Форум » РЕДАКЦИЯ "ЕЖЕДНЕВНОГО ПРОРОКА" » Кабинет главного редактора » Ответить

Кабинет главного редактора

Британия: Большая, светлая торцевая комната с широкими, по меркам консервативной Британии, окнами напротив двери. У окна - большой стол главного редактора, с начальственным креслом с одной стороны и двумя креслами поскромней для посетителей - с другой. Чуть поодаль - диван и кофейный столик, на столике - несколько последних выпусков. Объемный шкаф в углу. По стене напротив - череда министерских дипломов и грамот, над ними - несколько портретов известных людей, колдография министра, пожимающего руку бессменному главному редактору.

Ответов - 8

Барнабас Кафф: С карандашом в руках склонился над листом пергамента. Вздохнул. Зачеркнул пару слов. Немного подумал и вычеркнул все предложение. Перечитал абзац с начала, отбросил листок в сторону. - Не годится. Совершенно не годится! И где их только учат? - проговорил недовольно. Откинулся на спинку кресла. Читать дальше сочинительство не было ни сил, ни желания. Зевнул, прикрыл глаза. После плотного обеда ужасно клонило в сон.

Данателло Гуддини: Влетел в кабинет редактора без стука, гневно потрясая какой-то бумаженцией в поднятой над головой руке. Подбежал к столу редактора, хлопнув пергаментными типографскими листами прямо по его столу. - Это возмутительно! Подумать только! Кто-то решил... подделать наше издание, рассчитывая на то, что люди купятся на эту дешевку! И что Вы думаете? Закатил глаза. - Люди купились! Зачем, зачем, скажите мне, высокая журналистика, зачем редакторский стиль, зачем художники ночей не спят, если наши читатели не могут бабочку от осла отличить? Поднес ладонь к глазам. - Я так не могу! У меня творческий кризис! Я не могу писать о высоком, зная, что меня читают простофили! Они достойны только статей о домовых эльфах!

Барнабас Кафф: Открыл глаза, потревоженный столь внезапным нашествием на свой кабинет. - Джон, ну что ты так кричишь-то? Кричи шепотом - я не глухой! Посмотрел на листки на столе. - А это что такое? Махнул несколько раз не глядя рукой журналисту, сосредотачиваясь на бумажках. - Кризис тебе не положен. Вот будет у тебя отпуск - тогда пожалуйста, хоть кризис, хоть что. А сейчас ... Что это вообще такое? Зачем ты мне это принес? Я вообще-то жду от тебя статью через... через три часа. А это что за мусор?


Данателло Гуддини: - Джон? - Возмутился, впрочем, голос понизил. - Сколько раз я просил называть меня Данателло! Это же не Микеланджело, так легко запомнить! Ткнул указующим перстом на стол. - Это? Что это? А Вы полистайте, полистайте сами! В таких условиях я не просто не могу поймать вдохновение! Каковы наглецы, а? Какой слог? Какая графика, а? Полные бездари!

Барнабас Кафф: Зевнул, прикрывая рукой рот и прощаясь с надеждой на спокойный часок-другой. - Пусть твои фанатки называют тебя Данателлом, Микелянджелом или кем там... Пристально взглянул на молодого человека. - И что у вас всех за любовь такая ко всяким финтифлюшным именам? Вернулся к изучению бумаг. - Нелепица какая-то... - подытожил после прочтения. - Где ты вообще это взял? Гольфы какие-то... Приложил руку ко лбу. - Это чья-то шутка?

Данателло Гуддини: Всплеснул руками: - Барнабас-Карнабас-Крабс-пабс-пабс! Это же очевидно! Известное, громкое, яркое имя должно украшать талантливого журналиста и публициста! Оно должно звучать в ушах, словно песня, запоминаться и перекатываться на языке, словно соловьиная трель! Подождал какое-то время молча, позволяя главному редактору ознакомиться. - Вот это вот сегодня ночью разослали практически всем, называя очередным номером Пророка!

Барнабас Кафф: Посмотрел на журналиста. - Молодой человек! - проговорил наставительно.- Талант! Талант должен украшать журналиста! Нам, в свое время, головы некогда было поднять - мы писали, мотались по всей Британии, мы делали себе имя. А назваться каким-нибудь... - не смог сходу придумать имя позаковыристей, поэтому просто изобразил некий сложный витиеватый жест рукой, - это каждый сможет. Вот так-то! Собирался добавить еще какую-нибудь невероятно полезную нотацию, но вернулся взглядом к бумажке и вспомнил, о чем вообще шла речь. - Гм... Гм-гм... Поверили? Но какой дурак мог поверить вот в это? - ткнул пальцем в непонятно чью писанину. Вопросительно взглянул на Джона-Донателло, как будто тот был в ответе за бестолковость отдельных читателей. Уперся ладонями в крышку стола, побарабанил по ней пальцами. - Безобразие! Форменное безобразие! Надо написать аврорам, пусть разберутся. И вообще... Придвинул к себе лежавший на столе последний номер "Ежедневного пророка" - настоящий номер. Перелистал, о чем-то сосредоточенно размышляя. Кашлянул. - Гм, да... Взялся за перо, пододвинул чистый лист пергамента. Вспомнил, что журналист все еще тут. - Все, Джон, давай-давай, иди работай, время не ждет, а тебе еще сдаваться!

Почтальон: Влетел и бросил на стол газету с печатью Хогвартса.



полная версия страницы