Форум » ГОДРИКОВА ВПАДИНА » Дом Дамблдоров » Ответить

Дом Дамблдоров

Британия: Небольшой домик, как две капли воды похожий на дома, стоящие рядом - с красной крышей, трубой и серо-синими ставнями на окнах. Судя по всему, его кто-то время от времени убирает - грязи и пыли не видать - но ощущение давным-давно нежилого пространства, тем не менее, остается. В отличие от других домов, этот не декорирован сейчас гирляндами и игрушками к Рождеству.

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Элис Граффад: Молча, вновь закусив губу чуть склонив голову на бок, совсем побледнев, пробежалась глазами по строчкам. Стараясь не смотреть на Гафта, молча протянула руку за ножом. Подцепила им следующую страницу, перевернула.

Грегори Гафт: С сочувствием посмотрел на Элис. Конечно же ей было больно, но улыбнулся в ответ на ее ложь. Увидел, что попытка не получилось. Это плохо. С недоумение заметил, что Элис тянет хохмить. о да, абстановка, как нельзя лучше к этому располагала. Правда вот у самого такого настроения явно не было. Сейчас волновало только - хватит ли крови, не придется ли делать новый надрез. - Элис, хуже, чем быть маньяком, который выращивает клоны девочек – нет ничего. Всмотрелся в новую запись. Только бы получилось… Получилось! С интересом стал читать.

Британия: 9 декабря Обнаружилась неожиданная проблема с кровью голема. Если делать все по методу Геллерта, она превращается в какой-то студень. Это, конечно, не слишком важно для его целей… было, но очень важно для моих. Ариана должна быть нормальной. Во всех отношениях. С трудом справляюсь с сомнениями. Что, если она вернется уже… такой, как была? 10 декабря Можно ведь поступить проще. Не создавать кровь чарами, а взять свою. Кровное родство должно быть очень кстати. Только не в один прием, конечно. А дальше уже алгоритмизировать. 31 декабря Конец декабря – слишком жаркое время для работы. Кажется, я необходим везде. Буквально везде. Уход Минервы стал серьезным ударом. Всерьез подумываю о том, чтобы передать пост директора этой Скай. На время, конечно. На то время, пока я не воскрешу Ариану. Воскрешу. Я верю в это. Сейчас, наконец, у меня появился подходящий голем. Она еще совсем кроха, эта девочка. Но алгоритм роста и развития уже задан. Она вырастет настоящей красавицей. Осталась ерунда – спуститься вниз и заплатить. Я несколько обеспокоен. Что я должен буду отдать перевозчику в уплату за ее душу?

Элис Граффад: Закрыла рот рукой, впиваясь в строчки. Едва дрожащим лезвием перевернула и эту страницу.

Британия: 2 января Пора. 5 января Случилось скверное. Я спустился. Заплатил за Ариану. И не обратил внимания на неприкаянную душу, которая подсела к нам в лодку на середине пути. Когда мы плыли назад, она столкнула Ариану в воду, будто бы случайно. Перевозчик же отказался возвращаться за ней, сообщив мне, что я платил за одну душу и одну душу – вывожу. Он сказал, что позволит только самой этой… душе спуститься когда-нибудь в будущем на берег Леты и вывести Ариану обратно, если уже у нее – у души, которую я извлек оттуда – найдется, чем заплатить. Малышка, которая спит сейчас на лабораторном столе – не Ариана. Она жива. Она дышит. Но это - не Ариана. 7 января Я рассказал все Аберфорту. Это был непростой разговор. Он согласился позаботиться о девочке. Мы сообща решили отдать ее в пансионат Королевы Анны. Ни я, ни он не готовы воспитывать девочку, отобравшую у Арианы шанс на возвращение. Но мой долг перед ней по-прежнему остается долгом. К тому же, я лелею очень небольшую надежду на то, что, если она вырастет хорошим ребенком – что само по себе очень спорно, учитывая, на что способна ее душа – быть может, она когда-нибудь отдаст и свой долг мне. И Ариане. Мне страшно думать о судьбе Арианы там. В загробном мире. Ведь она упала посреди реки. Ее плату перевозчик взял ранее. Не потребует ли он… новой платы от моей бедной сестры? И будет ли ей, чем рассчитаться? На этом записи в дневнике обрываются.

Элис Граффад: Время как будто остановилось вместе с дыханием, и было не понять, минута прошла, или час, прежде чем смогла пошевелиться. Затем так же молча вытащила палочку, ощущая в голове непривычную легкость и пустоту, такую, какая не всегда получалась даже когда делал это специально, будто сознание было готово вытворить самое большое колдовство на свете, сосредоточившись только на нем. Мимолетом убедившись, что сознание действительно готово, представила, как в корешке массивной книги - ведь книги делаются из дерева, отлично проводят тепло и отлично горят - начинает нарастать температура. Вот уже она достаточна для того, чтобы уголки начали тлеть, над книгой появился легкий дымок, давая первые искры. Подувший откуда-то ветерок раздувает очаг, повышая температуру и заставляя струйку дыма быть толще и толще. Наконец, появляется тонкий язычок пламени, который, подпитываемый воздухом, перебрасывается на всю книгу, заставляя ее гореть, гореть дотла. Проходят секунды, и книга превращается всего лишь в горку пепла. Горку пепла. Резко взмахнула палочкой по направлению к книге. - Incendio! Молча, так и не опустив палочки, наблюдала за тем, как книгу съедают языки пламени, пока от нее не осталось ничего. И только после этого, словно прорвало, обернулась к Гафту, с всхлипыванием утыкаясь в плечо.

Грегори Гафт: С каждой перевернутой страницей, с каждой строчкой все более и более росло недоумение. Как это все вообще возможно? Бред сумасшедшего. Даже в самый накрученных фантастических маггловских книгах вряд ли возможно было вычитать…такое. И когда дневник наконец закончился, замер в каком-то ступоре, пытаясь переварить информацию. Удивительно, раньше, когда что-то читал – многое совершенно не оседало в голове. Но теперь каждая фраза как будто реально впечаталась в мозг. Надежно и, по видимому, надолго. Но и, одновременно…эта пустота… абсолютная . Как-то резко дернулся, на автомате, когда книга неожиданно вспыхнула. Не понял – каким образом – ибо не услышал слова заклинания. Глянул на Элис, увидел у нее в руках палочку и отсутствие желания потушить огонь. Понятно. Ее рук дело. Сщурив немного глаза следил, как горят страницы. Не в силах оторваться от этого зрелища. Когда все закончилось – вздохнул. Сам не зная от чего – не мог разобраться – что конкретно послужило причиной этого вздоха. И здесь нахлынуло…Какой-то прям компот из эмоций. Злость…гм…видимо, на самого себя, что не остановил еще тогда, когда они еще не раскрыли книгу, чувство опустошенности как будто все изнутри выпотрошили, а наполнить – просто нечем. И теперь ничего не исправить… Никогда… Одиночество. В мире нет никого родного. И быть – просто не может. И, Мерлин, это никогда не закончится…Придется смириться…Пытаться жить. Но как? И зачем? Встряхнул головой. Да что ж это такое? Никогда ведь и не было таких мыслей в голове…Откуда они? Мерлин…Элис… Обнял уткнувшуюся в плечо девочку. Так нежно, как только мог. И крепко, естественно, дозируя свои силы. Что либо говорить – вряд ли имело сейчас смысл…Хотя…разве только это. Шепнул на ухо: - Я люблю тебя, Элис. Поцеловал в висок. Закрыв глаза, положил повернутую на бок голову на голову девочки. И просто стоял с ней вместе, не выпуская из объятий. Стараясь передать главное: она – не одна. Был абсолютно уверен, что в его силах заполнить эту опустошенность, которую сейчас так остро чувствовал. Его чувств на это хватит. И вместе они обязательно со всем справятся. Обязательно.

Элис Граффад: Казалось, простояла так вечность, не решаясь пошевелиться. После того, как ощущение бесконечного одиночества притупилось, на смену пришел страх. Теперь же Гафт все знает! Может, пока еще не все понимает, но... но что он скажет, когда поймет, что рядом с ним даже не человек? "Я люблю тебя, Элис". Надолго ли это?... Подняла голову, спросила тихо: - Даже... теперь?

Грегори Гафт: Мерлин, вот так стоял бы и стоял. И даже полностью проигнорировал пульсацию повязки, ибо не хотелось ни на что отвлекаться. Ничего, подумаешь, пропустят какое-нибудь там очередное собрание, которых последнее время несчетное количество – собрание на собрании собранием погоняет. Как-то так. Но пошевелиться все-таки пришлось – когда голова Элис под щекой зашевелилась. Выпрямил голову, всмотрелся в глаза девочки. Прислушался к новым ощущениям. Хотя можно было этого и не делать. Все и так видно. Боится…очень чего-то боится. Услышал глупый вопрос. Улыбнулся. - Конечно. Теперь даже сильнее, чем раньше. Наклонился и нежно поцеловал девочку. Пытаясь пресечь новые глупые вопросы.

Элис Граффад: Ответила на поцелуй, ненадолго забывая про свои тревожные мысли, но почти сразу отстранилась, смотря на мальчика. - Сильнее? И тебя совсем.. совсем не пугает все это? Грег, но я же.. я даже не человек? Даже еще хуже! Ты видел, что там написано про бедную Ариану? Закусила губу в ответ на навернувшиеся слезы, но взгляд не отвела.

Грегори Гафт: Поцелуй продлился не долго. И снова вопросы. В общем, своего добиться не получилось. И, видимо, придется сейчас что-то говорить, что-то отвечать. Вздохнул. Из объятий Элис выпускать не стал, а вот лезть целоваться – перестал. - Элис, а ты не чувствуешь как я к тебе отношусь? Поднял бровь. - А что меня должно пугать? Для меня – ничего не изменилось. Я знаю, что ты – человек, я знаю – что ты - Элис, которую я люблю. Мерлин, и я счастлив, что ты никакая там не Ариана – сестра Дамба. Закатил глаза. - Да, видел. И что? Случилось так, как случилось, Элис. Мне – все равно, что случилось с этой девочкой. Мне важнее, что в этом мире появилась ты. Увидел эти навернувшиеся слезы. Прижался лбом к голове Элис. - Элис…не надо, пожалуйста. Не плачь. Все равно ничего не изменить. А мы…мы со всем справимся, я уверен. Правда. Поцеловал в макушку. Улыбнулся, возвращая взгляд на девочку. - Ты мне веришь?

Элис Граффад: Поверила - или очень захотела поверить, потому что в тайне надеялась? - сразу. Ничего не изменилось, да, как было бы здорово так считать! - Верю, Грег. - Улыбнулась, протянув руку к щеке и нежно проведя по ней ладонью. - Верю. Но.. но что теперь делать? Возвращаться в Хогвартс? - Закусила губу. - Грег, дай мне обещание, что все это останется тайной? А мне... нам теперь... ох, Грег, теперь вопросов стало еще больше, чем ответов! И что теперь со всем этим делать?.. Я не хочу возвращаться в Хогвартс. Там Дамблдор, и... как мне на него теперь смотреть? - Вздохнула тяжело. - Знаешь, а раньше было легче. Когда ты не знаешь, кто твои близкие, и когда ты знаешь, что их нет - это ведь совсем разное. У тебя есть семья, родители... а у меня нет никого. И никогда уже не будет. Только... ты. Единственное, что у меня осталось. Замолчала, заметив, наконец, пульсирующую уже какое-то время повязку. - Ты тоже это чувствуешь? Поднесла запястье к глазам, пытаясь прочесть, что там написано. - Гафт, Элис, в школу не возвращайтесь... Опасно... Опасно? - Подняла вопросительный взгляд на мальчика.

Грегори Гафт: Мерлин, как было приятно от этого прикосновения. И как же приятно тепло от него разносилось по всему телу, и концентрировалось в районе левых ребер. Услышал ответ на свой вопрос. Почувствовал, что он – искренний. И это –радовало. Но потом – снова вопросы. Много сложных вопросов. Вздохнул. - Конечно нам придется вернуться в Хогвартс. А что делать? Бросать школу нельзя, мы еще слишком мало умеем. Подумал – обидеться ли на такую…просьбу, или нет? Решил, что не стоит. Утвердительно махнул головой. - Естественно. Никто никогда ничего не узнает. И…ты очень правильно сделала, что сожгла этот дурацкий дневник. Улыбнулся. - Не бери в голову. Тебе ли бояться смотреть в глаза Дамбу? А вообще… наверное пока что просто не встречайся с ним. Пока все это ты чувствуешь…слишком остро. Я тоже думал, что никогда не смогу пережить историю с инквизитором. Но ничего, прошло, улеглось. И тема с практикумом – тоже постепенно отпускает. Так что… время нам поможет. Сделался совершенно серьезным, когда пошел разговор про родителей. О да…представить, что никогда не увидишь своих родителей, быть лишенным их - это страшно. Конечно, они периодически раздражают, ибо несут какую-то чушь, часто – не понимают. Но…его родители, они – вечны, они – никогда не умрут. Это – точно совершенно. Даже не смотря на то, что мама, во время своей мигрени иногда говорит: « я умираю»…Мерлин, это она просто бредит. Наверное , для больных этой штукой – это – нормально. Вздохнул. - Да…все-таки не надо было нам сюда заходить. Это я виноват. Вот зачем я обратил тогда внимание на этот глупый щелчок? Снова улыбнулся. - Да, есть – я. А еще когда-нибудь у тебя обязательно появятся родители. Родители, которые, я уверен, очень сильно будут тебя любить. Потому что не любить тебя - это невозможно. Вот. Почувствовал пульсацию, кивнул. Услышал, что там написано. Насторожился. - Странно…Что же там должно было случиться, чтобы посылался такой…совет… Кстати, ты не чувствовала несколько раньше пульсацию? Повязка сегодня уже разок срабатывала…если я ничего не перепутал…Мерлин…зря я не среагировал. Может…там было что-то более…определенное.

Элис Граффад: Проговорила мягко: - Ты не виноват, Грегори. Наверное, это должно было случиться. Нахмурилась, глядя на повязку. - Не чувствовала... смотри, тут еще что-то. - Присмотрелась. - Три метлы. В Хогвартсе небезопасно, поэтому теперь мы собираемся в Трех метлах?.. - Закусила губу. - Что-то случилось. - Мягко отстранилась. - Надо идти. А потом вернуться, чтобы... я подумала, вдруг тут есть подсказка, как он это сделал... ох, Грег, идем скорей! Мне кажется, если я пробуду здесь еще немного, я сама окажусь на одном из этих столов.

Грегори Гафт: Конечно же это он виноват! Во всем, что случилось. Надо было как-то помешать…как-то остановить. И теперь, наверное, еще долго будет себя за это ругать. И снова пульсация. Повторил услышанное: - Три метлы… Кивнул. - Да, пожалуй. Оставаться дальше в этом…доме совсем не хочется. Правда, снова зацепился взглядом за шкаф с камнями. Остановил себя. Нет, потом. Все равно Элис хочет сюда вернуться. Тогда и заберем…ее приданое. Взял девочку за руку и двинулся к выходу из лаборатории.



полная версия страницы