Форум » ПАБ "ТРИ МЕТЛЫ" » Второй этаж паба "Три метлы" - пятый гостевой номер » Ответить

Второй этаж паба "Три метлы" - пятый гостевой номер

Хогсмид:

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Льюилл Сильвер: Кивнула немного нервно. Тороплива вытащила из сумки еще несколько листовок. - Беспокоилась, милорд. Беспокоюсь. Посмотрите... И это ведь явно не все - только то, что я нашла. При всей моей любви и моем уважении к директору, я была там и видела, на что он способен... Не знаю, насколько эта информация правдива, мало ли сплетен гуляет, но если да - лучше бы ему было действительно умереть, слишком высокий уровень опасности. Но это одна сторона вопроса - вы видите? Кому-то вы сильно не угодили... И вы, и эти люди. И если Кэрроу только полезно будет пристукнуть где-нибудь в переулке Лондона, то... Если они нашлись в школе - в закрытой от всех и от всего, кроме сов, школе - куда еще их могли забросить? И кто мог их прочитать? И где гарантия, что этот "кто" не придет... за вами. Замолчала, не отводя взгляда от мужчины и продолжая протягивать листовки.

Люциус Малфой: С неохотой отпустил светлый локон и взял листовки. По крайней мере, не все их собрал Снейп. - Вы ведь умеете хранить секреты, Льюилл? - улыбнулся и отложил бумажки на столик у кровати. Вернулся опять к собеседнице, встал достаточно близко, продолжил, понизив голос: - Нет, не подумайте, что я сомневаюсь. Но не все ведь могут хотеть знать чужие секреты. Хотите, расскажу мой?

Льюилл Сильвер: Проследила взглядом за передвижениями мужчины. С явным облегчением выдохнула - он не выглядит взволнованным, значит, вероятно, его эти листовки взволновали меньше, чем ее саму. Ну, то есть как - меньше... Судя по всему - вообще совсем никак. Даже расстроилась немного, мысленно хмыкнув - так всегда получается, когда кролики спасают удавов, которые сами могут спасти и себя, и дюжину кроликов. - Милорд... как считаете нужным. Я умею хранить секреты, но никогда не прошу доверять их мне. Это ваш выбор, - сделала небольшой шаг назад, чтобы не смотреть на собеседника совсем уж снизу вверх.

Люциус Малфой: Улыбнулся отступившей девушке, сам отошел на шаг. - Мне казалось, мой выбор вам уже давно известен, Льюилл, - произнес многозначительно. Выдержал небольшую паузу. - Но я не хочу лишать вас вашего. Знание чужих секретов делает мир понятней, но никак не проще. С другой стороны, тогда и чужие люди становятся не такими и чужими, не правда ли?

Льюилл Сильвер: Чуть заметно улыбнулась, вспоминая все прошлые разговоры с разными людьми. И количество секретов, делающих чужих людей - не чужими, а своих... Улыбка превратилась в горькую усмешку. - Что ж, если вы так ставите вопрос... Я хочу знать. Вы ведь знаете, мы, - коснулась значка на мантии, - всегда хотим знать все. И сложность мира никогда не будет для этого препятствием.

Люциус Малфой: Внимательно проследил за девушкой и ее реакцией. - Эту листовку сделал я, - произнес небрежно. - Эту и еще несколько других. Вы ,видимо, видели не все. Первые листовки были выпущены неизвестными лицами, обвинившими меня и министра во всех бедах этого мира. Перекрыть доступ листовок к читателям практически невозможно, пока не будут найдены их авторы и оборудование, на котором они изготавливают их. Но всегда можно обесценить их работу, наводнив Британию новыми листовками, рассказав людям десяток взаимоисключающих историй о судьбе Дамблдора, устроив войну одной оппозиции с другой. Очень быстро такие листовки из вестников "правды" превратятся в утомляющую ложь. Анонимные противоречивые издания не могут противостоять официальной правительственной газете, где есть ответственные лица. Еще несколько таких вбросов, и любая листовка станет мусором, о чем бы в ней не писали.

Льюилл Сильвер: Ошарашено выслушала сообщение. Недоверчиво посмотрела на мужчину, потом на листовки, задумчиво накрутила челку на палец и прошлась по комнате, едва заметно шевеля губами, анализируя ситуацию. Остановилась посреди комнаты, вновь посмотрела на мужчину - на этот раз с искренним восхищением. - Милорд, это потрясающе. Обратить оружие ваших недоброжелателей против них же, кем бы они ни были... Быстро. Четко. И вы правы, вероятность того, что кто-либо поверит в содержание десятой по счету листовки с десятой по счету историей, крайне низка, даже если размахивать доказательствами ее правдивости на площади перед Министерством. Браво. Мне есть чему у вас поучиться. Замолчала, задумавшись. Медленно проговорила: - Я не видела остальные. Они обвиняют вас и министра во всех бедах этого мира? Откройте еще одну тайну, милорд. В скольких из них вы действительно виновны?

Люциус Малфой: Не без интереса дождался реакции на свой рассказ. Рассмеялся, довольный произведенным эффектом. - Во скольких? - произнес, шагнув ближе к девушке. - Я разочарую вас, если скажу, что не так ужасен, как обо мне пишут? - еще один шаг. - Но кое в чем я, действительно, виновен. Очень виновен. Последним шагом оказался рядом с Льюилл. - Настолько очень, что вы даже себе не представляете... Или представляете? - с улыбкой испытывающе посмотрел в глаза девушке.

Льюилл Сильвер: - Скорее удивите, - ответила машинально, наблюдая за передвижениями мужчины. - На самом деле - еще ужаснее? - предприняла попытку неловко отшутиться, ощущая, что разговор принимает какой-то неправильный оборот. По идее тут сейчас должна была быть покаянная речь со списком всех убитых и замученных за последние два десятка лет, но уж точно никак не воротник идеально белой рубашки на уровне глаз в опасной близости. Мысленно выругалась в адрес слизеринцев, не умеющих говорить словами через рот! Даже орел, и тот более адекватный собеседник, по крайней мере у его вопросов нет однозначного - и неизвестного - ответа. Посмотрела в глаза собеседнику, опять же мысленно проклиная тот день, когда вообще решилась на сближение с этим человеком. Решилась ли? Или это он решился, забыв спросить ее мнение - как и поступают в последнее время все, кому не лень. Кажется, за помощью впервые пошла сама... А теперь это стало традицией - бежать и прятаться за удава, глотающего таких кроликов на завтрак, обед и ужин. Не жуя. Едва заметно усмехнулась - знал бы отец, почему она так возражала... - Не представляю, милорд, - ответила, чуть помедлив и отводя взгляд. Уставилась в пол, позволяя волосам скрыть выражение лица - впрочем, отсутствующее выражение.

Люциус Малфой: Вздохнул и продолжил все тем же тоном: - Это еще один секрет, Льюилл. И на этот раз мне очень хочется не спрашивать вашего согласия, чтобы рассказать его. Тыльной стороной ладони принялся гладить девушку по волосам, следя, чтобы пряди не зацепились за кольцо. - Так бывает, Льюилл: у человека есть все, о чем только можно желать. Но в один прекрасный день он обнаруживает, что есть еще кое-что... кое-кто. Один маленький, очень светлый и добрый человек. Очень... нужный человек. Очень важный. И очень необходимый. И больше всего хочется заботиться об этом человеке, защищать его, оберегать, радовать его и баловать, делать счастливым. Хочется гладить его волосы, слушать дыхание, смотреть в его глаза... Не глядя отложил трость куда-то в сторону кресла. Освободившейся рукой коснулся щеки девушки, погладил. - Посмотрите на меня, Льюилл, - произнес тихо.

Льюилл Сильвер: После первых же слов этого странного признания захотелось заткнуть уши руками, чтобы не слышать. Не слышать, не думать, не давать словам достигать своей цели. Не позволять себе... надеяться? На что? Вот именно. В голове одна за одной всплывали картины ее внутренних монологов, их разговоров, разговоров с отцом, купидона и глупых признаний, странных теорий, разговора на краю мира на рассвете... Краем сознания продолжала слушать, не желая слышать. И думая только об одном - что теперь делать со всем этим? Вздрогнула от прикосновения к щеке, чуть помедлив подняла взгляд - растерянный и рассеянный от с трудом сдерживаемых эмоций, грозящих прорваться сухими рыданиями. Проговорила тихо, постоянно сбиваясь: - Милорд... остановитесь сейчас. Остановитесь и дайте мне шанс сделать вид, что... что вы говорили не обо мне. Дайте мне возможность думать, что я неверно вас поняла, как всегда... выдав желаемое за действительное. Вы ведь все видите... не можете не видеть. И понимаете. Не можете не понимать. Зажмурилась, прижав ладони к глазам. Постояла несколько секунд и убрала руки от теперь уже пустых, ничего не выражающих глаз, расфокусированных и снова смотрящих не то мимо, не то сквозь. Пять секунд на трансфигурацию из человека в помидор. Три секунды на трансфигурацию из эмоциональной девочки Лью в мисс Сильвер, способную держать лицо в любой ситуации. Продолжила уже совершенно ровным и почти официальным голосом, продолжая смотреть сквозь собеседника: - Лорд Малфой, мы оба рациональные люди и понимаем, что есть человек... - бросила быстрый взгляд на его руки, убеждаясь, что и там кольцо тоже есть. - Есть как минимум два человека, в отношении которых даже этот разговор уже является предательством, которого они не заслуживают. Замолчала, подыскивая слова для продолжения мысли.

Люциус Малфой: Продолжал гладить по волосам собеседницу, слушая ее сбивчивый ответ. - Льюилл... Замолчал, дождался продолжения - уже совсем другого. Склонился и прошептал на ухо: - Льюилл... Неужели вы и пять минут не можете побыть ... моей Льюилл? Я не совершил в этом мире столько зла, чтобы не заслужить хотя бы этих пяти минут счастья. Если бы я не сказал то, что сказал, разве мои мысли были бы другими? Или глядя на вас я бы не представлял ежесекундно, что... Вместо продолжения мягко коснулся губами виска девушки.

Льюилл Сильвер: Помедлив мгновение, шагнула назад, надеясь, что удерживать ее не станут. Прямо посмотрела в глаза Малфою - на этот раз очень серьезно, а не как растерянный ребенок или там новичок в клубе зомби. Жестко проговорила, отстраняясь: - Милорд. Не оскорбляйте меня предположением, что пяти минут будет достаточно мне. Никакой любви не хватит, чтобы заставить меня согласиться быть для кого-то "милой, но не единственной". Даже для вас. Вы... вы можете себе позволить что угодно. И кого угодно. Я могу и должна быть верной душой и телом человеку, с которым меня свяжет брачная клятва. Если бы это были вы... Я бы не думала ни секунды. Я бы убедила отца. Я была бы счастлива. Но вам нужны пять минут. А я не могу рисковать честью и именем своего рода из-за пяти минут. Не должна даже думать об этом. Это ведь вы говорили о падении нравов, и среди чистокровных - тоже. Не потворствуйте этому. Отвела взгляд. - Леди Малфой не заслуживает... этого. И Эмеральд - тоже. Хотя мне... мне очень... жаль. Резко вздохнула, потянувшись к сумке и намереваясь вернуть ключ и уйти. Быстро. Далеко, а лучше - высоко. И, по всей видимости, насовсем.

Люциус Малфой: Не стал пытаться удержать отстранившуюся девушку. Молча выслушал ее, приобретая равнодушно-холодный вид. Шагнул к креслу, забрал трость. - Я проведу вас до барьера школы, Льюилл, - произнес ровным тоном, словно они только что закончили обычную светскую беседу.

Льюилл Сильвер: Горько улыбнулась. Так просто поступать правильно, когда точно знаешь, что именно - правильно. Так сложно поступать правильно, когда хочется на что-то еще надеяться. Но они ведь действительно не заслуживают. А он... по всей видимости, пять минут - это действительно все, что ему было нужно. Открыла сумку, осторожно выложила из кармашка ключ - на стол, не глядя на мужчину. Медленно застегнула молнию, повесила сумку на плечо. Наконец взглянула на него. - Не надо, лорд Малфой, здесь не далеко и сейчас не опасно. Вы открыли мне две тайны, за мной еще одна. Я не уверена в своей способности спокойно дойти до Синей башни и не устроить по поводу произошедшего соленый Ниагарский водопад. И я категорически не желаю, чтобы вы стали его свидетелем. Кивнула на ключ. - Обещаю больше не беспокоить вас по поводу и без. Шагнула к дверям, обернулась, взявшись за ручку. - Очень подходящий момент, чтобы попросить вас быть осторожнее в этой войне, правда? Пожалуйста, берегите себя. Милорд.



полная версия страницы