Форум » ЕВРОПА » Рим. Виа дель Бабуино » Ответить

Рим. Виа дель Бабуино

Магическая Британия: Если вы волшебник, прибыли в Вечный город, нуждаетесь в приличном крове и не забыли заранее обзавестись путеводителем, то, скорее всего, вы окажетесь именно здесь – на Виа дель Бабуино. В десяти шагах от цветочного магазина, не доходя до антикварной лавки, вы найдете потемневшую от времени дверь цвета охры. Пройдите по узкому коридору, сверните налево – и вот вы уже на месте. «Добро пожаловать в «Паскуале» - гласит немного кривая табличка на латыни.

Ответов - 60, стр: 1 2 3 4 All

Беллатриса Лестрендж: Полностью собранная, внешне и морально, едва оказавшись в столице Италии и сверившись с путеводителем, ткнула пальцем в нужное место, показывая его Руди. Им явно стоило где-то остановиться, и уж маггловские отели отметались сразу же. Лучше ночевать на улице, чем с этим грязным сбродом! Хорошо, что в этом городе есть места, где может отдохнуть уважающий себя волшебник. Хотя, судя по тому, что в путеводителе вовсе не упоминалось, что отель предназначен исключительно для чистокровных магов, на приличную компанию рассчитывать не приходилось. И действительно: обшарпанная дверь (хорошо, для отвода магглов сойдёт), кривая табличка... Зайдя внутрь, презрительно сморщила нос и огляделась. Прошла к стойке, за которой сидел, видимо, администратор отеля: - Запиши нас и ключи от самого лучшего номера, живо, - на английском надменно обратилась к персоналу.

Рудольфус Лестрендж: Молча следовал за женой. Подозрительных личностей, кроме них самих, не наблюдалось. Не стал вдаваться в подробности будущего отдыхалища, Белла не станет останавливаться в паршивом заведении. Правда, после Азкабана паршивой даже помойку не назовёшь. Удивленно приподнял бровь, наблюдая окружающую действительность. Похоже пристрастия супруги к роскоши после тюрьмы претерпели изрядные изменения. - Милая, что за анус единорога? - обвёл глазом под приподнятой бровью, за компанию и всей остальной конструкцией головы, помещение. - Это отель? Дель Бабуино? Серьезно?

Паоло Кардуччи: Ответил посетительнице молчаливым взглядом, в котором промелькнула смешинка. Хмыкнул, словно откашливаясь, лениво развернул местную газету и смерил цепким взглядом спутника иностранки. - Сожалею, синьори, но мест нет, - ответил на английском с сильным южным акцентом. Развел руками широко, подтверждая, что он бы и рад, но проблемные жильцы ему не нужны. - Туристы, - объяснил вслух.

Беллатриса Лестрендж: Улыбнулась своей самой сладкой и опасной улыбкой. Каждый, кто хотя бы раз видел эту улыбку и то, что следовало за ней, знал, чем это чревато. Да и просто достаточно было знать, какой она человек. Но этот наивный итальяшка не знал, тем ему хуже. Не переставая улыбаться, медленно подошла к мужчине, доставая из декольте палочку, поигрывая ею в руке. Остановившись у самой стойки, выждала секунду, а потом резко дёрнулась вперёд и, схватив, левой рукой итальяшку за его просто невообразимо огромные противные усы, дёрнула на себя, чтобы он упал на стойку, а палочку в правой руке приставила к его горлу. Наклонившись к самому уху итальяшки, громко зашептала: - Ты знаешь, с кем разговариваешь?! Или ты сейчас же предоставишь нам номер, или я возьму его сама, даже если для этого придётся освободить его от людей. Только ты этого уже не увидишь, - оскалилась в ухмылке.

Рудольфус Лестрендж: Выслушал усатое недоразумение. Покачал головой, примерно представляя последствия ответа. Решил не вмешиваться, но на всякий случай достал палочку. Охрана в отеле вполне могла быть магической. Порадовался за мужика, ведь Белла могла и не за усы схватить, а два пальца в нос и... Облокотился о стойку, наблюдая за происходящим. Интересно: раньше дядка расколется или усы оторвутся? Расстегнул пуговку на рубашке. Жарко тут, а заклинаний регуляции температуры не выставлено.

Паоло Кардуччи: Оставил газету, еще раз перевел взгляд с мужчины на женщину, которые взялись за палочки. Коротко опустил руку на неприметную статуэтку под стойкой. А затем дернулся назад, пытаясь уклониться от выпада разбушевавшейся не на шутку англичанки, но не успел. Впечатался в стойку и прохрипел что-то в ответ на родном языке. Что-то очень неразборчивое и очень нелицеприятное.

Рудольфус Лестрендж: Достал из кармана батончик горького шоколада с имбирем "Мозгодерка Яростная от мадам Дженкинс". Аккуратно развернул, откусил. Пожевал, слушая гневное бурчание итальяшки. Откусил ещё. Шоколадки оставалось мало. Надо было больше с забой захватить. Маман целую коробку презентовала перед отъездом. Где она только берет подобные безумные вещи? Доел остатки. Свернул упаковку и выкинул в мусорное ведро рядом с цветочным горшком, повернулся к развлекающимся. - Зайчик, высоси невежливому дяденьке глаз. Он тебя только что козой лохматой назвал. И маму твою. И папу твоего. В общем, итальянский мистер весьма нелестного мнения обо всех представителях твоего животного племени.

Беллатриса Лестрендж: Нехорошо прищурилась, слушая брань итальяшки. Конечно, слов не поняла, но по интонации и так всё было понятно. Да ещё и Руди перевёл. Для него это, наверное, целое представление! Вон стоит, что-то жуёт. Развлекается. - Думаешь, он вкусный? Не люблю, знаешь ли, сырые глаза. Может, ты попробуешь? А я вообще брезгую есть что-то у этого... - ткнула палочкой посильнее в горло дядьке. - Коза лохматая, значит? Ты себя в зеркало видел, грязное отродье? - прошипела на ухо итальяшке, сильнее дёргая того за усы. А это мысль! Сосредоточившись, перевела палочку с горла на правый ус итальяшки, не отпуская их из рук. - Diffindo! - повторила то же самое с левым усом, причём задевая режущим заклинанием оба уса так, чтобы прихватить часть кожи. На втором усе перехватила мужика за горло, впиваясь ногтями в кожу.

Паоло Кардуччи: Похрипел и поругался сквозь зубы еще, особенно когда лишился своих любимых усов, а потом выдавил из себя: - Есть! Попытался отдышаться и пояснил: - Есть. У меня. Номер. Махнул рукой куда-то неопределенно в сторону.

Беллатриса Лестрендж: Даже не стала спрашивать у Руди, что там бубнил экс-усатый итальяшка. Отпустила его горло, довольно улыбнувшись, пряча палочку на место и картинно отряхивая руки. - Вот так бы сразу, ну. Показывай дорогу, - усмехнулась. Неопределённого взмаха рукой явно было недостаточно. - И почему люди не могут сразу дать то, что я прошу? - нарочито закатила взгляд к потолку, обращаясь уже к супругу.

Паоло Кардуччи: Выпрямился, потирая шею и поясницу. Сверкнул глазами на дамочку, но говорить ничего не стал. - Сейчас. Ключ надо найти, - перешел снова на английский. Выдвинул ящик и принялся перебирать содержимое в поисках ключей. Пробормотал что-то снова на своем родном языке, на этот раз сетуя на неудачный день, который вот так вот не задался. Покопался пару минут, а затем выудил-таки нужное. - Вот он, - сообщил без всякого энтузиазма, покосился на лестницу, которая вела на второй этаж, к номерам, потом на входную дверь и старые часы на стене. Шагнул было из-за стойки, но неудачно выронил только что найденный ключ. Поминая всех известных и чтимых святых, полез куда-то под стойку доставать пропажу.

Беллатриса Лестрендж: Вновь закатила взгляд вверх, мыча что-то нечленораздельное. но явно свидетельствующее о потере терпения. Теперь этот старикашка будет пол дня искать ключ! - Вот уж действительно "дель Бабуино", - хмыкнула, обращаясь к Руди. Пока дед искал ключ, извиняющимся тоном сказала супругу: - Это единственный отель для волшебников, который был указан в этом дурацком путеводителе. Не удивлюсь, что это реклама, - хотя не удивилась бы, и если бы во всём Риме это был единственный подобный отель. Стоит вспомнить только лондонские обшарпанные, наполненные всяким сбродом Дырявый котёл и Косой переулок! А всемогущий Мерлин, ключ наконец-то был найден. - Шикарный у вас тут порядок, я смотрю, - скептически хмыкнула. Но когда криворукий дед уронил ключ, взвыла, теряя остатки терпения. - Пожалуй, мы найдём номер сами, - холодно бросила, перегнулась через стойку, отыскивая взглядом обронённый ключ и затем направила на него палочку, невербально используя Манящие чары. Сгорбленному под стойкой итальяшке досталось нечто более занимательное: - Crucio! - пару секунд, и палочка отводится в сторону, прерывая заклинание. Этого должно хватить, чтобы вылечить кривые руки. Отвернувшись со скучающим видом, пошла к лестнице, разглядывая номер на бирке ключа.

Рудольфус Лестрендж: Проводил супругу взглядом, присел рядом с бывшим усатиком. Похлопал его по щекам, приводя в чувство. Наклонился ближе, спокойно на итальянском спросил: - Уважаемый, как вы себя чувствуете? - поправил галстучек на шее администратора. - У вас есть семья, уважаемый? Детки, жена? Внуки? - отряхнул пыль с жилетки пострадавшего. Внимательно наблюдая, в ожидании ответа повёл плечами, разминая мышцы.

Паоло Кардуччи: Ничего не успел ответить, словив пыточное заклинание. Упал на пол, скрючился, захрипел, словно прямо сейчас собирался отправиться за Завесу. И на склонившегося над ним иностранца отреагировал не многим лучше - просипел что-то, слабо дергая рукой, и испуганно тараща глаза.

Рудольфус Лестрендж: Заклинание Беллы оказалось более действенным, чем ожидалось. Просканировал ничего не соображающего итальяшку. Смерть не грозила. Взял деда подмышки, дотащил до небольшой софы рядом с журнальным столиком и разместил на ней. Поискал глазами графин с водой, который нашёлся на стойке в углу. Взял стакан. Осмотрел. Видимо, никто не следил за порядком в отеле. Вода, по крайней мере, не была протухшей. Наполнил стакан. Поставил на столик рядом с болезным. Подошел ближе, ослабил шарф-галстук на шее пострадавшего. Обратился на итальянском: - Уважаемый, внимательно меня слушайте. Не перечьте этой женщине, делайте с первого раза то, что она говорит. Не пытайтесь натравить на нас местные службы правопорядка. Кончится плохо. Для них. Для вас. Для вашей семьи, если оная в наличии. Будьте благоразумны. Лучше всего - не попадаться ей на глаза. Бросил серьёзный взгляд на старика. Развернувшись, последовал за супругой наверх по лестнице.



полная версия страницы