Форум » ЕВРОПА » Рим. Каза ди Дзукка » Ответить

Рим. Каза ди Дзукка

Магическая Британия: Кривая улочка, стены, расписанные политическими лозунгами - прохожих совсем немного, и те спешат поскорее покинуть глухое место. Кажется, это здесь, по слухам, видели приведение в длинном саване? Говорят, встретившего его целый год будут преследовать всяческие несчастья. Может быть, из-за этих слухов и закрылась местная старая траттория? Впрочем, она и без призраков много десятилетий имела дурную славу пристанища беглых преступников и контрабандистов. Все, что осталось на память о давних темных временах - грязная вывеска на оранжевой стене, на которой отсутствует половина букв. "Cas. .i zuc..". Под разросшимся плющом скрыта темная деревянная дверь.

Ответов - 43, стр: 1 2 3 All

Рудольфус Лестрендж: Нечитаемым взглядом окинул барменшу или барвуменшу, ну... да драконьи прелести с ней. Отлип от стойки и лёгким шагом приблизился к жене. Тронул за локоть, стоя за спиной в безопасной зоне. Привычки боевиков плохо истребимы, по себе знал. - Солнышко мое, погребальное. Если хочешь, давай его усыновим? - кивнул на лучшего друга колдомедиков. - Понимаю твою страсть к зрелым мужчинам, но у нас тут не менее зрелая женщина. Вроде бы. Она жаждет любви, ласки, внимания. И приличную кучку... золота. За информацию. Так что, если ты не против, приступим к общению с дамой без малознакомых дедушек? Или бери с собой? - вопросительно посмотрел на супругу. - Нам ещё пояс верности искать. Следовательно, лучше поторопиться, - замолчал, ожидая телодвижений со стороны второй половинки "пирога".

Беллатриса Лестрендж: Кажется, убогий старик не знал больше никаких слов. Брезгливо скосила взгляд на скрюченную жертву герболога-неудачника и задумалась. С одной стороны, припоминала что-то вроде того, что её сокращённое имя означает «красавица», и, быть может, на итальянском «красавица» именно так и звучит. Вот стоило соглашаться, когда Руди предлагал позаниматься с ней языком! Но нет, надо было предпочесть иное занятие. С другой стороны, если старик что-то знает, его лучше устранить, пока он их не выдал. Их пребывание в Италии для нежелательных лиц лучше оставить в тайне как можно дольше. От мыслей отвлёк муж, легко прикоснувшийся к локтю и занявший предупредительно безопасное место. Усмехнулась, спокойно оглядываясь: эта осторожность была без надобности. - Ты думаешь, что за столько лет совместной жизни я не запомнила звук твоих шагов? – покачала головой, совершенно потеряв интерес к старику. Зачем он, когда тут статный, интересный мужчина? - Усыновим? – скривилась. – Более подходящий вариант - «усыпим», - ещё один брезгливый взгляд на убогого и решение, что старикан не стоит её заботы. Тем более, что появились дела понасущнее. Похоже, дипломатичные способности мужа в этот раз не сработали, и глупая женщина отказалась по-хорошему сообщать информацию. Глупая, очень глупая женщина… - Что ж, пора с ней потолковать как женщина с женщиной, ты так не считаешь, милый? – ласково улыбнулась супругу. На вопрос о дедушках лишь безразлично махнула рукой и, более не обращая внимания на старика, одним движением поднялась со стула и неспешной походкой пошла к барменше. Замерев в позе пай-девочки возле стойки, только тогда вспомнила, что и эта дама может не знать английский. Даже с переводом Руди это может нарушить всю атмосферу. Но попробовать стоит. Состроила самое доброжелательное выражение лица с приветливой улыбкой: - Уважаемая сеньора, простите мою бестактность, но я не знаю вашего языка, хотя очень надеюсь, что вы знаете английский. Вы говорите по-английски? – не оставила надежду на то, что в этом злачном местечке хоть кто-то знает язык.

Магическая Британия: Старик издал разочарованный вздох, когда волшебница отошла от его столика, а из разных углов зала раздались смешки и подбадривающие комментарии в адрес незадачливого кавалера. В то же время и несколько пар глаз пристально стали наблюдать на спутником иностранки - с любопытством и настороженностью. Женщина только развела руками на вопрос иностранки - похоже, она не понимала, что ей говорят. - Простите, синьорина, но вам я точно ничем не смогу помочь, если вы не позовете своего синьора, - итальянка кивнула на спутника посетительницы.

Беллатриса Лестрендж: Недовольно прорычала, поняв, что и тут её не поймут. Хотелось уже выхватить палочку и кинжал и поговорить и этим сбродом на общем языке, который понимают все, но Руди явно не одобрит, если она привлечёт излишнее внимание. Тут и так вон уже, театр двух актёров, Белла в главной роли. Может, задуматься о менее вызывающем наряде... Да, а потом паранджа, хиджаба, монастырь! Тряхнула головой, отгоняя дурацкие мысли. - Дорогой, передай, пожалуйста, этой... женщине, что если она сейчас же не расскажет то, что нам нужно, то Круцио покажется ей детской шалостью, а лицо превратится в мясной фарш, заодно и по... обедаем, - ласковым тоном, но сквозь зубы и гневно сжимая кулаки, обратилась у Руди. Голод давал о себе знать уже не намёками, а открытым текстом, и, учитывая, сколько они тут уже торчат, время действительно клонилось к обеду. А ведь хотелось по-хорошему с дамой! Ну, лишь в начале, конечно. А тут ещё и голод не способствовал хорошему настроению, так что уже весьма недвусмысленно поглядывала на стоящие на стойке напиток и закуску. Особенно закуску. Но, видимо, не была пока настолько голодной, чтобы отведать блюдо местной кухни.

Рудольфус Лестрендж: Посмотрел на одну мадаму, на вторую мадаму: с женщинами всегда так сложно? А еще говорят, что друг с другом-то язык общий без проблем находят. Задумался. Повернулся к мадаме-сеньору. - Мэм, вам тут попросила передать гостья с туманного Альбиона, что с удовольствием отведала бы вашего дивного лица, - переведя общий смысл послания мадамы-супруги, оседлал ближайший к бару стул на высоких ножках. Или это табурет? Поискал глазами, что бы съесть. - Собственно, да. А мне закусочку подгоните? Похавать, Мерлина вам в декольте, тут дадут? А то рассусоливать можно до бесконечности, - внимателым взглядом смерил хозяйку-ина забарного пространства. Надежда пообедать до похищения итальянского "нечта" пока не умирала, но изрядно попахивала тухлятинкой.

Магическая Британия: Итальянка перевела взгляд с иностранки на ее спутника и усмехнулась. - У вашей женщины быстрый язык и горячая голова, - покачала своей головой. - Скажите ей, что у меня рады гостям, но такой номер, как в "Паскуале" здесь не пройдет, - продемонстрировала свою осведомленность. - Здесь не такое место. И мы не зовем министерских. Сами справляемся. Пододвинула мужчине тарелку с жаренным нечто, что по запаху трудно было идентифицировать наверняка. Больше всего это напоминало рыбу. - Вы можете занять любой свободный столик, - кивнула в зал, намекая гостям, что задерживаться у стойки и ничего не покупать из предложенного "товара" смысла нет.

Беллатриса Лестрендж: Слушакть неизвестный язык становилось ужасно скучно. Не понятно, что сказал этой тётке Руди, но она явно не впечатлилась. Может, снова свои дипломатические способности включил... Лучше бы он её за нос тяпнул, или за ухо, как того тюремщика в Азкабане, честно слово! В какой-то момент в ответе дамы за стойкой услышала знакомое слово. Паскуале... Это не там они хотели изначально заселиться? Нахмурилась. Неужели тётке уже и это известно? Ведь и суток не прошло! Быть может, её информация действительно им пригодится. Вот только сколько ещё она знает о них? Для верности хорошо бы было её устранить, после того, как выдаст информацию, конечно, но баба явно не дура. Как-то быстро оставила эту мысль, потому что чувствовала себя отвратительно - морально и физически. Голодная, раздражённая, что они зашли в тупик с поисками, и со вчерашнего дня никуда не продвинулись, а тут ещё и барменша поставила еду перед мужем! Он что, просто решил поесть?! Ну да, он упоминал кафешку, но то, что это будет... подобное место, и представить себе не могла. - Это что, шутка такая, что ли? Неудачная,- прошептала, ни к кому конкретно не обращаясь и во все глаза уставившись с презрением на блюдо непонятного происхождения. Словно что-то умерло, своей смертью и очень давно. - Заплати ей за её советы, приветы и вот это мёртвое, - кивнула на тарелку, - и пойдём отсюда, а? Жрать охота, - несчастно посмотрела на супруга, не чувствуя уже никаких сил и желания вступать в разборки с местным контингентом.

Рудольфус Лестрендж: Протянул руку, подхватил "мертвое" с тарелки и спокойно зажевал. Странная она, конечно, сохранившаяся брезгливость супруги после стольких лет в Азкабане. Это последние годы Люци-Пуци начал проявлять "откуда-ни-возьмись" активность в улучшении жилищных условий местной фауны, а первое время? Бабочками она там питалась что ли? Взял бутылку с граппой, откупорил, налил в стакан и неторопливо пригубил. - Итого, вот ваши галлеоны, - незаметно, прикрывая манипуляцию разворотом плеч выложил на барную стойку сорок галлеонов. - Информация должна соответствовать цене, в противном случае, - долгим взглядом посмотрел на забарное явление. - Разговор будет короткий, - кивнул жене, указывая легким кивком на сброд позади. Простой жест, дающий понять: "Следи за спиной". Сел на стуле ровно, дабы освободить предплечья. Палочка должна быть в свободном доступе. - Быстро, четко, по делу. Камея Инноченти. У кого? Где его найти?

Магическая Британия: Женщина за стойкой кивнула, приобретая деловой вид. Заговорила, чуть понизив тон, чтобы никто, кроме иностранцев, не услышал: - О вас, синьор, уже вовсю спрашивают, - непрозрачно намекнула на министерских и их ранний визит в ее заведение. Выдержала многозначительную паузу, а потом прибавила: - Не все в этом городе умеют молчать, как я. А узнать двух иностранцев по описанию не так и сложно. Если у вас нет своего мастера здесь, могу свести вас с нужным человеком. Оборотные зелья в ассортименте и под конкретный заказ. Итальянка свела брови вместе, а потом покачала головой. - Вы уверены, что вас не обманули? Сгребла со стойки галлеоны, внимательно присмотрелась к иностранцам, словно что-то прикидывая про себя. - Эй, Люка! - женщина позвала кого-то из зала. На оклик из-за одного из столиков поднялся моложавого вида тип с сигаретой в зубах. Вальяжной походкой субъект направился к стойке. - Если кто-то и знает о том, что вы ищете, - пояснила женщина, - то это Люка.

Беллатриса Лестрендж: Отвернулась, чтобы не стошнило желчью, наблюдая, как Руди спокойно поедает "блюдо". - Если ты отравишься и помрёшь, обещаю, я буду тебя оплакивать! Сколько там положено? Ну, пару дней точно, - съязвила с лёгкой усмешкой. Вслушиваться в беседу супруга и женщины смысла не было: разговор вёлся ожидаемо на итальянском. Поэтому развернулась спиной к спине Руди, лениво оглядывая толпу. Впрочем, только невнимательному и неопытному её поза и взгляд могли показаться расслабленными. на деле же цепко осматривала помещение на случай внезапных резких движений со стороны этого сброда и, может, выявления каких-либо ещё посторонних явлений, которые могут помочь им в деле. Про себя надеялась, что барменша скажет что-то полезное, иначе у них больше нет никаких зацепок. Останется только действовать напрямик, то есть цеплять каждого встречного и выпытывать информацию. Буквально. Было скучно. Ничего не происходило, за спиной велась беседа на незнакомом языке, оставаясь где-то фоном. Так что привычно задумалась о мести. Этой вредной тётке стоит отомстить! Но у неё есть свои связи, в отличие от них в этой стране. Да и может она ещё пригодиться. Но никто не имеет права хамить Беллатрисе Лестрендж и оставаться безнаказанным! Разговор, наконец, закончился, и тётка подозвала, судя по всему, какого-то мужчину. Внутренне напряглась, не меняя обманчиво расслабленной позы, вдобавок ко всему и обворожительно улыбнувшись, и шевельнула грудью - вроде как и призывный знак, но на деле проверяя палочку на наличие и удобство выхватывания.

Рудольфус Лестрендж: Ополовинил бокал, бросил напоследок в рот кусок неопределенного блюда. Кивнул жене, мол, не проблема, сам себя оплачу на случай собственной скоропостижной кончины. Изучил подошедшею особь. - Сообщите информацию о мастере. По ходу дела определимся в необходимости услуг подобного рода. С вашим протеже мы можем общаться здесь? Или есть более укромные места? - оглянулся в поиске лестницы на верхние этажи в поле зрения. - Люка умеет держать язык за зубами? - вопросительно поднял бровь. - Мы не слишком любим лишние слухи. Люди, их распространяющие, переходят тоже... В категорию лишних, - местные поселенцы особого интереса, похоже, к происходящему не выражали. Как и Белла. - Милая, ты заскучала? - сдерживая улыбку поинтересовался у супруги, борющейся с целой гаммой эмоций. Основная часть которых отражалась на лице.

Беллатриса Лестрендж: Состроила кислую рожицу супругу: повеселишься тут! Пытать и издеваться ни над кем не разрешают, даже выведать информацию не может из-за незнания языка. И из-за этого же и скучно слушать разговоры Руди с местным контингентом, совершенно не понимая ни слова. - Пойду попудрю носик, - улыбнулась мужу, легко чмокнула его в щёку и отправилась на поиски местной уборной, которую предстояло найти самостоятельно, ведь, похоже, тут никто не знал английского! И чему их только учили?

Магическая Британия: Итальянка достала откуда-то клочок бумажки с написанным адресом - похоже, она не в первый раз советовала кому-то своего знакомого зельевара. Перевела взгляд с подошедшего на гостя и усмехнулась. - Общайтесь, где вы пожелаете, синьор. Подмигнула Люке. - Простите, синьор, но Люка не работает на меня, - развела руками, обозначая, что за его поведение и молчание она не несет ответственности. - У нас честная сделка: вы заплатили, я указала вам на того, кто знает нужную вам информацию. Сам Люка широко улыбнулся, демонстрируя не слишком хорошие зубы. - Кто мной интересуется? - спросил, с любопытством разглядывая незнакомца. - Не видел тебя раньше, приятель. Откуда тебя к нам занесло? Что ищешь? - влез на скрипнувший стул и облокотился на стойку. Уборную английской волшебнице удалось найти довольно легко. Интерьер, ожидаемо, оказался соответствующим местной атмосфере - похоже, тут не слишком следят за чистотой.

Беллатриса Лестрендж: Поморщилась, оглядывая местную уборную. Хуже за всю свою жизнь видела только в Азкабане, где приходилось справлять естественные потребности в углу камеры. Хорошо, что здесь она не за этим. Огляделась, убеждаясь, что в помещении больше никого, кроме неё, нет. Неторопливо, смакуя момент, прикрыла дверь, запечатывая её Коллопортусом. Повертела палочку между пальцев, задумчиво рассматривая элементы уборной – теперь уже приглядываясь. Пожалуй, можно начать со стен, да. Пошарилась в складках платья, извлекая на свет ярко-красную помаду. Конечно, жалко – хорошая косметика, а после исполнения её маленькой мести помаду можно будет смело выбросить. Но что не сделаешь ради дела! Сняв крышечку, подошла к ближайшей стене и, высунув язык от старания, вывела: «Барменша – коза!». Придирчиво оглядела творение своих рук и осталась весьма довольна. Но душа жаждала больших размеров вандализма. Поэтому убрала помаду – не здесь же выкидывать улику! – и извлекла из сапога кинжал. В этот раз жертвой стало зеркало: выцарапала на нём куда более неприличный эпитет в сторону вредной тётки-барменши. Но немного увлеклась, и всё зеркало оказалось исцарапанным затейливыми ругательствами касательно барменши, старика и заведения в целом. Чувствовала, как кровь в жилах кипела от адреналина, что каждый раз заставляло почувствовать себя живой. Конечно, это не рейды, пытки и убийства в разгар битвы, – то, чем она жила в военное время, до Азкабана – но в мирных условиях тоже сгодится. Настал черёд более активных действий. Вернулась к палочке, наставляя её на унитаз, заблаговременно отойдя от него подальше, вставая так, чтобы не забрызгало и не зацепило осколками – за стенку кабинки, и с привычной настройкой атаковала неповинный предмет сантехники Бомбардой. А затем не удержалась и расхохоталась.

Магическая Британия: Унитазу ничего не оставалось, как взорваться, разлетаясь керамическими осколками и не только в разные стороны. Стенки кабинки, правда, сделали это полет недолгим и заодно уберегли волшебницу от последствий ее же колдовства. Громкий взрыв услышали и в зале. Посетилтели с интересом и настороженностью стали оборочиваться в сторону уборной. Кто-то особо впечатлительный даже аппарировал прямо из-за стола. Хозяйка заведения бросила недовольный взгляд в ту же сторону, куда смотрели посетители и кивнула кому-то в зале. Обернулась и прямо посмотрела на иностранца, чья подружка только что отправилась в уборную. Вскинула руку, останавливая поток вопросов Люки. - У нас проблемы, синьор? - спросила у посетителя.



полная версия страницы