Форум » ЕВРОПА » Рим. Каза ди Дзукка » Ответить

Рим. Каза ди Дзукка

Магическая Британия: Кривая улочка, стены, расписанные политическими лозунгами - прохожих совсем немного, и те спешат поскорее покинуть глухое место. Кажется, это здесь, по слухам, видели приведение в длинном саване? Говорят, встретившего его целый год будут преследовать всяческие несчастья. Может быть, из-за этих слухов и закрылась местная старая траттория? Впрочем, она и без призраков много десятилетий имела дурную славу пристанища беглых преступников и контрабандистов. Все, что осталось на память о давних темных временах - грязная вывеска на оранжевой стене, на которой отсутствует половина букв. "Cas. .i zuc..". Под разросшимся плющом скрыта темная деревянная дверь.

Ответов - 41, стр: 1 2 3 All

Рудольфус Лестрендж: С грехом пополам, который самая что ни есть твоя прекрасная половина, добрались до помоечного вида улочки. Сейчас начнется. Похоже, годы, проведенные в Азкабане, не смыли с Беллы налета снобизма и тяги к дорогому. Покосился на кудрявую макушку, деловито чешущую по мостовой. - Свет души моей, ты уверена, что тут достаточно убого для того места, которое мы ищем? - поинтересовался на случай приступа у супруги состояния "я-в-трех-елках-заблудилася". По крайней мере, с моменты выхода из отеля декольте жены карту не извергало. Стоило проверить. Огляделся вокруг, подмечая вывеску с неприличной надписью. - Вроде вон та хибарка раньше была аналогом нашего паба, - махнул рукой в сторону грязно-оранжевой стены, отходя от непонятной кучи непонятного происхождения. - Тут прямо-таки не хватает маман, она бы крепко высказалась по поводу страсти итальянцев к уюту, чистоте и простору, - скептически хмыкнул на узкую улочку.

Беллатриса Лестрендж: Уже на сто первый раз запомнив дорогу к злачному месту, что было описано в путеводителе, сосредоточенно цокала каблуками по мостовой, а когда они с Руди вышли на узкую грязнул улицу, выразила своё презрение к окружающему лишь едва скривившейся гримасой отвращения. Сейчас не время было выражать своё фи, да и время, проведённое в Азкабане, заставило нейтральнее относиться к подобным непритязательным местам. Оглядываясь, чтобы не пропустить нужное заведение, прошла половину улицы, прежде чем заметила здание. Пропустить его было невозможно из-за облупившейся и из-за этого ставшей несколько странной надписи: - Каз и... зук? Цук? - немного удивлённо прочла. Обернулась к мужу: - Думаю, это то самое нужное нам место, - согласно кивнула, направляясь к дверям и уверенно их распахивая. - Слава Мерлину, что она не увязалась с нами, - покачала головой, уверенно входя внутрь, как хозяйка в прекрасный дворец.

Магическая Британия: А внутри внезапно кипела своя жизнь. Большой общий зал был наполнен людьми, судя по одежде - магами, а судя по лицам - магами, имеющими проблемы с законом. Вся эта публика громко переговаривалась, словно стараясь перекричать своих таких же шумных соседей. В помещении пахло дешевым супом, подгоревшим мясом и граппой. За стойкой среднего возраста синьора с лихо подвязанным на голове платком и трубкой в зубах делала какие-то пометки в толстой тетрадке, время от времени улыбаясь чему-то - то ли собственным мыслям, то ли обрывкам разговоров, долетавшим из зала.

Рудольфус Лестрендж: Зашёл следом за женой. Обстановка располагала: захотелось то ли романтики, то ли заавадить кого-нибудь. Тронул за плечо средоточие амурных настроений, кивнул в сторону бармена. - Предположу, что заведует вон тот мужик. Предлагаю шума не поднимать, - выступил вперёд, подошёл к стойке. Чуть наклонился к фигуре счетовода, чтобы обратиться на итальянском. - День добрый, сеньор. Нужна информация и маггловские деньги, - прищурился, наблюдая за реакцией недружного с законом. Надежда на исход без бойни теплилась, но палочку в рукаве незаметно пододвинул ближе к кисти, чтобы без затруднений можно было выхватить.

Беллатриса Лестрендж: Скривилась, едва местные запахи настигли её носа. Оставаться здесь больше необходимого совершенно не хотелось, но им и правда нужна была информация. И маггловские деньги, будь они неладны! Держать эту грязь в руках? Нет уж, пусть эти клочки бумаги побудут у Руди, раз он более нейтрально относится ко всему маггловскому. Пока с презрением разглядывала затхлое помещение и местный контингент, муж уже направился к некоему сеньору. Оглянулась, отслеживая взгляд Руди и успела только недоумённо спросить: - А разве это не...? - но пришлось поспешить за резвым супругом, решившим поскорее решить насущные вопросы.

Магическая Британия: Женщина за стойкой отвлеклась от своих записей, с интересом оглядела незнакомцев и выпустила колечко дыма к потолку. Усмехнулась. - Добрый, чужеземцы. Это вы по адресу. Дама прищурилась. - Советую еще прикупить пару советов. И граппы. На стойке оказалась бутылка с выпивкой и пара стаканов. - Закуску?

Рудольфус Лестрендж: Удивленно покосился на странное создание за стойкой. Судя по голосу, это не сеньор, а несколько сенорита. Отстранился. Видимо, компания утонченной, женственной, хрупкой супруги за последние дни произвела неизгладимое впечатление, после которого мужеподобные итальянки стали с трудом отличимы от женоподобных итальянцев. Что изумляло не меньше, хозяйка заведения, похоже, сама не очень была в курсе своей "сеньористости", раз даже не исправила очевидную ошибку незнакомого гостя. - И ее конечно, - кивнул на предложение закуски, не сводя взгляда с генератора дымных колечек. - Назовите цену? - пододвинул бутылку со стаканами ближе. Обернулся - убедиться, что трепетный цветочек, по совместительству жена, не допинывает кого-нибудь в темном углу.

Беллатриса Лестрендж: Договаривать фразу не пришлось, женщина оказалась женщиной, впрочем, ей, кажется, не было до этого никакого дела. Пока муж разговаривал опять же на итальянском, не силилась вслушиваться в разговор, давай супругу решить все вопросы, а вместо этого покрутила головой по сторонам – может, удастся заметить ещё кого-нибудь, желающего поделиться информацией. Добровольно или нет – дело уже десятое.  

Магическая Британия: Итальянка одобрительно улыбнулась и поставила на стол тарелку с жаренной рыбой. - 20 галлеонов за граппу и еду. И по 10 галлеонов за каждый ответ или совет. Деньги вперед. Дамочка оперлась на стойку, продолжая с интересом рассматривать иностранцев. А в зале посетители ели, пили, горланили и шептались. Почти все время от времени бросали заинтересованные взгляды на парочку у стойки. Правда, чем дальше шел разговор, тем меньше интереса к гостям проявляла местная публика, сосредотачиваясь на своем. Какой-то беззубый старик игриво подмигнул обернувшейся Беллатрисе и отсалютовал стаканом, давая понять, что пьет за нее.

Беллатриса Лестрендж: Скучно слушать чужие разговоры, когда они ведутся на непонятном языке. Руди пока что не спешил вводить её в курс дела, а для расспросов и синхронного перевода было неподходящее время. Вместо этого ещё раз мазнула по местному контингенту взглядом, заостряя внимание на беззубом неприятном старике, отсалютовавшем ей бокалом. Скорчила самую презрительную гримасу, чувствуя всем нутром отвращение как к данному кадру, так и к заведению в целом. Отвернувшись, принялась со скучающим видом переминаться с ноги на ногу и безумно желая что-нибудь покрутить в руках. Однако вряд ли было разумно доставать здесь палочку или кинжал - могут неправильно понять, потом хлопот не оберёшься, а они с Руди решили не высовываться. До поры до времени. Снова скосила глаза на старика. Может, стоит подойти и попробовать что-то узнать у него? А нет, так всегда можно будет отвести его в укромный уголок и по-тихому пришить. Всё равно делать пока больше нечего. Преодолевая отвращение и стараясь улыбаться так, чтобы это не походило на то, будто у неё свело скулы, подошла к старику вальяжной походкой, мягко покачивая бёдрами. Главное, чтобы для старика это не было чересчур, а то схватит прямо тут сердечный приступ и копыта отбросит. - Сеньор, вы говорите по-английски? - с бархатными нотками в голосе спросила, с места в карьер начав разговор. А то если нет, то и не стоило тратить на него время.

Магическая Британия: Пока волшебница дефилировала между столиками, вслед ей обернулся почти весь зал. Раздались веселые смешки. Кто-то присвистнул. А когда стало понятно, к кому незнакомка подошла, веселья прибавилось. Кто-то кому-то отдал проспоренную монету, за другим столиком одобрительно закричали: - Браво, Пеппе! Сам Винченцио широко улыбнулся, демонстрируя остатки зубов-пеньков, и отодвинул стул. Похлопал ладонью по деревянному сидению стула, приглашая присесть. - Прэго, Бэлла! Старик быстро выпил остатки граппы в стакане, наполнил его вновь и пододвинул волшебнице.

Рудольфус Лестрендж: Изогнул бровь на в край обнаглевшую итальянскую особу непонятного пола. Похоже, по-доброму решить вопрос не удастся. Резко, одной рукой отодвинул мешающуюся бутылку и пару стаканов. Наклонился ближе, нахмурившись. На итальянском проговорил: - Сеньора, вы меня за идиота держать изволите? Где вы такие цены видели? Подумайте еще раз над вашим предложением? - выделил голосом часть про "еще раз". Обернулся на нестройный шум голосов. Приложил руку к лицу, закрывая глаза. Конечно, почему бы нет? Почему бы жене не докопаться до какого-нибудь подобия разваливающегося колченогого предмета мебели? На три минуты отвлекся, а Белла уже пытается довести до инфаркта городское достояние. Сейчас он протянет ноги от излишнего волнения и объясняйся потом с местным сбродом. Отнял руку, наблюдая за парным выступлением. Коррида, однако.

Магическая Британия: Женщина ловко придержала бутылку, чтобы та не упала на пол. Улыбнулась вполне миролюбиво. на пару секунд становясь похожей на обычную домохозяйку из бедного квартала. - Так и вы же, синьор, не капусту на рынке покупаете. Вернула граппу на место. заверила: - Мои ответы и советы вполне того стоят, не сомневайтесь. Кроме того, вам во всем Риме не сыскать другого такого человека, который знает все и обо всех. Который, к тому же, не задет лишних вопросов, не сует свой нос в чужие дела и умеет молчать не хуже покойника.

Беллатриса Лестрендж: Кинула презрительный взгляд на весь этот загалдевший сбор. Они что, спорили, подойдёт ли она - она, чистокровная аристократка! - к этому прыщу на теле магического мира по собственной воле из искреннего интереса? Хотелось сплюнуть от омерзения или в, с позволения сказать, людей вокруг. Но нужно было продолжать играть роль, если она хочет добыть информацию. Конечно, привычнее делать это с помощью палочки и кинжала, но слишком много свидетелей. Бросила быстрый взгляд на Руди - вот ему всегда хорошо удавалось находить общий язык с людьми и договариваться! Пеппе, судя по обращению, улыбнулся такой улыбкой, что будь в её животе хоть грамм еды, её бы мигом вывернуло наизнанку, и предложил присесть. Но не успела принять предложение, как мигом всё внутри похолодело. Он знает её имя? а вдруг он какой-нибудь шпион местного или британского сопротивления, и их выследили? И таким образом он пытается намекнуть ей об этом. Что значит это "прэго"? "Вас раскрыли"? "Я всё знаю"? просто какое-то кодовое слово или пароль? Нельзя оставлять его в живых, иначе он донесёт своим! Не смотри на них сейчас толпа людей, которые, казалось, были заинтересованы этим спектаклем (даже Руди смотрит!), кинулась бы на этого Пеппе, не раздумывая вцепляясь ему в горло. А так пришлось снова обворожительно улыбнуться и заставить мозг работать с утроенной силой. Что бы сделал на её месте супруг? Что бы сделала она? Соблазнить, увести и наедине заавадить? Все решат, что старика схватил сердечный приступ. Все, кроме его шайки... И тогда любой из этого сброда подтвердит, что она - последняя, с кем его видели. Склонилась над стариком, делая вид, что шепчет ему всякие непристойности на ухо, и с всё той же ласковой улыбкой, но холодным тоном сквозь зубы спросила: - Откуда тебе известно моё имя, жалкое существо?

Магическая Британия: Старик улыбнулся еще шире и вместо ответа достал из вазочки на столе засохшую ветку, когда-то бывшую полевым цветком. Повертел в руках и протянул волшебнице. - Пэр Бэлла! - приложил вторую руку к груди и отвесил церемонный поклон.



полная версия страницы