Форум » БРИТАНИЯ И ИРЛАНДИЯ » Дублин, жилой квратал » Ответить

Дублин, жилой квратал

Магическая Британия: Жилой квартал где-то в Дублине. Тихие улицы, минимум автомобилей и одинокие магглы, неспешно идущие по своим делам.

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

Альбус Дамблдор: Выйдя из аппарации, коротко осмотрелся. Плотнее запахнул верхнюю теплую мантию. Сырой, промозглый воздух Дублина не отличался терпимостью к человеческим существам. Глубоко вдохнул, поднял взгляд на по-осеннему плотно затянутое небо. Недолго постояв, двинулся вниз по улице в поисках лавочки. Свободная обнаружилась в тридцати шагах к гудевший маггловскими машинами площади. Провел рукой по дереву, проверяя, чистое ли. Удовлетворенно кивнув, сел. Облокотившись о спинку, погрузился в размышления, ожидая юную особу.

Малати Фултон: Аппарировала у жилого дома и осмотрелась. Улица выглядела как обычно - редкие прохожие, мало посторонних глаз. А где же сам ее бывший директор? Постояла немного на месте и зашагала вперед, поглядывая по сторонам. В конце концов, заметила знакомую фигуру и ускорила шаг. - Профессор! - позвала, обходя мужчину. Всмотрелась в лицо. Постарел. Тепло улыбнулась. - Здравствуйте, профессор! Надеюсь, вы не очень давно ждете? Погода сегодня не самая приятная.

Альбус Дамблдор: Услышав оклик, посмотрел на юную особу. Чуть наклонил голову, изучая девушку над очками-половинками. Поднялся и улыбнулся в ответ. - Малати. Протянул руку для пожатия. - Много лет прошло с нашей последней встречи. Коротко оглянулся на лавочку. - Нет, что ты, моя дорогая. Совершенно не замерз. Знаешь, ведущие маггловские медики говорят, что холод помогает избежать преждевременного старения. Мне, как ни как, уже не восемнадцать, стоит следить за собой. Вытащил из внутреннего кармана мантии часы. Сверился. - Совершенно не долго. Что скажешь? Водится на этой уютной улочке какое-нибудь место для спокойной, неспешной беседы. Думаю, тебе найдется не мало о чем мне рассказать? Вопросительно посмотрел на местную обитательницу.

Малати Фултон: Протянула руку в ответ. Уже и не думала, что такая встреча может состояться. Слишком давно о Дамблдоре не было вестей, слишком малоутешительными были листовки Сопротивления. - Я очень рада видеть вас, профессор, - сказала совершенно искренне. Предложила: - Пойдемте со мной, профессор. Здесь есть небольшое кафе-подвальчик. Там тихо и мало людей. А еще неплохо готовят. Коротко улыбнулась. Найдется ли ей что рассказать? Пожалуй. Только порадуют ли Дамблдора такие новости? Неспешно шагая пошла со спутником по улице вниз, а через два дома свернула в арку. - Это здесь. Прошу вас. Потянула за массивную деревянную ручку двери, стилизованной под корабельную. - Прошу вас, осторожно, здесь немного крутая лестница. Пошла вперед, спускаясь в подвальное помещение. Подождала бывшего директора. - Давайте сюда, если вы не возражаете? - указала на маленькую комнату в несколько столиков, которые были пусты. По пути махнула рукой официанту. - Привет, Сэм! Сняла перчатки, расстегнула пальто, размотала с шеи теплый объемной вязки шарф и отправила все на вешалку. Села за столик. - Я бы тоже с удовольствием поверила врачам, которые рекомендуют холод, но, к сожалению, я не готова приносить такие жертвы на алтарь молодости. Спасибо, Сэм, - взяла у официанта меню. Подождала, пока второй экземпляр передадут ее спутнику, но в свое заглядывать не стала. - Мне чай, пожалуйста, Сэм. Как всегда, да.

Альбус Дамблдор: Последовал за проводницей, прислушиваясь. Коротко усмехнулся на предупреждение о ступеньке. - Да, тут, пожалуй, и правда следует быть внимательным. Какая нелепая оказалась бы потеря. На всякий случай еще и пригнулся, чтобы не встретиться головой с низким дверным проемом. Разместившись за столиком, принял от юноши тяжёлую книгу-меню. Коротко пробежался по строчкам яств. - Молодой человек, будьте добры, имбирный чай с лимоном и вот этот дивно выглядящий шоколадный маффин. Отложив меню, улыбнулся официанту, следом обращая внимание на спутницу. - Часто тут бывать доводится? Цепко оглядел укрытое от лишнего внимания заведение, удостоверяясь в отсутствии непрошенных гостей.

Малати Фултон: Улыбнулась официанту короткой вежливой улыбкой. - Сэм, извини, мне тоже принеси, пожалуйста, маффин. Повернулась к бывшему директору. - Как говорит моя бабушка: соблюдение диет - это глупейшая выдумка. Подождала, пока официант удалится. - Да, пожалуй, это можно было бы назвать часто. Отличный чай, мало людей и закрываются достаточно поздно. Можно отдохнуть, можно поработать. А еще эти чудесные светильники. Указала на ряд светильников над головой, висевших среди перепутанных витых тросов. - Очень настраивает на рабочий лад. Так лучше пишется... Спасибо, Сэм, - прервалась, обращаясь к официанту, принесшему заказ. - На мой счет, пожалуйста, хорошо? Взглянула на спутника. - Вы позволите мне угостить вас? - улыбнулась, одновременно делая знак официанту, что ответа можно не дожидаться. Пододвинула поближе к себе чашку. Откинулась на спинку стула, предоставляя возможность Дамблдору самому определять тему их беседы.

Альбус Дамблдор: Добродушно кивнул. - Ох, дорогая моя, какие тебе диеты? И так худенькая, что фарфоровая. Проследил взглядом за уходящим официантом. Задумчиво огладил бороду, изучая светильники. Обратил внимание на спутницу. - Буду признателен Малати. Предположу, что ты по-прежнему наполняешь мир прекрасным? Пишешь? Спохватившись, убрал бороду, забравшуюся на стол. Серьезно посмотрел на девушку. - Думаю, ты уже догадалась, что основная цель нашей встречи далека от поедания маффинов? И обсуждения милых сердцу старика радостей простой жизни? Пусть это и единственное светлое событие за последние годы. Аккуратно взялся за чайник и приоткрыл крышечку. Вдохнул влажный, горячий аромат чая с имбирем. Положил крышечку на место, давая напитку время настояться. Разместился удобнее, дожидаясь ответа.

Малати Фултон: Улыбнулась чуть смущенно. - Вы очень добры, профессор. Кивнула утвердительно. - Все так, сэр. Хотя я бы сказала, что не столько наполняю мир прекрасным, сколько пишу о тех, кто это делает на самом деле. Или старается делать. На последних словах улыбнулась уже грустно. - Догадалась, сэр. Посмотрела на собеседника внимательно. - Я могу что-то сделать для вас? - скорее предложила, чем спросила.

Альбус Дамблдор: Побарабанил негромко пальцами по столу. - Как и раньше, слишком критична к себе, дорогая. Будь добрее по отношению к моей некогда студентке. Она этого заслуживает. Улыбнулся бывшей ученице, размышляя. - Да, Малати. Что ты слышала обо мне последние годы?

Малати Фултон: Опять не удержалась от улыбки. - Это будет сложно, но я постараюсь последовать вашему совету, профессор. И вернула себе серьезность, некоторое время потратив на молчание и поиск правильных слов. - Министерство заявило, что вы погибли, сэр. В "Пророке" написали, что вы помешались - простите, я только передаю написанное, - извинилась. - Вы помешались и едва не уничтожили Хогвартс. И только героическими усилиями преподавательского состава вас удалось остановить. А вы сами погибли при пожаре. Ваше тело было доставлено в Мунго, затем кремировано, а прах развеян над морем. Такова официальная версия вашей судьбы, сэр. Я слышала, что никто не предоставил в Министерство завещание, поэтому ваше имущество формально отошло к вашему брату. Я говорю "формально", так как по имеющимся у меня сведениям, речь идет об имевшихся на вашем официальном счету в Гринготтсе средствах. А ваш дом только по бумагам обрел нового владельца, фактически же он находится под арестом Аврората. Чуть позже Сопротивление издало листовки, где заявило, что вы живы и вскоре вернетесь. Это было большим утешением для многих в Британии. Однако... Министерство тоже не сидело сложа руки. Они стали тиражировать листовки от якобы альтернативного Сопротивления. Создали несколько псевдо-организаций, каждая из которых, имитируя стиль листовок Сопротивления, сообщала противоречивые факты. Одни писали, что вас убили пожиратели, другие назначали точную дату и время вашего возвращения. В результате люди запутались, кому верить. А когда следом "Пророк" стал тиражировать информацию, что Сопротивление отравило свои листовки, и пострадало несколько человек, взявших их в руки, люди стали бояться читать. Сделала глоток из чашки. - Больше вестей о вас не было, сэр.

Альбус Дамблдор: Внимательно слушал девочку. - Политика-политика. Покачал головой неодобрительно. - Что ж. Думаю, с учетом того, что я тут и веду с тобой беседу, мы готовы прийти к выводу, что я жив и в некоторой степени вменяем? Лукаво улыбнулся и разгладил мантию на коленях. - В принципе, примерно этого я и ожидал. А что ты слышала о Хогвартсе? О профессоре Снейпе, о Сопротивлении, в том числе? Ты контактировала с кем-то из участников? Цепко осмотрел зал бара, проверяя, не проявляет ли кто излишнее внимание к столику в дальнем углу.

Малати Фултон: Кивнула. - И это большое счастье, профессор! Вот только... намерены ли вы соблюдать инкогнито? Будет ли факт нашей встречи секретом, сэр? Еще один глоток из чашки. - Хогвартс... Здесь интересно, сэр. Хогвартс укрыт куполом, собравшихся там именуют террористами. Министерство говорит, что те удерживают в заложниках детей, прячась за их спинами. А само Сопротивление... Последнее, о чем я слышала - это их нападение на дом Малсибера. Я не знаю, какие они преследовали цели, но Министерство выставило их мародерами, которые вынесли из дома министра некоторые ценности и устроили погром. Перед этим еще Министерство обвинило Сопротивление в убийстве брата министра, хотя ходят слухи, что с тем расправились пожиратели. А о Снейпе... о нем то говорят, как о сумасшедшем, то обсуждают факт его женитьбы на собственной студентке. Что поделать - такие подробности обществу интересней. Покачала головой. - Нет, профессор. Я подумала, что если бы вы оставили им мои контакты, значит, они бы вышли на меня, и я бы, конечно, постаралась им помочь. Но никто не связывался со мной. И в конце концов, я решила, что если они заявили, будто вы скоро вернетесь, рано или поздно я тоже смогу быть полезна. А пока я наблюдала со стороны.

Альбус Дамблдор: Положил руки на чайник, согревая. - Думаю, можешь, при необходимости, поделиться информацией о нашей встрече. Только будь осторожна? Сторонники Волдеморта могут заинтересоваться тобой, как ниточкой, ведущей к цели. Не давай поводов лишить меня приятной компании и полезного источника информации. Налил полчашки ароматного дымящегося напитка. - Есть какая-либо информация о Волдеморте? Его передвижениях, планах? Его основных сторонниках? Меня беспокоит ситуация с Хогвартсом. Пристально посмотрел на ученицу.

Малати Фултон: Заверила: - Я буду осторожна, профессор. Но в первую очередь мне бы хотелось обрадовать родителей и бабушку с дедушкой. Вся наша семья будет очень рада таким новостям. Задумчиво повертела кольцо пальце, следя за тем, как льется чай. - Почти никакой, сэр. Все на уровне слухов. Тот кого нельзя называть не объявлял о своем возвращении. Пожиратели не заявляли открыто, что он вернулся. Он - слух. Никто его не видел. Поговаривают даже, что это все выдумка Малфоя, а на самом деле Тот кого нельзя называть не возвращался. Впрочем... Разгладила складки на скатерти. - Впрочем об этом тоже говорят шепотом. Вдруг все же правда? Никто не хочет рисковать с неосторожными словами. Слишком многие помнят, сколько человек пострадало в войну из-за этого. А уж о планах и передвижениях... Я бы не стала пересказывать вам весь тот вздор, который слышала. Это чистой воды выдумки. Если Тот кого нельзя называть вернулся, то видели и знают о нем лишь пожиратели из ближнего круга. А эти точно не станут болтать лишнего. Но можно говорить о планах министерства, сэр. О планах Малфоя, который определяет политику министерства. А вот понять, его ли эти планы, или он выполняет указания, или это только видимая часть айсберга, задача которой - прикрывать что-большее - я не могу сказать. Отпила из чашки. - Малфой, Малсибер, Кэрроу... Амикус Кэрроу примкнули к Тому кого нельзя называть сразу же, как только Малсибер стал министром. Я не слышала, чтобы между ними возникали какие-то противоречия. Супруги Лестрейнджи недавно вышли из Азкабана. Остальные пожиратели сидят. В "Пророке" писали, что в Азкабане эпидемия драконьей оспы, поэтому тюрьма на карантине. Но, кстати, эта история - один из доводов в пользу того, что Тот кого нельзя называть не возвращался. Возможно, Малфой просто боится выпустить на свободу так много пожирателей, которых он не сможет контролировать. Эту теорию, конечно, нарушает факт освобождения Лестренджей, но кто знает... Никто их не видел на свободе. Может так случиться, что Малфой распорядился убить их в Азкабане, а сам заявил, что они свободны. Впрочем, это скорее теория из разряда фантастических - скрыть смерть Лестрейнджей достаточно сложно. Проще было бы списать их убийство на эпидемию. Отодвинула чашку немного в сторону. - Но это теперь не самое опасное, сэр. Пожиратели больше не главная ударная сила новой власти. В их руках целое министерство. Они набрали новых людей в аврорат. Лояльных и преданных новому режиму. Конечно, большинству авроров далеко до возможностей пожирателей, но они берут числом. Полномочия аврората расширены. Фактически, они могут хватать на улице любого, задерживать и в рамках борьбы с террористами творить с задержанным что угодно. У них высокая зарплата, статус в обществе, их боятся - власть создала себе новую армию.

Альбус Дамблдор: Прикрыл глаза, обдумывая услышанное. - Многое из сказанного было ожидаемо. Мне приятно слышать, что есть те, кто рад моему выздоровлению. Должен сказать, Волдеморт вернулся. Не могу быть уверен в полной мере в личности того, что вернулось, однако, пусть даже в части, это наш прежний противник. Он придерживается проверенной тактики. Скрывается, дезинформирует, окружает себя ореолом тайн, загадок и страха. Хотя, на деле, остаётся все тем же запутавшимся мальчиком. За которым теперь тянется кровавый след преступлений. Вздохнул, вспоминая события минувшего прошлого. - Малати, ситуация с Хогвартсом сложнее, чем я ожидал. По сути, сторонникам Волдеморта выгодно положение осады. За время моего отсутствия, при должной настойчивости и упорстве Тёмного Лорда, пожиратели смерти сломили бы сопротивление и уничтожили большую часть его участников. Правда, лишившись при этом внешнего врага. Того, с кем нужно бороться. Потеря последнего оплота Террористов невыгодна. Под знаменем борьбы с Сопротивлением Волдеморт может провести любую политику, внушив общественности нужные идеи. Внешний враг сплачивает, хоть в нашей ситуации это и не враг вовсе. Знаешь, не-волшебники говорят: "Если бы Дьявола не было, его бы следовало выдумать". В словах этих сокрыта весьма мудрая мысль. Потянулся к чашке и сделал глоток, наслаждаясь вкусом.



полная версия страницы