Форум » БРИТАНИЯ И ИРЛАНДИЯ » Дублин, жилой квратал » Ответить

Дублин, жилой квратал

Магическая Британия: Жилой квартал где-то в Дублине. Тихие улицы, минимум автомобилей и одинокие магглы, неспешно идущие по своим делам.

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Аппарировав севернее, вышел на нужную улицу пешком и очень осторожно. Пошел вдоль, ища глазами ту самую прачечную.

Магическая Британия: Найти прачечную особого труда не составило. Правда выглядела она весьма специфично: массивное здание с крестом на крыше, на окнах - прочные решетки, задний двор обнесен высокой каменной стеной. На двери под электрическим звонком висит табличка: "Приют Святой Магдалины".

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Осмотрел здание, которое вызывало бы меньше подозрений, если бы называлось тюрьмой. Заглянул в окна первого этажа. Обошел приют со стороны заднего двора и, найдя наиболее незаметное с улицы место, трансфигурировал лестницу достаточной высоты. Поднялся и осмотрел задний двор.

Магическая Британия: Окна первого этажа здания плотно зашторены - разглядеть, что внутри, невозможно. Через весь двор приюта натянуто множество бельевых веревок. Три дюжины воспитанниц, которым на вид от десяти до семнадцати лет, одетые в одинаковые мешковатые серые платья с фартуками, старательно размешивают белье для просушки. У ног каждой по две вместительные корзины с целой горой мокрых простыней, наволочек, одеял и прочих вещей. Между рядами работающих прохаживаются несколько пожилых монахинь, следящих, чтобы никто не отвлекался на разговоры. На фоне столь "идиллической" картины выделяется стоящая чуть в стороне от всех молодая респектабельного вида женщина в дорогом легком пальто и шляпке. Она негромко переговаривается с одной из сестер, заинтересованно рассматривая воспитанниц приюта.

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Быстро изучил ситуацию. Со стандартной настройкой принял форму гепарда и осторожно прошествовал по стене к заинтересовавшей паре. Мирно улегся, свесив хвост наружу и прислушался к разговору.

Магическая Британия: Леди в шляпке кивала головой в такт словам монахини, но когда Абелард Доннер приблизился, решительно возразила: - Нет, они не годятся. Я же говорила, что меня интересуют девочки помладше и без родных. - Но помилуйте, мисс, двоюродная тетка из глухой деревни - разве это родня? - не сдавалась собеседница. - Ита здесь уже два года, и никто ни разу не справлялся о ней. Ну, взгляните тогда на Мору - круглая сирота и ей всего тринадцать. Леди снова качнула головой. - У вашей Моры медицинская карта толще Британской энциклопедии. Мне нужен качественный товар. Я возьму одну Сюзанну. Дайте-ка мне еще раз ее дело. В руки посетительницы перекочевало "дело", которое та стала неспешно перелистывать. - Вот видите, ни одного серьезного проступка, - тем временем взялась нахваливать подопечную монахиня. - Совершенно послушна и отлично нами воспитана. И медкарточка у нее тоньше не бывает. Бог был добр к бедняжке, одарив ее воистину богатырским здоровьем. Закончив рассматривать скудные записи в личном деле, леди вернула бумаги. - А почему нет ко... фотографии? Позовите, пожалуйста, девочку. Монахиня тут же громко прокричала на весь двор: - Сюзанна! Сюзанна, подойди ко мне сейчас же!

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Пока слабо понимая, что за невольничий рынок процветает в этом приюте, острым кошачьим взглядом впился в гостью. Лицо показалось знакомым. Скорее всего со школьных лет. Впрочем, сильно об этом не задумываясь, просто досконально запомнил его. Женщина явно была волшебницей, в то время как настоятельница таковой не являлась. Предположительно. Между делом попытался разглядеть содержание бумаг. Продолжает наблюдение.

Магическая Британия: В бумагах содержалась обычная для личных дел информация: имя - Сюзанна Данн, дата рождения - 1 февраля 1980 года, название сиротского приюта, из которого та переведена, краткая характеристика с предыдущего места. В графах "отец", "мать", "родственники" стояли прочерки, на странице, куда вписывались сведения о серьезных проступках, тоже было пусто. К женщинам неуверенно подошла и поздоровалась рыжеволосая девочка. - Как твоя имя? - спросила гостья прачечной. - Сюзанна Данн. Леди в шляпке оценивающе окинула взглядом ребенка и, кажется, осталась довольной. - Сюзанна, мы с настоятельницей считаем, что тебе будет лучше перебраться в другое место. Что ты об этом думаешь? Девочка только молча похлопала длинными ресницами. - Ну, же, - одернула монахиня, - отвечай, когда тебя спрашивают! Ты что, язык проглотила? - Не знаю, - равнодушно ответила воспитанница разом на оба вопроса и тут же переключилась на разглядывание узоров на сумочке непонятно почему заинтересовавшейся ею дамы. - Соберите ее прямо сейчас. Я подожду в автомобиле. Хозяйка красивого аксессуара взглянула на часы на запястье и развернулась к двери, уводя за собой процессию из двух монахинь и рыжей Сюзанны.

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Вернул себе человеческий облик, трансфигурировал обратно лестницу, спрыгнул с забора и вышел обратно на главную улицу. Дожидаясь дам окинул взглядом припаркованные машины.

Магическая Британия: Чуть в стороне от главного входа было припарковано новенькое авто, за рулем которого скучал молодой мужчина. Минут через пять на крыльце появилась уже знакомая Абеларду Доннеру леди, простилась с монахиней и направилась к автомобилю. Предупредительный шофер быстро оказался у дверцы, которую и распахнул перед пассажиркой, усевшейся на место рядом с водительским. Еще минут через десять из здания вывели рыжую девочку Сюзанну Данн с небольшим узелком в руке и усадили на заднее сидение машины. Автомобиль неспешно тронулся вперед.

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. По достоинству оценил вкус владельца автомобиля. Приняв дополнительную дозу зелья, вновь обернулся гепардом и побежал следом, искренне надеясь, что дело не дойдет до магистрали.

Магическая Британия: Бэнтли выехал на перекресток, постоял на светофоре и двинулся дальше. Затем застрял минут на десять в пробке, преодолел еще несколько перекрестков и все так же неспешно выехал из города. На шоссе авто стало двигаться быстрее, правда, совсем скоро свернуло на проселочную дорогу и снова сбросило скорость. Пропетляв среди холмов, машина остановилась. Шофер снова проделал путь до дверцы своей пассажирки и помог даме выйти. Затем так же выпустил и девочку. - Спасибо, Билл, - улыбнулась леди, отпуская шофера. Автомобиль развернулся и укатил обратно в сторону города уже без дам, которые остались стоять в одиночестве на совершенно пустынной дороге.

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Порядком запыхался, но от машины не отстал. Мысленно отметил, что надо бы заняться своей физической формой. Предположив, что волшебница собирается аппарировать, что сопряжено для нее с некоторыми трудностями, вернулся в человеческий облик и подкрался к паре почти вплотную.

Магическая Британия: Леди тем временем нетерпеливо глянула по сторонам, словно поджидая кого-то. Затем достала из сумочки палочку, усыпила ребенка и нетерпеливо прошлась по трассе туда-сюда. Однако, никто так и не появился. Молодая женщина вернулась к спящей девочке и, стоя над ней, извлекла из сумочки мобильный телефон. Вытащила антенну и не очень уверенными движениями набрала номер. - Здравствуйте еще раз, это... Да, все в порядке, я забрала последнюю... Нет, ничего страшного, я справилась... Да, мне тоже... Взаимно... Да, я возвращаюсь... Нет, еще пару дней побуду... С удовольствием... Мне тоже... Давайте послезавтра, часиков в девять?.. Хорошо... Да, конечно... Интерконтиненталь... Всего доброго. Закончив разговор, леди вернула телефон в сумочку и снова глянула по сторонам. А затем на часы на запястье. Покачала недовольно головой и решительно направилась к воспитаннице приюта. Наклонилась, подхватывая спящую под руку. Через секунду женщина аппарировала с девочкой и невидимым волшебником, если тот успел проявить расторопность.

Абелард Доннер: *Невидим, под действием зелья. Своевременно ухватился за руку девушки и аппарировал вслед за волшебницей.

Альбус Дамблдор: Выйдя из аппарации, коротко осмотрелся. Плотнее запахнул верхнюю теплую мантию. Сырой, промозглый воздух Дублина не отличался терпимостью к человеческим существам. Глубоко вдохнул, поднял взгляд на по-осеннему плотно затянутое небо. Недолго постояв, двинулся вниз по улице в поисках лавочки. Свободная обнаружилась в тридцати шагах к гудевший маггловскими машинами площади. Провел рукой по дереву, проверяя, чистое ли. Удовлетворенно кивнув, сел. Облокотившись о спинку, погрузился в размышления, ожидая юную особу.

Малати Фултон: Аппарировала у жилого дома и осмотрелась. Улица выглядела как обычно - редкие прохожие, мало посторонних глаз. А где же сам ее бывший директор? Постояла немного на месте и зашагала вперед, поглядывая по сторонам. В конце концов, заметила знакомую фигуру и ускорила шаг. - Профессор! - позвала, обходя мужчину. Всмотрелась в лицо. Постарел. Тепло улыбнулась. - Здравствуйте, профессор! Надеюсь, вы не очень давно ждете? Погода сегодня не самая приятная.

Альбус Дамблдор: Услышав оклик, посмотрел на юную особу. Чуть наклонил голову, изучая девушку над очками-половинками. Поднялся и улыбнулся в ответ. - Малати. Протянул руку для пожатия. - Много лет прошло с нашей последней встречи. Коротко оглянулся на лавочку. - Нет, что ты, моя дорогая. Совершенно не замерз. Знаешь, ведущие маггловские медики говорят, что холод помогает избежать преждевременного старения. Мне, как ни как, уже не восемнадцать, стоит следить за собой. Вытащил из внутреннего кармана мантии часы. Сверился. - Совершенно не долго. Что скажешь? Водится на этой уютной улочке какое-нибудь место для спокойной, неспешной беседы. Думаю, тебе найдется не мало о чем мне рассказать? Вопросительно посмотрел на местную обитательницу.

Малати Фултон: Протянула руку в ответ. Уже и не думала, что такая встреча может состояться. Слишком давно о Дамблдоре не было вестей, слишком малоутешительными были листовки Сопротивления. - Я очень рада видеть вас, профессор, - сказала совершенно искренне. Предложила: - Пойдемте со мной, профессор. Здесь есть небольшое кафе-подвальчик. Там тихо и мало людей. А еще неплохо готовят. Коротко улыбнулась. Найдется ли ей что рассказать? Пожалуй. Только порадуют ли Дамблдора такие новости? Неспешно шагая пошла со спутником по улице вниз, а через два дома свернула в арку. - Это здесь. Прошу вас. Потянула за массивную деревянную ручку двери, стилизованной под корабельную. - Прошу вас, осторожно, здесь немного крутая лестница. Пошла вперед, спускаясь в подвальное помещение. Подождала бывшего директора. - Давайте сюда, если вы не возражаете? - указала на маленькую комнату в несколько столиков, которые были пусты. По пути махнула рукой официанту. - Привет, Сэм! Сняла перчатки, расстегнула пальто, размотала с шеи теплый объемной вязки шарф и отправила все на вешалку. Села за столик. - Я бы тоже с удовольствием поверила врачам, которые рекомендуют холод, но, к сожалению, я не готова приносить такие жертвы на алтарь молодости. Спасибо, Сэм, - взяла у официанта меню. Подождала, пока второй экземпляр передадут ее спутнику, но в свое заглядывать не стала. - Мне чай, пожалуйста, Сэм. Как всегда, да.

Альбус Дамблдор: Последовал за проводницей, прислушиваясь. Коротко усмехнулся на предупреждение о ступеньке. - Да, тут, пожалуй, и правда следует быть внимательным. Какая нелепая оказалась бы потеря. На всякий случай еще и пригнулся, чтобы не встретиться головой с низким дверным проемом. Разместившись за столиком, принял от юноши тяжёлую книгу-меню. Коротко пробежался по строчкам яств. - Молодой человек, будьте добры, имбирный чай с лимоном и вот этот дивно выглядящий шоколадный маффин. Отложив меню, улыбнулся официанту, следом обращая внимание на спутницу. - Часто тут бывать доводится? Цепко оглядел укрытое от лишнего внимания заведение, удостоверяясь в отсутствии непрошенных гостей.

Малати Фултон: Улыбнулась официанту короткой вежливой улыбкой. - Сэм, извини, мне тоже принеси, пожалуйста, маффин. Повернулась к бывшему директору. - Как говорит моя бабушка: соблюдение диет - это глупейшая выдумка. Подождала, пока официант удалится. - Да, пожалуй, это можно было бы назвать часто. Отличный чай, мало людей и закрываются достаточно поздно. Можно отдохнуть, можно поработать. А еще эти чудесные светильники. Указала на ряд светильников над головой, висевших среди перепутанных витых тросов. - Очень настраивает на рабочий лад. Так лучше пишется... Спасибо, Сэм, - прервалась, обращаясь к официанту, принесшему заказ. - На мой счет, пожалуйста, хорошо? Взглянула на спутника. - Вы позволите мне угостить вас? - улыбнулась, одновременно делая знак официанту, что ответа можно не дожидаться. Пододвинула поближе к себе чашку. Откинулась на спинку стула, предоставляя возможность Дамблдору самому определять тему их беседы.

Альбус Дамблдор: Добродушно кивнул. - Ох, дорогая моя, какие тебе диеты? И так худенькая, что фарфоровая. Проследил взглядом за уходящим официантом. Задумчиво огладил бороду, изучая светильники. Обратил внимание на спутницу. - Буду признателен Малати. Предположу, что ты по-прежнему наполняешь мир прекрасным? Пишешь? Спохватившись, убрал бороду, забравшуюся на стол. Серьезно посмотрел на девушку. - Думаю, ты уже догадалась, что основная цель нашей встречи далека от поедания маффинов? И обсуждения милых сердцу старика радостей простой жизни? Пусть это и единственное светлое событие за последние годы. Аккуратно взялся за чайник и приоткрыл крышечку. Вдохнул влажный, горячий аромат чая с имбирем. Положил крышечку на место, давая напитку время настояться. Разместился удобнее, дожидаясь ответа.

Малати Фултон: Улыбнулась чуть смущенно. - Вы очень добры, профессор. Кивнула утвердительно. - Все так, сэр. Хотя я бы сказала, что не столько наполняю мир прекрасным, сколько пишу о тех, кто это делает на самом деле. Или старается делать. На последних словах улыбнулась уже грустно. - Догадалась, сэр. Посмотрела на собеседника внимательно. - Я могу что-то сделать для вас? - скорее предложила, чем спросила.

Альбус Дамблдор: Побарабанил негромко пальцами по столу. - Как и раньше, слишком критична к себе, дорогая. Будь добрее по отношению к моей некогда студентке. Она этого заслуживает. Улыбнулся бывшей ученице, размышляя. - Да, Малати. Что ты слышала обо мне последние годы?

Малати Фултон: Опять не удержалась от улыбки. - Это будет сложно, но я постараюсь последовать вашему совету, профессор. И вернула себе серьезность, некоторое время потратив на молчание и поиск правильных слов. - Министерство заявило, что вы погибли, сэр. В "Пророке" написали, что вы помешались - простите, я только передаю написанное, - извинилась. - Вы помешались и едва не уничтожили Хогвартс. И только героическими усилиями преподавательского состава вас удалось остановить. А вы сами погибли при пожаре. Ваше тело было доставлено в Мунго, затем кремировано, а прах развеян над морем. Такова официальная версия вашей судьбы, сэр. Я слышала, что никто не предоставил в Министерство завещание, поэтому ваше имущество формально отошло к вашему брату. Я говорю "формально", так как по имеющимся у меня сведениям, речь идет об имевшихся на вашем официальном счету в Гринготтсе средствах. А ваш дом только по бумагам обрел нового владельца, фактически же он находится под арестом Аврората. Чуть позже Сопротивление издало листовки, где заявило, что вы живы и вскоре вернетесь. Это было большим утешением для многих в Британии. Однако... Министерство тоже не сидело сложа руки. Они стали тиражировать листовки от якобы альтернативного Сопротивления. Создали несколько псевдо-организаций, каждая из которых, имитируя стиль листовок Сопротивления, сообщала противоречивые факты. Одни писали, что вас убили пожиратели, другие назначали точную дату и время вашего возвращения. В результате люди запутались, кому верить. А когда следом "Пророк" стал тиражировать информацию, что Сопротивление отравило свои листовки, и пострадало несколько человек, взявших их в руки, люди стали бояться читать. Сделала глоток из чашки. - Больше вестей о вас не было, сэр.

Альбус Дамблдор: Внимательно слушал девочку. - Политика-политика. Покачал головой неодобрительно. - Что ж. Думаю, с учетом того, что я тут и веду с тобой беседу, мы готовы прийти к выводу, что я жив и в некоторой степени вменяем? Лукаво улыбнулся и разгладил мантию на коленях. - В принципе, примерно этого я и ожидал. А что ты слышала о Хогвартсе? О профессоре Снейпе, о Сопротивлении, в том числе? Ты контактировала с кем-то из участников? Цепко осмотрел зал бара, проверяя, не проявляет ли кто излишнее внимание к столику в дальнем углу.

Малати Фултон: Кивнула. - И это большое счастье, профессор! Вот только... намерены ли вы соблюдать инкогнито? Будет ли факт нашей встречи секретом, сэр? Еще один глоток из чашки. - Хогвартс... Здесь интересно, сэр. Хогвартс укрыт куполом, собравшихся там именуют террористами. Министерство говорит, что те удерживают в заложниках детей, прячась за их спинами. А само Сопротивление... Последнее, о чем я слышала - это их нападение на дом Малсибера. Я не знаю, какие они преследовали цели, но Министерство выставило их мародерами, которые вынесли из дома министра некоторые ценности и устроили погром. Перед этим еще Министерство обвинило Сопротивление в убийстве брата министра, хотя ходят слухи, что с тем расправились пожиратели. А о Снейпе... о нем то говорят, как о сумасшедшем, то обсуждают факт его женитьбы на собственной студентке. Что поделать - такие подробности обществу интересней. Покачала головой. - Нет, профессор. Я подумала, что если бы вы оставили им мои контакты, значит, они бы вышли на меня, и я бы, конечно, постаралась им помочь. Но никто не связывался со мной. И в конце концов, я решила, что если они заявили, будто вы скоро вернетесь, рано или поздно я тоже смогу быть полезна. А пока я наблюдала со стороны.

Альбус Дамблдор: Положил руки на чайник, согревая. - Думаю, можешь, при необходимости, поделиться информацией о нашей встрече. Только будь осторожна? Сторонники Волдеморта могут заинтересоваться тобой, как ниточкой, ведущей к цели. Не давай поводов лишить меня приятной компании и полезного источника информации. Налил полчашки ароматного дымящегося напитка. - Есть какая-либо информация о Волдеморте? Его передвижениях, планах? Его основных сторонниках? Меня беспокоит ситуация с Хогвартсом. Пристально посмотрел на ученицу.

Малати Фултон: Заверила: - Я буду осторожна, профессор. Но в первую очередь мне бы хотелось обрадовать родителей и бабушку с дедушкой. Вся наша семья будет очень рада таким новостям. Задумчиво повертела кольцо пальце, следя за тем, как льется чай. - Почти никакой, сэр. Все на уровне слухов. Тот кого нельзя называть не объявлял о своем возвращении. Пожиратели не заявляли открыто, что он вернулся. Он - слух. Никто его не видел. Поговаривают даже, что это все выдумка Малфоя, а на самом деле Тот кого нельзя называть не возвращался. Впрочем... Разгладила складки на скатерти. - Впрочем об этом тоже говорят шепотом. Вдруг все же правда? Никто не хочет рисковать с неосторожными словами. Слишком многие помнят, сколько человек пострадало в войну из-за этого. А уж о планах и передвижениях... Я бы не стала пересказывать вам весь тот вздор, который слышала. Это чистой воды выдумки. Если Тот кого нельзя называть вернулся, то видели и знают о нем лишь пожиратели из ближнего круга. А эти точно не станут болтать лишнего. Но можно говорить о планах министерства, сэр. О планах Малфоя, который определяет политику министерства. А вот понять, его ли эти планы, или он выполняет указания, или это только видимая часть айсберга, задача которой - прикрывать что-большее - я не могу сказать. Отпила из чашки. - Малфой, Малсибер, Кэрроу... Амикус Кэрроу примкнули к Тому кого нельзя называть сразу же, как только Малсибер стал министром. Я не слышала, чтобы между ними возникали какие-то противоречия. Супруги Лестрейнджи недавно вышли из Азкабана. Остальные пожиратели сидят. В "Пророке" писали, что в Азкабане эпидемия драконьей оспы, поэтому тюрьма на карантине. Но, кстати, эта история - один из доводов в пользу того, что Тот кого нельзя называть не возвращался. Возможно, Малфой просто боится выпустить на свободу так много пожирателей, которых он не сможет контролировать. Эту теорию, конечно, нарушает факт освобождения Лестренджей, но кто знает... Никто их не видел на свободе. Может так случиться, что Малфой распорядился убить их в Азкабане, а сам заявил, что они свободны. Впрочем, это скорее теория из разряда фантастических - скрыть смерть Лестрейнджей достаточно сложно. Проще было бы списать их убийство на эпидемию. Отодвинула чашку немного в сторону. - Но это теперь не самое опасное, сэр. Пожиратели больше не главная ударная сила новой власти. В их руках целое министерство. Они набрали новых людей в аврорат. Лояльных и преданных новому режиму. Конечно, большинству авроров далеко до возможностей пожирателей, но они берут числом. Полномочия аврората расширены. Фактически, они могут хватать на улице любого, задерживать и в рамках борьбы с террористами творить с задержанным что угодно. У них высокая зарплата, статус в обществе, их боятся - власть создала себе новую армию.

Альбус Дамблдор: Прикрыл глаза, обдумывая услышанное. - Многое из сказанного было ожидаемо. Мне приятно слышать, что есть те, кто рад моему выздоровлению. Должен сказать, Волдеморт вернулся. Не могу быть уверен в полной мере в личности того, что вернулось, однако, пусть даже в части, это наш прежний противник. Он придерживается проверенной тактики. Скрывается, дезинформирует, окружает себя ореолом тайн, загадок и страха. Хотя, на деле, остаётся все тем же запутавшимся мальчиком. За которым теперь тянется кровавый след преступлений. Вздохнул, вспоминая события минувшего прошлого. - Малати, ситуация с Хогвартсом сложнее, чем я ожидал. По сути, сторонникам Волдеморта выгодно положение осады. За время моего отсутствия, при должной настойчивости и упорстве Тёмного Лорда, пожиратели смерти сломили бы сопротивление и уничтожили большую часть его участников. Правда, лишившись при этом внешнего врага. Того, с кем нужно бороться. Потеря последнего оплота Террористов невыгодна. Под знаменем борьбы с Сопротивлением Волдеморт может провести любую политику, внушив общественности нужные идеи. Внешний враг сплачивает, хоть в нашей ситуации это и не враг вовсе. Знаешь, не-волшебники говорят: "Если бы Дьявола не было, его бы следовало выдумать". В словах этих сокрыта весьма мудрая мысль. Потянулся к чашке и сделал глоток, наслаждаясь вкусом.

Малати Фултон: Возразила: - О, сэр, их было бы в разы больше! Ведь ваше возвращение дает надежду, что все можно изменить к лучшему! Многие верят вам. И в вас. Взглянула невесело. - Вы уверены, что Тот кого нельзя называть вернулся? Впрочем тут же кивнула, не ставя под сомнение убежденность собеседника. - Это плохо, - сделала неутешительный вывод. Добавила в свою чашку еще немного чая. - Да, сэр, - согласилась. - Такой враг очень выгоден Министерству. Весьма... меткое выражение. Но, может, в каком-то смысле это и плюс, сэр? Я имею в виду, что если бы министерство было бы настроено более решительно, вы могли бы вернуться уже на руины Хогвартса. Впрочем... есть еще один слух, сэр. Мне не хотелось бы его вам передавать, но я все же вынуждена. Поговаривают, что Сопротивление в сговоре с министерством. Министерство не трогает их, а Сопротивление сидит тихо и позволяет Министерству делать из себя пугало. В определенной выгоде остаются все. Пожиратели довольны, Сопротивление живо. Насколько я понимаю, этот слух сориентирован больше во внешнем направлении. Поэтому другие министерства и не спешат выходить на контакт с Сопротивлением. Присматриваются, интересуются, но от взаимодействия отказываются.

Альбус Дамблдор: Улыбнулся девочке. - Малати, ты слишком добра ко мне. Я всего лишь помогаю, чем могу. Сейчас время молодых строить настоящее, задумываться о будущем. Серьезно кивнул на вопрос. - Боюсь, что да. Он вернулся. Это и настораживает, дорогая. За время моего вынужденного отсутствия ситуация не продвинулась ни на йоту. Школа по-прежнему покоится под некогда установленным мной куполом. Самое интересное, выходя на прогулку, я не заметил ни одного наблюдателя по периметру защитного барьера. Складывается впечатление, что Министерство вовсе потеряло интерес к Хогвартсу и использует его, как место для размещения неудобных фигур. Сопротивленцев, полукровок, магглорожденных детей. Однако, по увиденному, могу сказать, что Школа переживает не лучшие времена. С нынешним настроем Министерства, как бы они не начали прикрытое финансирование, мол, вы там сидите, а мы, так уж и быть, вам заплатим, лишь бы вы проводить в жизнь политику магглонетерпимости не мешали.

Малати Фултон: Вздохнула и несогласно качнула головой. - Извините, профессор, но я никак не могу с вами согласиться. Конечно, я не хочу сказать, что все должны сидеть и ждать, когда вы придете и спасете их. Это было бы неправильно. Но без вас это будут только напрасные жертвы. Можно десятками отправлять в топку лучших людей Британии, но пока есть Тот кого нельзя называть - мы бессильны. Только вы можете что-то сделать. И это вдохновляет людей, дает им возможность поверить, что битва еще не кончена. Мельком глянула на отставленный чай. - Родители говорят, что такой надеждой мог стать сын Поттеров. Помните? Мальчик Гарри, который выжил в день исчезновения Того, кого нельзя называть. Но теперь Гарри мертв. Вас тоже почти похоронили. У Британии нет надежды. Большинство несогласных, кому удалось уйти от репрессий министерства, попросту покинули страну. Люди отчаиваются. Они не видят смысла в постоянных партизанских вылазках, в нападениях из-за угла или диверсиях. Они хотят видеть план. Какую-то концепцию войны, а не десяток разрозненных фронтов.

Альбус Дамблдор: Надломил маффин, но пробовать не стал, наблюдая, как горячий шоколад из того заливает тарелку. - Ты совершенно права. И теперь, когда я вернулся в более или менее удобоваримое состояние, мы приступим к делу. Больше всего пока настораживает практически полная пассивность Сопротивления. За приличное время они не только не укрепили позиции, но рассыпались в разрозненные ячейки. Утратили контакты с международной ареной. Как я понимаю, поток новых сторонников также прекратился. Воландеморт же провел обратную политику и добился того, чего я опасался. Малати, боюсь, мне придется злоупотребить твоими услугами в большей степени, нежели ранее. Отпил чая, поморщился. Бросил кусочек лимона в чашку и принялся выжимать его ложечкой. - Пророк все еще сохраняет статус рупора при нынешней власти?

Малати Фултон: Улыбнулась с воодушевлением. - Вы не представляете, как это приятно слышать, сэр! Взяла чашку в руки. - Но, прошу вас, не будьте очень строги к тем, кто остался в Сопротивлении. Я сама могла бы долго их критиковать, но не уверена, что окажись на их месте, сделала бы больше. Я не стратег, не боевой маг, не внушающий доверия лидер и даже не дипломат. Я не знакома лично с Северусом Снейпом, но, похоже, что и он тоже не обладает этими достоинствами. Вероятно, он хороший учитель, прекрасный зельевар и декан своего факультета, хороший администратор, но это все не то для организации сильного Сопротивления. Впрочем, я признаю, что слишком мало знаю о том, что происходит по ту сторону барьера, чтобы судить объективно. Сделала глоток, замечая, что напиток остыл. - Сомневаюсь, что вы сумеете злоупотребить, сэр, - улыбнулась. - Моя семья в большом долгу перед вами. Но даже ... даже если бы это было и не так, сэр - я все равно бы была тем, кто я есть, и там, где я есть. Так что я готова сделать все, что может быть полезно, профессор. Кивнула. - Да. В этом "Пророк" постоянен. Барнабас Кафф с его умением гнуть спину и угождать каждой власти, похоже, будет неизменно востребован каждым министром.

Альбус Дамблдор: Кивнул на слова о Северусе и других Сопротивленцах. Достал палочку и коротко постучал ей по своей чашке и заварнику, подогревая напиток. Потянулся и проделал то же самое с чаем спутницы. Прибрал палочку. - В таком случае, я попрошу тебя сменить место работы. В сравнении, к прискорбию, Ведьмополитен проигрывает по количеству доступных и возможных к получению сведений. В сравнении с Пророком. Задача будет следующей: держать ушки на макушке, отслеживать реальное положение вещей, а не то, которое Барнабас пытается выдать за правду, и присматривать за теми, кто посещает сие заведение. Есть вероятность встречи со сторонниками Темного Лорда, учет которых нам следует вести. Не говоря уже об обрывках разговоров, переписки и прочего. Однако, вместе с тем, я попрошу о крайней, исключительной осторожности. Ничего из вышеперечисленного не стоит твоей жизни и жизней твоих близких, моя дорогая. Задержал взгляд на девушке, давая понять ей, какова серьезность слов.

Малати Фултон: Улыбнулась, когда Дамблдор вернул напитку нужную температуру. - Благодарю вас. И уже собиралась отпить из чашки, когда собеседник несколько сбил с толку неожиданным поручением. Помолчала немного, рассматривая ближайшую стену. Все это было очень не по душе, но если так было нужно... - Профессор. Я солгу, если скажу, что меня обрадует такое задание. Скорее, даже наоборот. Я понимаю вашу логику. Я понимаю, что вы правы. Но я не могу не думать о том, что у Каффа от меня будут ждать лжи. Возможно, я не самый талантливый журналист, но до этого мои способности не приносили никому вреда. А в "Пророке" мне придется лгать в своих статьях. Улыбнулась, как бы извиняясь за сказанное. - Да-да, конечно, я все понимаю. Я все сделаю, сэр. Не сомневайтесь. Я буду там, где вы скажете. И буду в должной мере осторожна. А это так, - отмахнулась, - в порядке брюзжания. Переключила внимание на чай, делая большой глоток. - У меня есть один знакомый, профессор, - сменила тему, уходя от неприятных мыслей о необходимости расставания с нынешней работой. - В последнюю нашу встречу он говорил, что собирается в Хогвартс, просить убежища. Я не очень знаю, как поступают другие, кто обращается за помощью к Сопротивлению, но, быть может, ему не стоит слать сов, а я могла бы представить его вам?

Альбус Дамблдор: Улыбнулся на благодарность спутницы, тут же становясь серьезным. - Малати, я все понимаю. Даже больше, чем ты себе можешь представить. Однако, времена требуют от нас многого. Порой больше того, что мы могли бы или хотели положить на алтарь общего блага. Прикрыл глаза, погрузившись на долю секунды в прошлое. - Общего блага. И под этим лозунгом вершилось страшное. Хочется верить, что мое понимание общего блага, мое и всего Сопротивления, оно не той же природы, что и благо, пестуемое Темным Лордом, а когда-то Гелертом Гриндевальдом. Замолчал, рассматривая напиток в чашке. - Порой, Малати, нам приходится поступаться многим ради того, чтобы у будущих поколений был шанс жить в мире. Ради того, чтобы дать нынешнему поколению надежду. Пусть она и отблеск свечи в непроглядной тьме. От каждого из нас жизнь требует свой вклад. Я верю, что ты способна его сделать. Что в тебе достанет сил пройти этот путь. Цепко всмотрелся в глаза ученицы, ища там признаки сомнения. Следом облокотился о спинку, прислушавшись. - Кто он? Этот молодой человек. Расскажи мне о нем? Отпил чая. Подогретым он звучал куда приятнее.

Малати Фултон: Не согласилась: - Ну, что вы, сэр, вас нельзя сравнивать. Гриндевальд и Тот, кого нельзя называть - величайшие злодеи нашего века. А вы - человек, остановивший первого, и тот, кто остановит второго. Кивнула несколько раз, слушая своего бывшего директора. - Вы как всегда правы, сэр. Я обезоружена и не имею что вам возразить. Сдаюсь, - приподняла руки. Усмехнулась. - Спасибо, что верите в меня. Ваши слова много для меня значат, сэр. Переспросила с улыбкой: - Он? Ашер Шафик. Из всех многочисленных Шафиков он сын тех самых, которые сейчас в Азкабане. Типичный "золотой мальчик" - много денег, мало контроля. Постоянно влипает в какие-то истории, любит риск, гулять, сорить деньгами, веселиться. Вечеринки, путешествия, друзья, запрещенные зелья, азартные игры, мелкое нарушение закона и нелегальные дуэли. Законченный эгоист, как по мне, уж простите, сэр, за столь резкий отзыв. Но, по-моему, Шафик никого кроме себя не любит. И в Хогвартс он будет проситься не из желания помочь Сопротивлению, конечно. Его прижали друзья родителей.

Альбус Дамблдор: Прислонил указательный палец к губам, вслушиваясь в рассказ. - Интересно. Позволь нескромный вопрос? Почему ты заинтересована в его будущности? Судя по описанию, это далеко не тот молодой человек, с которым бы связала свою жизнь умная девушка, к которым я тебя отношу. Решил наконец попробовать маффин. Отломил небольшой кусочек и положил в рот, стараясь распробовать. - Очень-очень недурно. После стольких лет сплошного чаепития простые радости жизни не сравнимы ни с чем. Запил сладость, вновь обратившись к ученице. - Полюбопытствую, что за конфликт с друзьями родителей?

Малати Фултон: Поторопилась внести ясность: - О, нет, профессор, уверяю вас, здесь ничего личного. Шафик мне не друг даже. Он... Решила начать с конца, немного помолчав: - Он не стал говорить о подробностях. Все же мы не настолько близки с ним, чтобы он мог мне верить. Но вполне резонно предположить, что могли хотеть пожиратели от сына своих товарищей. А если учесть, что Шафик служил как-то в аврорате, и вообще неплохой боевой маг - думаю, ему намекнули, что он достаточно жил для себя - пора и послужить, как родители. Ашер, конечно, не самый приятный человек на свете, но он не убийца, сэр. У него будет два пути - сломаться и быть пущенным в расход или стать таким, как его родители. Признаться, я не очень верю, что из него выйдет толк, но пусть из него хотя бы не выйдет очередного пса.

Альбус Дамблдор: Положил еще кусочек маффина в рот. Запил чаем. - В таком случае, думаю, личная встреча облегчит процесс решения вопроса по мистеру Шафику. Неплохой боевой маг? Мне кажется, припоминаю одного юношу. Нужно посмотреть на него лично. Где мы можем организовать встречу? Доел маффин и оставил тарелку в сторону, переключаясь на чай. - В таком, случае, дальше все в твоих руках. Как лучше устроиться на работу - не мне тебе советовать. Связь поддерживаем стандартными способами: совы, на крайний случай - патронус. Даже при намёке на опасность тебе или твоим близким, сразу же закрывай деятельность. Будь крайне осторожна. Если угроза окажется вполне реальной, собираетесь и в Хогвартс. Предварительно отправишь патронус, я лично вас встречу у Барьера. Никакого геройства, Малати. Нас слишком мало для бессмысленных жертв.

Малати Фултон: Добавила: - По крайней мере, так я слышала. Сама, к счастью, его боевые навыки не проверяла. Немного подумала, перебирая варианты. - Шафик сейчас не хочет появляться в людных местах. Да и вам лучше не искать внимания патрулей. Может быть, подошло бы что-то в мире магглов? Как вам будет удобно, сэр? И ... когда? Покивала, слушая напутствия. - Будем надеяться, что все обойдется. Но в любом случае, спасибо вам за заботу и готовность укрыть нас в Хогвартсе. Вспомнила, что и себе заказывала маффин, о котором чуть не забыла. Пододвинула к себе тарелку, ожидая уточнений от собеседника.

Альбус Дамблдор: Припомнил планы на ближайшие пару дней. - Думаю, завтра я смогу уделить молодому человеку время. В час дня вот по этому адресу. Достал палочку и провел ей над предварительно разложенной салфеткой, следя за вырисовывающимися буквами. - Малати, благодарю за дивное чаепитие. Мне пора откланяться. Надеюсь, в скором времени нам удастся встретиться в более радостной внешней атмосфере. Улыбнувшись ученице, поднялся с места и покинул заведение, чтобы аппарировать в ближайшем укромном месте в только одному Дамблдору известном направлении.

Малати Фултон: Повторила, чтобы запомнить: - В час дня. Придвинула к себе салфетку, молча кивнула, давая понять, что все запомнила и передаст. Убрала "записку" в сумочку. - Это вам спасибо, профессор. Я была чрезвычайно рада вас увидеть. Берегите себя, пожалуйста! Простившись, посидела еще минут десять. Затем расплатилась и также покинула кафе.



полная версия страницы