Форум » ЕВРОПА » Рим. Каза ди Дзукка » Ответить

Рим. Каза ди Дзукка

Магическая Британия: Кривая улочка, стены, расписанные политическими лозунгами - прохожих совсем немного, и те спешат поскорее покинуть глухое место. Кажется, это здесь, по слухам, видели приведение в длинном саване? Говорят, встретившего его целый год будут преследовать всяческие несчастья. Может быть, из-за этих слухов и закрылась местная старая траттория? Впрочем, она и без призраков много десятилетий имела дурную славу пристанища беглых преступников и контрабандистов. Все, что осталось на память о давних темных временах - грязная вывеска на оранжевой стене, на которой отсутствует половина букв. "Cas. .i zuc..". Под разросшимся плющом скрыта темная деревянная дверь.

Ответов - 41, стр: 1 2 3 All

Рудольфус Лестрендж: С грехом пополам, который самая что ни есть твоя прекрасная половина, добрались до помоечного вида улочки. Сейчас начнется. Похоже, годы, проведенные в Азкабане, не смыли с Беллы налета снобизма и тяги к дорогому. Покосился на кудрявую макушку, деловито чешущую по мостовой. - Свет души моей, ты уверена, что тут достаточно убого для того места, которое мы ищем? - поинтересовался на случай приступа у супруги состояния "я-в-трех-елках-заблудилася". По крайней мере, с моменты выхода из отеля декольте жены карту не извергало. Стоило проверить. Огляделся вокруг, подмечая вывеску с неприличной надписью. - Вроде вон та хибарка раньше была аналогом нашего паба, - махнул рукой в сторону грязно-оранжевой стены, отходя от непонятной кучи непонятного происхождения. - Тут прямо-таки не хватает маман, она бы крепко высказалась по поводу страсти итальянцев к уюту, чистоте и простору, - скептически хмыкнул на узкую улочку.

Беллатриса Лестрендж: Уже на сто первый раз запомнив дорогу к злачному месту, что было описано в путеводителе, сосредоточенно цокала каблуками по мостовой, а когда они с Руди вышли на узкую грязнул улицу, выразила своё презрение к окружающему лишь едва скривившейся гримасой отвращения. Сейчас не время было выражать своё фи, да и время, проведённое в Азкабане, заставило нейтральнее относиться к подобным непритязательным местам. Оглядываясь, чтобы не пропустить нужное заведение, прошла половину улицы, прежде чем заметила здание. Пропустить его было невозможно из-за облупившейся и из-за этого ставшей несколько странной надписи: - Каз и... зук? Цук? - немного удивлённо прочла. Обернулась к мужу: - Думаю, это то самое нужное нам место, - согласно кивнула, направляясь к дверям и уверенно их распахивая. - Слава Мерлину, что она не увязалась с нами, - покачала головой, уверенно входя внутрь, как хозяйка в прекрасный дворец.

Магическая Британия: А внутри внезапно кипела своя жизнь. Большой общий зал был наполнен людьми, судя по одежде - магами, а судя по лицам - магами, имеющими проблемы с законом. Вся эта публика громко переговаривалась, словно стараясь перекричать своих таких же шумных соседей. В помещении пахло дешевым супом, подгоревшим мясом и граппой. За стойкой среднего возраста синьора с лихо подвязанным на голове платком и трубкой в зубах делала какие-то пометки в толстой тетрадке, время от времени улыбаясь чему-то - то ли собственным мыслям, то ли обрывкам разговоров, долетавшим из зала.

Рудольфус Лестрендж: Зашёл следом за женой. Обстановка располагала: захотелось то ли романтики, то ли заавадить кого-нибудь. Тронул за плечо средоточие амурных настроений, кивнул в сторону бармена. - Предположу, что заведует вон тот мужик. Предлагаю шума не поднимать, - выступил вперёд, подошёл к стойке. Чуть наклонился к фигуре счетовода, чтобы обратиться на итальянском. - День добрый, сеньор. Нужна информация и маггловские деньги, - прищурился, наблюдая за реакцией недружного с законом. Надежда на исход без бойни теплилась, но палочку в рукаве незаметно пододвинул ближе к кисти, чтобы без затруднений можно было выхватить.

Беллатриса Лестрендж: Скривилась, едва местные запахи настигли её носа. Оставаться здесь больше необходимого совершенно не хотелось, но им и правда нужна была информация. И маггловские деньги, будь они неладны! Держать эту грязь в руках? Нет уж, пусть эти клочки бумаги побудут у Руди, раз он более нейтрально относится ко всему маггловскому. Пока с презрением разглядывала затхлое помещение и местный контингент, муж уже направился к некоему сеньору. Оглянулась, отслеживая взгляд Руди и успела только недоумённо спросить: - А разве это не...? - но пришлось поспешить за резвым супругом, решившим поскорее решить насущные вопросы.

Магическая Британия: Женщина за стойкой отвлеклась от своих записей, с интересом оглядела незнакомцев и выпустила колечко дыма к потолку. Усмехнулась. - Добрый, чужеземцы. Это вы по адресу. Дама прищурилась. - Советую еще прикупить пару советов. И граппы. На стойке оказалась бутылка с выпивкой и пара стаканов. - Закуску?

Рудольфус Лестрендж: Удивленно покосился на странное создание за стойкой. Судя по голосу, это не сеньор, а несколько сенорита. Отстранился. Видимо, компания утонченной, женственной, хрупкой супруги за последние дни произвела неизгладимое впечатление, после которого мужеподобные итальянки стали с трудом отличимы от женоподобных итальянцев. Что изумляло не меньше, хозяйка заведения, похоже, сама не очень была в курсе своей "сеньористости", раз даже не исправила очевидную ошибку незнакомого гостя. - И ее конечно, - кивнул на предложение закуски, не сводя взгляда с генератора дымных колечек. - Назовите цену? - пододвинул бутылку со стаканами ближе. Обернулся - убедиться, что трепетный цветочек, по совместительству жена, не допинывает кого-нибудь в темном углу.

Беллатриса Лестрендж: Договаривать фразу не пришлось, женщина оказалась женщиной, впрочем, ей, кажется, не было до этого никакого дела. Пока муж разговаривал опять же на итальянском, не силилась вслушиваться в разговор, давай супругу решить все вопросы, а вместо этого покрутила головой по сторонам – может, удастся заметить ещё кого-нибудь, желающего поделиться информацией. Добровольно или нет – дело уже десятое.  

Магическая Британия: Итальянка одобрительно улыбнулась и поставила на стол тарелку с жаренной рыбой. - 20 галлеонов за граппу и еду. И по 10 галлеонов за каждый ответ или совет. Деньги вперед. Дамочка оперлась на стойку, продолжая с интересом рассматривать иностранцев. А в зале посетители ели, пили, горланили и шептались. Почти все время от времени бросали заинтересованные взгляды на парочку у стойки. Правда, чем дальше шел разговор, тем меньше интереса к гостям проявляла местная публика, сосредотачиваясь на своем. Какой-то беззубый старик игриво подмигнул обернувшейся Беллатрисе и отсалютовал стаканом, давая понять, что пьет за нее.

Беллатриса Лестрендж: Скучно слушать чужие разговоры, когда они ведутся на непонятном языке. Руди пока что не спешил вводить её в курс дела, а для расспросов и синхронного перевода было неподходящее время. Вместо этого ещё раз мазнула по местному контингенту взглядом, заостряя внимание на беззубом неприятном старике, отсалютовавшем ей бокалом. Скорчила самую презрительную гримасу, чувствуя всем нутром отвращение как к данному кадру, так и к заведению в целом. Отвернувшись, принялась со скучающим видом переминаться с ноги на ногу и безумно желая что-нибудь покрутить в руках. Однако вряд ли было разумно доставать здесь палочку или кинжал - могут неправильно понять, потом хлопот не оберёшься, а они с Руди решили не высовываться. До поры до времени. Снова скосила глаза на старика. Может, стоит подойти и попробовать что-то узнать у него? А нет, так всегда можно будет отвести его в укромный уголок и по-тихому пришить. Всё равно делать пока больше нечего. Преодолевая отвращение и стараясь улыбаться так, чтобы это не походило на то, будто у неё свело скулы, подошла к старику вальяжной походкой, мягко покачивая бёдрами. Главное, чтобы для старика это не было чересчур, а то схватит прямо тут сердечный приступ и копыта отбросит. - Сеньор, вы говорите по-английски? - с бархатными нотками в голосе спросила, с места в карьер начав разговор. А то если нет, то и не стоило тратить на него время.

Магическая Британия: Пока волшебница дефилировала между столиками, вслед ей обернулся почти весь зал. Раздались веселые смешки. Кто-то присвистнул. А когда стало понятно, к кому незнакомка подошла, веселья прибавилось. Кто-то кому-то отдал проспоренную монету, за другим столиком одобрительно закричали: - Браво, Пеппе! Сам Винченцио широко улыбнулся, демонстрируя остатки зубов-пеньков, и отодвинул стул. Похлопал ладонью по деревянному сидению стула, приглашая присесть. - Прэго, Бэлла! Старик быстро выпил остатки граппы в стакане, наполнил его вновь и пододвинул волшебнице.

Рудольфус Лестрендж: Изогнул бровь на в край обнаглевшую итальянскую особу непонятного пола. Похоже, по-доброму решить вопрос не удастся. Резко, одной рукой отодвинул мешающуюся бутылку и пару стаканов. Наклонился ближе, нахмурившись. На итальянском проговорил: - Сеньора, вы меня за идиота держать изволите? Где вы такие цены видели? Подумайте еще раз над вашим предложением? - выделил голосом часть про "еще раз". Обернулся на нестройный шум голосов. Приложил руку к лицу, закрывая глаза. Конечно, почему бы нет? Почему бы жене не докопаться до какого-нибудь подобия разваливающегося колченогого предмета мебели? На три минуты отвлекся, а Белла уже пытается довести до инфаркта городское достояние. Сейчас он протянет ноги от излишнего волнения и объясняйся потом с местным сбродом. Отнял руку, наблюдая за парным выступлением. Коррида, однако.

Магическая Британия: Женщина ловко придержала бутылку, чтобы та не упала на пол. Улыбнулась вполне миролюбиво. на пару секунд становясь похожей на обычную домохозяйку из бедного квартала. - Так и вы же, синьор, не капусту на рынке покупаете. Вернула граппу на место. заверила: - Мои ответы и советы вполне того стоят, не сомневайтесь. Кроме того, вам во всем Риме не сыскать другого такого человека, который знает все и обо всех. Который, к тому же, не задет лишних вопросов, не сует свой нос в чужие дела и умеет молчать не хуже покойника.

Беллатриса Лестрендж: Кинула презрительный взгляд на весь этот загалдевший сбор. Они что, спорили, подойдёт ли она - она, чистокровная аристократка! - к этому прыщу на теле магического мира по собственной воле из искреннего интереса? Хотелось сплюнуть от омерзения или в, с позволения сказать, людей вокруг. Но нужно было продолжать играть роль, если она хочет добыть информацию. Конечно, привычнее делать это с помощью палочки и кинжала, но слишком много свидетелей. Бросила быстрый взгляд на Руди - вот ему всегда хорошо удавалось находить общий язык с людьми и договариваться! Пеппе, судя по обращению, улыбнулся такой улыбкой, что будь в её животе хоть грамм еды, её бы мигом вывернуло наизнанку, и предложил присесть. Но не успела принять предложение, как мигом всё внутри похолодело. Он знает её имя? а вдруг он какой-нибудь шпион местного или британского сопротивления, и их выследили? И таким образом он пытается намекнуть ей об этом. Что значит это "прэго"? "Вас раскрыли"? "Я всё знаю"? просто какое-то кодовое слово или пароль? Нельзя оставлять его в живых, иначе он донесёт своим! Не смотри на них сейчас толпа людей, которые, казалось, были заинтересованы этим спектаклем (даже Руди смотрит!), кинулась бы на этого Пеппе, не раздумывая вцепляясь ему в горло. А так пришлось снова обворожительно улыбнуться и заставить мозг работать с утроенной силой. Что бы сделал на её месте супруг? Что бы сделала она? Соблазнить, увести и наедине заавадить? Все решат, что старика схватил сердечный приступ. Все, кроме его шайки... И тогда любой из этого сброда подтвердит, что она - последняя, с кем его видели. Склонилась над стариком, делая вид, что шепчет ему всякие непристойности на ухо, и с всё той же ласковой улыбкой, но холодным тоном сквозь зубы спросила: - Откуда тебе известно моё имя, жалкое существо?

Магическая Британия: Старик улыбнулся еще шире и вместо ответа достал из вазочки на столе засохшую ветку, когда-то бывшую полевым цветком. Повертел в руках и протянул волшебнице. - Пэр Бэлла! - приложил вторую руку к груди и отвесил церемонный поклон.

Рудольфус Лестрендж: Нечитаемым взглядом окинул барменшу или барвуменшу, ну... да драконьи прелести с ней. Отлип от стойки и лёгким шагом приблизился к жене. Тронул за локоть, стоя за спиной в безопасной зоне. Привычки боевиков плохо истребимы, по себе знал. - Солнышко мое, погребальное. Если хочешь, давай его усыновим? - кивнул на лучшего друга колдомедиков. - Понимаю твою страсть к зрелым мужчинам, но у нас тут не менее зрелая женщина. Вроде бы. Она жаждет любви, ласки, внимания. И приличную кучку... золота. За информацию. Так что, если ты не против, приступим к общению с дамой без малознакомых дедушек? Или бери с собой? - вопросительно посмотрел на супругу. - Нам ещё пояс верности искать. Следовательно, лучше поторопиться, - замолчал, ожидая телодвижений со стороны второй половинки "пирога".

Беллатриса Лестрендж: Кажется, убогий старик не знал больше никаких слов. Брезгливо скосила взгляд на скрюченную жертву герболога-неудачника и задумалась. С одной стороны, припоминала что-то вроде того, что её сокращённое имя означает «красавица», и, быть может, на итальянском «красавица» именно так и звучит. Вот стоило соглашаться, когда Руди предлагал позаниматься с ней языком! Но нет, надо было предпочесть иное занятие. С другой стороны, если старик что-то знает, его лучше устранить, пока он их не выдал. Их пребывание в Италии для нежелательных лиц лучше оставить в тайне как можно дольше. От мыслей отвлёк муж, легко прикоснувшийся к локтю и занявший предупредительно безопасное место. Усмехнулась, спокойно оглядываясь: эта осторожность была без надобности. - Ты думаешь, что за столько лет совместной жизни я не запомнила звук твоих шагов? – покачала головой, совершенно потеряв интерес к старику. Зачем он, когда тут статный, интересный мужчина? - Усыновим? – скривилась. – Более подходящий вариант - «усыпим», - ещё один брезгливый взгляд на убогого и решение, что старикан не стоит её заботы. Тем более, что появились дела понасущнее. Похоже, дипломатичные способности мужа в этот раз не сработали, и глупая женщина отказалась по-хорошему сообщать информацию. Глупая, очень глупая женщина… - Что ж, пора с ней потолковать как женщина с женщиной, ты так не считаешь, милый? – ласково улыбнулась супругу. На вопрос о дедушках лишь безразлично махнула рукой и, более не обращая внимания на старика, одним движением поднялась со стула и неспешной походкой пошла к барменше. Замерев в позе пай-девочки возле стойки, только тогда вспомнила, что и эта дама может не знать английский. Даже с переводом Руди это может нарушить всю атмосферу. Но попробовать стоит. Состроила самое доброжелательное выражение лица с приветливой улыбкой: - Уважаемая сеньора, простите мою бестактность, но я не знаю вашего языка, хотя очень надеюсь, что вы знаете английский. Вы говорите по-английски? – не оставила надежду на то, что в этом злачном местечке хоть кто-то знает язык.

Магическая Британия: Старик издал разочарованный вздох, когда волшебница отошла от его столика, а из разных углов зала раздались смешки и подбадривающие комментарии в адрес незадачливого кавалера. В то же время и несколько пар глаз пристально стали наблюдать на спутником иностранки - с любопытством и настороженностью. Женщина только развела руками на вопрос иностранки - похоже, она не понимала, что ей говорят. - Простите, синьорина, но вам я точно ничем не смогу помочь, если вы не позовете своего синьора, - итальянка кивнула на спутника посетительницы.

Беллатриса Лестрендж: Недовольно прорычала, поняв, что и тут её не поймут. Хотелось уже выхватить палочку и кинжал и поговорить и этим сбродом на общем языке, который понимают все, но Руди явно не одобрит, если она привлечёт излишнее внимание. Тут и так вон уже, театр двух актёров, Белла в главной роли. Может, задуматься о менее вызывающем наряде... Да, а потом паранджа, хиджаба, монастырь! Тряхнула головой, отгоняя дурацкие мысли. - Дорогой, передай, пожалуйста, этой... женщине, что если она сейчас же не расскажет то, что нам нужно, то Круцио покажется ей детской шалостью, а лицо превратится в мясной фарш, заодно и по... обедаем, - ласковым тоном, но сквозь зубы и гневно сжимая кулаки, обратилась у Руди. Голод давал о себе знать уже не намёками, а открытым текстом, и, учитывая, сколько они тут уже торчат, время действительно клонилось к обеду. А ведь хотелось по-хорошему с дамой! Ну, лишь в начале, конечно. А тут ещё и голод не способствовал хорошему настроению, так что уже весьма недвусмысленно поглядывала на стоящие на стойке напиток и закуску. Особенно закуску. Но, видимо, не была пока настолько голодной, чтобы отведать блюдо местной кухни.

Рудольфус Лестрендж: Посмотрел на одну мадаму, на вторую мадаму: с женщинами всегда так сложно? А еще говорят, что друг с другом-то язык общий без проблем находят. Задумался. Повернулся к мадаме-сеньору. - Мэм, вам тут попросила передать гостья с туманного Альбиона, что с удовольствием отведала бы вашего дивного лица, - переведя общий смысл послания мадамы-супруги, оседлал ближайший к бару стул на высоких ножках. Или это табурет? Поискал глазами, что бы съесть. - Собственно, да. А мне закусочку подгоните? Похавать, Мерлина вам в декольте, тут дадут? А то рассусоливать можно до бесконечности, - внимателым взглядом смерил хозяйку-ина забарного пространства. Надежда пообедать до похищения итальянского "нечта" пока не умирала, но изрядно попахивала тухлятинкой.

Магическая Британия: Итальянка перевела взгляд с иностранки на ее спутника и усмехнулась. - У вашей женщины быстрый язык и горячая голова, - покачала своей головой. - Скажите ей, что у меня рады гостям, но такой номер, как в "Паскуале" здесь не пройдет, - продемонстрировала свою осведомленность. - Здесь не такое место. И мы не зовем министерских. Сами справляемся. Пододвинула мужчине тарелку с жаренным нечто, что по запаху трудно было идентифицировать наверняка. Больше всего это напоминало рыбу. - Вы можете занять любой свободный столик, - кивнула в зал, намекая гостям, что задерживаться у стойки и ничего не покупать из предложенного "товара" смысла нет.

Беллатриса Лестрендж: Слушакть неизвестный язык становилось ужасно скучно. Не понятно, что сказал этой тётке Руди, но она явно не впечатлилась. Может, снова свои дипломатические способности включил... Лучше бы он её за нос тяпнул, или за ухо, как того тюремщика в Азкабане, честно слово! В какой-то момент в ответе дамы за стойкой услышала знакомое слово. Паскуале... Это не там они хотели изначально заселиться? Нахмурилась. Неужели тётке уже и это известно? Ведь и суток не прошло! Быть может, её информация действительно им пригодится. Вот только сколько ещё она знает о них? Для верности хорошо бы было её устранить, после того, как выдаст информацию, конечно, но баба явно не дура. Как-то быстро оставила эту мысль, потому что чувствовала себя отвратительно - морально и физически. Голодная, раздражённая, что они зашли в тупик с поисками, и со вчерашнего дня никуда не продвинулись, а тут ещё и барменша поставила еду перед мужем! Он что, просто решил поесть?! Ну да, он упоминал кафешку, но то, что это будет... подобное место, и представить себе не могла. - Это что, шутка такая, что ли? Неудачная,- прошептала, ни к кому конкретно не обращаясь и во все глаза уставившись с презрением на блюдо непонятного происхождения. Словно что-то умерло, своей смертью и очень давно. - Заплати ей за её советы, приветы и вот это мёртвое, - кивнула на тарелку, - и пойдём отсюда, а? Жрать охота, - несчастно посмотрела на супруга, не чувствуя уже никаких сил и желания вступать в разборки с местным контингентом.

Рудольфус Лестрендж: Протянул руку, подхватил "мертвое" с тарелки и спокойно зажевал. Странная она, конечно, сохранившаяся брезгливость супруги после стольких лет в Азкабане. Это последние годы Люци-Пуци начал проявлять "откуда-ни-возьмись" активность в улучшении жилищных условий местной фауны, а первое время? Бабочками она там питалась что ли? Взял бутылку с граппой, откупорил, налил в стакан и неторопливо пригубил. - Итого, вот ваши галлеоны, - незаметно, прикрывая манипуляцию разворотом плеч выложил на барную стойку сорок галлеонов. - Информация должна соответствовать цене, в противном случае, - долгим взглядом посмотрел на забарное явление. - Разговор будет короткий, - кивнул жене, указывая легким кивком на сброд позади. Простой жест, дающий понять: "Следи за спиной". Сел на стуле ровно, дабы освободить предплечья. Палочка должна быть в свободном доступе. - Быстро, четко, по делу. Камея Инноченти. У кого? Где его найти?

Магическая Британия: Женщина за стойкой кивнула, приобретая деловой вид. Заговорила, чуть понизив тон, чтобы никто, кроме иностранцев, не услышал: - О вас, синьор, уже вовсю спрашивают, - непрозрачно намекнула на министерских и их ранний визит в ее заведение. Выдержала многозначительную паузу, а потом прибавила: - Не все в этом городе умеют молчать, как я. А узнать двух иностранцев по описанию не так и сложно. Если у вас нет своего мастера здесь, могу свести вас с нужным человеком. Оборотные зелья в ассортименте и под конкретный заказ. Итальянка свела брови вместе, а потом покачала головой. - Вы уверены, что вас не обманули? Сгребла со стойки галлеоны, внимательно присмотрелась к иностранцам, словно что-то прикидывая про себя. - Эй, Люка! - женщина позвала кого-то из зала. На оклик из-за одного из столиков поднялся моложавого вида тип с сигаретой в зубах. Вальяжной походкой субъект направился к стойке. - Если кто-то и знает о том, что вы ищете, - пояснила женщина, - то это Люка.

Беллатриса Лестрендж: Отвернулась, чтобы не стошнило желчью, наблюдая, как Руди спокойно поедает "блюдо". - Если ты отравишься и помрёшь, обещаю, я буду тебя оплакивать! Сколько там положено? Ну, пару дней точно, - съязвила с лёгкой усмешкой. Вслушиваться в беседу супруга и женщины смысла не было: разговор вёлся ожидаемо на итальянском. Поэтому развернулась спиной к спине Руди, лениво оглядывая толпу. Впрочем, только невнимательному и неопытному её поза и взгляд могли показаться расслабленными. на деле же цепко осматривала помещение на случай внезапных резких движений со стороны этого сброда и, может, выявления каких-либо ещё посторонних явлений, которые могут помочь им в деле. Про себя надеялась, что барменша скажет что-то полезное, иначе у них больше нет никаких зацепок. Останется только действовать напрямик, то есть цеплять каждого встречного и выпытывать информацию. Буквально. Было скучно. Ничего не происходило, за спиной велась беседа на незнакомом языке, оставаясь где-то фоном. Так что привычно задумалась о мести. Этой вредной тётке стоит отомстить! Но у неё есть свои связи, в отличие от них в этой стране. Да и может она ещё пригодиться. Но никто не имеет права хамить Беллатрисе Лестрендж и оставаться безнаказанным! Разговор, наконец, закончился, и тётка подозвала, судя по всему, какого-то мужчину. Внутренне напряглась, не меняя обманчиво расслабленной позы, вдобавок ко всему и обворожительно улыбнувшись, и шевельнула грудью - вроде как и призывный знак, но на деле проверяя палочку на наличие и удобство выхватывания.

Рудольфус Лестрендж: Ополовинил бокал, бросил напоследок в рот кусок неопределенного блюда. Кивнул жене, мол, не проблема, сам себя оплачу на случай собственной скоропостижной кончины. Изучил подошедшею особь. - Сообщите информацию о мастере. По ходу дела определимся в необходимости услуг подобного рода. С вашим протеже мы можем общаться здесь? Или есть более укромные места? - оглянулся в поиске лестницы на верхние этажи в поле зрения. - Люка умеет держать язык за зубами? - вопросительно поднял бровь. - Мы не слишком любим лишние слухи. Люди, их распространяющие, переходят тоже... В категорию лишних, - местные поселенцы особого интереса, похоже, к происходящему не выражали. Как и Белла. - Милая, ты заскучала? - сдерживая улыбку поинтересовался у супруги, борющейся с целой гаммой эмоций. Основная часть которых отражалась на лице.

Беллатриса Лестрендж: Состроила кислую рожицу супругу: повеселишься тут! Пытать и издеваться ни над кем не разрешают, даже выведать информацию не может из-за незнания языка. И из-за этого же и скучно слушать разговоры Руди с местным контингентом, совершенно не понимая ни слова. - Пойду попудрю носик, - улыбнулась мужу, легко чмокнула его в щёку и отправилась на поиски местной уборной, которую предстояло найти самостоятельно, ведь, похоже, тут никто не знал английского! И чему их только учили?

Магическая Британия: Итальянка достала откуда-то клочок бумажки с написанным адресом - похоже, она не в первый раз советовала кому-то своего знакомого зельевара. Перевела взгляд с подошедшего на гостя и усмехнулась. - Общайтесь, где вы пожелаете, синьор. Подмигнула Люке. - Простите, синьор, но Люка не работает на меня, - развела руками, обозначая, что за его поведение и молчание она не несет ответственности. - У нас честная сделка: вы заплатили, я указала вам на того, кто знает нужную вам информацию. Сам Люка широко улыбнулся, демонстрируя не слишком хорошие зубы. - Кто мной интересуется? - спросил, с любопытством разглядывая незнакомца. - Не видел тебя раньше, приятель. Откуда тебя к нам занесло? Что ищешь? - влез на скрипнувший стул и облокотился на стойку. Уборную английской волшебнице удалось найти довольно легко. Интерьер, ожидаемо, оказался соответствующим местной атмосфере - похоже, тут не слишком следят за чистотой.

Беллатриса Лестрендж: Поморщилась, оглядывая местную уборную. Хуже за всю свою жизнь видела только в Азкабане, где приходилось справлять естественные потребности в углу камеры. Хорошо, что здесь она не за этим. Огляделась, убеждаясь, что в помещении больше никого, кроме неё, нет. Неторопливо, смакуя момент, прикрыла дверь, запечатывая её Коллопортусом. Повертела палочку между пальцев, задумчиво рассматривая элементы уборной – теперь уже приглядываясь. Пожалуй, можно начать со стен, да. Пошарилась в складках платья, извлекая на свет ярко-красную помаду. Конечно, жалко – хорошая косметика, а после исполнения её маленькой мести помаду можно будет смело выбросить. Но что не сделаешь ради дела! Сняв крышечку, подошла к ближайшей стене и, высунув язык от старания, вывела: «Барменша – коза!». Придирчиво оглядела творение своих рук и осталась весьма довольна. Но душа жаждала больших размеров вандализма. Поэтому убрала помаду – не здесь же выкидывать улику! – и извлекла из сапога кинжал. В этот раз жертвой стало зеркало: выцарапала на нём куда более неприличный эпитет в сторону вредной тётки-барменши. Но немного увлеклась, и всё зеркало оказалось исцарапанным затейливыми ругательствами касательно барменши, старика и заведения в целом. Чувствовала, как кровь в жилах кипела от адреналина, что каждый раз заставляло почувствовать себя живой. Конечно, это не рейды, пытки и убийства в разгар битвы, – то, чем она жила в военное время, до Азкабана – но в мирных условиях тоже сгодится. Настал черёд более активных действий. Вернулась к палочке, наставляя её на унитаз, заблаговременно отойдя от него подальше, вставая так, чтобы не забрызгало и не зацепило осколками – за стенку кабинки, и с привычной настройкой атаковала неповинный предмет сантехники Бомбардой. А затем не удержалась и расхохоталась.

Магическая Британия: Унитазу ничего не оставалось, как взорваться, разлетаясь керамическими осколками и не только в разные стороны. Стенки кабинки, правда, сделали это полет недолгим и заодно уберегли волшебницу от последствий ее же колдовства. Громкий взрыв услышали и в зале. Посетилтели с интересом и настороженностью стали оборочиваться в сторону уборной. Кто-то особо впечатлительный даже аппарировал прямо из-за стола. Хозяйка заведения бросила недовольный взгляд в ту же сторону, куда смотрели посетители и кивнула кому-то в зале. Обернулась и прямо посмотрела на иностранца, чья подружка только что отправилась в уборную. Вскинула руку, останавливая поток вопросов Люки. - У нас проблемы, синьор? - спросила у посетителя.

Рудольфус Лестрендж: Изучив неприглядного субъекта, задумался над подходящим ответом. Тем не менее, ответ не состоялся, так как со стороны "дамского счастья", в которое удалилась супруга, раздался грохот и глухой взрыв. Вскинул бровь, изумленно поворачиваясь в ту сторону. Не опуская изумленную бровь, обратился к хозяйке заведения. - Даже затрудняюсь сказать, но, судя по звукам, проблемы не у нас с вами, а у пищеварительного тракта моей спутницы. У вас же не сидела парочка убийц в дамском туалете? - поинтересовался на случай непредвиденного развития событий. Достал палочку, вставая с барного стула. - Я, пожалуй, пойду поинтересуюсь, что же такое изволила откушать сеньора, что ее так... тревожит со стороны ближней к источнику гравитации. С вашего позволения, спокойно переместился ко входу в "носикопудрительную". - Эм, милая. У тебя там насколько все плохо? Может быть, пригласить колдомедика? - не удержавшись, улыбнулся двери. - Или бригаду специалистов по работе с взрывоопасными материалами? - хмыкнул, дожидаясь ответа и надеясь, что внутрь заходить не придется.

Беллатриса Лестрендж: Удовлетворённо поглядев на результаты трудов своих, почувствовала, что ей заметно полегчало. Для полного счастья стоило бы взорвать и раковину, а по-настоящему счастливой её сделало бы уничтожение в руины всего этого злачного местечка, но, кажется, взрыв привлёк внимание. По крайней мере, одного супруга в лице Руди. - Ты там один, дорогой? – в таком же тоне поинтересовалась у мужа и, убедившись, что у двери уборной ещё не толпится жаждущий разборок и кары на одну кудрявую голову люд, открыла Алохоморой дверь, приоткрыла её немного и втянула Руди за руку внутрь, быстро закрываясь на все замки и Коллопортус обратно. Не стала ничего отвечать на мужнины вопросы, а просто показала рукой на валяющиеся повсюду обломки унитаза. Наверное, стоило наложить ещё и заглушающие чары, но взрыв унитаза вообще изначально в планы не входил! А когда уже увлеклась, то было поздно.

Рудольфус Лестрендж: Ответа не последовало, а супруга, проявив недюжинное проворство, утащила во временное обиталище. Едва не запнулся о высокий порог, проникая в святая святых дамской ячейки общества. Святая святых оказалась так себе, не навевающей радостных дум о женской красоте и изяществе. Итальянские леди мало чем отличались, похоже, от итальянских кавалеров. Недовольно осмотрелся. - Милая, а ты уверена? Может быть, все-таки посетить колдомедика? Знаешь, такое последствие похода в носопудрительную комнату явно намекает на проблемы с пищеварением, - остановив взгляд на кусках унитаза, разбросанных по полу, задумался о рапорте Его Темнейшеству. - Меня терзают смутные сомнения, что Темный Лорд не поймет такую причину срыва задания, как взорвавшийся унитаз. Я, конечно, могу сказать, что в результате страшного и непрогнозируемого самоподрыва итальянского санфаянса погиб один из его лучших боевиков, но думаешь, он поверит, что тебя убило горшком? - вопросительно склонил голову набок, рассматривая благоверную.

Беллатриса Лестрендж: Посмотрела тяжёлым взглядом из под бровей на супруга, решив проигнорировать предложение посетить колдомедика. - На что это ты намекаешь? Меня вроде пока ещё ничем не убило, или ты так хочешь замести следы брачного преступления? – теперь уже хитро глядела на Руди. Впрочем, снова быстро помрачнела. - Ты успел поговорить с тем человеком, которого тебе барменша сунула? – уже предвидя ответ, ведь всё произошло слишком быстро, начала расхаживать туда-сюда по тесному помещению уборной, отталкивая носком сапога – итальянского, какая ирония! – осколки унитаза. - Понимаешь, она должна была заплатить за свою дерзость! Я бы с удовольствием утопила её в этом самом унитазе, но она вроде как полезна нам, - раздражённо пнула осколок сильнее прежнего, что тот отлетел к стене и отскочил от неё. Раздражения и злости добавлял тот факт, что пока что противная тётка была на шаг впереди них и вообще на своей территории. Задание становилось слишком скучным: найти место, выведать информацию, потом опросить другого человека – и никаких тебе убийств и пыток! Руди такое, похоже, больше по душе. - И что теперь делать? – конечно, можно было починить унитаз или выплатить компенсацию за ущерб, но тогда вся затея теряла свой смысл. Ведь она разбила предмет сантехники не затем, чтобы потом унижаться! Вообще «план» был таков, что они после содеянного тихо и незаметно улизнут. Но, похоже, намечаются разборки. - План «Б»: хватаем этого Люку, оглушаем тётку, пытаемся отбиться и валим? – совсем неуверенно, заискивающе глядя супругу в глаза, предложила свой вариант.

Магическая Британия: За дверью послышались шаги, но беспокоить английских магов пока никто не спешил.

Рудольфус Лестрендж: Окинул взглядом последствия буйного нрава личного "счастья". На пару секунд закрыл глаза ладонью, размышляя. - Поговорить не успел. И теперь под большим вопросом, поговорю ли. Единственный вариант, который видится, компенсировать последствия твоего несварения материально. Зато, после можем хвастаться, что стали обладателями настоящего итальянского санфаянса, - обозрел надписи. - Вот это лучше убрать. Если мадам прочтёт, подозреваю, с Люкой поговорить не удастся, - замолчал, нечитаемо изучая супругу. - Мы их и положить тут всех можем. Надо понять, стоит ли оно того? И не привлечём ли мы к уже заполученному вниманию лишнего, - напомнил жене о происшествии с хозяином гостиницы. - Тёмный Лорд ценит результат, но при такой шумихе и, особенно, если мы не притащим ему заколку, - значительно оборвал фразу. Грустный оркестр представлялись весьма ярко.

Беллатриса Лестрендж: Шумно тянула воздух носом, пыхтя, пока супруг размеренно предлагал вариант решения этой небольшой "проблемы". И почему он не мог успеть поговорить прежде, чем она устроит здесь маленькое представление? То, что предлагал Руди, совершенно, абсолютно, невообразимо не нравилось. Но в то же время, если на секундочку рассудить логически, казалось адекватным выходом. И, главное, мирным и не привлекающим внимания. Как же это злило! Раздражение, которое, казалось, было удовлетворено разрушениями уборной, вновь возвращалось. Какой был в этом толк, если за унитаз придётся заплатить, а надписи - стереть? Получается, что только работы себе прибавила. - Вот, - буркнула, когда дело было сделано. Не то чтобы было жалко денег, но чисто из принципа попробовала починить разбитую сантехнику Репаро, хотя, конечно, понимала, что осколки разлетелись слишком далеко. Пнула ещё раз особо крупный кусок так и не починившегося предмета сантехники.

Рудольфус Лестрендж: Буйный нрав супруги, как обычно, возобладал над не столь деятельным чувством меры. Пнул любовно оформленный кусок санфаянса, напоследок обозревая учинённый разгром. Подсчитать бы ещё расходную часть, так сказать. - Милая, эдакими темпами ты останешься без итальянских покупок на память. Заберём с собой поломанный унитаз. Будет сувениром из путешествия. Я даже знаю, кому можно отправить его из нашей заграничной поездки. С лучшими пожеланиями, - бросил хитрый взгляд на жену. - Ты не могла более мирно громить чужую комнату для раздумий? Ограничилась бы заклятием вечного приклеивание на ободок, или как там у магглов называется эта часть фарфоровой радости, - поинтересовался на всякий случай. Чего-то логичного и обоснованного в ответ ждать не приходилось. Ох, уж эти женщины. - Мы по-прежнему можем все списать на твой слабый желудок. Как думаешь, бомбарда сойдёт за последствия акклиматизации? Надписи удачно стёрты. Осталось обьяснить куски на полу, - сделал пару шагов вглубь пудрительной зоны, хрустя битыми осколками. - Как вариант, могу пригласить Луку сюда, скажу, что тебе срочно требуется совет по части женских штучек. Тут я прямо говорю о ваших средствах для прихорашивания и заманивания несчастных мужиков в сети. Коварные, - показательно и громко вздохнул с самым несчастным видом, изображая обиженную жизнью сиротинушку. - А вы как раз обсудите дамские секреты: кому-куда засовывать круциатус и с какой периодичностью. Для достижения правильного эффекта, - не переставая хитро и смешливо поблескивать глазами в полутьме итальянского сарайчика, обратился в слух.

Беллатриса Лестрендж: Хмуро посмотрела на супруга, продолжавшего высказываться по поводу разгромленного туалета. - Лорду отправим, если камею не найдём. Вот он обрадуется! – прошипела сквозь зубы. Вздохнула пару раз, понимая, что Руди-то совершенно не при чём, а во всём виновата та вредная тётка за барной стойкой. - Я вообще не собиралась тут ничего громить. Пара надписей и всё. Это случайно вышло, - кивнула на осколки. Когда речь заходила о коварной и хитрой мести, тут была бессильна. Особенно если входила в раж и на эмоциях принималась крушить всё подряд. Задумалась над предложением привести сюда Луку или как там зовут этого информатора. - А что, пусть приходит. Тут всё и обсудим, а унитаз… свалим на него, - беззаботно махнула рукой. По крайней мере, ненужные вопросы временно отпадут, и, может, они успеют поговорить с Лукой.

Рудольфус Лестрендж: Помолчал, раздумывая. - Хотя, знаешь, не проще ли пригласить этого Луку с нами "прогуляться"? И допросить? Собственно, вариантов два: оплатить ущерб и информацию, либо получить информацию бесплатно, причинив больший ущерб. Подозреваю, что о нас и так уже добрая половина Италии в курсе. Вряд ли похищенный пьянчуга изменит ситуацию. Единственное, не стоит разбрасываться убивающим проклятием. Это однозначно привлечёт внимание официальных властей. Что скажешь? - поднял бровь, вопросительно глядя на супругу.

Беллатриса Лестрендж: Притворно надула губки, услышав, что Авадой лучше не злоупотреблять. И вообще не употреблять в данном конкретном случае. Но потом хитро посмотрела на супруга, чувствуя, как внутри привычно поднимается адреналиновый шторм. Столько лет прошло, потом Азкабан, но каждый раз это горячило кровь, заставляло чувствовать себя живой. - Сделаем это, - расплылась в широкой улыбке, вытаскивая из декольте палочку, а в левую руку поудобнее перехватывая кинжал из сапога. подошла поближе к двери и ещё раз посмотрела на Руди, вставая рядом с ним плечо к плечу. Сейчас не нужны были уже никакие переглядывания - стоя вот так, в предвкушении боя - а дальше уж как пойдёт - всё, что было нужно - это доверять и чувствовать партнёра. - Готов? - скорее риторически спросила, с самой наисладчайшей своей улыбкой открывая палочкой ранее запертую дверь, за которой наверняка ещё таились все те, кто хотел вызволить их из импровизированного "штаба".



полная версия страницы