Форум » БРИТАНИЯ И ИРЛАНДИЯ » Дублин, жилой квратал » Ответить

Дублин, жилой квратал

Магическая Британия: Жилой квартал где-то в Дублине. Тихие улицы, минимум автомобилей и одинокие магглы, неспешно идущие по своим делам.

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

Малати Фултон: Возразила: - О, сэр, их было бы в разы больше! Ведь ваше возвращение дает надежду, что все можно изменить к лучшему! Многие верят вам. И в вас. Взглянула невесело. - Вы уверены, что Тот кого нельзя называть вернулся? Впрочем тут же кивнула, не ставя под сомнение убежденность собеседника. - Это плохо, - сделала неутешительный вывод. Добавила в свою чашку еще немного чая. - Да, сэр, - согласилась. - Такой враг очень выгоден Министерству. Весьма... меткое выражение. Но, может, в каком-то смысле это и плюс, сэр? Я имею в виду, что если бы министерство было бы настроено более решительно, вы могли бы вернуться уже на руины Хогвартса. Впрочем... есть еще один слух, сэр. Мне не хотелось бы его вам передавать, но я все же вынуждена. Поговаривают, что Сопротивление в сговоре с министерством. Министерство не трогает их, а Сопротивление сидит тихо и позволяет Министерству делать из себя пугало. В определенной выгоде остаются все. Пожиратели довольны, Сопротивление живо. Насколько я понимаю, этот слух сориентирован больше во внешнем направлении. Поэтому другие министерства и не спешат выходить на контакт с Сопротивлением. Присматриваются, интересуются, но от взаимодействия отказываются.

Альбус Дамблдор: Улыбнулся девочке. - Малати, ты слишком добра ко мне. Я всего лишь помогаю, чем могу. Сейчас время молодых строить настоящее, задумываться о будущем. Серьезно кивнул на вопрос. - Боюсь, что да. Он вернулся. Это и настораживает, дорогая. За время моего вынужденного отсутствия ситуация не продвинулась ни на йоту. Школа по-прежнему покоится под некогда установленным мной куполом. Самое интересное, выходя на прогулку, я не заметил ни одного наблюдателя по периметру защитного барьера. Складывается впечатление, что Министерство вовсе потеряло интерес к Хогвартсу и использует его, как место для размещения неудобных фигур. Сопротивленцев, полукровок, магглорожденных детей. Однако, по увиденному, могу сказать, что Школа переживает не лучшие времена. С нынешним настроем Министерства, как бы они не начали прикрытое финансирование, мол, вы там сидите, а мы, так уж и быть, вам заплатим, лишь бы вы проводить в жизнь политику магглонетерпимости не мешали.

Малати Фултон: Вздохнула и несогласно качнула головой. - Извините, профессор, но я никак не могу с вами согласиться. Конечно, я не хочу сказать, что все должны сидеть и ждать, когда вы придете и спасете их. Это было бы неправильно. Но без вас это будут только напрасные жертвы. Можно десятками отправлять в топку лучших людей Британии, но пока есть Тот кого нельзя называть - мы бессильны. Только вы можете что-то сделать. И это вдохновляет людей, дает им возможность поверить, что битва еще не кончена. Мельком глянула на отставленный чай. - Родители говорят, что такой надеждой мог стать сын Поттеров. Помните? Мальчик Гарри, который выжил в день исчезновения Того, кого нельзя называть. Но теперь Гарри мертв. Вас тоже почти похоронили. У Британии нет надежды. Большинство несогласных, кому удалось уйти от репрессий министерства, попросту покинули страну. Люди отчаиваются. Они не видят смысла в постоянных партизанских вылазках, в нападениях из-за угла или диверсиях. Они хотят видеть план. Какую-то концепцию войны, а не десяток разрозненных фронтов.

Альбус Дамблдор: Надломил маффин, но пробовать не стал, наблюдая, как горячий шоколад из того заливает тарелку. - Ты совершенно права. И теперь, когда я вернулся в более или менее удобоваримое состояние, мы приступим к делу. Больше всего пока настораживает практически полная пассивность Сопротивления. За приличное время они не только не укрепили позиции, но рассыпались в разрозненные ячейки. Утратили контакты с международной ареной. Как я понимаю, поток новых сторонников также прекратился. Воландеморт же провел обратную политику и добился того, чего я опасался. Малати, боюсь, мне придется злоупотребить твоими услугами в большей степени, нежели ранее. Отпил чая, поморщился. Бросил кусочек лимона в чашку и принялся выжимать его ложечкой. - Пророк все еще сохраняет статус рупора при нынешней власти?

Малати Фултон: Улыбнулась с воодушевлением. - Вы не представляете, как это приятно слышать, сэр! Взяла чашку в руки. - Но, прошу вас, не будьте очень строги к тем, кто остался в Сопротивлении. Я сама могла бы долго их критиковать, но не уверена, что окажись на их месте, сделала бы больше. Я не стратег, не боевой маг, не внушающий доверия лидер и даже не дипломат. Я не знакома лично с Северусом Снейпом, но, похоже, что и он тоже не обладает этими достоинствами. Вероятно, он хороший учитель, прекрасный зельевар и декан своего факультета, хороший администратор, но это все не то для организации сильного Сопротивления. Впрочем, я признаю, что слишком мало знаю о том, что происходит по ту сторону барьера, чтобы судить объективно. Сделала глоток, замечая, что напиток остыл. - Сомневаюсь, что вы сумеете злоупотребить, сэр, - улыбнулась. - Моя семья в большом долгу перед вами. Но даже ... даже если бы это было и не так, сэр - я все равно бы была тем, кто я есть, и там, где я есть. Так что я готова сделать все, что может быть полезно, профессор. Кивнула. - Да. В этом "Пророк" постоянен. Барнабас Кафф с его умением гнуть спину и угождать каждой власти, похоже, будет неизменно востребован каждым министром.

Альбус Дамблдор: Кивнул на слова о Северусе и других Сопротивленцах. Достал палочку и коротко постучал ей по своей чашке и заварнику, подогревая напиток. Потянулся и проделал то же самое с чаем спутницы. Прибрал палочку. - В таком случае, я попрошу тебя сменить место работы. В сравнении, к прискорбию, Ведьмополитен проигрывает по количеству доступных и возможных к получению сведений. В сравнении с Пророком. Задача будет следующей: держать ушки на макушке, отслеживать реальное положение вещей, а не то, которое Барнабас пытается выдать за правду, и присматривать за теми, кто посещает сие заведение. Есть вероятность встречи со сторонниками Темного Лорда, учет которых нам следует вести. Не говоря уже об обрывках разговоров, переписки и прочего. Однако, вместе с тем, я попрошу о крайней, исключительной осторожности. Ничего из вышеперечисленного не стоит твоей жизни и жизней твоих близких, моя дорогая. Задержал взгляд на девушке, давая понять ей, какова серьезность слов.

Малати Фултон: Улыбнулась, когда Дамблдор вернул напитку нужную температуру. - Благодарю вас. И уже собиралась отпить из чашки, когда собеседник несколько сбил с толку неожиданным поручением. Помолчала немного, рассматривая ближайшую стену. Все это было очень не по душе, но если так было нужно... - Профессор. Я солгу, если скажу, что меня обрадует такое задание. Скорее, даже наоборот. Я понимаю вашу логику. Я понимаю, что вы правы. Но я не могу не думать о том, что у Каффа от меня будут ждать лжи. Возможно, я не самый талантливый журналист, но до этого мои способности не приносили никому вреда. А в "Пророке" мне придется лгать в своих статьях. Улыбнулась, как бы извиняясь за сказанное. - Да-да, конечно, я все понимаю. Я все сделаю, сэр. Не сомневайтесь. Я буду там, где вы скажете. И буду в должной мере осторожна. А это так, - отмахнулась, - в порядке брюзжания. Переключила внимание на чай, делая большой глоток. - У меня есть один знакомый, профессор, - сменила тему, уходя от неприятных мыслей о необходимости расставания с нынешней работой. - В последнюю нашу встречу он говорил, что собирается в Хогвартс, просить убежища. Я не очень знаю, как поступают другие, кто обращается за помощью к Сопротивлению, но, быть может, ему не стоит слать сов, а я могла бы представить его вам?

Альбус Дамблдор: Улыбнулся на благодарность спутницы, тут же становясь серьезным. - Малати, я все понимаю. Даже больше, чем ты себе можешь представить. Однако, времена требуют от нас многого. Порой больше того, что мы могли бы или хотели положить на алтарь общего блага. Прикрыл глаза, погрузившись на долю секунды в прошлое. - Общего блага. И под этим лозунгом вершилось страшное. Хочется верить, что мое понимание общего блага, мое и всего Сопротивления, оно не той же природы, что и благо, пестуемое Темным Лордом, а когда-то Гелертом Гриндевальдом. Замолчал, рассматривая напиток в чашке. - Порой, Малати, нам приходится поступаться многим ради того, чтобы у будущих поколений был шанс жить в мире. Ради того, чтобы дать нынешнему поколению надежду. Пусть она и отблеск свечи в непроглядной тьме. От каждого из нас жизнь требует свой вклад. Я верю, что ты способна его сделать. Что в тебе достанет сил пройти этот путь. Цепко всмотрелся в глаза ученицы, ища там признаки сомнения. Следом облокотился о спинку, прислушавшись. - Кто он? Этот молодой человек. Расскажи мне о нем? Отпил чая. Подогретым он звучал куда приятнее.

Малати Фултон: Не согласилась: - Ну, что вы, сэр, вас нельзя сравнивать. Гриндевальд и Тот, кого нельзя называть - величайшие злодеи нашего века. А вы - человек, остановивший первого, и тот, кто остановит второго. Кивнула несколько раз, слушая своего бывшего директора. - Вы как всегда правы, сэр. Я обезоружена и не имею что вам возразить. Сдаюсь, - приподняла руки. Усмехнулась. - Спасибо, что верите в меня. Ваши слова много для меня значат, сэр. Переспросила с улыбкой: - Он? Ашер Шафик. Из всех многочисленных Шафиков он сын тех самых, которые сейчас в Азкабане. Типичный "золотой мальчик" - много денег, мало контроля. Постоянно влипает в какие-то истории, любит риск, гулять, сорить деньгами, веселиться. Вечеринки, путешествия, друзья, запрещенные зелья, азартные игры, мелкое нарушение закона и нелегальные дуэли. Законченный эгоист, как по мне, уж простите, сэр, за столь резкий отзыв. Но, по-моему, Шафик никого кроме себя не любит. И в Хогвартс он будет проситься не из желания помочь Сопротивлению, конечно. Его прижали друзья родителей.

Альбус Дамблдор: Прислонил указательный палец к губам, вслушиваясь в рассказ. - Интересно. Позволь нескромный вопрос? Почему ты заинтересована в его будущности? Судя по описанию, это далеко не тот молодой человек, с которым бы связала свою жизнь умная девушка, к которым я тебя отношу. Решил наконец попробовать маффин. Отломил небольшой кусочек и положил в рот, стараясь распробовать. - Очень-очень недурно. После стольких лет сплошного чаепития простые радости жизни не сравнимы ни с чем. Запил сладость, вновь обратившись к ученице. - Полюбопытствую, что за конфликт с друзьями родителей?

Малати Фултон: Поторопилась внести ясность: - О, нет, профессор, уверяю вас, здесь ничего личного. Шафик мне не друг даже. Он... Решила начать с конца, немного помолчав: - Он не стал говорить о подробностях. Все же мы не настолько близки с ним, чтобы он мог мне верить. Но вполне резонно предположить, что могли хотеть пожиратели от сына своих товарищей. А если учесть, что Шафик служил как-то в аврорате, и вообще неплохой боевой маг - думаю, ему намекнули, что он достаточно жил для себя - пора и послужить, как родители. Ашер, конечно, не самый приятный человек на свете, но он не убийца, сэр. У него будет два пути - сломаться и быть пущенным в расход или стать таким, как его родители. Признаться, я не очень верю, что из него выйдет толк, но пусть из него хотя бы не выйдет очередного пса.

Альбус Дамблдор: Положил еще кусочек маффина в рот. Запил чаем. - В таком случае, думаю, личная встреча облегчит процесс решения вопроса по мистеру Шафику. Неплохой боевой маг? Мне кажется, припоминаю одного юношу. Нужно посмотреть на него лично. Где мы можем организовать встречу? Доел маффин и оставил тарелку в сторону, переключаясь на чай. - В таком, случае, дальше все в твоих руках. Как лучше устроиться на работу - не мне тебе советовать. Связь поддерживаем стандартными способами: совы, на крайний случай - патронус. Даже при намёке на опасность тебе или твоим близким, сразу же закрывай деятельность. Будь крайне осторожна. Если угроза окажется вполне реальной, собираетесь и в Хогвартс. Предварительно отправишь патронус, я лично вас встречу у Барьера. Никакого геройства, Малати. Нас слишком мало для бессмысленных жертв.

Малати Фултон: Добавила: - По крайней мере, так я слышала. Сама, к счастью, его боевые навыки не проверяла. Немного подумала, перебирая варианты. - Шафик сейчас не хочет появляться в людных местах. Да и вам лучше не искать внимания патрулей. Может быть, подошло бы что-то в мире магглов? Как вам будет удобно, сэр? И ... когда? Покивала, слушая напутствия. - Будем надеяться, что все обойдется. Но в любом случае, спасибо вам за заботу и готовность укрыть нас в Хогвартсе. Вспомнила, что и себе заказывала маффин, о котором чуть не забыла. Пододвинула к себе тарелку, ожидая уточнений от собеседника.

Альбус Дамблдор: Припомнил планы на ближайшие пару дней. - Думаю, завтра я смогу уделить молодому человеку время. В час дня вот по этому адресу. Достал палочку и провел ей над предварительно разложенной салфеткой, следя за вырисовывающимися буквами. - Малати, благодарю за дивное чаепитие. Мне пора откланяться. Надеюсь, в скором времени нам удастся встретиться в более радостной внешней атмосфере. Улыбнувшись ученице, поднялся с места и покинул заведение, чтобы аппарировать в ближайшем укромном месте в только одному Дамблдору известном направлении.

Малати Фултон: Повторила, чтобы запомнить: - В час дня. Придвинула к себе салфетку, молча кивнула, давая понять, что все запомнила и передаст. Убрала "записку" в сумочку. - Это вам спасибо, профессор. Я была чрезвычайно рада вас увидеть. Берегите себя, пожалуйста! Простившись, посидела еще минут десять. Затем расплатилась и также покинула кафе.



полная версия страницы