Форум » РАЙ ФУТХИЛЛ. ДЕРЕВНЯ МАКДАУЭЛЛ-АНДЕРСОНОВ » Кухня » Ответить

Кухня

Британия: Владение мамочки. Предупреждение: Осторожно, злая мамочка! Предупреждение: Не лезьте под руки!

Ответов - 43, стр: 1 2 3 All

Эбигейл Андерсон: Зашла на кухню, усевшись за свободный стул, и отодвинула рядом еще два для Элис и Дженни. Запах из печки - просто умопомрачительный. Это плюшки с корицей поспевают!!

Фенелла Андерсон: Захлопотала у печки, отодвигая засов. Вытащила оттуда горшок, снизу раскаленный, и разлила в тарелки горячий куриный бульон, поставив перед каждой девочкой. Выдала ложки, и задвинула горшок обратно. Вытащила из другого отверстия в печи буханку хлеба. Нарезала большими ломтями, щедро намазала маслом каждый, и выдала так же всем. Щелкнула пальцами, вызывая домового эльфа: - Погрей грелки наверху. Когда эльф исчез, стала дальше хлопотать по хозяйству, поглядывая как там девочки ужинают.

Дженни Брентон: Вошла в комнату и удивленная замерла на пороге. Так странно видеть в живую все то, что до этого существовало только в виде иллюстраций из книжек. Кухня походила на помещение по травологии, где они проходили практику, и частично - на Большой Зал, где было много посуды и пахло едой. И она совсем не походила ни на одну из комнат в Брентон-холле, где ели исключительно в столовой. Здесь не было идеально белоснежной скатерти, блестящего фарфора и атмосферы торжественности. Наверное, здесь и не так страшно перепутать вилки или ножи. Выдохнула и уселась на стул между Элис и Эбигейл, с интересом наблюдая за миссис Андерсон. Забыв обо всем, обрадовалась, что ложка только одна! Взяла в руку ломоть хлеба и покосилась на Эбигейл, ибо не была уверена, что эту штуку надо просто откусывать. - Спасибо, мэм.

Фенелла Андерсон: Засвистел чайник. Поспешно сняла его с огня, и залила в заварник кипятка. - Добрый сбор, Грымзельда прислала давече. Земляничный цвет с малиною. - принюхалась к заварнику. Когда вода потемнела, налившись травяным цветом, налила в три больших кружки чаю, и рядом положила по паре пирожков с яблоками и с повидлом. - Кушайте, деточки.

Эбигейл Андерсон: Взяла ложку. - Суп!!! Наворачивает суп за обе щеки, заедая его хлебом с маслом. Поглядывает на девочек, нравится ли им, как мама готовит. Вдруг они совсем не привыкли к такой еде...

Дженни Брентон: Убедилась, что хлеб с маслом полагается откусывать, а единственной ложкой есть как ложкой - и никакого подвоха тут нет. Расслабилась. После нескольких ложек бульона, заедаемого хлебом, отсутствовавший еще минуту назад аппетит как-то разом вернулся. С немалым интересом посмотрела на чай - из такой большой чашки можно пить? Доев бульон и огромный ломоть хлеба, почувствовала себя более чем сытой. Благодарно улыбнулась хозяйке. - Спасибо, мэм, все было очень вкусно. Взялась за большущую чашку, содержимое которой пахло ягодами. У нее дома никогда не пили такой чай - только черный, без примеси трав и обязательно с добавлением молока. И уж точно без пирожков. Улыбнулась: "гости" - это невероятно замечательная штука!

Элис Граффад: Тщательно скрывая удивленное любопытство, с вежливой улыбкой, мелкими ложками беззвучно доела бульон, внимательно прислушиваясь и присматриваясь к окружающему. Неужели и у нее могла бы быть такая же семья? Это... это удивительно! Ничего общего с пансионом и теми правилами воспитания, которые закладывались с детства. Когда ложка уткнулась в пустое дно, отставила тарелку чуть в сторону, улыбаясь: - Спасибо, мэм! Вы невероятно готовите! В свою очередь взялась за чашку с чаем, прислушиваясь к исходящему аромату - казалось, что пахло зрелым горным лугом в конце лета. То есть, на самом деле, конечно, откуда знать, как пахнет зрелый горный луг в конце лета, но хотелось бы, чтобы вот так.

Нихневен Андерсон: - Павлин... ну надо же... курам на смех.. павлин! - озадаченно бормоча про себя вошел в кухню, по ходу дела, сцапывая буханку, и отламывая себе сразу половину. Будто бы очнувшись оглядел девочек. Встал, подошел к матушке, по ходу дела потрепав, ну то есть конечно же погладив, каждую по макушке. Не часто увидишь тут не рыжий цвет, да и свой рыжий лучше всех конечно! - Хе-хей! Да они же у тебя спят почти, матушка, что ты приготовила грелки? - встал рядом подбоченившись.

Фенелла Андерсон: - Правда твоя, папаша Андерсон! - отрываясь от помешивания чего-то в котле, обратилась ко всем. - Девочки, вы, будто устали с дороги и холоду, бегите на верх, спать ложитесь, а я попозже зайду. Да ноги берегите, ночь будет студеная. Пошто снова Марта буран закладывает...

Эбигейл Андерсон: С трудом держа глаза открытыми от сытости и тепла, после скоростной езды по холоду и переживаний за Дженни и Элис, встала из-за стола. Впрочем, предусмотрительно сцапав имбирного человечка, прикрытого полотенцем. - Пошлите, я покажу спальню. Сделала вид, что ни разу не обратила ни малейшего внимания про закладку бурана. Ни чуточки просто.

Дженни Брентон: Оторвалась от поедания пирожка при появлении отца Эбигейл. Какие все же у них странные куры здесь - они постоянно кого-то высмеивают! Терпеливо перенесла то, что ее потрепали по голове, решив, что крайне невежливо будет как-то реагировать на это. Встала из-за стола со своим надкусанным пирожком. И почему никто не говорил, что надо делать с недоеденными пирожками? Можно ли их оставлять на столе? Или обязательно полагается доедать? - Еще раз спасибо, мэм. Доброй ночи, мистер Андерсон. Двинулась следом за Эбигейл.

Элис Граффад: - Да, мэм. Спасибо! Улыбнувшись сразу и мамаше, и папаше Андерсонам, выбежала вслед за девочками.

Эбигейл Андерсон: Прокралась с девочками на кухню. В печи тоже дотлевали угли, еще никто не встал. Было тихо. Деловито прошагала к столу, и сняла с плеч рюкзак.

Дженни Брентон: Вошла в кухню, поправляя шапку. Все так же шепотом, не теряя надежду увещевать девочку, произнесла: - Эбигейл, может, лучше не надо? А твои родители... они ведь тоже могут быть против?

Эбигейл Андерсон: - Надо! Во-первых, ей надо принести праздничный ужин, негоже ведь старую ведьму без рождества оставлять! Ну и это же совершенно случайно будет, что она как раз буран делает, мы же только одним глазочком посмотрим! Набивает рюкзак пирожками, попутно заворачивая их в салфетки, и котлетами, прямо в кастрюльке, засовывает в рюкзак.

Деревня Рай-Футхилл: С негромким хлопком на кухне посередине лавки появился домовой эльф, замотанный наволочку. - Маленькая хозяйка, - обратился он к Эбигейл, - Большая хозяйка просила передать, что если вы снова намыливаетесь сбежать к Марте...! - эльф старательно пытался имитировать голос и интонации Фенеллы, и даже выдержал драматическую паузу, как та обычно делает, во время которой обычно сердце ретируется в пятки. - ...То возьмите маленький пуддинг для нее в левом шкафу, и передавайте поклон от семьи! И не забудьте термос с горячим чаем! С негромким хлопком он исчез. Но стоило Эбигейл только выдохнуть, как он появился снова: - И будьте дома к ужину!

Дженни Брентон: И тут сдалась, очень надеясь, что родители Эбигейл не станут за них на все это сердится. Впрочем, появление домовика только все подтвердило. Наконец, расслабилась. - Давай мы тоже что-нибудь понесем? Протянула руки, демонстрируя намерение это "что-нибудь" так и нести в руках, так как никакого рюкзака или сумки с собой не было.

Эбигейл Андерсон: Выдала Дженни корзинку, в которую сложила пуддинг, завернутый в несколько полотенец. Когда сборы по инструкции, которую она, между прочим, наизусть помнила, были закончены, она вывела девочек из кухни, и они ушли в горы.

Деревня Рай-Футхилл: И даже на кухне под песни, слышимые в приоткрытую дверь, домовой эльф Гамзи, под столом танцует джигу.

Эбигейл Андерсон: Влетела на кухню, тут занимая место за столом. От печки шло приятное тепло, а на столе было много всяких вкусностей.

Фенелла Андерсон: Ну рыжая тут как тут! Потрепала Эбигейл по и без того растрепанной голове и поставила перед ней чашку.

Элис Граффад: Спустилась вниз, оглядывая кухню. Кухня в Рождество - это было впервые... да, впервые. Потянула носом приятные запахи - так здорово! Семья Андерсон - вообще, наверное, самая необычная семья на свете! Настолько, что если кому-то рассказать - наверное, никто из тетушек-воспитательниц даже не поверит. - Доброе утро, миссис Андерсон! - Произнесла чуть громче, чем следовало, садясь рядом с Эбс.

Фенелла Андерсон: - Доброе утро, деточка, с Рождеством! - погладила девочку по голове, поцеловала в макушку. Вытащила из печи медный чайник, налила оттуда в кружку какао. И поставила рядом блюдо с печеньками.

Дженни Брентон: Вошла в кухню, прижимая двумя руками к себе кота. - Доброе утро, мэм. С Рождеством вас! Устроилась на стуле рядом с Элис, озадаченно глянула на печенье - есть его как-то было жалко.

Фенелла Андерсон: - И тебя с Рождеством, милая! Налила в кружку какао, и поставила перед девочкой, свободной рукой погладив по светлым волосам. Вытащила из печи, выложила красиво на тарелке печенье и тоже поставила перед детьми. Хмыгнув, посмотрела на рыжего разбойника, всплеснула руками, ну что ж делать-то, если наглая рожа облюбовала девочку. Налила в миску сливок из молочника, поставила рядом на скамейку.

Элис Граффад: - И Вас с Рождеством, мэм! Спасибо! - Перевела взгляд с миссис Андерсон на севшую рядом Дженни, а следом - на какао и печенье. - Такое красивое... - прошептала, подхватывая верхнее и аккуратно надкусывая. Вот это - настоящее Рождество!

Дженни Брентон: - Спасибо, мэм. Порадовалась, что ее не ругают за кота за столом. Дома уж точно такого бы не позволили. Опустила кота на лавку, чтобы и он мог получить свой завтрак. Обхватила руками кружку. Покосилась на Элис, откусившую ногу пряничному человечку, который тем не менее продолжал улыбаться. Отвела взгляд - смотреть на это отчего-то было грустно. Сосредоточилась на своей кружке с какао, надеясь, что Элис и Эбигейл быстро разделаются с людьми-печеньками.

Эбигейл Андерсон: Сгрызла сразу двух человечков, а затем одну елочку. Имбирные человечки - самое лучшее, что есть на рождество! Ну еще и какао с зефирками, и пуддинг, и штолл, и леденцы... и.... Покосилась на Дженни и Элис. Пододвинула к Дженни елочки и снежинки, и пуддинг. Сама быстренько сгрызла еще палочку человечков, опустошила чашку, и пробубнив нечто, похожее на: - пппфдаффки, - умчалась в гостинную.

Дженни Брентон: Взяла печенье со снежинкой, сделала пару глотков какао. Можно было еще смотреть на кота - с такого ракурса не была видна судьба человечков. Впрочем... можно же одного попробовать ... спасти? Повернулась, но увидела, что от печенья уже остались одни крошки, а Эбигейл куда-то убежала. Вопросительно посмотрела на слизеринку, кивая вслед рейвенкловке.

Элис Граффад: Сделала пару глотков какао, наблюдая за убежавшей Эби. Пододвинула чашку с имбирным печеньем в сторону слизеринки, не торопясь вставать. - Дженни?.. Уткнулась в чашку с какао, не зная, куда себя деть. У Эби - подарки, но она сама так ничего и не приготовила.

Фенелла Андерсон: Посмотрела на девочек, с удивлением покачивая головой. Присела между ними. Посмотрела на светленькую Дженни, выдала ей целого имбирного человечка. Посмотрела на Элис. - Деточки, ну что ж вы, совсем не хотите узнать, что Санта принес вам? Сегодня же Рождество, а в этот день обязательно случается что-то хорошее. Обняла обеих приунывших девочек.

Дженни Брентон: Кивнула Элис, выуживая последнего выжившего человечка. И тут же получила второго от миссис Андерсон. - Спасибо, мэм. Положила их возле своей чашки, решив ,что тут им точно ничего не угрожает. Услышав о Санте, снова переглянулась с Элис. - Мэм, нам... То есть, да, конечно, мэм.

Элис Граффад: - Мэм... - Посмотрела вопросительно на Дженни. И что теперь? - Да, мэм. Улыбнулась миссис Андерсон, медленно сползая со стула в сторону гостиной. - Дженни?..

Дженни Брентон: Решительно допила остатки какао и последовала примеру Элис. - Спасибо мэм, мы... мы тогда... Встала из-за стола. - Элис? Направилась в ту же сторону, куда убежала Эбигейл.

Элис Граффад: - ... Пойдем, мэм. - Закончила фразу слизеринки, отправляясь следом.

Фенелла Андерсон: Вернулась на кухню. Сняла с плиты большой медный чайник, и залила кипятка в заварник. Вынула из печи булочки с корицей, и горшок, накрытый крышкой.

Элис Граффад: Спустилась в кухню, ведомая приятным запахом сладкой сдобы с корицей. - Ух ты, булочки! Миссис Андерсон, и как вам только удается все это успеть сделать?

Фенелла Андерсон: - Да тут главное - не суетиться, деточка, спешка - она всегда вредит, - захлопотала у стола. Вытащила из шкафа несколько тарелок, и в одну из них налила половник манной каши, судя по желтым полоскам которой, была с маслом. И с изюмом и курагой. Поставила перед Элис и дала ей ложку. Вторую тарелку поставила перед своей рыжей, которая разумеется тут же потянулась к булочкам, но была остановлена в попытке слямзить одну или две.

Элис Граффад: - Манная каша? - Улыбнулась, добавляя автоматически, как в детстве, - Главное, чтобы без комочков! - Перехватила ложку поудобней, занося над тарелкой, и... ложка с грохотом упала в глубь тарелки, разбрызгав часть каши, но какая уже была разница. Волна отчаяния закрыла с головой, настолько внезапно, что в первый момент показалось, и вдоха не сделать. Вслед за схлынувшей волной пришло опустошение, будто внутри все вытащили, но ничего не вернули обратно, а потом внутри начало расти ощущение ненависти к себе. Просидела, не шевелясь, несколько долгих минут, пока, наконец, не поняла, что это - не ее чувства, а лишь отголоски чужих. Гафт! - Надо спешить. - Произнесла последнюю мысль вслух, и лишь после этого вспомнила, где она находится. Посмотрела на разбрызганную кашу. - О... простите, мэм. Сама не знаю, как так вышло. - Принялась вытирать брызги салфеткой. Есть не хотелось совершенно. - Мэм, когда, Вы сказали, у нас поезд? Мы не опоздаем?

Дженни Брентон: Пришла в кухню следом за Элис, уселась к столу. Замерла, наблюдая за появляющимися перед девочками тарелками. О, нет! Манная каша... Еще и сладкая! Страдальчески прикрыла глаза, стараясь не вдыхать этот ужасный запах и лихорадочно соображая, как же отказаться, когда... Вздрогнула и с удивлением уставилась на Элис, уронившую ложку. Тут же испугалась, что слизеринка, как тогда в лазарете, перестанет быть человеком и снова начнет вести себя, как какой-то зверь. Неужели колдомедик ошибся? Испытала облегчение, когда Элис все же заговорила. В свою очередь вопросительно посмотрела на миссис Андерсон в надежде, что идея с поездом спасет их всех и ее в особенности от проблемы с кашей.

Фенелла Андерсон: Резко обернулась на звук. Каша была по всюду. - Ничего, ничего страшного, деточка, не волнуйся, - стала вытирать все поверхности, забрызганные кашей. Посмотрела на время. - Да, детки. бегите собирайтесь, а я вам плюшек с собой в поезд заверну. Только поторапливайтесь. Открыла окно на улицу, впуская порыв холодного воздуха, и высунувшись туда наполовину крикнула: - Папаша! Запрягай!

Эбигейл Андерсон: Недоуменно посмотрела на Элис. Что это с ней?! Поспешно вылезла из-за стола, стащив пару булочек, и взяв обеих девочек за руки утянула их в спальню.

Фенелла Андерсон: Не могла не заметить, как Элис изменилась в лице. Ох уж эти детские тайны! Самое удивительное время - детство - когда постоянно что-то происходит. Улыбнулась и стала собирать корзинку с вкусняшками девочкам в дорогу.



полная версия страницы