Форум » ЕВРОПА » Италия. Имение Альваре » Ответить

Италия. Имение Альваре

Магическая Британия:

Ответов - 51, стр: 1 2 3 4 All

Леонардо Альваре: Поднял взгляд. Отнял руки от головы. Холодно ответил. - Ты меня не знаешь. И не знаешь, что на меня похоже, а что нет. Не надо делать вид, что ты хоть малейшее представление имеешь о собственных детях, кроме их статуса крови, - встал со стула. - В семье не без деда, отец. Воевавшего за Гриндевальда. К твоему сожалению, считаю, что гордиться тут нечем. Мои ценности и то, что я считаю приличным, несколько отличаются от ваших. Давай не будем развивать извечный диалог на тему того, что я - неблагодарный сын, а ты родитель, все делающий ради блага близких. Как показывает предыдущий опыт, ни к чему оно не приведет. И не думаю, что стоит надеяться на мое будущее прозрение. Я прекрасно понимаю, что люди бывают разные. Однако сторонники Дамблдора в Британии грязнокровок, как ты их называешь, не истребляли. Как и чистокровных противников. В отличие от сторонников Гриндевальда и Темного Лорда, - вздохнул. - Ты до сих пор веришь, что предоставление информации хоть как-то может спасти Мари? Это даст время, не более того. Нельзя сидеть на месте. Мне нужно снова ехать в Лондон. Правда, теперь у нас новая проблема, имя которой "матримониально настроенная миледи Сфорца", - прислушался к звону часов в коридоре. - Отец. Никаких преступников в Хогвартсе нет. Нельзя верить тому, что пишут газеты-марионетки Темного Лорда. Естественно, они будут трубить, что Сопротивление в Англии - целиком и полностью бандиты и маньяки. Вот только, судя по истории нашей семьи, ситуация обратная. В Хогварсте мало того, что учат детей, которым сторонники идеи чистокровности считают правильным запретить развитие магического таланта, так там еще и укрывают детей и волшебников, чей статус крови вызвал сомнения у действующей власти Британии, - замолчал, обдумывая ответ. - Да, ничего конкретного. Сам же понимаешь, что речь шла о возможном противодействии со стороны Альваре. Я хотел, чтобы миледи Сфорца задумалась, стоит ли перспектива заиметь меня в мужья внучки конфликта с нашим семейством.

Федерико Альваре: Невесело улыбнулся. - "Вы нас не знаете". Коронная фраза, которую говорит каждое новое поколение. Ты считаешь себя... оригинальным? Слишком сложным? Добавил чуть тише: - Иногда я думаю, что хотел бы тебя не знать. Спросил с явным неодобрением в голосе: - Так вот куда ты ездил? Слушать пропагандистов Дамблдора? Теперь ты говоришь словами этого мерзкого старикашки? Н-да...И это твой рецепт? Отказать армии профессиональных убийц в выполнении их требований? Я это должен сделать? И ездить слушать сказочки полоумного английского старика? Это мальчишеская наивность, Лео. Без особой надежды поинтересовался: - Сфорца не намекала на альтернативы? Может быть, ее устроило бы ... что-то другое? Услуги? Я не знаю - моя голова? Протянул руку и достал до большого глобуса, стоявшего несколько в стороне. Коснулся пару раз шара, поворачивая его так, чтобы перед глазами оказалась Европа. - Есть способ. Он мне не очень нравится, но если я расскажу об этой проблеме пожирателям, они могут согласиться убрать старуху с нашего пути. В конце концов, они не захотят терять такой источник информации... Она не говорила тебе, кстати, кто еще в курсе наших дел? Эта ее грязнокровка знает?

Леонардо Альваре: Спокойно ответил. - Под "мы" я подразумевал меня и Мари. За целое поколение говорить не берусь и предлагаю воздержаться от взаимного психоанализа. Боюсь, ты пропустил период моего переходного возраста, - безэмоционально выслушал следующий комментарий. - Если есть что сказать, говори. Не откажусь от разъяснений туманного "хотел бы тебя не знать". Осмелюсь предположить, что диалог получится увлекательным, - покачал головой. - Ты не прав, однако время покажет, кто из нас ошибался. Для того, чтобы делать выводы, не обязательно слушать, как ты выражаешься, чьи-то бредни. Достаточно иных источников информации. Если считаешь, что лучше справишься, Англия ждет. Я неоднократно звал с собой. Тем не менее, ты предпочитаешь оставаться в Италии и надеяться на лучшее, - скептически посмотрел на родителя. - Слушая твои предположения, начинаю подозревать, что безумие подкралось не только к Дамблдору. С какой стати миледи Сфорца желать твоей головы? Она ее над входом в гостиной прибить должна? Боюсь, трофей получится так себе, не радующий глаз, - поднял бровь на следующие слова. - Ты считаешь это приемлемым? Обращаться к пожирателям, чтобы они убили старшую Сфорца? Что за средневековые методы, отец? - с недоверием присмотрелся к мимике родителя, пытаясь найти ответ. - Миледи Сфорца не настолько глупа, чтобы делиться подобными сведениями с кем-то еще. Единственный источник сведений - она сама. Однако, это не говорит о том, что не заготовлен способ распространения информации на случай, если что-то произойдет с ее обладателем, - поморщился. - У нее есть имя. Если ты не в состоянии следовать нормам приличия, будь добр, называй внучку миледи Сфорца просто "девушка". Откуда она может о подобном знать? Недавно вернулась из Школы. Готовится к выходу в свет. Она даже не в курсе планов родственницы о выдаче ее замуж.

Федерико Альваре: Посмотрел на сына долгим взглядом. - Я не вижу смысла в разъяснениях. Может, однажды ты поймешь. Может, нет. Покачал головой. - Если бы я считал, что поездки в Англию могут что-то решить, я бы туда поехал. А так - это бесполезная трата времени в пользу имитации бурной деятельности. Вот, мол, погляди, как я бьюсь, пока ты тут сидишь. Я и гляжу. Много ты наездил? Отмахнулся, не желая слушать возражения. - Чтобы понять некоторые вещи, иногда достаточно хорошо подумать, а не метаться по миру. Власть в Англии принадлежит этим людям. Никто в здравом уме не станет становиться им поперек дороги. Только безумцы. Как сторонники Дамблдора. Конечно, будь я на их месте, я бы тоже наобещал такому зеленому глупцу, как ты, что вот, мол, мы сейчас как все дружно соберемся, как победим эту армию убийц! Никого они не победят. Это все ерунда. Положат свои головы впустую. Хмыкнул. - Благодарю за лестное сравнение. Я мог бы кое что рассказать тебе о наших со старухой давних счетах, но зачем? Тебе как всегда ничего это не нужно. Фыркнул на "средневековые методы". - Действительно! Что это я? Давай лучше брачный контракт составим! Ты не женишься на этой грязнокровке. Только через мой труп. Если придется, я лично ее придушу. И мне плевать, что потом за это придется отвечать. Такого позора при мне не будет никогда! Впрочем, призадумался над тем, как сохранить информацию от нежелательного распространения. - Нужно сначала узнать, где она все это хранит. И какие приняла меры. А потом я поговорю с пожирателями. Скривил губы в презрительной гримасе. - Мне нет дела до того, как ее зовут. А для человека, только что сравнившего отца с охотничьим трофеем, ты слишком выборочно вспоминаешь о приличиях. Скептически хмыкнул. - Ну, конечно! Не в курсе она! Наверняка, спит и видит, как стать Альваре.

Леонардо Альваре: Бесстрастно посмотрел на родственника. - Не выяснив ни места нахождения компромата, ни мер предосторожности, предпринятых миледи Сфорца, совершать столь рискованные мероприятия - верх безрассудства и прямая угроза жизни Мари. Не говоря уже об угрозе благополучию семьи и риске оказаться в полной власти сторонников Тёмного Лорда. Тем не менее, вы считаете своё мнение превалирующим в любом случае, посему воздержусь от комментариев. Сеньор Альваре, полагаю наш разговор оконченным и смысла в продолжении не вижу. Предпочту заняться розыском информации, имеющей отношение к компромату и способам выхода из ситуации, не предполагающим гибель дорогих мне людей. Вы желаете еще что-то сообщить? Остановился около двери, готовый покинуть кабинет.

Федерико Альваре: Встал. - Раз не видишь смысла, можешь идти, - согласился закончить достаточно бесперспективный диалог. Озвучил свое решение: - Неделя. У тебя и у меня есть неделя. Если в этот срок никто из нас не преуспеет в мирном разрешении проблемы, я иду к пожирателям. Вне зависимости от того, нравится тебе это или нет. Так что, если ты в очередной раз не согласен - советую что-то предпринять... что-то более успешное, чем ты делал до этого. Отвернулся от сына, показывая, что теперь разговор окончен.

Леонардо Альваре: Никак не отреагировал на комментарий отца. Вышел из Кабинета, плотно закрыв дверь, и направился в сад внутреннего двора. Следовало привести себя в порядок, пребывание в доме явно не способствовало этому. Размеренным шагом дошел до сада, присел на скамью у пруда с лотосами. Облокотился о спинку и, прикрыв глаза, занял голову счетом. Лучшее средство унять разброд в эмоциях и мыслях.

Лючия Альваре: Прошла по тропинке сада и остановилась рядом с сыном. Мягко коснулась его плеча рукой. - Вы опять повздорили? - не то спросила, не то произнесла утвердительно. Грустно улыбнулась. - Я так боюсь, что однажды вы скажете друг другу что-то совсем непоправимое.

Леонардо Альваре: Погрузившись в размышления, не сразу заметил постороннее присутствие. Ощутив прикосновение, открыл глаза. Поднялся на ноги. - Доброго дня, матушка. Садись, - приглашающим жестом указал на лавочку, оставшись стоять в ожидании, пока женщина присядет. - Боюсь, что мирное общение с отцом больше из области легенд, нежели реальности. Непоправимое? - пожал плечами. - Полагаю, основная часть непоправимого между нами уже произошла. Остались последние штрихи, - нахмурился было, но решил не расстраивать родительницу. - Как ты себя чувствуешь? Все хорошо? - поинтересовался, зная наперед, что переживания за дочь не позволяют матери вести спокойную и беззаботную жизнь.

Лючия Альваре: Провела рукой по плечу сына и села. - Я не помешаю тебе? Огорченно опустила глаза. - Вы давно не ладите. И я все жду, что однажды что-то случиться. Посмотрела на Леонардо снизу вверх. - Сынок, я прошу тебя... Я понимаю, что ты уже совсем взрослый. У тебя своя жизнь. Я радуюсь, что ты у меня такой. Взрослый. Сильный. Умный. Решительный. Ты умеешь думать своей головой. Сам принимать решения. Ты похож на отца, - улыбнулась. - Прости. Не уверена, что ты хотел это услышать. Пару секунд помолчала, вспоминая, что начала мысль, чтобы куда-то ее довести. Но сбилась. - Я люблю вас обоих. Тебя и твоего отца. Может быть, если вы разорвете все отношения, вычеркните друг друга из своих жизней - может быть, вам обоим станет... легче. Свободнее. И я знаю, что я никак не вправе тебя останавливать. Или просить о чем-то. Но я хочу, чтобы ты знал - вы разобьете мне сердце. Отвела взгляд. Провела рукой по скамье, удерживая внутри накопившиеся эмоции. - Все хорошо, - кивнула несколько раз. - У меня все хорошо, сынок. Не переживай, пожалуйста.

Леонардо Альваре: Поспешил ответить: - Ну, что ты. Нисколько. Я всегда рад твоей компании, ты же знаешь, - тепло улыбнулся матери и присел рядом. Вздохнул. - Мне это видится маловероятным. Взгляды отца неприемлемы, - покачал головой и нахмурился на сравнение. - Я понимаю, что ты имела ввиду, но, пожалуй, да. Не лучший пример поведения, - взял руку матушки и легко поцеловал. - Только нежелание огорчить тебя и держит в этом доме. В противном случае, я бы давно покинул поместье и разорвал всяческие взаимоотношения с сеньором Альваре... но я не сделаю подобного. Только в крайнем случае. До тех пор, пока это грозит тебя расстроить, - с волнением посмотрел на мать. - Может быть, тебе все же съездить в путешествие? В Австралию? С миледи Росси? Она ведь давно зовёт? Ты же понимаешь, что она тоже беспокоится и хочет хоть как-то отвлечь тебя от грустных дум? Как и я.

Лючия Альваре: Ласково коснулась щеки сына. - Спасибо, милый. Я знаю, что тебе все это непросто. И иногда ругаю себя, что я навязываю тебе такую жизнь. Здесь. С нами. Удерживаю. Прошу не уходить. Сжала руку Леонардо. - Прости мне мой эгоизм. Я хочу, чтобы ты был счастлив, сынок. Помни об этом, пожалуйста. Что бы ни случилось - ты и Мари ... вы должны быть счастливы. А мы с отцом справимся со всем. Я, конечно, не этого хотела. Но, наверное, я не слишком хорошая мать, раз так у нас все вышло. Я хотела, чтобы все мы были счастливы. Но если так не получается, если надо только кому-то из нас- пусть это будете вы с Мари. Покачала головой. - Нет-нет, что ты. Я не могу. Совершенно не могу никуда уехать. Я понимаю, что это глупо. Что от меня нет тут никакого проку. Я никому не могу помочь - ни тебе, ни отцу, ни нашей Мари. Но я все время думаю - что с ней сейчас? Что с ней сейчас, когда мы сидим тут и смотрим на цветы, когда обедаем, когда гуляем, когда говорим. Может быть, она в каком-то сыром подвале замерзает. Может, ей больно. Может, она голодает. Может, она уже отчаялась совсем. А у меня все это есть. Все, что так нужно ей. Второй рукой смахнула навернувшиеся слезы. - Если бы я только могла с ней поменяться! Но твой отец говорит, они не согласились. Не согласились поменять ее на меня. И на него тоже. Сказали, что в этом нет смысла, ведь тогда никто не сможет приносить им то, что они хотят.

Леонардо Альваре: Бережно сжал руку матери в своих. - Не говори так. Я не оставлю тебя тут одну, в таком состоянии. И ты не удерживаешь, это мое решение, и оно не продиктовано необходимостью, оно продиктовано тем, что мне хорошо здесь с тобой. И Мари, - отвернулся, скрывая проступившие на лице эмоции. Следующие слова матери о заключении сестры заставили сжать зубы, чтобы сдержать гнев. Дал себе половину минуты успокоиться. - Мама, об этом не может быть и речи. Даже не говори мне об обмене Мари на тебя! - не сдержавшись, нервно встал. - Отец обезумел? Как он только дошёл до того, чтобы предложить им тебя взамен? - резко прошёлся из стороны в сторону вдоль скамейки, сжимая кулаки. Остановился. - Это и есть его гениальное решение? Естественно, они бы не согласились и на него в качестве заложника . Он - их основной источник информации. В плену он бесполезен. Почему отец не предложил меня? - бросил злой взгляд на окно кабинета. Отошел от скамейки к пруду, судорожно провел рукой по волосам. Проклятые пожиратели. Проклятый Малфой! Столько сил потрачено на то, чтобы встретиться с ним. И безразличное: "Нет". Постоял молча, глядя на воду, и вернулся к скамейке.

Лючия Альваре: Улыбнулась. - Спасибо, сынок. Быть частью жизни своих детей - величайшая радость для любой матери. Я так хочу видеть, как ты становишься взрослым, как ты создаешь свою семью, видеть своих внуков, заботиться о вас. Тяжело вздохнула, теряя улыбку. Печально посмотрела в спину Леонардо. - Прости. Я знаю, это должно быть звучит ... ужасно. Для тебя. Но я взрослый человек. А она еще совсем маленькая. Мне было бы легче, намного легче перенести что угодно. Тем более, если бы я знала, что Мари здесь, с вами. И даже если бы мне было суждено погибнуть... Я прожила хорошую жизнь. У меня хороший муж, замечательные дети. Я была счастлива. Я успела многое увидеть, узнать. А Мари только предстоит еще все это. Выучиться, полюбить, стать женой, матерью. Попросила: - Не сердись, пожалуйста, на отца. Я сама просила его об этом. Он не хотел. Но он понял, что я права. Подошла к сыну, взяла его под руку. Второй рукой погладила по плечу, заглянула в глаза. - Лео, милый, мы не могли предложить тебя. Закрыла глаза. - Возможно, ее уже нет, - прошептала. - Если мы потеряем еще и тебя, я этого не вынесу. Прижалась лбом к плечу сына. - Прости меня, что я такое говорю, - продолжила шепотом. - Мне иногда кажется, что я с ума сошла уже от всего этого.

Леонардо Альваре: Взял матушку под руку и медленным шагом двинулся с ней по саду. Покачал головой. - Мама, не говори так, - сжал пальцами свободной руки виски. Голова никак не проходила. - Никто не умер. И никто не умрет. Слышишь? Я этого не допущу. Отец может сколько угодно говорить об отсутствии возможности вернуть Мари домой, но я найду способ, - твердо посмотрел на родительницу, давая понять всю серьезность слов. - Вы не должны были с отцом решать такие вопросы вдвоем. Мне уже не десять лет. Я также несу ответственность за нашу семью. Говоришь, не могли потерять меня. А каково было бы мне потерять вас? Тебя, Мари, отца. Сколько бы я не злился на него, сколько бы не цапались, но он - мой отец, и пожиратели угрожают всей семье, - вздохнул. - Мама, боюсь, ты можешь дождаться внуков и свадьбы раньше, чем на то рассчитываешь, - аккуратно перешагнул через оставленную домовиками по недосмотру корзину.



полная версия страницы