Форум » ПАБ "ТРИ МЕТЛЫ" » Столик в дальнем углу » Ответить

Столик в дальнем углу

Хогсмид: Ширмы с двух сторон прикрывают этот столик от посторонних глаз - как и прочие столики, разделенные ширмами. Однако поскольку именно этот расположен в самом углу зала, здесь можно найти большую приватность, чем где-либо еще в зале.

Ответов - 118, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Вийса Эйвери: Розмерта Хиггинс Села. Подняла голову и посмотрела на женщину не понимая, чего та хочет. "Молоко? Его расстроить. Кого?" Моргнула, сообразив, о ком идет речь. Криво улыбнулась. «А ведь верно. Странно, должно быть, мы смотримся вместе.» Мысль о том, что не одной ей приходится испытывать неловкость, оказалась приятной и смогла на секунду разогнать облака, сгустившиеся над головой. Но лишь на секунду. - Спасибо. Взяла молоко, стараясь, чтобы девушка не заметила усмешки. «Не над тобой смеюсь. Над собой.» Отпила. Отставила в сторону. Только потом подняла голову и посмотрела на Северуса долгим изучающим взглядом. Северус Снейп - Его больше нет. «Мне не нужно видеть твое запястье, чтобы знать – оно так же пусто, как и мое запястье. Так же пусто, как и мое сердце.»

Северус Снейп: Попытался скрыть легкое недоумение. Сейчас, когда его действительно - точно - нет, ощутить пустоту может человек, который жил, отчасти, надежной уничтожить его навсегда. По крайней мере, приложить к этому руку. Но у остальных, в основном, семьи, дети, у Вийсы - респектабельное положение, работа... - Это верно. Его нет. Как и девять лет прежде не было. Продемонстрировал руку без метки - не для того, чтобы убедить собеседницу, скорее - для того, чтобы чем-то занять время. - Но теперь, кажется, нет окончательно. О чем ты хотела говорить со мной, Вийса? Ты не хуже меня знаешь: организация распалась. У Люциуса жена, ребенок, поместье, связи в Министерстве. У Ноттов - то же самое. Дом Блэков пал, Уолден - подающий надежды молодой маг... Почувствовал, что подходит к тонкой грани. - И я думаю, нам не стоит сейчас возносить поминальные тосты, сжимать кулаки и провозглашать, что "его дело будет живо" и мы будем продолжать - не будем. Некому. Ты знаешь это не хуже меня.

Розмерта Хиггинс: Заглянула за шторы, продолжая улыбаться. - Что я могу вам предложить? Посмотрите меню или... У нас поступали заказы, для взрослых, естественно. Вновь улыбнулась парочке.

Северус Снейп: Обернулся к владелице бара. - Мадам Розмерта, могу я попросить стакан воды? Обычной чистой воды. Многозначительно глянул на Вийсу, мол "Проще заказать что-нибудь, чтобы мы могли, наконец, остаться наедине и поговорить по-человечески".

Розмерта Хиггинс: Северус Снейп - Конечно, профессор....? Простите, я вас раньше не видела, а мантия профессорская. Вот, пожалуйста. Сняла стакан с подноса. Вийса Эйвери - О, как славно, что вы выпили молоко. У вас даже глаза загорелись...хотя может вовсе и не от молока. Улыбнулась. - Для вас я принесла меню, мисс. Выбирайте, пожалуйста. http://livehogsmeade.unoforum.ru/?1-2-0-00000010-000-0-0-1339538221 - Если вам что-то приглянется или захотите снять номер, я буду у барной стойки. Не буду больше вас отвлекать друг от друга. Мечтательно улыбнулась и отошла к стойке.

Вийса Эйвери: Розмерта Хиггинс - Да, спасибо. Я обязательно изучу меню. Позже. Нарочитым жестом отодвинула меню на край стола. "Удивительно, как отрезвляюще может действовать раздражение." Снова повернулась к Северусу. Северус Снейп - Продолжать? Криво усмехнулась. - Ты правда считаешь меня сумасшедшей? Откинулась на спинку стула. - Продолжать... Прикрыла глаза. - Знаешь, это так странно. Каждый день, каждую ночь ждать. Не возвращения. Весточки. Знака. Намека. Вещего сна, наконец. Я не знаю, чего еще. ждать и каждую секунду ощущать присутствие... Девять лет его нет, говоришь? Но это ложь, Северус. Ты не хуже меня знаешь, что это ложь. Эти девять лет он жил. Существовал. не в мире, нет. Он жил в нас. Нами. Он нами жил. Острым шипом, колючкой, засев глубоко в наших сердцах, прорастал в нас, смотрел на мир нашими глазами. Нам казалось, это мы думаем, говорим, принимаем решения, совершаем поступки. Но все это время мы жили исподволь, в оглядку. протянешь руку, чтобы сделать выбор, а за твоей спиной маячит тень. И это уже не твой выбор, не твои слова... Зажмурилась, прогоняя наваждение. - Он жил нашими жизнями, Северус. Жил взаймы. Хотя, может это мы отдавали долг. Расплачивались. Распахнула глаза. - Я думала, умру, Северус! Я думала, умру. если узнаю, что его больше нет. Я ошиблась. Потрясенно покачала головой. - Его больше нет. Мы свободны. Улыбнулась. И улыбка вышла странной. Так не умела улыбаться Вийса-Упивающаяся-Смертью. Так умела улыбаться Вийса ребенок. Когда это было? В последний раз.

Северус Снейп: Несколько секунд молча смотрел в центр скатерти. - Да. Свободны. Переборол в себе желание говорить с ней открыто, высказать хоть кому-нибудь, наконец... кому-нибудь, кто в состоянии понять, и не так, как может понять Дамблдор, а так, как поймет только тот, кто носил на руке метку. Когда свобода горчит спекшейся кровью на губах, когда существо, ненависть к которому давала силы открывать глаза каждое утро и волоком тащить себя в жизнь, в дела, в двойную игру, когда это существо погибает вдруг без твоей помощи, и нет ни мести, ни искупления - отныне и навсегда... - Ты хотела спросить меня, чувствую ли я то же, что и ты? Нет. Отпил воды. - Я утратил смысл, Вийса. Надеяться не на что. Нечего ожидать. И нечего бояться. Осушил стакан полностью. - Но ведь ты позвала меня не для того, чтобы поделиться радостью от того, что случилось, верно? Ты хочешь говорить о том, что делать дальше. Так... говори. Потому, что мне сказать тебе нечего. Отставил стакан со звоном на стол. - Вероятно, ты планируешь теперь заниматься своим музеем, удачно выйти замуж, осесть в родовом гнезде, и что еще можно теперь делать - я не знаю... Мне же остается кабинет в подземельях и студенты, которые из года в год не становятся ни умнее, ни одареннее.

Вийса Эйвери: Улыбка исчезла. "Нет. Ты чувствуешь не то же самое. Ты чувствуешь другое. Или ты думаешь, что чувствуешь другое. Я вижу. Тот, кто жил любовью и тот, кто жил ненавистью, ощущают одинаковую утрату. Обретают свободу, но что им делать с этой свободой?" - Я ничего не планирую, Северус. Отвернулась. Посмотрела в окно. - Ничего. Что мы должны чувствовать теперь, когда его нет? Радость? Боль? Я испытала и то, и другое. И все прошло. Осталась пустота. Зачем я позвала тебя? Я не знаю. Повела плечами. - Возможно, я ожидала увидеть того, кто не потерял смысл, цель. Из всех нас ты всегда казался самым... целостным, что ли? Ты поддерживал общие цели, но у тебя были и свои. Я знаю. Это невозможно скрыть. Я хотела увидеть того, кто не сломался. Я ошиблась. Прости. Ты говоришь, что твои чувства другие. Это не так. Ты так же сломан. Как все мы. Посмотрела в глаза. - Знаешь, в чем наша проблема? Мы разучились жить. Для себя. А может быть не умели вовсе. Я видела Малфоя. Ему легче всех, кажется. Ему есть, для кого жить. Для своей жены, для своего ребенка. Для него ничего не изменилось. Почти. Он заменил одну "жизнь не для себя" другой. Но он такой же, как мы. Не будь у него семьи, и он сломался бы так же. Потому, что у нас нет стержня. Внутри. Мы всегда шли за кем-то. Или против кого-то. Мы не деревья. Лианы. И наше дерево вдруг исчезло. Горько улыбнулась. - Знаешь, чего я хочу? Теперь. Я хочу научиться жить. Для себя.

Северус Снейп: Поправил воротник мантии, неизменно застегнутой под горло. - Малфой всегда жил для себя. Здесь ты ошибаешься, Вийса. Он всегда умел извлечь выгоду вовремя и, поверь мне... Взвесил слова. - Если и есть среди нас человек, который боялся его возвращения - это Люциус. Он еще тогда почувствовал, что наша организация - хорошее, теплое место, но Л... он - непредсказуем и опасен даже для своих. Мы это знали и принимали. Люциус был рад возможности вовремя вывернуться. Щелкнул ногтем по стакану. - Живи для себя. Ты - молодая, красивая женщина, твой уровень... я знаю твой уровень, и знаю, что немногие могут в магии то, что можешь ты, твоя кровь идеально чиста. Живи. Помолчал. - Знаешь, что? Выходи замуж, Вийса. Хотя бы за... Поднял глаза к потолку, пытаясь припомнить фамилию. - ... за МакНейра, я не знаю. У тебя будет гнездо, супруг, дети и традиции. У тебя будет все то же, что было у Эйвери до появления - до его появления. И у Блэков. И у Малфоев. Будет семья, которую всегда можно подставить на место словосочетания "смысл жизни".

Вийса Эйвери: - Замуж? Попробовала это слово на вкус, как будто оно было незнакомым блюдом. Совсем незнакомым. - Странно слышать это. От тебя. Улыбнулась. - И странно мне представить себя замужем. Хотя, кто знает? Побарабанила пальцами по столу. Кандидатуре МакНейра почему-то не придала большого значения. Почему нет? Свободен. Из хороший семьи. Чистая кровь, опять же. - Я подумаю над твоим советом, Северус. Откинулась на спинку стула. Посмотрела вокруг. Странно, как одни и те же вещи могут выглядеть по разному, в зависимости от того, с какого ракурса мы на них смотрим. - А ты сам. Что собираешься делать?

Северус Снейп: Пожал плечами. Поднял стакан и посмотрел на просвет. - То же, что и раньше. У меня есть работа. Есть достойная цель - учить юных магов дисциплине, которая нужна хорошо, если четверти учащихся... Сжал стекло в руке - в осколки. - Что ты хочешь услышать, Вийса? Что я пойду и повешусь на ближайшем суку? Или, может быть, ты надеялась, что "гнусный предатель Северус" начнет планомерно уничтожать вас во славу Дамблдора? Потому, что я слышал и такие разговоры - и не раз. Шепотком за спиной - как раз тогда, когда я выволакивал очередного Яксли с того света, куда он неминуемо попал бы без моих составов. Стряхнул осколки с ладони. Достал здоровой рукой из портфеля тюбик с мазью. - Я привык мыслить категориями действия. Верю, что и ты - тоже. Тебе нужна моя помощь? Ведь не для того же ты позвала меня сюда, чтобы получить мой ценный совет по поводу замужества, верно?

Ноа Махпия: - И что же у нас тут? Два юных белых голубка, совершенно позабыв свои невзгоды, щебечут мило о любви и кексах? Недружелюбно улыбаясь, подошел к столу за которым сидели Северус и Вийса. Пусть на лицах у них и было беспокойство, но не было заметно желания что-то менять, искать, бороться. Тем более, предатель был как-то излишне спокоен. На то он и предатель. Пододвинул стул к столу парочки и, не особо церемонясь, уселся между девушкой и мужчиной. - Вижу, все рады тому, что метка исчезла, особенно ты, Снейп, верно? Решил поухаживать за чистой кровью? Не много ли берешь на себя? А ведь кое-кто считал тебя своим приближенным, отсекая любую возможность других занять это место. Но грязную кровь не искоренить, не правда ли, Снейп?

Северус Снейп: Повернулся. В недоумении уставился на человека, которого только сегодня сам назначил деканом Рейвенкло. - Ноа? Что это с тобой? Ты в порядке? Потянулся за палочкой - не вполне осознанно, скорее - инстинктивно.

Ноа Махпия: Ответ Снейпа вызвал самое настоящие удивление. Неужели он не понимает? Неужели этот человек, которого Лорд так уважал - так легко отвернулся от него. - Не понимаешь, значит. Просто замечательно, Снейп. - сложил руки на груди и, откинувшись на спинку стула, продолжил - У тебя под боком происходят события, которые, возможно, заставили наши метки исчезнуть. Совсем, без следа. Как будто ничего не было. Мертвые воскресают, выжившие умирают. Снейп, почему я не вижу вины в твоих глазах? Почему ты не предотвратил то, что произошло? Не смог? Силенок не хватило? Постарел, ослеп, оглох? А быть может, ты сам все и подстроил? Признайся.

Северус Снейп: Пожал плечами. И, в то же время, внутренне расслабился - все как обычно, ничего нового, дементор побери всех этих напыщенных овец, разбредшихся без пастыря кто куда... - Это ты ослеп и оглох, Ноа. Кто я, как ты думаешь? Чудотворец? Или, может быть, я - тот человек, который больше всех выиграл от произошедшего, как считаешь? Усмехнулся саркастически. - Извинись перед леди Эйвери, юноша. И иди проспись. Что, деканство в голову ударило - совсем утратил все ориентиры? Обернулся назад - в сторону барной стойки и крикнул: - Мадам Розмерта! Я ведь просил, чтобы нас не беспокоили!

Ноа Махпия: Обычная сдержанность куда-то мгновенно исчезла. Прятать эмоции - он только этим и занимался в последний месяц в Хогвартсе, но скопившегося слишком много, чтобы суметь удержать все в себе. - Ты грязный предатель. Не чудотворец, говоришь? Почему ты не ищешь ответов, Снейп? Боишься, что найдешь? Даже если метка исчезла, если мертвые воскресли, можно ли воскресить и тех, кто нужен нам? Я найду чьими руками устранить этих Поттеров и других, кто восстал из могил, возможно, их смерть вернет нам утраченное. Я буду бороться, Снейп, и когда он вернется, я стану подле него, а ты будешь гнить в земле.

Северус Снейп: Прикрыл глаза на мгновение. Вдох - выдох. И бездонная усталость. Миазмы полураспада, последние отголоски перед тем, как они все окончательно примирятся с произошедшим, и пусть нет ни искупления, ни мести, но за то, что она теперь жива, можно отдать и возможность искупления, и месть, и - да простит эту мысль Дамблдор, и хорошо, что старик ее не прочтет - десять юных Поттеров, не говоря уже о двадцати Джеймсах... - Махпия. Зачем ты это делаешь? За свою жизнь я столько раз услышал в свой адрес "грязный предатель", что привык к этому уже почти как к имени. А потом те, кто плевал ядом мне в спину, хватали меня за руки и умоляли вытащить их детей, жен и мужей из комы, паралича, похитить у смерти. Помолчал. Посмотрел в глаза юнцу, слетевшему с катушек и произнес, вложив в эти слова столько угрозы, что уже потом понял - получилось чересчур: - Не вздумай сейчас делать глупости, Махпия. Не то, чтобы меня слишком сильно заботила твоя свобода, но, если ты попытаешься подставить всех нас детскими выходками вроде покушения на Поттеров, которые теперь - священная корова для всего магического сообщества... тебя и в Азкабане найдут, поверь. И, возможно, ты предпочтешь тогда общество дементоров моему обществу.

Ноа Махпия: Сам не отдавая себе ясного отчета, выхватил палочку и направил ее в лицо Снейпа. Тот явно издевался над ним. Этот человек даже не почесался, чтобы разобраться во всем произошедшем. Ему действительно плевать на господина. - Знай свое место, отброс магического мира. Когда вас всех таскали по допросам и вы открещивались от Лорда, я спокойно искал способ его вернуть. Что, отказались и забыли? Мне плевать, пусть Поттеров сейчас хранят как зеницу ока, я найду способ подобраться к ним. Моя теория, она может оказаться верной. Мы должны вернуть все на своим места. Если ты знаешь ответы, я просто выбью их из тебя. Палочка в руках дрожала, ведь силовые приемы - не его стиль ведения переговоров, совсем не его. Но сейчас хотелось выпустить свою злобу наружу и не важно, что этот человек в данный момент ректор.

Северус Снейп: Дернул уголком рта - еле заметно. Повернулся на минуту к Вийсе. - Вийса, прими мои извинения. Я отлучусь... Прикинул в уме. - ... минут на десять, полагаю. Вместе с мистером Махпия, которому не терпится получить трепку. Верно, Ноа? Скривился. - Спрячь палочку. Ты же не хочешь, надеюсь, устроить пьяный дебош прямо у Розмерты в пабе? Выйдем на улицу. Там я подробно объясню тебе, кто здесь отброс, а кто - взбесившийся щенок, забывший свое место. Направился к выходу, держа руку на рукояти волшебной палочки - и ни разу при этом не оглянулся.

Ноа Махпия: Замечание о пьяном дебоше несколько охладило пыл. В такую глупую ситуацию еще не приходилось попадать. Уже высказавшись, понимаешь, что махать кулаками - не лучшее решение проблемы. Но уступить этому полукровке? Никогда в жизни. И пусть сейчас не место вражде, надо наоборот, сплотить всех Пожирателей, чтобы найти способ вернуть Лорда, но это лицо с большим носом так и просит о том, чтобы его подправили. Сжав крепко палочку, кивнул и вышел на улицу, на ходу бросив Вийсе: - Ты выбрала не того, Эйвери.

Северус Снейп: Вернулся к столику, поправляя воротник. - Снова приношу свои извинения, Вийса. И за себя, и за Ноа. Не знаю, что ударило ему в голову... Точнее, знаю, но не представляю себе, что с этим можно сделать. Интересно, сколько еще таких поединков мне предстоит теперь? Горько усмехнулся. - Если, конечно, они не предпочтут объединиться, поймать меня и доказать, наконец, самим себе, что я - действительно, как говорил этот мальчишка, "грязный предатель", заслуживающий смерти. Покрутил в руках пустой стакан. - Если это произойдет... я буду рад не увидеть твоего лица и не услышать твоего голоса среди голосов тех, кто вынесет мне приговор и приведет его в исполнение. Действительно рад.

Вийса Эйвери: С холодным любопытством наблюдала за приближающимся к столику мужчине. Его слова, обвинения, были камнем, брошенным… в озеро. Сощурила глаза. Поставила локти на стол. Сплела пальцы. Положила подбородок на руки. - Откуда ты знаешь, Ноа, кого я выбрала? «Меня давно уже не оскорбляют такие выходки, мальчик. Мерлин, когда я успела стать такой старой?» Смотреть на разборки двух мальчишек, чье тело переросло ум, не пошла. Хотела заказать бокал вина. Передумала. Заказала молочный коктейль. «Почему нет?» Возвращение Северуса встретила, лениво помешивая трубочкой коктейль. - Ноа всегда был дураком, Северус. Дураком и позером. Такие выпячивают свою преданность при каждом удобном случае, и прячутся в нору, стоит запахнуть жареным. Прикрыла глаза, как кошка. - Я знаю, за кого ты боишься. Лениво потянулась губами к трубочке. Отпила. - Я всегда это знала. Слишком очевидно. Не бойся. Махпия не потянет. Кишка у него тонка поднять руку на Поттеров. Если это только тот Махпия, которого я знаю. Я допускаю, конечно, что что-то у него в мозгах сдвинулось после смерти Лорда. Замолчала. Странно говорить о Лорде. Теперь. - Маловероятно, впрочем. Даже если так, Джеймс никогда не был беспомощным котенком. Я не верю в то, что он не способен защитить себя и свою жену. От Лорда, не мог бы. А Ноа… Усмехнулась, выражая этим движением губ все, что думает о заносчивых мальчишках, пытающихся брать на себя слишком много. - Пожалуй, у тебя будет такой повод. Для радости. Потому как если эта толпа неудачников придет за тобой с намерением распять, сделать козлом отпущения за все свои промахи, меня там не будет. Не обещаю, впрочем, что я буду среди тех, кто подаст тебе руку помощи в этом случае. Усмехнулась снова. Горько. - Все имеет свою цену, Северус. Особенно привязанность. Ты платишь. Мы платим. Я. Каждый, за свое. Моя цена, кажется, заключается в знании. В понимании того, что Лорда не вернуть. Смерть Поттеров не вернет его. Смерть Дамблдора или твоя не вернет его тоже. Скажу тебе больше… Она распахнула глаза. Рывком наклонилась вперед. - Даже возвращение Того-Кого-У-Вас-Не-Повроачивается-Язык-Называть, не вернет Лорда. Не вернет мне того, кто стоил бы всего этого. Взмах руки, абстрактный, в пустоту, поставил в ее словах точку. - Спасибо тебе. Снова откинулась на спинку. - За разговор.

Северус Снейп: Поднял бровь в весьма натуральном удивлении. Определенно, Вийса Эйвери не была тем человеком, с которым хотелось бы делиться сокровенным. Вне зависимости от того, что она сама готова рассказать о своем сокровенном. - Всем известно, что я терпеть не могу Поттеров. Всегда терпеть не мог. Меня очень мало беспокоит их безопасность, но я не хочу новых скандалов в Хогвартсе. Довольно с нас скандалов. Декан Рейвенкло, убивший пару-воскресшую-из-мертвых - это было бы чересчур даже для Дамблдора, а поскольку Дамблдор сейчас в отъезде - для меня это вдвойне чересчур. Помолчал. - Благодарю. За то, что не бросаешься на меня с палочкой наперевес. Горько усмехнулся. - На большее никогда не рассчитывал. Я пойду, Вийса. Взорванные котлы и перепутанные ингредиенты ждут меня. Не знаю, может ли что-либо вернуть Лорда, но, похоже, нам всем пора научиться жить с мыслью о том, что его нет. Всем. Поднялся, оставив на столе пару галлеонов в уплату за заказ. - Хорошего дня. Направился к выходу из паба.

Вийса Эйвери: - Хорошего. Дня. Осталась сидеть, сцепив пальцы на животе. Вперив взгляд куда-то в пространство. «Ты никогда не любил Поттеров, Северус. Разумеется. Особенно, Лили. Особенно, в школе. Она приучила тебя есть у себя с руки. И то, что ты отказался от нее, проиграл ее Джеймсу, не означает еще, что забыл. Хотя, все может быть. У тебя было достаточно поводов для того, чтобы привязанность сменилась ненавистью. Вот только не думаю, Северус. Не думаю.» Допила коктейль, забрала свои вещи, оставила на столе оплату и вышла. Офф: Понятия не имею, сколько молочный коктейль стоит. Спишите сами, пожалуйста.

Алана Гардинг: Подвинула Широ стул, чтобы садиться было удобнее, раскрыла перед ним меню. - Выбирай, малыш. Особенно рекомендую десерты. У Розмерты такие пирожные... Мы в день стипендии к ней всем курсом с занятий сбегали.

Тоширо Яо: Э... Да, хорошо... мэм... профессор Гардинг. *смутился. ищет глазами, вдруг Хелен его услышала и придет на помощь. А ведь вроде наоборот все должно быть. Он должен спасать принцессу из лап дракона. Открыл меню и спрятался за ним, обдумывая, что он вообще тут делает. Зато за меню не видно этого странно выражения лица профессора* Эм, профессор Гардинг. *все же решился и закрыл меню* Но разве палочка не важнее еды? Ведь знания просто так не придут, а упорство не подразумевает трату времени на еду и сон, учеба - это ведь такое сложное дело. *явно путается в словах, поэтому снова открыл меню, чтобы спрятаться. Но, если уж честно, было довольно любопытно. Странная реакция леди Гардинг вызывала желание изучить её. Нетипичность поведения - признак того, что что-то не так.*

Люциус Малфой: Расположился за столиком, оглядывая полупустой зал. Идеальное место для наблюдения. Раскрыл меню, лениво полистал страницы, даже не глядя на указанные блюда.

Диего Хьюитт: Появился в зале. Огляделся по сторонам. В углу увидел человека, в распоряжение которого должен был, по приказу шефа, поступить. Дошел до столика, стянул с головы капюшон, сел на свободный стул, полагая, что не стоит привлекать внимание бравым приветствием. Тихо заговорил. - Добрый день, Лорд Малфой. Диего Хьюитт, младший аврор. Мистер Мелвин направил меня к вам. Потянулся и, последовав примеру, взял в руки меню.

Люциус Малфой: Холодно посмотрел на аврора. Ответил, понизив голос. - Я знаю... Мы ждем Ноа Махпию. Он появится около полудня и поднимется наверх. Вы будете сидеть здесь и наблюдать. В идеале, я спущусь вместе с ним минут через десять-пятнадцать, и мы покинем паб. С нами будет еще девушка - блондинка, очень молодая. Она скоро появится. Если все сложится, как я сказал, поднимитесь потом в пятый номер, представитесь, скажете, что от меня, и проводите до Хогвартса. Замолчал, обдумывая варианты. - Если через пятнадцать минут мы не выходим - поднимаетесь и арестовываете Махпию. За что - вы знаете. Если он войдет и повернется к вам спиной - используйте момент, бейте без предупреждения. Если он попытается покинуть паб сам - то же самое. Если... он придет с кем-то из своей семьи - позвольте им подняться наверх, поднимайтесь следом и задерживайте по процедуре. Отложил бесполезное меню. - Закажите себе пока что-нибудь. Поднялся, не дожидаясь ответа аврора, и направился на второй этаж.

Диего Хьюитт: Кивнул, выслушав указания. Как выглядел Ноа Махпия - представлял. Перед предыдущем заданием шеф показывал колдографию. - Да, сэр. Проводил взглядом удаляющегося Лорда. Отложил меню в сторону. Подозвал к себе официанта. - Черный чай, пожалуйста. Из внутреннего кармана достал газету, развернул. Краем глаза периодически поглядывает на вход.

Дженни Брентон: Доковыляла до столика, почти рухнула на лавку. Как же ж холодно! Снова подышала на руки. О ногах вообще думать не хотелось. Хотелось стучать зубами. И камин, как на Слизерине. Как, ну как можно было не подумать про эти несчастные сапоги?! Ничего, сейчас они отогреются и можно будет их трансфигурировать. - Эбигейл, ты... ты как?

Эбигейл Андерсон: Устала очень сильно. Еле дошла до стула. Ужасно хотелось обратно в то место. Пусть, там и холодно, но так свободно! Посмотрела на замерзшую Дженни, и стала растирать ей руки, как обычно делала ее мамочка. О положении вещей думать вообще не хотелось. Но надо было. Тем более, что в комнате тем временем, собралась толпа ее однокурсников, которые, слава Мерлину, их пока не заметили. - В порядке. А ты? Надо отдохнуть и идти покупать билет до Рай-Футхилл.

Дженни Брентон: Прикрыла глаза, безвольно предоставив свои руки в распоряжение рейвенкловки. Надо было думать, но... Еще минуту. Еще минуту и она согреется и можно будет что угодно - думать, идти, превращать сапоги, куда-то ехать... Но только не сейчас. Почувствовала, как с запястья отвалились остатки ледяного "браслета". Растаял. Даже браслет растаял, а она все никак не согреется... Еще минута. И еще. Одежда. Противно мокрая... Это, пожалуй, еще гениальней сапог. Вернее, их отсутствия. Но ничего, здесь ведь тепло. Теплая мокрая одежда - это совсем не то, что на улице. Это... просто неприятно, но не больше... Еще минута... С усилием разлепила как-то разом потяжелевшие веки. Скривилась - без браслетов опять проснулась боль. Сунула руку в карман - главное, вовремя вспомнить. Достала два флакона, сверилась с надписями на этикетках. Оно. Сделала из одного глоток, затем из другого. Ну вот... Заметила, что в зале стало несколько более шумно. Выглянула из-за перегородки. Первокурсники? Кажется, когда они заходили, их еще не было. Значит, пришли позже, значит... Посмотрела на Эбигейл, тихо произнесла. - Преподаватели не справились. Замолчала, боясь подумать, что может скрываться за этой фразой. Все погибли? Или просто сдались? Или ранены и не могут сопротивляться дальше? Подтянула рукав, взглянула на повязку. Ничего. - Похоже, с ним справиться может только... Да, только один человек наверняка может справиться. Но она не имеет ни малейшего представления, где Его искать. - ... авро... - попыталась закончить невпопад, но проглотила окончание. Авроры? То есть, ее брат. А смогут ли они? Если не смогли все преподаватели Хогвартса - что ждет ее брата?

Эбигейл Андерсон: В ужасе посмотрела на руки Дженни. Запястия горели красными ожогами местами с волдырями, и она сама кажется окончательно продрогла. Как жаль, что они еще не успели сварить такой мази, про которую им профессор Снейп говорил на уроке. Вспомнив, снова хлопнула себя по лбу: - Я же видела ее в рюкзаке! - открыв рюкзак, перерыла его практически до дна, ища баночку с вонючей мазью, которая, правда, она не помнила, как там появилась, но запах слизи она узнала. Продемонстрировала ее Дженни. - Оно? Подняла вверх руку, подзывая хозяйку. Но тут же поспешно, сдвинула свой шарф и шарф Дженни, так, чтобы они загораживали значки с именами.

Дженни Брентон: Посмотрела на то, что держала в руках Эбигейл. Кивнула. Покосилась на свои руки и отвела взгляд - малоприятное зрелище. - Вокруг профессора Дамблдора какая-то защита... Словно из пламени. Иногда она может трансформироваться в некое подобие длинных огненных щупалец. Он может ими хватать, как руками. А еще эта защита расколола бетонную плиту и оттолкнула поток воды... Никогда такого не видела.

Эбигейл Андерсон: Удивленно пожала плечами: - Я тоже... Бабка Марта может только гору заставить извергаться, но чтобы щупальцы... тоже не видела. Это же наверное, очень круто! Давай намазывай скорее, и в случае его, ты.. Кэролл. Мало ли что. Сама же про себя подумала о том, что если учителя не справились, то где же ее миссис Сильвер то. Вдруг ей нужна помощь... Хотя она на нее так зла! И как же теперь сдавать экзамены и ходить на уроки... Дурацкий Дамблдор!

Дженни Брентон: Взяла в руки мазь. Повертела. Кто бы мог подумать, что так придется проверять действие своего же продукта... Подтянула рукава, осторожно нанесла на запястья мазь. Больше всего хотелось перевязать все это, чтоб не видеть. Вернула баночку рейвенкловке. - Спасибо...Не уверена. То есть, если самому так уметь, то да. А вот когда это умеет бывший директор, который еще и не в себе... Замолчала. Что же делать? Профессор Снейп был ее единственной связующей нитью. Что делать без него? Не идти же, в самом деле, к Оракулу с вопросом, как найти Темного Лорда!

Эбигейл Андерсон: Задумчиво поскребла нос, оглядываясь, где же эта хозяйка трактира застряла. - Ну слушай, во-первых, давай мыслить логически. Это не наша с тобой битва. Дамблдора не мы посадили в ту ловушку, а кто-то такой же крутой как и Дамблдор. То есть, то, что сейчас он сошел с ума, и думает, что это мы во всем виноваты, то это его глюки, но мы то понимаем, что если один раз нашлась на него управа, найдется и второй раз. Дальше, думаю, что авроры сядут в лужу, раз уж наши преподы сели, но это стопудово, что Сильвер на них не было. Я считаю, что надо не с последствиями бороться, а корень отсечь, как с растением, только агрессивным. А корень в том, что нужен кто-то, кто с ним справится и снова посадит в эту ловушку, только теперь не будет допускать ошибок в обороне. Помнишь, ты мне про какого-то лорда рассказывала, которому еще толпа людей служит. Как думаешь, он подойдет? все это говорит шопотом, вдруг кто подслушивает!

Дженни Брентон: Удивленно посмотрела на рейвенкловку. Ах, да, сама же ей как-то говорила... Так же, понизив тон и оглянувшись через плечо, ответила: - Да. Он... Он мог бы. Только... только никто не знает, где Его искать. Никто, кроме Пожирателей Смерти. Я... я слышала, что Он был в Хогвартсе. Когда проклял профессора Дамблдора и... позже. Но... у Него нет адреса, и сову Ему не пошлешь. Вздохнула. Как отвратительно знать Аваду и не мочь сделать элементарного!

Эбигейл Андерсон: - Так, давай думать. Можно найти какого-нибудь Пожирателя и попросить его найти. Ну или вспомнить, где он бывает, вдруг он там еще. Ну вот подумай сама. Понадобилась какому-нибудь Пожирателю, злодейская консультация, он же как-то его найдет! Значит, способ есть. Найти того, кто знает. Посмотрела на Дженни очень внимательно. - Ты же столько про них знаешь...

Дженни Брентон: Отрицательно покачала головой, представляя себе картину, как они заявятся... к кому? Она ведь никого не знает - все были в масках... Резко вскочила, забыв и о сапогах и о том, что замерзла. - Эбигейл! Я.. мне надо... Всего минут на пятнадцать. Начала выбираться из-за стола. - Пожалуйста, дождись меня, я ... я скоро, совсем скоро вернусь. Бросилась бежать из паба.

Эбигейл Андерсон: Горестно вздохнула, подумав про себя: "Ага, дождусь. Помянула черта на ночь, так Дженни, которая про этих Пожирателей сказки может рассказывать, так и улетела. Ни за что не догадаюсь куда. Вот прям, как Лонгман". Подперла руки кулаками, и уставилась на баночку с мазью.

Натан Уизерби: Уже на подходе к дальнему столику едва не был сбит бегущей навстречу Брентон. Вовремя успел среагировать и увернуться, едва не сшибая соседний столик, но избегая столкновения. Глянул вслед убегающей слизеринке, затем глянул на сидящую за столом Андерсон, молча развернулся и ушел к Лайонсу.

Эбигейл Андерсон: Страх и паника подкрадывались все ближе. Дженни не было уже несколько часов. Либо с ней что-нибудь случилось, либо... она сбежала. А она - Эбс... как дура ждет. Надо хотя бы отступной путь начать воплощать. Встала, накинула на голову капюшон, перевязала другой шарф, какой-то разноцветный, а не факультетский, из тех, что были с собой, закрывая значок, и поспешно вышла.

Алана Гардинг: Устроилась за столиком в дальнем углу, не найдя в зале отправителя письма, достала из кармана мантии пергамент и карандаш и начала старательно рисовать портрет школьного зельевара. Может быть, им и заменить сгоревший портрет леди Оливии на входе в башню?

Айзек Миллер: Подошел к столику Аланы - и, не спрашивая разрешения, просто сразу же уселся на свободный стул. Придвинул к себе ее рисунок. Присвистнул. Подвинул обратно. Спросил, глядя подруге прямо в глаза: - Рисованием занялась на досуге? И решила выбрать для этого самого отвратного человека во всем Хогвартсе?

Алана Гардинг: Вспыхнула от негодования и вскочила на ноги, поспешно пряча во внутренний карман мантии незаконченный рисунок. - Ты за этим меня позвал? Наговорить гадостей о человеке, который значит для меня так много? Тогда твоя миссия выполнена, рада была повидаться. Развернулась, чтобы уйти. Но вспомнила, что так и не сказала самого главного. Подняла взгляд на Миллера и прикусила губу, совершенно не понимая, почему сказать эти несколько слов сейчас так непросто. - Я его люблю. Его. А не тебя. Прости.

Айзек Миллер: Хмыкнул - без особого трагизма. Попросил с неожиданно мягкими для себя интонациями: - Алана, успокойся, пожалуйста. Сядь. Кивнул на стул. Наклонился вперед, укладывая локти на стол. Напомнил: - Несколько дней назад ты говорила совсем другое. И о Снейпе тогда даже речь не шла. Что изменилось?

Алана Гардинг: Пожала плечами, опускаясь обратно на стул. Пожалуй, письмо стоило просто проигнорировать. Тихо спросила. - Как ты узнал? Ты не мог наложить на меня никакие следящие чары, я бы почувствовала. И опустила взгляд. Говорить Леринцу о том, что она разобралась, было легко. Но сказать это же Миллеру... Не письмом, как она собралась, а лично, практически в глаза... Начала медленно подбирать слова. - Я увидела его с другой стороны, Айзек. Как он спасал Хогвартс и детей - ты же знаешь, что случилось с Альбусом? Каким чутким и внимательным он оказался. И я поняла, что... Наши с тобой отношения - это теплая дружба. Но любовь... Любовь, Айзек, это - что-то другое. И невольно улыбнулась, снова видя перед мысленным взором Северуса.

Айзек Миллер: Фыркнул, начиная всерьез раздражаться. Переспросил: - Теплая дружба, Алана? Теперь это так называется? Значит, я для тебя - так, дружок, с которым можно от скуки провести время - и это после всего, что у нас было... А Снейп, который три дня назад был для тебя только занудным коллегой - это внезапно любовь? Ты послушай себя! Послушай, что ты говоришь! Уточнил деловито: - Этот парень в дурацкой шапке дал тебе антидот, который я ему прислал? Наверняка нет... Все приходится делать самому! Извлек из рюкзака шприц и флакончик, намереваясь сделать Гардинг инъекцию прямо сейчас.

Алана Гардинг: Развела руками, замечая действия Миллера, и отстранилась, чтобы он не дотянулся. - Леринц выдал мне антидот. Я его выпила. При нем. Ничего не изменилось. Прости, Айзек, так бывает в жизни. Любовь случается внезапно, и тот, кого не выбрали, всегда предполагает, что замешаны зелья, заклинания и дурацкие артефакты. Помолчала, прислушиваясь к своим ощущениям. Сейчас, когда Миллер был близко, а Снейп - далеко, снова что-то сбоило в восприятии. Честно признала. - Ты для меня очень важен. Очень. Но ведь нельзя любить двоих, верно? Я чувствую, что Северус... Что к нему я испытываю... Покачала головой. - Прости. Я собиралась тебе просто написать и извиниться. Не понимаю, зачем Леринц поднял эту панику. Мог бы просто порадоваться за меня.

Айзек Миллер: Выслушал. Швырнул шприц на стол. Тяжело оперся на этот же стол ладонями, вставая и наклоняясь вперед. Взревел: - Ты действительно считаешь, что можешь так поступать со мной, Алана Гардинг?! Пнул стол в сторону так, что тот перевернулся. - Я жду тебя с семнадцати лет! С семнадцати лет, Алана! Все это время ты рассказывала мне, что якобы не хочешь бросать Хогвартс, не хочешь бросать преподавание - и поэтому не готова переехать ко мне и начать жить вместе. Ударил в стену кулаком. - Это не мешает тебе просить у меня помощи, когда я тебе нужен, приезжать ко мне на каникулы, делить со мной постель и ждать, пока я как... собачонка прибегу к тебе с завтраком, с подарками, с готовностью выполнять любые твои желания - я, мужик, которого не мог прогнуть никто больше! Повторил с яростью: - Не мешает. Я привык. Я жду. А теперь выясняется, что все это время ты просто... крутила шашни со Снейпом - и только теперь решила мне признаться? Я, говоришь, важен для тебя? Важен как кто, Алана? Как придурок, об которого можно вытереть ноги?

Алана Гардинг: Прикрыла глаза и откинулась на спинку стула, даже не думая, что их вот-вот попросят удалиться. Срыв Миллера был понятен. Предсказуем. И ожидаем. Но как же не хотелось находиться в эпицентре этого срыва самой! И все-таки покачала головой. - Я никогда тебя не обманывала, Айзек. Я не хочу бросать Хогвартс и преподавание. Я просила у тебя помощи не потому, что стеснялась попросить ее у Северуса, а потому, что тогда для меня существовал только ты. И тогда, неделю назад, когда я... приезжала к тебе перед сессией, все казалось простым и понятным. Был ты. И не было никаких "шашней". Не было и нет. Отвела взгляд в сторону, признаваясь с сожалением. - Он, кажется, не слишком мечтает обо мне. Не знаю, что с этим делать. Не амортенцию же подливать, это - подло.

Айзек Миллер: Мотнул головой, отгоняя сплошную пелену ярости с глаз. Чтобы хотя бы попытаться услышать Алану, а не плюнуть сразу на пол и уйти. Сказал горько: - Ты всерьез спрашиваешь меня, что тебе делать с тем, что ты не нужна Снейпу? Пожал плечами. - Попробуй ему тоже рассказать сказки о... Замолчал внезапно. И вдруг сказал, сменив тон: - Добудь мне волос Снейпа. И я сделаю так, что... у вас все наладится и без Амортенции.

Алана Гардинг: Грустно улыбнулась, пытаясь поймать ладонь Айзека своей ладонью и остановить членовредительство и разгром кафе. - Ты думаешь, если ты выпьешь Оборотное зелье с волосом Северуса, все наладится? Не наладится. Я узнаю тебя в любом образе: мы слишком хорошо друг друга знаем. И, если ты планируешь привязать меня к себе так... Это - плохой план, Айзек. И снова попросила прощения, потому, что в этой ситуации говорить больше было не о чем. Не уточнять же, какие сказки он имеет в виду. - Я, наверное, пойду. Извини меня, если сможешь. С тобой было здорово. Очень. Но... Не сложилось.

Айзек Миллер: Фыркнул снова - громко и отчетливо. - У меня и в мыслях ничего подобного не было, Алана. Мне уже давно не семнадцать. Пожал плечами. - Я в жизни не стал бы так унижаться. Нет, я хочу тебе помочь. В последний раз. Пусть, в конце концов, хотя бы у тебя все будет хорошо. Сказал так убедительно, как только мог, глядя в глаза: - Добудь мне волос Снейпа - и сама увидишь, что у вас все... сложится.

Алана Гардинг: Задержала взгляд на глазах... кого? Друга? Бывшего друга? Слова про "последний раз" очень четко говорили о том, что все закончилось. Что все эти десять лет, в которые у нее был Айзек - большей частью только как друг и был, стали частью истории. Но как можно было не верить ему сейчас? Человеку, который ее тоже не обманывал. Который, на самом деле, ждал эти десять лет - и практически дождался. Если бы не чувства к Северусу, вспыхнувшие так ярко. Кивнула. - Я постараюсь. И... Не смогла удержаться от ответной колкости. - Айзек, если тебя раздражали мои приезды в гости и... все остальное, ты должен был мне давно об этом сказать.

Айзек Миллер: Посмотрел на Алану хмуро. Переспросил: - Раздражали? Конечно. Не считая того, что я их ждал как третьекурсник - похода в Хогсмид. Только зачем сейчас об этом говорить? Поставил стол на место. Напомнил еще раз: - Добудь мне его волос. И не затягивай с этим. Я могу и... передумать. Двинулся к выходу из паба, не прощаясь. Если гипотеза верна - прощаться не нужно. Если неверна - тем более смысла нет.

Алана Гардинг: Вздохнула, положила на поставленный на место стол лист пергамента и набросала письмо Северусу. "Северус, произошло досадное недоразумение. Мне хотелось бы встретиться с тобой в самое ближайшее время и поговорить Алана". И сразу же второе - для магистрантки. "Мисс Картер, я надеюсь увидеть вас в самое ближайшее время в башне Гриффиндора и получить точное расписание ваших свободных от занятий часов. Не заставляйте меня идти на крайние меры и опускать вам уровень адептства за игнорирование факультета. А. Гардинг" Позвала Сову, привязала оба письма и попросила доставить адресатам. Все мысли крутились только вокруг просьбы Айзека. Что, если он хочет использовать волос Северуса для какого-нибудь ритуала? Куклы Вуду? Что, если он хочет подставить ее любимого - как это сделали год назад? Или другу можно поверить? Вышла из кафе, возвращаясь в школу.

Хелен Форанэн: Подошла к самому дальнему столику, идеально подходящему для серьезных разговоров, поскольку он был спрятан от чужих глаз в дальнем углу. Проговорила: - Думаю, что здесь можно приземлиться. Идеальное место, если разговор серьезный. Присела за столик.

Грегори Гафт: Кивнул, одобряя выбор хаффлпаффки. Еще не садясь, обернулся по сторонам. Жестом позвал к ним официантку. Сел. Пояснил. - Ща, закажем, и можно будет говорить.

Хелен Форанэн: Кивнула, подтверждая тем самым, что согласна с Грегом, мало ли кто может их услышать. Или увидеть. - Хорошо, давай заказывай. Если что, я на твой вкус полагаюсь.

Розмерта Хиггинс: Заметила парочку, заглянувшую в паб, прихватила меню и подошла к студентам. - Добрый день, милые мои! - просияла любезной улыбкой. - Чудесный день для романтического свидания! Переставила с соседнего столика к детям маленькую вазочку с весенними цветами. - Ах, юность! - вздохнула слегка легкомысленно. - Я тоже, помню, в ваши годы не хотела сидеть в душных классах и постоянно сбегала в Хогсмид. Мечтательно-задумчиво возвела глаза к потолку, обмахиваясь, на манер веера, меню.

Грегори Гафт: Хмыкнул. Но сейчас вот не было особо времени что-то этой болтливой дамочке объяснять. выпрямился. Деловито улыбнулся, скопировав невольно своего отца. - Леди, и вам - добрый день. Сразу жестом дал понять, что меню она может оставить себе и продолжать использовать не по назначению. - Леди, нам бы мороженное. Пломбир, с шоколадной крошкой. Другое... Глянул на Хелен. - Пожалуй, тоже пломбир, но с вишневым сиропом. И чтобы больше дамочка...не беспокоила, пояснил: - Больше ничего пока не надо. Деньги снимите с моего счета. Грегори Гафт. Спасибо.

Розмерта Хиггинс: Одобрительно посмотрела на мальчика. - Чудесный выбор, мистер Гафт! Уверена: ваша дама останется довольна. Отошла на пару минут и вернулась с двумя порциями мороженого. Поставила вишневое перед девочкой, а шоколадное - перед ее кавалером. - Угощайтесь, мои дорогие! Подмигнула детям и отошла, чтобы не мешать парочке ворковать.

Грегори Гафт: Выдохнул с облегчением, когда мадам проделала свои манипуляции и, наконец, исчезла из предела досягаемости. Пододвинул к себе мороженное. Да…пообедать чуть ранее, в зале, было плохой идеей. Но, слава Мерлину, какое-то незанятое пространство в желудке еще осталось. Отделил ложкой кусочек лакомства, съел. Поднял взгляд на Хелен. - Ну что ж, теперь то, о чем я хотел поговорить... Замялся. - Но прежде всего, я бы хотел попросить тебя…никому не рассказывать о нашей встрече, ладно? Тема…она действительно очень серьезная.

Хелен Форанэн: Пододвинула к себе вазочку с мороженным, и отделила себе небольшой кусочек, на пробу. Оно оказалось довольно вкусным. На реплику Грега, кивнула, подтверждая, что согласна с неразглашением и проговорила: - Поверь, даже если я скажу, что была с тобой в кафе, не разглашая темы, мне никто не поверит. Ты говоришь, что тема серьезная, ее нет смысла разглашать, если информация может как-то навредить. Так о чем ты хотел поговорить?

Грегори Гафт: Кивнул в ответ. Действительно, кто ж поверит… На какое-то время задумался, отломил еще кусок, съел, внимательно посмотрел на Хелен. Еще раз кивнул – на этот раз, скорее, для себя. - Хорошо. Я тебе верю. Ты наверное, еще не в курсе, но меня назначили старостой. И теперь проблемы взаимоотношений факультетов меня касаются на прямую. Ты сторожила Хаффлпаффа. И уверен, что эта тема – она тебя тоже касается. Напрямую. Я бы хотел, чтобы наши разногласия, они если и не остались в прошлом, но хотя бы… чтобы наши факультеты начали хоть немного взаимодействовать… Прошлые обиды, они должны отойти назад. На чаше весов слишком… многое. Понимаешь… Отставил мороженное в сторону. Понизил голос, стал совершенно серьезным. - В наше непростое время, это реально важно. Единство... Нам всем реально необходимо объединяться. Ради спасения…школы. Да и всего…магического мира. Я многое осознал, когда был у…своего дяди. Очень многое. И…Если я поделюсь с тобой… если узнает дядя – меня…мне может быть очень плохо. Сделал многозначительную паузу, надеясь, что собеседница понимает, о чем это он... Помял в задумчивости подбородок. - Я помню наш тот с тобой разговор, на твоем факультете. Твой дед… надеюсь, с ним сейчас все в порядке? Замолчал на какое-то время. Провел рукой по лбу. Заговорил чуть тише. - Как бы не просто было это осознавать... В общем... тогда…он все делал… правильно. Снова сделал паузу. Практически перешел на шепот. - И мне надо знать, могу ли я…положиться на тебя. Готова ли ты продолжать дело своего деда… Готова ли ты… сражаться. Это рисково...намного проще...отсиживаться в стороне. Да... Внимательно посмотрел на Хелен, ожидая ее ответа.

Хелен Форанэн: Отставила в сторону мороженное и посмотрела Грегу в глаза, проговорив: - Если ваши не будут задирать наших, ответной реакции не будет. Все-таки, я прошу тебя серьезно поговорить на эту тему с Дженни. Да, я понимаю, что наш факультет - это факультет равновесия, но некоторые моменты задевают даже нас. Объединяться мы можем только ради всей школы, а не против какого-то факультета. Ты же это понимаешь? Слизерин в последнее время не только к Хаффлпаффу пренебрежительно относится. И не только нам будет трудно забыть все обиды, но я подниму эту тему на собрании факультета. Вздохнула. - Что касается моей семьи, то дедушка подал в отставку как только твой дядя получил кресло министра, сказав, что не будет работать в угоду Пожирателей, без обид, надеюсь. И вся семья, кроме меня, мамы и тети переехала в родовое поместье в Италии. Но я с семьей в этом плане согласна, нынешнее правительство изначально настроило большую часть населения против себя. Меня тоже. Если придется, то я буду сражаться, меня не устраивает, что власть в руках у людей, которые в прошлом творили ужасные вещи. Надеюсь, что ты это спрашиваешь не для того, чтобы сдать меня своему дяде, а он потом добрался до меня и родственников, оставшихся здесь?

Грегори Гафт: Внимательно, предельно сконцентрировавшись, молча выслушал все, что сказал. Не ошибся. Однозначно. Кивнул. -Хорошо, я поговорю. Правда, убедить ее будет не просто. Слегка напряженно улыбнулся. - Обиды со стороны других факультетов…. Вот именно поэтому я решил сначала поговорить с тобой. Сначала – с тобой. Потому что в нашей школе есть два факультета, которые друг друга не понимают – основательно не понимают . Представляешь, что было бы, если бы я сейчас пригласил сюда кого-нибудь из гриффиндорцев? Поговорить….Думаю, ты понимаешь, что было бы. Все однозначно пошло бы крахом. Поэтому объединение нам стоит начать с нас и вас, с Рейва, а потом, когда мы будем уже вместе… Мы вместе объясним Гриффиндору, что без них, в борьбе со …Тьмой мы…не справимся. Мотнул головой. - Разъясню. Цель – не позвать вас воевать с гриффом. Это все детские забавы… Сейчас все намного серьезнее. Цель – найти потом и с ними сопрягающие точки и привлечь их к нашей борьбе. Хмыкнул. - Хелен, ты еще тогда, семестр, или два назад – точно уже не помню сколько времени прошло – достаточно рассказала о своей семье, чтобы я мог… если хотел – тебя сдать. Вместе с твоими родителями и родственниками. Но я ведь этого не сделал, верно? И я надеюсь…это говорит в мою пользу? Придвинул к себе мороженное, съел еще кусок, снова его от себя. - Настроенное против население…это важно. Но нас никогда взрослые не будут посвящать в свои…игры. К нам всегда, с их стороны, будет несколько…предвзятое и…снисходительное отношение. И пока вы вырастем… пока заслужим доверия, пока сможем занять свое место в обществе – очень многое может измениться. Ежовые рукавицы могут сомкнутся на шее тех, кто имеет смелость бороться….и тогда…тогда мы потеряем всяческие перспективы. Замолчал, обдумывая следующую мысль. - В школьном движении есть масса плюсов, и один из них – это прежде всего то, что нас не расценивают всерьез. Это еще как может сыграть нам на руку. И пока к нам такое отношение…у нас есть шанс. Снова пристально посмотрел на Хелен. - Ты готова начать... прямо сейчас? Не дожидаться, пока пройдет еще несколько лет, и через эти несколько лет, возможно, мы потеряем всяческие шансы на победу?

Хелен Форанэн: Придвинула снова к себе мороженное, и решила немного перекусить, потом снова отодвинула его от себя, проговорив: - Я считаю, что тебе все равно придется поговорить с Гриффиндором самостоятельно, а не с нашей помощью. Проблем у вас с ним больше, чем с остальными и для начала нужно решить личные. Как староста, ты должен это понимать. Подумала и продолжила: - Что же касается проблем со взрослыми, да, ты меня и моих родственников не сдал. Благодаря этому моя мама до сих пор остается в Министерстве. Но начинать сопротивление прямо сейчас? Что мы можем? И что ты предлагаешь?

Грегори Гафт: Кивнул. - Безусловно, я это понимаю. И эту проблему…я буду решать, постепенно. Но жизнь уже сейчас нас ставит перед фактом… И, параллельно с тем, пока я буду решать наши не простые проблемы с гриффиндорцами, нам необходимо уже сейчас начать формировать наше движение. Улыбнулся. - И я рад, что ты…отнеслась к моей идее с пониманием. Я рад, что не ошибся в тебе. Задумался на какое-то время. - Сейчас? Сейчас нам, прежде всего нужно набирать неравнодушных людей в свои ряды. Надо придумать название, позывные, средство экстренной связи… Мы где-то должны встречаться… Собираться в школе – не вариант. На самом деле, я уже долго думал над этим. У меня есть кое-какие мысли. И если хочешь, мы можем прям сейчас совершить небольшую прогулку по деревне, я поделюсь своими заготовками. И мыслями. Огляделся по сторонам несколько настороженно. - Здесь в любое время может появиться слишком много народу.

Хелен Форанэн: Подумала над словами Грегори, и пришла к выводу, что в них есть определенный смысл, поэтому...почему бы и не послушать и увидеть его идеи. - Хорошо, я согласна прогуляться и послушать твои идеи, а потом тогда подумаем, что можно сделать. Поспешно принимать такие важные решения, не имея заготовок и поддержки нельзя.

Грегори Гафт: Кивнул. - Согласен. Необходимо все хорошенько продумать. Прежде чем мы начнем ввязывать в это людей. Мы берем на себя большую ответственность. И нужно предусмотреть все, вплоть до мелочей. Мельком глянул на свое недокушанное мороженное. Но доедать, определенно, сейчас не хотелось. Аппетит - пропал напрочь. - Ну, тогда не будем терять время? Пойдем? Поднялся.

Хелен Форанэн: Кивнула. - Пойдем, посмотрим, что ты там приготовил. Все равно, аппетита уже нет. Да и планов вроде бы тоже не появилось у меня новых. Поднялась.

Грегори Гафт: Улыбнулся. - Пойдем. Двинулся в сторону выхода.

Хелен Форанэн: Двинулась следом за Грегом к выходу из паба.

Амаранта Лестрендж: Уселась. Попрыгав на мягком диванчике. Одобрительно цокнула. Вечер становится все приятнее. По подсчетам, Сивилла должна скоро прибыть. - Розмерта, - прочла на нашивке передничка, - Радуйся и наслаждайся, что на твою попу находятся охотники. Не успеешь моргнуть и придется использовать ее лишь по прямому назначению, - хихикнув, потерла ладоши. - Что будет мисс Трелони? Не в курсе, но принеси местных закусочек, немного, так. На пробу. Захочет покушать горячего, закажем. Не забудь стопочки, дорогая.

Сивилла Трелони: Добралась до указанного столика и остановилась, в нерешительности глядя на сидевшую за ним... вот уж правда, мадам. Эпатажная, с ярким макияжем, раскованно сидящая... Очевидно, Судьба явно к ней благоволит - вибрации космических эманаций отчётливо ощущаются даже с такого расстояния. - М... Мадам? Это... Это вы прислали... то письмо? - запинаясь, неуверенно произнесла слабым голосом.

Амаранта Лестрендж: Рассматривала интерьер. Услышав оклик, обернулась. С трудом удержалась от более яркой реакции, удивленно выдав: - Охр... С ума сойти. Сивилла, душенька. Вы ли это? - изумленно воззрилась на дикую помесь спаниеля и мадагаскарской руконожки. - Что с тобой случилось, дорогая? - поднялась с места, устремившись к гостье. - Присаживайся, - махнула в сторону свободного места на диванчике напротив. - Розмерта сейчас принесет закусочки, ты хочешь горячего? - поинтересовалась с комбинацией удивления и заботливости в голосе. Исполнив долг гостеприимной хозяйки шустро разместилась на облюбованной подушке, дожидаясь пока Сивилла займет стратегическую позицию через стол.

Сивилла Трелони: Жалобно посмотрела на женщину напротив. Неужели всё произошедшее доконало её настолько, что она так плохо выглядит? Видимо, да, раз эта мадам проявила такую реакцию. Присела на краешек указанного дивана, заметно нервничая. Помяв в руках концы шали, помолчала, не решаясь спросить. Откуда эта женщина её знает и общается, как с давней знакомой? Кто она вообще? Зачем сюда позвала? Преодолевая робость, спросила: - М... Мадам, прошу прощения... Но кто вы? - заломила брови, испытывая огромное желание отсюда уйти, но одновременно и любопытство. На вопрос о еде сначала удивлённо посмотрела на женщину, а потом опустила взгляд и помотала головой: - Нет, спасибо, ничего не нужно, - помолчала какое-то время, а потом, вновь заминаясь, сказала тихонько: - Только стакан воды, если можно.

Розмерта Хиггинс: С полным подносом вернулась к столику. - Ваш заказ, мисс! Переставила тарелки, рядом разместила заказанные пустые емкости. - 9 галлеонов и 6 сиклей, мисс. Взглянула на вторую посетительницу. - Хотите что-нибудь заказать, мадам? Может быть чаю? В такую погоду - это было бы замечательно! Или, быть может, составите компанию, - кивнула на вторую леди. - Принести вам меню? Мимоходом поправила рождественские украшения рядом со столиком, поставила возле окна пузатую свечку, обернутую каким-то серпантином и еловое веткой.

Сивилла Трелони: Незнакомая женщина ответить не успела, как пришла Розмерта с подносом закусок и почему-то пустыми стопками. А у этой дамы знатный аппетит! Видимо, космические эманации не заполняют её душу. Вздрогнула, когда барменша обратилась к ней, и снова, как и женщине, покачала головой: - Нет-нет, ничего не нужно! Только стакан воды, пожалуйста, - вновь повторила свою просьбу.

Амаранта Лестрендж: Кивнула Розмерте, быстро выставив стопочки в ряд. Пододвинула закуску с имбирными рулетиками. Дождалась, когда девушка уйдет и, хитро подмигнув Сивилле, раскрыла клатч. Засунула руку внутрь чуть ли не по плечо, чем-то позвенела и удовлетворенно кивнула себе, вытащив наружу здоровенную бутыль ярко зеленой густой жидкости. Вновь забралась внутрь и шустро достала следом небольшую бутылочку темного стекла. Без этикеток, но с красивым выпуклым рисунком по спирали в виде свернувшейся змеи. Напевая, что-то веселое под нос, отдаленно похожее на "Бум-Шака-Така-Така, Бум-Сеньорита", разлила густое зеленое, пахнущее мятой вещество по стопкам. Заткнула пробку. Открутила крышку узорной бутылочки. К крышке оказалась прикреплена маленькая пипетка. Набрав кроваво-красной жидкости, по капле добавила в стопки. Алые капли, соединившись с зеленой основой, испустили фиолетовые облачка дыма, которые начали виться сверху клубком змеек. Выставила перед собой три стопки, три стопки пододвинула Свивилле. Добродушно кивком указала на коктейль. - Милая. Выпей. Тебе станет лучше, - не дожидаясь ответа, залпом осушила подряд рюмку за рюмкой. - Ох! - громко хлопнула в ладоши, покончив с напитком, и зажевала имбирный рулетик, начиненный мягким сливочным сыром и красной рыбой.

Сивилла Трелони: С каждым мгновением всё больше недоумевала и смотрела на женщину с подозрением. После того, как она выставила на стол бутыли для коктейля собственного произведения, окончательно перестала понимать, что происходит. Может, в период особенно сильного душевного потрясения часть её памяти была поглощена негативными энергетическими потоками, и она попросту забыла эту женщину? Потому что та ведёт себя с ней, как со знакомой. С хорошей близкой знакомой. Вот даже три стопки со странным напитком придвинула. Даже не решилась спросить, что это - судя по реакции женщину, что-то явно алкогольное. Пожалуй, она права - сейчас не хватало что-нибудь выпить. Что-то покрепче воды. Осторожно поднесла одну стопку к носу и понюхала. Тут же отпрянула, закашлявшись - да уж, это покрепче хереса и даже, пожалуй, огневиски. А, была не была! Тем более, мадам готовила напиток на её глазах, да и сама уже выпила. Вряд ли её хотят отравить. Прислушалась к внутренним ощущениям, не даёт ли Судьба каких-то знаков, что не стоит этого делать? Высшие Силы молчали. Тогда резко выдохнула, поднесла стопку ко рту и, не вдыхая, разом осушила её. И тут же почувствовала, как внутри всё горит. Её явно хотели убить, а эта женщина - попросту не человек, но даже её немного пробрало! А через несколько мгновений немного полегчало. хватая ртом воздух и сложившись почти пополам, прохрипела: - Что это за напиток? - впрочем, богатый опыт по части употребления алкоголя сделал своё дело: огонь вскоре отступил достаточно, чтобы понять, что эта вещь довольно неплоха, а как даёт в голову! Особенно, если не закусывать. Нарочно не стала этого делать и просить разрешения взять закуску. Пусть внутри всё ещё продолжает гореть синим пламенем, а в голове сразу же изрядно помутилось, но, может, так оно и лучше. Физические страдания заглушают душевные, а туман в голове вовсе отводит их на задний план. Поэтому осушила вторую и третью стопку одну за другой, вновь закашлявшись, но потом уверенней выпрямившись на сидении и открыто посмотрев на незнакомку. - Вы так и не сказали, кто вы и откуда знаете меня, - поселившиеся в голове энергетические флуктуации заставили говорить более уверенно, уже не мямля себе под нос.

Амаранта Лестрендж: Наколола на вилку чудесный кусочек отварного языка с шапкой из сыра, чеснока, яичного желтка и зелени. Откусила, распробовала. Однако, весьма неплохо. Надо бы отблагодарить местного повара. Посмотрела на Сивиллу, которой вроде бы полегчало. - Можешь называть меня по имени, Амаранта. Или Ами, чтобы не ломать ломать язык, - открыто улыбаясь, легко похлопала собеседницу по руке. - Видишь ли, мои достопочтенные предки обладали изрядной долей самомнения с примесью амбициозности, как ещё они могли назвать единственную дочь? Верно. Максимально заковыристо, - хихикнув, как пятнадцатилетняя девочка, вся обратилась к шашлыку на серебряных шпажках, манившему насыщенным, сочным ароматом. Выбрала самый привлекательный, шустро расчленив на тарелке. Попробовала. Зажмурилась довольная тонким сочетанием базилика, красного вина, лимонного сока. Маринад для мяса выбран идеально. Добавила немного красного перца. Подняла взгляд. - Сивилла, я была знакома с твоей прабабкой. Светлая ей память, - заметила, что гостья ничего не ест. - Дорогая, попробуй закусочки. Рекомендую все-таки покушать горячего. Хотя бы супчик, - положила в тарелку гарнир из риса, вываренного в травяном настое.

Сивилла Трелони: Называть по имени даму столь почтенных лет? Впрочем, раз она настаивает... Кивнула, как бы сообщая, что поняла и приняла в сведению особенности названия женщины её родителями. Судя по описанию этих родителей, они были чистокровными магами из древнего аристократического рода. Хоть это и не столь важно - на Рейвенкло статус и происхождения никогда не имели какой-то вес. Когда Амаранта упомянула прабабушку Кассандру, всё встало на свои места. - Бабушка была прекрасной предсказательницей, именно от неё мне перешёл Дар. В нашей семье он переходит по женской линии через три поколения, - гордо сообщила собеседнице, хотя она наверняка это знала, раз решила познакомиться с потомком Кассандры Трелони. На предложение поесть вновь покачала головой, действительно не испытывая чувства голода. Хотя не ела, кажется, с тех самых пор, как попала в лазарет. Да и как в таком состоянии души, как у неё сейчас, можно было что-то есть? кусок в горло просто не лез. Поэтому просто выжидающе уставилась на Амаранту, ожидая, когда та сама заговорит о причине, с которой позвала её на встречу.

Амаранта Лестрендж: Бросила не Сивиллу быстрый взгляд. Отрезала кусочек мяса и макнула в соусницу. Задумчиво пожевала, перебирая варианты начала беседы. Остановившись на выбранном, встала смешать рюмку коктейля. - Тебе сделать? - уточнила у несчастной женщины напротив, отмеряя нужные пропорции. - Скажем так. Я по профессиональной нужде. Есть близкий человек. Он сейчас выполняет работу на весьма ответственном фронте. Хочу знать, - пара капель зелья, - Грозит ли ему опасность и можно ли её предотвратить, - закупорила бутыль дожидаясь ответа.

Сивилла Трелони: Услышав, что к ней обратились по профессиональной части, сразу вспряла духом. Давно к ней никто не обращался самолично с просьбой предсказать будущее! В основном все относились к Дару с недоверием или насмешками. Энергично помотала головой: - Нет-нет, не нужно новой порции. Не в обиду вам, Амаранта, но ваш напиток прочищает сознание, как я могла заметить, а в деле предсказания будущего необходимо устанавливать тонкую связь с нитями судьбы и космическими эманациями, - добавила голосу тумана и тягучих ноток, как всегда делала на лекциях и во время предсказаний, создавая атмосферу. - Так какой способ гадания вас наиболее привлекает? Чайная или кофейная гуща? Маятник? Жжёная бумага? Воск? Хрустальный шар? Гадание по теням? Или, может, вы предпочитаете высшие гадания вроде Таро или рун? - подалась вперёд, закидывая женщину вариантами.

Амаранта Лестрендж: Улыбнулась, слушая сбивчивые объяснения Трелони. Подняла руку в останавливающем жесте. Лишняя информация ни к чему. - Сивилла, дорогая. А что если мы напрямую обратимся к твоему пророческому таланту? - склонила голову в знаке вопроса. - Не пойми меня неправильно, но таро, кофейная гуща, гуано милых летучих мышек, слюни перцепиртуадонтафона, все это получить не проблема. Интереснее истинный дар, который у тебя есть, - утвердив мысль, жестко посмотрела на собеседницу. - На таро я и сама могу погадать. Но вот пророчицу, способную без посредников контактировать с глубинами подсознания, найти не так просто. Кассандра была невероятно одарена. Если бы не ее помощь, - оборвав мысль, грустно посмотрела на клатч. Покопавшись внутри, достала бутылочку без этикетки с прозрачной жидкостью, накапала двадцать капель в рюмку, долила зеленой густой алкогольной и залпом выпила. - Если бы не помощь Кассандры, вряд ли бы мы... встретились, - закончив, убрала зелья назад в сумочку, оставила на столе только большую бутыль с мятной настойкой.

Сивилла Трелони: Изумлённо приподняла брови, когда Амаранта предложила обратиться к Дару напрямую. неужели Кассандра ей не сказала, коль они были так знакомы? Видимо, этой женщине просто повезло, и ей было предназначено Пророчество. Снисходительно усмехнулась, склонив голову набок: - Амаранта, вы, наверное, не знаете, но Дар не работает по заказу. Истинные Пророчества случаются именно тогда, когда нужно, и для тех, кому они предназначены. Мы не вправе самолично распоряжаться тем, что дают нам Высшие Силы. Пророчество не вызвать ни трансом, ни иными вспомогательными предметами... Максимум, что я могу сделать специально - войти в транс и погрузиться в переплетения бесконечно вечного, дабы там отыскать ответы на интересующий вас вопрос, - трагично закончила свою речь. Затем, помолчав, помялась, теребя край шали и заламывая пальцы, и решилась спросить: - Позвольте поинтересоваться... Конечно, это не моё дело, и вы можете не отвечать... Но в чём вам помогла моя бабушка? Вам грозила смертельная опасность?

Амаранта Лестрендж: Досадливо махнула на руконожку. Задежевала рулетик и положила немного зеленого салата в тарелку. Ох, уж эти порицатели! Вечно с ними, не как с нормальными особями. - Сивилла, дорогая. Не будь столь трепетна к профессиональной терминологии. Именно о трансе я речь и вела, - салат недурён. - С данным пикантным моментом малышка Ами готова подсобить, - промокнула салфеточной краешки губ и сноровисто вытащила из клатча очередной бутылёк, непрозрачного, черного стекла. - Пара капель и лучший транс в твоей жизни. Испробуешь? - вопросительно изогнула бровь. - Не беспокойся, я присоединюсь, если потребуется, - ободряюще улыбнулась. - Что же касается Кассандры, - закусила губу, помолчав пару минут, - Закончим с предсказанием и у нас будет достаточно времени, чтобы рассказать небольшую историю знакомства. - Не против? - замерла в ожидании решения помощницы.

Сивилла Трелони: Моргнула, выслушав женщину, продолжающую поглощать закуски с умопомрачительной скоростью. - О, если транс, то, конечно! Мы займёмся этим прямо здесь? У меня есть с собой необходимые благовония… - потянулась к карману платья, где был мешочек, который всегда носила с собой, но не успела – Амаранта достала из своего бездонного клатча очередную бутыль с неизвестно чем чёрным. Посмотрев на элемент богатой коллекции странных напитков этой эпатажной дамы, с сомнением спросила: - Амаранта, я должна знать, что это. Это не похоже ни на один из тех способов, с помощью которых я когда-либо входила в транс… Не сказать, чтобы я часто это делаю, наоборот, стараюсь не злоупотреблять, потому что транс в большой мере влияет на сознание, но всё же, что это?

Амаранта Лестрендж: Хитро сощурилась, насмешливо глядя на прорицательницу. Вот, что значит, человек не от мира сего. Как только сохранила столь неприкрытую детскую непосредственность? - Прямо-таки на этом деревянном столе. Займёмся этим прямо на нем? Ты не против, милая? - пододвинула стопки, налила в каждую до половины мятной настойки, добавила в рюмку Сивиллы четыре капли тягучей чёрной жидкости, в свою отмерила восемь капель. Заткнула бутылёк пробкой, прибрала в клатч. Поднесла рюмочку, принюхалась, довольно выдохнула. Аромат леса, трав и чего-то тонкого, едва уловимого. - Конечно, ты хочешь знать, что за странную субстанцию предлагаю. Скажем так, - сцепила руки в замок и облокотилась на них, - Зайка Ами любит ходить в лес по..., - сделала многозначительную паузу, - Ягодки, цветочки, корешки и прочее. Семейный рецепт, - заговорщически подмигнула собеседнице. - На брудершафт? - подняла стопку, предлагая Свилле переплестись верхними конечностями.

Сивилла Трелони: Согласно кивнула, раз женщина не против: - Что ж, я согласна, прямо на столе. Всё же некоторые сомнения остались, когда чёрная жидкость закапала к уже известной зелёной Что ж, до сих пор Амаранта не попыталась её отравить, а коктейль оказался довольно интересным и бодрящим. Так что осторожно взяла напиток и, понюхав, потянулась рукой к странной женщине, немного неловко зацепляясь за её руку – всё-таки опыта пить на брудершафт не было, не с кем было. Пришлось склониться поближе к столу а заодно и к Амаранте, и только тогда смогла осушить стопку залпом. Как только жидкость оказалась во рту, привычно очистив сознание и абстрагировавшись от окружающей обстановки и сидящей напротив женщины, произвела необходимую ментальную настройку для подобного рода психогадания, с каждым этапом чувствуя, как сознание постепенно уплывает, влекомое подсознательным, ведомое рекой транса, затапливаемое океаном бесконечно вечного, даруя образы, связанные с вопросом Амаранты. Картинки замелькали перед закрытыми глазами, словно в калейдоскопе, сменяя одна другую…

Магическая Британия: В вечном звучала музыка. До слуха декана Рейвенкло донеслись сначала совсем слабые звуки - гитара, флейта, бубен. Потом откуда-то из темных вихрей воды стали выныривать лесные животные. Держась за лапы они закружились в хороводе, весело отплясывая тарантеллу. Затем круг распался, и звери стали танцевать парами и по одиночке. В центре оказалась барсучиха, которую кружил сначала кабан, потом волк. А потом в пару к ней встал пес. Пара мгновений - и не пойми как только что безмятежно плясавшие животные превратились в клубок тел, вцепившихся зубами друг другу в горло. Другие танцующие исчезли, исчезла и музыка, а потом и всю картинку поглотила внезапно откуда-то возникшая гигантская змея. А вот новой знакомой преподавателя Прорицай увидеть довелось куда более безобидные картинки - милые гномики писклявыми голосами нараспев читали что-то на иврите, пока карликовые слоники, обутые в меховые тапки, задорно скакали вокруг, то и дело норовя взлететь. На фоне всего этого появилась какая-то старушка из далекого прошлого дамы, которая молча укоризненно покачала головой и даже погрозила пальцем. А потом превратилась в черепаху, которая подозрительно резво закатилась куда-то под стол и больше не показывалась.

Сивилла Трелони: Какое-то время смотрела сменявшие друг друга образы, как обычно таинственные и запутанные. Когда последний образ рассеялся в тумане подсознательного, открыла глаза и затуманенным взором посмотрела на Амаранту, не сразу приходя в себя. Но потом вспомнила, что и она выпила зелье: - Амаранта... Вы что-то увидели? - не спешила поделиться своими видениями, пока что не понимая, как их трактовать. Может, Амаранта справится лучше, учитывая, что она знает больше подробностей своего вопроса? Да и опыт в гаданиях у неё явно имеется.

Амаранта Лестрендж: Сидела и хихикала закрыв глаза. Пару раз отмахнулась рукой, как от назойливой мухи, правда, размером с упитанного слоника. Минутное молчание завершились притопыванием ногой под столом и напевом: "Хава нагила, Хава нагила, Хава нагила". Услышав голос Сивиллы, открыла глаза, радужно улыбаясь. Выдохнула, прищелкнула поднятой над головой правой рукой: - Отличная штука! Забориста до неприличия. Такой отменный бред последний раз видела, когда с будущим мужем перепутали бутыль в погребах свекрови и стащили вместо столетнего вина настойку на полыни и волчьей ягоде. Откуда же нам было знать в столь юном возрасте, ни разу не попробовав, каким должно быть вино? - довольно сощурилась, погрузившись на пару мгновений в воспоминания далекой юности. - Мои видения? - пришла в себя, вспомнив, что надо бы и ответить, - Вряд ли в них есть польза. Мы там с гномиками хором пели на иврите, на подтанцовке были слоники в меховых тапочках, критиком оказалась моя бабка, как обычно, всем недовольная, чтоб ее на том свете удовлетворили по всем параметрам, а в зрителях сидела черепашка, - посмотрела на собеседницу, ожидая оценки столь неординарных пророческих талантов.

Сивилла Трелони: Рассказ Амаранты вызвал сначала недоумение. Затем искренне удивление, переросшее в шок. Похлопала глазами, с непониманием уставившись на женщину. Моргнув ещё раз, выдавила з себя: - Гномики? Черепаха? Вы уверены, что… - а потом её осенило. Право же, даже не могла и подумать, что Амаранта, знакомая с её прабабкой и кое-что смыслящая в прорицательском деле, забудет столь важный пункт гаданий. - Ах, кажется, я поняла, вы не использовали настройку… - кивнула, прикрыв глаза. Неужели она просто за компанию решила глотнуть своей забористой настойки и посмотреть картинки? С неодобрением по поводу столь неделикатного отношения к Великому Искусству покачала головой, поджав губы. Но стоило поделиться и своими видениями, которые, была уверена, имели сакральное значение для вопроса Амаранты. Не открывая глаз, потёрла переносицу, вспоминая видения. - Я видела зверей… Они танцевали под музыку, какую-то задорную мелодию. Барсучиха с кабаном, затем с волком, потом с псом. Но затем пёс и барсучиха сцепились в драке, и в конце была… - открыла глаза, в ужасе посмотрев на женщину и затаив дыхание в эффектной паузе. - Змея. Огромная змея, поглотившая во мраке и музыку, и зверей. Помолчала ещё немного, размышляя над сказанным. Не знала, кто именно из зверей символизировал того человека, о котором спрашивала Амаранта, но символ змеи был более чем понятен. Сложила руки и с соболезнованием заявила: - Боюсь, вашему близкому человеку грозит большая опасность. Что касается предотвращения… Боюсь, Высшие силы решили промолчать на этот счёт. Но, вероятно, ответ на этот вопрос кроется в других зверях. Подумайте, Амаранта, какое их животных, что я видела, может символизировать вашего близкого человека? – женщина относилась к ней хорошо, и, несмотря на увиденное, хотела тоже всячески её поддержать, а не оставлять в обречённости.

Амаранта Лестрендж: На утверждение Сивиллы о настройке, наставительно подняла указательный пальчик с острым ноготком, Серьезно выговаривая: - Дорогая, предпочитаю оставлять решение вопросов профессионалам. Ты же не пойдёшь лечить живот к орнитологу? - с сомнением посмотрела на соседку, возможно, она и пойдёт. К предсказанию отнеслась спокойно, не подавая вида, что взволнованна, и не выражая никаких других эмоций. Помахала рукой хозяйке, показывая, чтобы та подошла. - Благодарю. На основной вопрос ответ я получила. Детали не столь важны, - побарабанила пальчиками по столу. - Важный мне человек получит своевременное предупреждение, - кивнула собственным мыслям. - Чем же отблагодарить доблестного предсказателя? - откинулась на диванчик, складывая ногу на ногу, благо, разрез сбоку платья позволят сделать и не такое.

Сивилла Трелони: Моргнула, отмечая тот факт, что Амаранта, похоже, изначально не собиралась уходить в полноценный транс. Тряхнула головой – это уж её решение, что и зачем пить. - Всё зависит от того, насколько у этого орнитолога крепка связь с космическими тонкими субстанциями. Ведь всем известно, что физические боли неразрывно связаны с энергетическими потоками, и в таком случае важна не столько земная профессия, сколько умение обращаться к Высшим Силам, - тягуче нараспев ответила женщине. Кивнула на слова Амаранты насчёт предсказания, отмечая её спокойствие. Обычно людей пронимали такие пугающие результаты гаданий, но не эту мадам. А вот предложение о благодарности и поза, которую приняла женщина, немного насторожили. Откинулась на спинку стула, отшатываясь от стола. Неуверенно пробормотала: - Амаранта… Мадам, обычно я принимаю оплату деньгами, - пугливо посматривала на даму, не уточняя, что давно покончила с личной практикой гадателя. Впрочем, за преподавание она тоже получает зарплату в денежном эквиваленте.

Амаранта Лестрендж: Никак не отреагировала на слова о целителе-орнитологе. Каждый сходит с ума по-своему. Удивленно приподняла тонкую бровь на слова о денежной благодарности. Наклонилась ближе, облокачиваясь о стол. - Сивилла, дорогая. Конечно. Вопрос об оплате твоей помощи вовсе не стоит. Давай сделаем проще. Я сама предложу вариант дополнительного поощерения, - сверилась с часами, вынутыми из клатчика. - Через сорок минут у меня процедуры в салоне красоты. Буду рада твоей компании. Знаешь, масочки, втирания, обертывания, массажик, - оценивающе прикинула фигуру предсказательницы, - Всех выступающих частей тела. Питательный коктейльчик, полный комплекс процедур. В том же центре чудесный магазин женских радостей. Платьишки, кофточки, кружевное белье, - игриво подмигнула соседке. - Омолодимся, окрасивимся, маникюр, педикюр, завивка и пройдёмся, приобретем тебе комплект прекрасной леди. Светлое, открытое платье превратит одну скромницу в прекрасного лебедя. Оплату за гадание могу отдать хоть сейчас, хоть в салоне, как удобно. Договорились? И не беспокойся, салон и магазины полностью за мой счёт. Ты ничего не будешь должна, - протянула руку для пожатия и подтверждения договорённости.

Сивилла Трелони: Кивнула было, считая, что на этом их договорённость об оплате и закончится, но нет. Амаранта, видимо, возомнила их лучшими подружками, хоть и была старше раза в два, и предложила совершить поход по магазинам и салонам красоты. Замотала было головой: - Что вы, что вы! Я вовсе не хочу причинять вам неудобств, денежной оплаты будет вполне достаточно! Да и я не… - хотела было сказать, что не посещает подобные места, но задумалась: а почему? В конце концов, давно уже засиделась в замке, а тут прекрасный повод развеяться. Ведь никто не заставляет её делать все эти масочки, пяточки, волосы, покупать одежду… С сомнением посмотрела на амаранту: эта может и заставить. Впрочем, какая разница? Одежду можно не носить, а то, что сделают с ней в салоне красоты… Тоже пройдёт, как и всё остальное. - Лучше сейчас, - сказала про оплату и протянула руку в ответ: - Как скажете, магазины, так магазины, - пожала плечами.

Амаранта Лестрендж: Крепко пожала Сивилле руку. Резко хлопнув руками по столу, завершила один из этапов весьма насыщенного дня. Осмотревшись по сторонам, достала из декольте тонкий гладкий хрустальный фиал с абсолютно прозрачной жидкостью. Половину вылила в свою рюмку, половину в рюмку Трелони. Убрала пустой фиал в клатч, выложила элегантные часы белого металла на стол рядом. Сверилась со временем. Отсчитала предсказательнице оплату, достаточную за проделанную работу. Ранок цен отслеживался повсеместно, как иначе роду Лейстрендж удалось бы накопить и сохранить такие богатства. - Милая, выпей на посошок, - пододвинула стопку, осушив свою. На пару секунд закрыла глаза, ровно дыша, подождала десять секунд и ясным взглядом, окинув соседку, сверилась ещё раз с циферблатом.

Сивилла Трелони: После рукопожатия эпатажная дама выудила некий фиал с некой жидкостью прямо из… декольте, снова повергнув в шок. Хотя, казалось бы, пора уже и перестать удивляться! В конце концов, и сама не всегда отличалась адекватным, по мнению большинства, поведением. С интересом посмотрела на манипуляции Амаранты с часами и долго мялась, прежде чем спросить. Это ведь уже не первый раз за их сегодняшнюю встречу! Но вот про напиток узнать стоило. Вряд ли это водка – слишком просто для такой женщины, как эта. - Что на этот раз? – с интересом понюхала содержимое стопки. Ещё раз помялась и тихо уточнила, терзаемая любопытством: - Могу я спросить… Спросить про..? – скромно кивнула на лежащие на столе явно дорогие часы.

Амаранта Лестрендж: Ободряюще улыбнулась скромной предсказательнице. Указала взглядом на клатч, где покоился опустошённый фиал. Пробежалась по мыслям, подбирая слова. - Все просто, милая. По часам я рассчитывала время действия зелья. В подобных вещах ошибки чреваты, - сложила руки на груди, изображая покойника в гробу, для убедительности закатила глаза и вывалила язык. - А в последнем фиале, который разделила по-сестрински? Противоядие, - спокойно ответила на мучивший Сивиллу вопрос.

Сивилла Трелони: Вытаращила испуганно глаза, переводя взгляд с часов на Амаранту, а с неё – на стопку. Противоядие?! - Вы… - голос сорвался на хрип. - Вы хотели меня – нас – отравить? – жалобно произнесла, чувствуя, что вот-вот свалится в обморок. Но сначала надо выпить это противоядие! Или что это, но эта женщина его выпила, значит и с ней ничего не случится, верно? Впрочем, начала уже убеждаться, что эта дама – и вовсе не человек. Не стоило, не стоило принимать из рук этой женщины ничего! И вообще идти на встречу! Как можно было быть такой неосмотрительной… Это всё душевные переживания и так не вовремя и неизвестно зачем объявившийся Тоширо! Кусая губы почти до крови, напряжённо думала, что же делать. Бежать, бежать в Хогвартс, отыскать Северуса, он же мастер зелий, сможет понять, чем её отравили… Или сразу к мистеру Месарошу в лазарет. Резко вскочила с места и тут же поняла, что это было ошибкой – выпитое зелье, а до этого и коктейль ударили в голову. Покачнулась, падая назад почти мимо стула. Ей только кажется, или сознание стало уплывать? Слабо простонала, пытаясь сфокусироваться на женщине напротив: - Что вы сделали… Зачем?

Амаранта Лестрендж: Без каких-либо эмоций со скучающим видом понаблюдала за истерикой предсказательницы, времени оставалось немного. Убрала часы в клатч. Бутыль с настойкой последовала туда же. Перевела взгляд на женщину напротив: - Достаточно, - резко встала из-за стола, подошла к опавшей Сивилле и залепила ей звонкую пощечину. - Приди в себя, королева Драмы, - холодно с угрожающими нотками выдавила, жестко глядя на руконожку. - Пей противоядие или волью силой, - протянула рюмку, недостаточно близко, чтобы паниковавшая Трелони в страхе могла её выбить. - Бесконечное вечное подождёт, или хочешь издохнуть во второсортном трактире, в собственной блевотине и в обнимку с бутылкой? - дернула рукой с рюмкой. - Пей.

Сивилла Трелони: Мотнула головой в сторону, по инерции после пощёчины. Хотела было возмутиться столь беспардонным поведением женщины, но смогла выдавить из себя только слабый писк. А когда она стала подсовывать стопку с то ли противоядием, то ли новым ядом, чтобы окончательно добить, замотала головой, пытаясь отвернуться. Не совсем поняла, при чём тут бутылка, в обнимку с которой ей предрекали издохнуть, но пить категорически отказывалась. - Откуда мне знать, что это не очередной яд? – прохрипела в ответ сквозь зубы.

Амаранта Лестрендж: Поставила стопку на стол. Отошла от предсказательницы. - Может быть потому, что я его тоже выпила и не хочу опоздать на маникюр? - помахала рукой, промелькнувшей вдалеке Розмерте. - Сивилла, у тебя полторы минуты до остановки сердца. Этот яд не оставляет следов. Причину смерти я организую, - потопала остром носком туфли в нетерпении. - Включи мозг, если бы я хотеола тебя отравить, первой порцией бы сделала это. Пей и пойдем в салон красоты. Ну? - вопросительно посмотрела на жертву собственной глупости, аккуратно достав палочку, спрятала в рукаве платья.

Сивилла Трелони: Видимо, мозг ещё не окончательно отказал, так что протянула слабым голосом: - Вы могли выпить противоядие заранее. К головокружению и размытым очертаниям добавились головная боль и двоение в глазах. Это яд уже начинает её убивать? Добавила, горько усмехнувшись, наблюдая за движениями женщины: - Откуда мне знать, что именно это вы и не сделали? Отравили меня с первой же порции, - внезапно в голову пришла такая простая и чёткая мысль. Если она уже умирает, что очевидно по симптомам, то чем навредит ещё одна порция яда и что бы это ни было? Разве что сделает смерть ещё ужаснее… Или эта ужасная женщина манипулирует ею, блефует, заставляет поверить, что ею уже выпит яд, чтобы она выпила «противоядие» и отравилась? Не в силах принять решение, метясь от одной крайности к другой, в какой-то момент остановилась на одной из них и, не успев передумать, резко схватила стопку со стола и опрокинула в себя. Зажмурилась и принялась ждать своей участи. Хоть бы смерть не была такой мучительной…

Магическая Британия: Декан Рейвенкло почувствовала себя хорошо. Даже лучше, чем до прихода в паб. Похоже, преждевременная кончина ей не грозит.

Розмерта Хиггинс: Заметила подзывающий жест, немного подождала, давая посетительницам возможность договорить, и подошла. - Надеюсь, вам все понравилось? - улыбнулась. - Может быть, что-то еще принести? Достала блокнот.

Амаранта Лестрендж: Даже не стала обращать внимания на безумный бред агонизирующей женщины. Сколько истерик за свои годы повидала? Не счесть. Удовлетворенно цокнула, когда Сивилла осушила стопку. - Вот и умничка, вот и молодец, - похлопала руконожку по руке. - Видишь, тебе уже лучше. Не стоит перечить малышке Ами, - предупредительно сверкнула глазами на размазанную по диванчику Трелони. - А сейчас мы займёмся восстановлением потраченных нервов, - крутанулась на каблуках и чуть ли не нос к носу столкнулась с хозяйкой. - Ой, Розмерта. Кухня чудесная, моё признание шеф-повару! - радушно сжала плечи девушки. - Будь добра, рассчитай нас. Девочкам пора бежать по магазинам, - расстегнула клатчик, готовая оплатить счёт.

Сивилла Трелони: Едва осушила рюмку, как тут же почувствовала себя лучше. Даже, кажется, лучше, чем раньше. Выпрямилась на сидении, растерянно хлопая глазами. С неодобрением посмотрела на женщину, хлопающую её по руке. Ну и к чему был весь этот спектакль? Зачем вообще нужно было травить их обеих? - Есть куда более безопасные для жизни и здоровья способы вхождения в транс, Амаранта. К чему было пить яд? - хмуро посмотрела на собеседницу. Тем временем к их столику подошла Розмерта. Вот так и сиди за отгороженным от остального зала и персонала столом! Убьют и не заметит никто. Впрочем, разве ей привыкать к незаметности и одиночеству? Идти куда-то с этой женщиной уже совершенно не хотелось. Но что, если она откажется, и та снова её опоит? Или применит какое-нибудь заклятие... Она может, и, судя по ней, она настолько богата и влиятельна, что ей ничего за это не будет. К сожалению, миром правят те, кто сильнее. Так что придётся согласиться. Чувствуя себя практически в заложниках, поднялась с места и понурила голову, ожидая, когда мадам расплатится.

Розмерта Хиггинс: Заверила: - Обязательно передам, что вам понравилось, мисс! Заходите к нам почаще! Убрала блокнот. - 9 галлеонов и 6 сиклей, мисс.

Амаранта Лестрендж: Отсчитала хозяйке требуемую сумму, улыбнулась, вкладывая в руку: - Благодарю, вас, Розмерта. Все было чудесно. Как-нибудь обязательно забегу. Повернулась к предсказательнице, полностью готовая к выходу: - Сивилла, дорогая, нас ждут трепетные ручки мастеров. Твой измученный организм готов к неземному наслаждению? Ах, Мерлин, тебе обязательно нужно попробовать Рауля. Что за мужчина. Высокий, стройный, сильный, горячий! Под ним будешь трепетать, что ночная бабочка, - сложила пальчики в неопределенную фигуру, глазами передавая всю величину блаженства. - Давай, же. Поднимайся и в бой, - помахала руками, намекая на необходимость поторопиться.

Сивилла Трелони: С болью в лице посмотрела на женщину и попробовала неуверенно отказаться от похода – всё-таки с куда большим удовольствием сейчас осталась бы в башне или даже свернула петлю в лазарет. Но в лазарете… Ох, лучше об этом не думать. - Амаранта, я… Может, не стоит? Я совершенно не чувствую необходимость в салоне красоты или приобретении новой одежды. Я… не из тех людей, кому это нужно, понимаете? – махнула рукой, не в силах объяснить свою позицию. Ещё и этот Рауль! Кто это вообще? Покраснела при упоминании мужчины в таком ключе. Хотела было заявить, что она замужем, но тут же вспомнила, что всё это было фикцией и обманом. А этот… Тоширо кинул её одну с детьми. Да, с теперь её детьми, которые ей и не нужны. Погрузившись в невесёлые мысли, не заметила, как покорно встала, готовая следовать за женщиной, которой её только что чуть не отравила. Что это? Стокгольмский синдром? Равнодушие к собственной судьбе? Или, наоборот, её провидение, знаки, осторожно и точно расставляемые бесконечно вечным в переплетении параметрических флуктуаций?



полная версия страницы