нерешительно переступила с ноги на ногу. Сову? Зачем сову? Что она должна написать? Ничего ведь не должно случиться к тому моменту, кроме того, что она будет уже в школе. Не писать же об этом! Разве ему это вообще может быть нужно или важно? - Да, - не рискнула ничего уточнять. Сделала шаг к Хогвартсу и остановилась. Что-то ведь происходило. Обернулась, и ее тут же поторопили. Сделала еще пару шагов и у самой границы купола оглянулась. Отец аппарировал.

Грегори Гафт: Неспешной походкой перся в сторону школы. Возвращаться не хотелось. Но надо. Но в любом случае. Дать себе небольшую отсрочку – хотелось. Голову давило, сопровождал какой-то едкий аромат цветника, который явно впитался в мантию и напоминал сквозь пронизывающую муть в голове о том, какой урок жизни устроил ему вчера вечером и сегодня ночью лорд Малфой. Думать ни о чем не хотелось. Ибо так просто, за короткий промежуток времени все принципы, которые считал своей основой – растворились, не выдержав очень сложного, но важного испытания. Снял с плеча чей-то длинный волос. Задумчиво на него посмотрел. Чей он был – припоминал смутно. Но записка, занявшая теперь почетное место в нагрудном кармане ощущалась. И служила вещественным доказательством его взросления. Не такого, о каком он мечтал, но случившегося и ставшего теперь частью его. Но дурацкая улыбка, возникшая на его лице, как-то предательски выдавала отсутствие полного раскаяния от случившегося. Прекрасные лица, прекрасные глаза… Мерлин. Даже сквозь головную боль от первого в его жизни похмелья эти глаза теперь долго не дадут покоя. Нужно куда-то спрятаться. Переварить. Пережить. Почитать записку, надушенную духами прекрасной представительницы цветника. И может быть даже начать переписку… Прикрыл глаза, останавливаясь и помогая тем самым себе сосредоточится и обдумать основы. Да, несомненно. Надо бежать…Но куда? Хорошо, что в рюкзаке есть презент от лорда Малфоя. Бутылка…да. Теперь в полной мере осознал, что не зря выпивка придумана человечеством для разбавления концентрированных и давящих мыслей. - О… Выдохнул, резко обнаруживая, что он уже совсем близко от барьера. И нескольких шагах от него до боли знакомый силуэт. Мотнул головой, концентрируя взгляд. - Брентон. Ты что тут делаешь? Выдал как-то прям на одном дыхании и с некоторым не совсем здорово спрятанным смущением – что таки кого-то из знакомых встретил так быстро и без подготовки.

Дженни Брентон: Заметила чей-то приближающийся силуэт. С минуту смотрела на него расфокусированным взглядом, не зная, то ли перешагнуть купол поскорей, то ли дождаться, когда человек приблизится достаточно, чтобы узнать его. Сунула руки в карманы, продолжая не двигаться. Все происходящее казалось каким-то неважным и несущественным. Кто бы не шел сейчас к Хогвартсу... Лучше, пожалуй, было бы вообще остаться незамеченной. Успела прикинуть план, как скрыться в ближайшем ельнике и там уже воспользоваться чарами невидимости, но передумала, узнав в приближающемся Гафта. - Гафт, - выдохнула негромко и удивленно. Похлопала глазами. От друга как-то странно пахло. Костром - не костром.... Каким-то дымом? Чем-то горьким. И одновременно цветами - как будто слизеринец вступил в лужу духов. Поморщила нос. - Я... дома была, - объяснила. - В Хогвартс иду. Ты... ты тоже? Оглянулась на дорогу к замку, мысленно прощаясь с надеждой пройти этот путь наедине со своими мыслями.

Грегори Гафт: - Брентон. Повторил имя подруги, чуть хмурясь, что, таки, кто-то его сейчас видит. - Так ты же…это… Махнул в сторону замка: - Ты ж вчера туда ушла. Почесал затылок: - А ты вот здесь… Кивнул: - А…дома. Дома – это хорошо. Вяло поинтересовался: - Как здоровье твоего батюшки? Чуть отошел в сторону от дороги и прислонился к столбику. Скрестил руки на груди, пытаясь сосредоточится. - Что-то не хочется в школу, - честно признался. Вздохнул, искренне желая сейчас приложить ко лбу мешок льда: - Пойдем прогуляемся? – предложил, - час больше, час меньше…я не думаю, что кто-нибудь заметит наше отсутствие еще некоторое время. Вспомнил: - У меня ж в рюкзаке пленка, которую надо прослушать. Мало ли что там...в любом случае, это лучше сделать до того, как мы вернемся.

Дженни Брентон: Глянула куда-то в сторону. - Хорошо. Спасибо, хорошо. Озадаченно посмотрела на друга. Не хочется в школу? Где он вообще был? - А... - растерялась, опасаясь, что прогуляться слизеринец захочет куда-нибудь в сторону жилой части Хогсмида. Переступила с ноги на ногу. - Гафт, давай... Не договорила, вспомнив о находке. - Д-да, - не очень уверенно согласилась. - Только давай не в Хогсмид, а? Пойдем к станции? С тех пор, как отменили поезд, там никого не бывает.

Грегори Гафт: Охотно согласился: - Да, отлично. Даже немного обрадовался. Что может быть лучше сейчас какого-то тихого места? Ибо некоторые опасения, что в Хогсмиде его могут узнать...или он встретит кого-нибудь из вчерашних новых знакомых...Безусловно, огласки сейчас боялся больше всего. И желание скрыть произошедшее было в разы крепче, нежели хотение полакомиться мороженым. Или вдруг они снова столкнуться с лордом Малфоем? Повторить подвиги так скоро, пожалуй, было выше его сил. Даже немного замутило от этих мыслей: желудок ответил явной солидарностью со своим хозяином. - Пойдем? Оторвался от столба с указателем. И сделал несколько шагов в противоположную от барьера сторону. И ощутил, что имеет нужду поделиться хотя бы половинчатой правдой. - Я виделся с лордом Малфоем. Он отказался давать пока что согласие на нашу помолвку с Элис. Мерлин, а так хотелось во всех смыслах торжественно встретить Рождество. С важным шагом и все такое, - вздохнул с несколько наигранным сокрушением. - Я боюсь, что у дяди могут быть другие планы на мой счет. Расхожие с моими собственными и отсрочка на год – это какой-то ход… Пожал плечами, вяло вздохнув: - Как-то у магглов все же все проще, чем у нас, у волшебников, для которых честь рода не пустой звук.

Дженни Брентон: Зашагала рядом с Гафтом, который, к сожалению, молча идти не хотел. - М? - обеспокоенно глянула на друга, когда тот упомянул имя Пожирателя Смерти. Слегка нахмурилась. Они говорили... о помолвке? - А, - выдохнула с сочувствием. Немного помолчала. Конечно, свадьба друзей казалась логичной. Но почему-то странно было думать о ней, как о ближайшем событии. - Другие планы? - переспросила машинально. Свернула с Гафтом в сторону станции, покидая развилку.

Ника Морган: Быстрым шагом преодолела путь от своей башни до школьного двора, а после до барьера. Кажется сто лет не бывала в этой стороне. Улыбнулась, вспоминая каток на большой площади и длинную улицу Косого переулка. Интересно, мир сильно изменился, пока она торчала тут, как комнатный цветок? Задумчиво стояла, не решаясь пройти через барьер и еще крепче сжала коробку с порт-ключом. А вдруг это всё выдумка, и Хелен решила так подшутить? Ну...легко тронула заколку в своей незамысловатой прическе. Пойду к брату. Да, это казалось самым верным решением. Выбраться за барьер и не воспользоваться этим сполна глупо. Поэтому решительно вышла за барьер, немного прошла еще вперёд, наслаждаясь внезапно охватившим чувством свободы. По пути развернула упаковку, наконец-то рассматривая содержимое. Ох уж эти богатые чистокровные представители. Даже порт ключ выглядит лучше чем украшения, которые нацепила на себя к балу. Вытащила брошь и тут же почувствовала рывок. Перед тем,как в глазах потемнело, успела понадеяться, что телепортнёт хотя бы не в лужу или сугроб. Или что там в Италии с погодой?

Йенс Кнудсен: Вышел за дядей из паба и потопал в сторону замка. Расспрашивать дальше о подружках второго дяди не стал - все же это не его дело. - А я тебе письма фанаток притянул, - улыбнулся дяде. - Часть. Задержался возле указателя, читая надписи. - И как тебе этот Хогвартс? Сильно отличается от Дурмштранга? - спросил разглядывая окрестности. - Я слышал, тут есть свой чемпионат между разными факультетами. Как в Ильверморни. Ты их всех тренируешь? Или только какую-то одну команду?

Кристиан Ларсен: Неторопливо шёл рядом с племянником в Хогвартс. Он, конечно, не Руди... Но родная кровь в другой стране всегда была очень кстати. - Письма? Откуда они у тебя? - с удивлением глянул на Йенса. Да, не все поклонницы знали о том, что он сменил жильё - и слава Мерлину! Страшно было представить, во что превратился его Нуавинд. В склад писем и подарков, не меньше. иногда казалось, что вся его жизнь в Дании состояла лишь из сортировки почты. Хотя в последнее время всё-таки догадался поручить это домовикам. Так что, может, они не в край там обленились и держат жильё в надлежащем виде. Но почему некоторые письма попали в дом Лауры и её семьи? Или же Йенс навещал родовое поместье? Иногда письма приходили и туда, от не особо рьяных поклонниц, которые не успели прознать, где он живёт. Как правило, такие оказывались самыми адекватными, иногда задавали интересные вопросы, с некоторыми даже завязывалась переписка. А ещё некоторых из них было интересно завоёвывать - они не прыгали сразу к нему в койку. - Небо и земля, - покачал головой, отвечая на вопрос племянника. - Впрочем, чем-то похожи по закрытости от внешнего мира. Хогвартс же находится в осаде, в закрытом режиме, как и говорил Руди, - пожал плечами. постепенно начинаешь привыкать к такому положению дел. Замялся, отвечая на следующий вопрос. - Мда... Это... Как тебе сказать. Из-за положения школы в Хогвартсе осталось мало детей, да и мало поступает на обучение. В основном те, кто уже заключил магический контракт или кто не знает о закрытом режиме. Так что тут бы из всех учеников одну команду набрать, не говоря уже о межфакультетских соревнованиях. Болезненно посмотрел на Йенса: - Понимаю, ты, вероятно, ожидал другого, приезжая сюда. Толпу квиддичистов, ежегодные турниры, трибуны, полные болельщиков... К сожалению, всё иначе. Сам был поражён, - последней фразой как бы попытался оправдаться перед парнем. Свернул по указателю на дорогу к замку.

Йенс Кнудсен: Наклонился, зачерпнул немного снега в ладони, слепил снежок, прицелился и швырнул в ствол дерева на обочине. - А кто-то наваял про тебя статью не так давно. Не знаю, где. И там еще про маму было - типа, сестра, пишет о квиддиче и все такое. И теперь ей пишут твои фанатки - типа, будьте так добры, передайте мое послание лично в руки Кристиану Великолепному! Наверное, ты им не отвечаешь, и они подумали, что так будет вернее. Мама их складывает, чтобы потом ты забрал при случае. Присвистнул. - Все так печально? Помолчал немного и спросил: - А ты и дядя Рудольф - вы тут что тогда ловите? Ну... Это ж не ваш уровень. Вот это все. Почему вы не в Дурмштранге тренируете? Оглянулся себе за спину, где остался Хогсмид. - Это из-за подружки дяди Рудольфа? Он захотел к ней поближе и бросил Австралию?

Кристиан Ларсен: Покачал головой, проследив за полётом снежка. Ещё одна статья. Да уж, видимо, здесь, в Хогвартсе, он размяк, отвык от популярности, раз сей факт его не радует, а вызывает только обречённый вздох. Вот и до Лауры добрались. - Надеюсь, она не ворчала, что я её впутываю? Косвенно, конечно. Можете не хранить все эти письма, а то вас по макушку завалит. Выбрасывайте или передайте моим домовикам, у них уже богатый опыт сортировки, - усмехнулся, легонько толкая Йенса. Пожал плечами, не зная, как и ответить на вопрос. Что они здесь делают? Многие задавались этим вопросом. Кроме Руди - он прекрасно его понимал. - Руди пошёл следом за мной, и Эвелин встретил уже здесь. А я... - поднял голову к небу. Шёл снег, и сейчас он мягкими хлопьями ложился на лицо, на прикрытые веки, путаясь в ресницах и волосах. Можно было сказать, что снег охлаждает разум, но там сейчас и так было тихо. Уже стемнело, как быстро. Долго так стоял, подставив лицо снегу и небу, не отвечая племяннику. Задай вопрос кто-то другой, попросту ушёл бы от ответа. Но хранить секреты от своих было не в правилах Ларсенов. Наконец, заговорил после долгого молчания: - Может, я попросту бегу от своих проблем. Как обычно, - криво улыбнулся, открыв глаза. - Чем дальше от знакомых мест, тем лучше, - продолжил путь, последовав примеру Йенса и тоже слепив снежок. Но пока оставил его катать в руках.

Йенс Кнудсен: Мотнул головой. - Не. Мне кажется, ей даже немного приятно. Ну, что ты такой знаменитый и все такое. Остановился следом за дядей. Тот говорил непонятно. Если это не дядя Рудольф притащился первым в такую глушь ради подружки, а дядя Крис... Дядя Крис, по которому весь мир с ума сходит! Вот так просто все бросил и убежал от славы и известности? - Да, я это... - смутился немного, чувствуя, что как-то не туда лезет. - Я все понимаю, дядя Крис. С минуту шагал молча следом за дядей в сторону замка. - Сборная Дании уговаривает Ларсена, чтобы тот один вышел на матч против целой сборной Болгарии. Ларсен соглашается. А команда его, значит, сидит в пабе и слышат по радио - счет 150-150. Ну, они такие выходят - и к Ларсену. Мол, чё за дела? А Ларсен им: "Спокойно, ребята, все шло хорошо, пока меня на третьей минуте не удалили". Усмехнулся, надеясь порадовать дядю свежим анекдотом. - Сегодня рассказали.

Кристиан Ларсен: Самодовольно улыбнулся. Конечно же, сестра гордится им! Незаметно искоса посмотрел на племянника. Понимает ли? Или просто дань вежливости? Если честно, давно хотелось вот так взять и выговориться кому-то. Кому-то кроме Руди, которому и говорить ничего не требовалось - он понимал его всегда с одного взгляда. Иногда это доставляло неудобства в том плане, что полезно проговаривать свои проблемы. Даже если у тебя есть кто-то, с кем разделена твоя душа. Так говорят про близнецов. И в какой-то момент хотел даже начать высказывать Йенсу о своих переживаниях, но момент улетучился вместе с анекдотом. Весьма смешным, надо сказать, и вновь восхваляющим его мастерство в квиддиче. Несмотря на то, что в сборной играл защитником, владел практически в равной мере всеми специализациями. И хоть ситуация в анекдоте явно была преувеличена, всё равно было приятно. - Смешно, - искренно улыбнулся, потрепав племянника по голове. - Смотри, натаскаем тебя с Руди, потом про тебя будут сочинять анекдоты, - подначил Йенса, про себя думая, что наверняка среди них будет немало скабрезных. Впрочем, был уверен, что про него самого их немереное количество. И всё-таки не надо грузить парня своими проблемами, пусть наслаждается своей молодостью.

Йенс Кнудсен: Улыбнулся в ответ. - Ловлю на слове! Развернулся и пошел спиной вперед. - В своих мемуарах на пенсии я обязательно напишу, как вы мне помогли. Что-то типа... 1995 год стал очень важным в карьере тогда еще никому не известного Кнудсена. Благодаря вилянию своих именитых родственников... Или "именитых" - это не то слово? Прославленных? Прославленных будет лучше, пожалуй. Повернулся и, продолжая путь уже обычным образом, ушел с дядей в Хогвартс.

Эвелин Палмер: Довольно быстро дошла до купола. Остановилась. А стоит ли сейчас улетать? Петля остается в школе, а значит, ничего важного не пропустит, по крайней мере, попытается не пропустить. Переживать не стоит. И билет уже куплен... Нет, не нужно сейчас сомневаться. Не время. Вышла за купол и аппарировала к Дырявому Котлу.

Кетран Т'сафри: Оказавшись на месте, осмотрелся по сторонам, предварительно выпустив из плена руку девушки. Искомый "барьер" нашелся неподалеку, давая знать о себе ощутимым энергетическим напряжением в зоне прохождения основных линий остова. Обернулся к провожатой. - Мисс, будьте здесь и не пытайтесь убежать, - предупредив человека, направился к магической структуре. Приблизившись, принялся осторожно, не касаясь, ощупывать, явно резонирующее полотно, не видимое простому глазу. Параллельно, навскидку, пытаясь сориентироваться в типе и основных характеристиках построения.

Хель Теон: Потрясла рукой, пытаясь избавиться от ощущения противного и холодного нечто, чего она коснулась только что. И это определенно не было живым. Вот просто честное гриффиндорское. Что здесь вообще происходит?! - Угу. Пробормотала и сделала невольный шаг назад. Вот почему их не учат аппарации? Она уже достаточно взрослая, а в Министерство за этим не попасть, конечно же. Сейчас бы шагнуть за барьер - и улететь куда подальше. Вместо этого принялась пинать какой-то камушек, чувствуя себя как в фильмах, которые иногда смотрела мама: там злые дяди брали в заложники хороших дядь и теть, а потом получали за это по полной. Пока у нее сбылась только первая половина. Вот бы и вторая тоже где-нибудь была бы, а? Чтобы этот вот Фри получил за свои выходки - хотелось очень.

Кетран Т'сафри: Отвел руки. На минуту задумался, затем вернул внимание провожатой. - Интересный подход. Для людей, создатель сего должен быть исключительно неординарным волшебником, мисс. Исключительно, - подошел ближе к девушке. - Вам доводилось встречать в Школе мужчину, с акцентом? Высокий, скорее всего длинноволосый, возможно, назвался именем Эрдоар, или полным именем Эрдоар Талле. Или иных незнакомых вам и подозрительных мужчин? Кроме меня, - легко улыбнулся. - Если доводилось, то когда это происходило, где и с кем вы их видели? Мистер Талле и есть - мой пропавший друг, о котором очень беспокоятся близкие, - замолчал, давая возможность человеку ответить.

Хель Теон: Сказанное относилось и к Снейпу, и к Дамблдору. Ну хоть какой-то человек удостоился похвалы. Замечательно. А вот подходить ближе можно было и не. - Нет. Слава мерлину, вы единственный подобный человек, которого я встречала в школе. Тихо добавила. - Больше и не надо. Но имя запомнила - чтобы если что, держаться подальше. - Вы ж весь такой могущественный. Найдите его, позовите как-нибудь. Неужто нет никаких вариантов? Спросила даже с надеждой - вдруг сейчас все же отстанет?

Кетран Т'сафри: Покачал головой. - Я не могущественный, мисс. Всего лишь тот, кто хорошо умеет искать. Собственно, вот и ищу, - оглянулся на барьер. - Думаю, тут мы закончили. Вернемся в зам-мок. Не могу знать, насколько нахождение вне пещеры опасно для людей. Вы - весьма хрупкий вид, - пробежался взглядом по фигурке напротив. - Надеюсь, понимаете, что лгать, касательно мистера Талле, не имеет смысла? В случае необходимости, воспользуюсь тем способом, о котором говорил ранее, - вопросительно посмотрел на девушку. - Идемте, - заметив прежде, что прикосновения к руке были неприятны для человека, коснулся плеча двуногой, перенося себя и провожатую в облюбованное место.

Лёринц Месарош: Оказавшись у барьера в уже до боли знакомом месте, дал себе пару секунд на передышку. После чего отправил одну петлю в Хогвартс, а сам шагнул обратно через барьер - мерлин, он уже даже выучил, где проходит граница! - и аппарировал прочь, прижимая к себе сумку с драгоценным содержимым.

Дженни Брентон: Казалось, идет уже очень давно. И очень медленно. Спина ныла, колено болело, руки отваливались, как будто в коте было не меньше, чем во взрослом человеке. Остановилась рядом с указателем. Опустила корзинку и уже без нее шагнула вперед, вытянув руку. Все еще казалось, что она привычно наткнется на знакомую невидимую преграду. Шаг, еще один. Ничего. Она свободно могла идти – барьера больше не было. Вернулась за котом. - Прости, Мистер Бу, но так мы с тобой далеко не уйдем. Опустилась на корточки, отцепила с шатлена сумку и впихнула в нее корзинку. Придержала, чтобы та не упала, а аккуратно встала на самое дно. Вернула сумку на пояс. - Я постараюсь осторожно, - пообещала. Выпрямилась и уже налегке зашагала в сторону Хогсмида, не забывая, впрочем, придерживать сумку, чтобы та не болталась.

Эвелин Палмер: Появившись у купола, прошла в сторону школы несколько метров, объясняя эльфу, где искать кабинет, и свернула петлю.

Джаред Морган: Появился у теоретического купола. Не мешкая, направился в школу.

Патрик Уэйн: * невидим под действием чар Сбросил скорость и высоту по мере приближения к границе купола. Сделал крюк, чтобы не оказаться прямо над дорогой, и бесшумно спрыгнул на землю где-то рядом с кустами. Оставшийся десяток метров преодолел пешком. И когда уже стало ясно, что никакой преграды больше нет, наклонил голову к отвороту мундира. - Я прошел. Купола нет. Двигаюсь по плану. Уэйн, - произнес четко, но негромко. Взлетел на метле, поднялся над лесом и, оказавшись в центре нужного сектора, полетел к Хогвартсу, стремительно набирая скорость.

Эрик Райдер: * невидим под действием чар Еще в дороге поймал сообщение от Уэйна. Ответил. - Понял. Вхожу зону покрытия, - удостоверившись в том, что преграды больше нет, увеличил скорость, снижаясь к воде. Хогварт хорошо просматривался с позиции. Приближаясь к берегу и причалу, никого из обитателей не обнаружил. - У Озера чисто, - отчитавшись, чуть снизил скорость, двигаясь над сушей. Направил метлу к Замку.

Адам Гилмор: * невидим под действием чар Как только оказался над дорогой, стал внимательно рассматривать местность. Не заметив никого входящим или выходящим, спустился вниз. Чтобы не разбиться о купол, если тот-таки существует, пересек условную границу пешком. И уже по другую сторону от указателя снова поднялся в небо. - Границу пересек. Все тихо. Иду дальше. Гилмор, - передал сообщение, подтянув к лицу значок на куртке. Набрал высоту и направился к замку.

Первый аврор: * невидим под действием зелья Аппарировал недалеко от границы. На метле, не поднимаясь высоко, подлетел к тому месту, где раньше стоял барьер. Осторожно пересек невидимую черту и дальше стал двигаться уже быстрее. Набрал высоту и полетел к Хогвартсу.

Второй аврор: * невидим под действием зелья Вылетев из Хогсмида, сделал крюк в сторону леса. Оказавшись в нужном секторе, двинулся к замку. У границы, где раньше был барьер, принял все возможные предосторожности, чтобы если тот вернулся, не разбиться. Пересек границу и полетел дальше к замку.

Третий аврор: * невидим под действием зелья Покинул штаб и на метле двинулся в противоположную от коллег сторону. Зашел со стороны озера и изменил курс, направившись к Хогвартсу. Аккуратно и осторожно пролетел место, где раньше была граница с барьером. Убедившись, что все благополучно, набрал скорость и полетел к захваченной террористами школе.

Незнакомец: *в облике дракона* Где-то на подлете к... вылету вдруг почувствовал себя как-то неладно. Кончики крыльев горели огнем и словно истончались. Морду тоже опалило - и совсем не обычным драконьим пламенем. Дохнул с досады огнем на ближайшее дерево и развернулся. Пролетел чуть дальше. Снова попытался удалиться от замка - и снова напоролся на то же ощущение. После еще примерно минут десяти безуспешных попыток развернулся совсем и полетел обратно.

Младший аврор: * под действием чар маскировки Патрулировать периметр было хоть и скучно, зато относительно безопасно. Никто не пытался покинуть территорию замка, так что.... Собирался уже развернуться и зашагать обратно, проверяя вверенные ему квадратные метры, как вдруг со стороны Хогвартса показалось нечто. В первую секунду было решил, что какой-то идиот пытается покинуть поле боя на метле, вскинул палочку, но уже в следующий момент осознал, что черная точка в небе никак не может быть человеком. А еще через две секунды стало ясно - террористы достали дракона! Замер на месте, неспешно потянувшись к значку. - Со стороны замка к развилке летит дракон, - произнес медленно, продолжая наблюдать за перемещением зверя. Подождал еще какое-то время, ожидая увидеть, как тварь пролетит аккурат над его головой, но что-то пошло не так. Не решаясь выдать себя голосом, стоял в ожидании, пока странный дракон, наконец, определится, что ему делать. - Дракон развернулся. Летит в противоположную сторону. К замку, - сообщил, когда стало ясно, что зверюга сменила курс. На всякий случай протер глаза. Все это было слишком нереально. Никто не предупреждал, что у террористов есть дракон. И один ли? Что, если они достанут сейчас десяток и выпустят на Лондон и Хогсмид? Взглянул на значок, читая приказ явиться в штаб. Что ж, в штаб - так в штаб. Аппарировал прочь.

Третий аврор: * невидим под действием зелья, метла и палочка под действием чар маскировки Отлетел до середины леса, чтобы убедиться, что его не преследуют. Остановил метлу, развернулся, наблюдая за драконом. Было что-то странное в его перемещении. Будто он то собирался лететь к Хогсмиду, то передумывал. Немного понаблюдал за телодвижениями крылатого, а потом вдруг догадался - барьер! Террористы поставили барьер! Он не дает дракону лететь дальше - вот, что происходит! Негромко выругался. - Похоже, они поставили купол. Проверяю. Неспешно спустился на метле в лес и уже пешком двинулся в сторону, противоположную замку. Кто знает, какого диаметра поставлены чары? Не хватало еще на метле на полной скорости врезаться в преграду. Минут через десять коснулся рукой невидимой стены. - Дементор! - прошептал. Двинулся вдоль преграды. - Наткнулся на купол. Проверяю границы.

Горгулья: Следить за драконом оказалось легко - тот не скрывался. Почуяла, что граница территории Хогвартса уже близко, но дальше этого дракон и не улетел. Сделав пару попыток, дракон-человек развернулся обратно. Хотела уже полететь опять следом, как увидела врага - еще одного, из тех, что точно враги. Хищно прищурилась, в тени деревьев подбираясь все ближе и ближе. Дракон никуда не пропадет, она его запомнила, да и другие горгульи проследят пока, а эту угрозу следует убрать. И немедленно. Удивительно бесшумно для своих каменных размеров подлетела врагу за спину, коротко размахнулась и ударила передней лапой ему в спину - достаточно, чтобы и уронить, и, в идеале, еще и сознания лишить. А для надежности упала сверху, на сей раз не придавливая, но крепко прижимая к земле.

Третий аврор: * невидим под действием зелья, метла и палочка под действием чар маскировки Шел вдоль границы невидимой преграды, периодически оглядываясь - совсем не хотелось стать ужином для дракона. Что-то все-таки происходило с зельем или еще Мерлин с знает с чем, что его было видно. Не останавливаясь, глотнул еще покровов и намеревался уже продолжить путь, как тут старая знакомая тварь объявилась. Вскидывать палочку не стал: практика показала, что чары тут бессильны. Поэтому просто максимально резко рванул с места, попытался вскочить на метлу и уже на ней резко уйти в сторону и взмыть вверх, уходя и уклоняясь от нападения.

Британия: Аврор уйти не успел. Удар в спину оказался очень болезненным, удержаться в воздухе не удалось. Полетел вниз и оказался на земле в каменных объятиях чудовища.

Горгулья: Проверила врага под собой - жив, да еще и в сознании, непорядок. Не стала долго размышлять, крепко обхватила одной лапой человека поперек туловища, прижимая его руки, а второй лапой обвила шею, слегка сжимая. Соразмерять силу получалось пока что плохо, поэтому предпочла сжать не очень сильно, чем убить очередного врага. Его надо было отнести Директору. Товарки по крыше любили рассказывать, что у врагов надо узнавать информацию. Вот пусть Директор и узнает. Полетела в сторону крыши Замка.

Дженни Брентон: Не стала выбирать дорогу, по которой так привычно было бы дойти до замка. Свернула от станции в сторону леса и пересекла невидимый барьер, уже пробираясь среди кустов и деревьев. Стараясь идти как можно быстрее, местами переходя почти на бег, поспешила к школе.

Илона Клемансо: -Куда нам точно не надо, так это к Министерству,- шепнула Сержу. Бегло оглядела кондуктора, и хотела что-то сказать ему, но тот крикнул и автобус рванул вперед, от чего чуть не свалилась. И свалилась бы, если б не успела схватиться за поручень. Так и обнималась с поручнем всю поездку, но от финального падения он не уберег. Только немного замедлил это самое падение. Поднялась с пола и вылетела из автобуса. Когда вышел Серж, обратилась к нему: -Больше я на нем не поеду, можно?

Зергиус Доннер: Успел даже присесть, когда автобус рванул и вдавил его в сиденье. Старался не смотреть в окно, потому что от калейдоскопа видов, пролетавших мимо, немедленно начинало подташнивать. С некоторым опасением ждал остановки, потому что автобус явно не стремился как-то смягчить действие законов физики на своих пассажиров. Опасения подтвердились чуть более, чем полностью. Торможение было абсолютно не предсказуемым, а сила инерции - неумолимой. Сдавленно поблагодарил водителя, убедившись, что он остановил именно там, где просили. И следом за Илоной вышел на улицу, вздохами и ругательствами описывая весьма болезненные ощущения от поездки. Закрывая голову от удара о перегородку, он явно повредил левую руку - локоть, кисть и предплечье сильно болели. Чертыхнулся, осознавая, что шину он накладывать не умеет, а Илона вообще прогульщица. Поэтому просто повесил руку вдоль тела, и наказал себе пока ей не пользоваться. - Да, я пожалуй тоже.. Без крайней необходимости. Огляделся и не увидел ничего подозрительного. Здоровой рукой открыл сумку и переложил в карман подарок директора - флакон покровов. На всякий случай. - Ладно, пошли в школу. Давай держаться в стороне от дороги. Пару секунд размышлял над тем, есть ли сейчас барьер и пропустит ли он их, но затем решил, что проще проверить, чего тут думать. Вместе с Илоной сошел с дороги в лес и пошел в сторону Хогвартса.

Максимилиан Бэйл: Напряженно вгляделся в виднеющийся вдали Хогвартс - если и есть разрушения, то по крайней мере, в целом, замок пока стоит на месте. Подозвав девочек жестом, свернул с прямой дороги. По идее, раз директор позвал их назад, в окрестностях должно быть безопасно, но последние события показали, что на бдительность взрослых не стоит так уж сильно полагаться.

Анастасия Романова: Старалась не отставать от ребят, не желая потеряться в незнакомом и, по словам старших, враждебно настроенном Хогсмиде. Посмотрела в сторону школы - стоит. Определить расстояние на глаз не смогла, так что просто понадеялась, что дорога в Хогвартс не займет много времени. Запахнула поплотней мантию и шагнула в сторону от дороги. Молча шагала рядом с Максом, голову занимали мысли о школые: действительно ли все закончилось, что там сейчас происходит, впорядке ли Хел.



полная версия страницы