Форум » ПАБ "ТРИ МЕТЛЫ" » Второй этаж паба "Три Метлы" - первый гостевой номер » Ответить

Второй этаж паба "Три Метлы" - первый гостевой номер

Хогсмид:

Ответов - 61, стр: 1 2 3 4 5 All

Джаред Брэйв: Вошел в номер и прислонился к стене. Оглядел помещение. Затолкал сумку с вещами под кровать. Подошел к окну и посмотрел на заснеженный двор. - Завтра отправлюсь на поиски работы. А пока - отдыхать. С этими мыслями лег на кровать и уснул.

Джаред Брэйв: Проснулся, когда было уже совсем светло. Быстро умылся, собрался, взял сумку и вышел из комнаты.

Джаред Брэйв: Вошел в номер и подошел к окну. - Завтра уже весна) Улыбнулся и лег на кровать

Джаред Брэйв: Встал с кровати, протирая глаза Распахнул шторы и выглянул в окно - О, кто-то внизу стоит. Местная жительница? Заправил кровать и вышел из комнаты

Розмерта Хиггинс: Зашла в комнату, укачивая Директора. - Ложкой снег мешая... Положила в слишком большую кровать и подогнула одеяльцем. - ...ночь идет большая. Директор, баю-баюшки-баю. Тихонько покачивает матрас. - Засыпаем, да-да. Посмотрела в окно. - Нельзя тянуть. Нам нужен Министр и... перепись населения. Плотно зашторила окно и села на стул рядом с кроватью.

Лоуренс Мелвин: Толкнул дверь ногой, зашел. Аккуратно переложил девочку на кровать, проверил пульс и дыхание. Кажется, просто без сознания. В любом случае, нужен колдомедик. Вышел из комнаты, прикрыв дверь.

Каллипсо Брюс: Проснулась. Не понимаю, где нахожусь и почему так сильно болит правая щека. Машинально дотронулась руками. Вместо привычной ровной кожи, было что-то непонятное, похожее на порез. Прикосновение вызвало неожиданную боль, поэтому в глазах начали набраться слезы. От слез будет еще больнее Пытаюсь контролировать слезу. Встала с кровати и подошла к зеркалу. Не нахожу слов, чтобы описать, что у меня с лицом. От ужаса все-таки начинаю плакать, тяжело дышать, пытаюсь прикрыть руками "рот". Приподнимая правой рукой отвисшую плоть щеки, замечаю странный след на запястье, как будто чем-то натерли. Похожий след и на левом запястье! Что тут происходило? Где я была? Я ничего не помню! Стянула с кровати одеяло, завернулась в него и села в углу комнаты, пытаясь успокоить дрожащие колени. Обняла согнутые под одеялом ноги, уткнулась лбом в колени. Что произошло? Что произошло? Накинула одеяло и на голову, чтобы полностью скрыться под импровизированным "коконом".

Лёринц Месарош: Оказался в обычной комнате со стандартной планировкой. И сразу увидел свою пациентку, точнее, увидел одеяло, в которое та завернулась. Обогнул аврора и подошел к девочке, садясь рядом с ней на корточки. Тихонько коснулся плеча, которое можно было угадать под тканью. Заговорил, заставляя звучать голос спокойно и уверенно. - Привет. Я школьный колдомедик, говорят, я тебе могу помочь. Если ты не против, то я бы был рад на тебя поглядеть. И улыбнулся, пропуская эту улыбку в голос. - А еще меня зовут Лёринц Месарош, хотя половина Хогвартса явно привыкла звать меня "мистер колдомедик", так что я не возражаю и против этого. Познакомимся?

Лоуренс Мелвин: Вошел в комнату, обернулся, поясняя колдомедику: - Одна из учениц нашла ее на заднем дворе паба. Лежала на снегу, похоже без сознания. Я не стал приводить ее в чувство... Да вы сейчас сами поймете, почему. Заметил, что кровать пуста.

Каллипсо Брюс: Двое мужчин зашли в комнату. Немного вздрогнула. Я не хочу, чтобы меня увидели. Под одеялом зажала щеку рукой. Школьный колдомедик Лёринц Месарош. Лучше бы в Мунго отправили.. Все еще не стягивая одеяла, произнесла: - Меня зовут Каллипсо Брюс. Мне очень приятно с вами познакомиться. Но не думаю, что вам будет приятно познакомиться со мной. Услышала слова второго мужчины. Меня нашли на заднем дворе паба? Как я там оказалась? Лежала на снегу без сознания? Последнее, что я помню - шла по жилому кварталу... Как же я оказалась за пабом. Начала рыться в воспоминаниях, чуть не пропустила всю важную суть: Меня кто-то нашел? Какая-то ученица? Надо будет у нее спросить... Чуть подняла голову, подвинула одеяла, но так, чтобы были видимы только глаза. Сделала глубокий вдох, останавливая слезы. Увидела мужчину, стоявшего чуть поодаль: -Кто вы? Кто меня нашел?

Лёринц Месарош: Рассеянно кивнул аврору, принимая к сведению сказанное, но не отвлекаясь от девочки, которая, как он и думал, вполне была в сознании. - Почему же? Еще как приятно, девочка с красивым именем. Увидел, что та выглянула из-под одеяла, но порадоваться не успел - показались только глаза. - Как бы то ни было, Каллипсо, тебе не кажется, что мне все же стоит тебе помочь? Не думаю, что причина всего этого, - обвел рукой сидящую в одеяле на полу девочку, - слишком тебе нравится. И да, я видел достаточно ран и порезов, чтобы не пугаться, не обращать на них внимания, а просто лечить. Улыбнулся, мысленно посылая "спасибо" Дженни за указание на бадьян - вот и пригодилось.

Лоуренс Мелвин: Убедился что колдомедик вполне себе похож на колдомедика. - Я вас оставлю, сэр. Буду внизу ,если понадоблюсь. Вышел из комнаты.

Каллипсо Брюс: Колдомедик был чертовски прав насчет раны. Любой колдомедик повидал в жизни такое, от чего у меня глаза на лоб полезли. Хотя от моей раны у меня тоже глаза на лоб полезли... Так и не получила ответ от незнакомца. Опять убрала лицо под одеяло, но не надолго. Окончательно решив, что нужно послушаться колдомедика, вытерла слезы одеялом и открыла лицо. Посмотрела прямо в глаза, пытаясь улыбнуться. Не отрывая взгляда с лица мужчины, изучая реакцию в глазах на увиденное. Все еще пыталась улыбнуться. Из-за того, что напрягались мышцы и левой щеки, и правой, разрез заболел с новой силой, и слезы покатились.

Лёринц Месарош: Увидел разрез и вздохнул, понимая, что спор с самим собой он проиграл - локализация разреза оказалась как раз такой, которую он меньше всего хотел видеть. Однако рана, хоть и выглядела достаточно неприятно, не кровоточила, не была сквозной и явно должна была легко поддаться лечению. Ободряюще улыбнулся. - Не надо плакать, хоть и больно. Знаешь Хелен Форанэн с Хаффлпаффа? У нее совсем недавно было нечто похожее, а теперь все прекрасно, думаю, уже и забыла о том, что когда-то все казалось ужасным. Поставил перед собой сумку с зельями, однако доставать пока ничего не стал. - Давай сразу перейдем к лечению? Все может быть безболезненно и быстро, но останется шрам. Или же... В общем, есть болезненный метод, куда больнее, чем тебе сейчас, и боль будет долго. Зато не останется никакого следа. Помолчал немного, давая осознать перспективы. - Не торопись с выбором, Каллипсо.

Каллипсо Брюс: Улыбнулся? Колдомедики они все такие... Всегда улыбаются. Внимательно выслушала все предложенное Лёринцом. Кивнула сама себе, как вдруг с новой силой заплакала. Не поняла, как так оказалось, но обняла колдомедика. Скорее всего, он вызывал доверие и напоминал чем-то старшего брата. Прижалась левой щекой к мантии и заплакала: -Мне страшно от того, что я не помню, что со мной случилось! - закрыла глаза, - последнее, что я помню, я шла по улицам далеко от паба! И вдруг меня нашли за пабом, куда я вообще не ходила! У меня странные следы на запястьях... Как будто от веревок! И мне немного страшно... А нет ничего такого, чтобы вернуло память?

Лёринц Месарош: В первую секунду застыл, понимая, что надо тоже обнять в ответ... Но привычка самому инициировать всякие физические контакты оказалась так сильна, что не сразу справился с собой, но зато после крепко обнял девочку в ответ, поглаживая по волосам. - Не бойся, что бы там ни было, оно осталось позади. Следы на запястьях исчезнут, боль в щеке пройдет, едва рана заживет... Память... Всегда можно попробовать попросить кого-то из профессоров применить легилименцию, кто знает, это может сработать. Добродушно усмехнулся. - Но ты сама подумай, раз все позади, все закончилось, то может это просто само твое подсознание решило, что так будет лучше? И сделало то, что надо. Не всегда надо помнить что-то, Каллипсо, иногда самое главное счастье - забыть.

Каллипсо Брюс: Может быть он и прав... Но не думаю, что мое подсознание решило стереть мне воспоминания. Воспоминания просто так не забываются... А вот с легилименцией... интересная идея! Нужно будет узнать, кто это сможет сделать... Я хочу все вспомнить. Кто-то просто так разрезал мне лицо и кинул возле паба. У меня даже крови нет. Из этого следует, что кто-то постарался, чтобы крови не было... Не просто так же мое тело решило не пускать кровь. Отпрянула от колдомедика: -Извините, извините, я...-дурацкая попытка оправдание за случайное выражение чувств. Но мне стало легче, поэтому...,- спасибо. Мне стало намного лече. Опять попыталась улыбнуться, рассматривая такое доброе лицо. Опустила вниз смущенно глаза, а потом опять подняла. В глазах роились мысли. Пытаюсь думать трезво: Минус первого метода лечения - у меня останется уродливый шрам на всю жизнь. Плюс - безболезненно. Минус второго метода лечения - болезненно, но зато не будет шрама. А может быть этот шрам может сослужить и хорошую службу... Кто-то в этой деревне режет маленьких девочек. Может быть я не первая, может и не последняя... - Я решила. Сделаете так... Чтобы не было боли.

Лёринц Месарош: Отпустил девочку, давая ей прийти в себя после явно и для нее неожиданного порыва. - Нет, что ты. Я рад, что ты смогла окончательно прийти в себя. Улыбнулся. И достал палочку, кивая. - Ты уверена? Я сделаю еще одно уточнение, подумай. Шрам этот не исчезнет никогда. То есть... Сейчас это кажется мелочью, но все те десятилетия, которые лежат перед тобой, ты проведешь с довольно некрасивой штукой через всю щеку. Задумался, глядя в глаза собеседницы и, кажется, начиная понимать, зачем она так решила, судя по слишком серьезному взгляду. Логичная, слишком логичная мысль, с ней он почти не может спорить... Почти. - Ты хочешь его использовать, чтобы все увидели? Чтобы спровоцировать поиски того, кто это сделал? Но, пойми, ты его и так сможешь найти, используя ум, а не такие банальные методы... Если кто не поверит - я всегда смогу подтвердить. Осторожно обнял девочку, продолжая глядеть ей в глаза. - Стоит ли краткий миг триумфа целой жизни с таким знаком? А всякую боль можно пережить. Я же тут, я помогу.

Каллипсо Брюс: Мерлин подери, со мной никто так никогда не говорил и, вообще, не относился. Я же всего лишь какая-та мелкая со порезом на лице. Или это все же метод терапии пострадавших? Приняла объятия, чуть не заплакала снова. Ну ты чего, Каллипсо? Эмоции на эмоции! Ну, и вдруг я найду этого Разрезателя Щёк? Шрам.. Даже и не знаю... Хочу ли я сама его? Но шрам может вызвать ненужные вопросы от абсолютно ненужных людей... А вот в памяти порыться можно и без шрама... Внезапно встала на ноги и опять подошла к зеркалу. Подставила левую щеку, чтобы лучше разглядеть. Дотронулась указательным пальцем до лица, провела им от угла рта до уха, ровно по кромке пореза. Хорошо хоть порез ровный, шрам тоже будет ровный. Посмотрела на Лёринца в отражение зеркала: -Не убирайте свою палочку, мистер Месарош, - развернулась и пошла обратно к целителю, - мои цели больше, чем найти того, кто это сделал. Шрам - этой мой опыт, отраженный на лице. Я его не смогу забыть, - вздохнула, - я больше не хочу забывать.

Дженни Брентон: Поднялась наверх, глянула на ряд дверей. Правильно будет подождать и не мешаться. Наверное. Села на верхней ступеньке, прислонившись спиной к перилам. Прикрыла глаза. Бесконечный невероятно насыщенный событиями день. Его потом еще долго можно будет анализировать и раскладывать на отдельные части, которые потом заново собирать...

Лёринц Месарош: Проследил за девочкой, понимая, что уговорить... нет, не удалось. И только кивнул, в самом деле не убирая палочку. - Опыт... Хорошее слово, хорошая цель. Тут я тебя понимаю, я больше не уберу палочку. Но давай я тебе сделаю последнее предложение, потому что мне было бы так жаль, если все же пришлось бы оставлять тебя с таким шрамом... Каллипсо, понимаю, прозвучит странно. Но я предлагаю воспользоваться тебе бадьяном, при этом обещаю, что оставлю часть шрама... чтобы потом заживить его заклинанием. Про себя почти выругался, чувствуя, что долг буквально верещит о том, что шрама никакого быть не должно, но... Он и правда слишком хорошо понимал мотивы, которыми руководствуется его новая знакомая. - Опыт не всегда должен быть виден и заметен другим издалека. Опыт - это только твое. И я обещаю тебе, что ты его никогда не забудешь. Просто... Пусть это не будет тем, что станет тем, что может испортить тебе жизнь? Тогда какой это опыт, это ведь что-то иное уже. Грустно улыбнулся.

Каллипсо Брюс: Засмеялась, хотя и было довольно больно смеяться. Видимо его колдомедицинская миссия не дает ему спокойно отпустить меня со шрамом. Да и что за глупости такие? Половину заживать бадьяном, половину палочкой. Ох... Уселась рядом с колдомедиком подставляю ему вою правую щеку и делая вид, что рассматривает свои сапоги. -Убирайте палочку и доставайте свой бадьян, - глубоко вздохнула. Жаль, что он не понимает, что если я оставлю шрам здесь на лице, на самой поверхности, то он останется где-то глубже и уже никакой бадьян его не залечит. -Я согласна на лицо без шрама. Начала морально готовить себя к новой сильной боли.

Лёринц Месарош: Удивленно кивнул, на сей раз не собираясь спорить, хотя решение и оказалось более чем неожиданным. Быстро достал емкость с экстрактом бадьяна и чистую тряпочку для подобных манипуляций. Устроился на полу удобнее сам, предчувствуя не очень легкие следующие полчаса. - Да, Каллипсо. Полчаса, так что не бойся, даже у этой боли есть конец. Я буду тут и никуда не уйду. Постарайся вытерпеть те секунды, что я буду наносить лекарство. А дальше терпеть не надо, просто пусть этот отрезок времени идет своим чередом. Наклонился к подставленной щеке, быстрыми движениями нанося бадьян на рану, покрывая всю ее поверхность. И отбросил ткань, обнимая за плечи сидящую девочку - лучше сразу, так будет хоть немного легче.

Каллипсо Брюс: Первые несколько мгновений даже не могла сорентироваться во всем, что происходило вокруг. Тряпка на щеке вместе с бадьяном. Вдруг острая боль пронзила щёку, как будто раскаленными клещами начали смещать вместе щёку. Впилась пальцами в коленки, пытаясь перетерпеть первое время. Потом сдалась и, как было велено, отдалась боли. Из щёк потекли слезы. Интересно, откуда еще из столько взялось слез, казалось, что все уже выплакала. Почувствовала объятие Лёринца, но не стала сопротивляться. Боль и так отнимала все силы. Поэтому постаралась отбросить все из головы, все чувства пока боль не пройдет

Эбигейл Андерсон: Поднялась на второй этаж проверить как там Каллипсо, и у дверей увидела сидящую Дженни. Села рядом: - Как там наша?

Дженни Брентон: Приоткрыла совсем сонные глаза. - А? - переспросила непонимающе. Глянула по сторонам, осознавая, что, видимо, задремала в ожидании колдомедика. Вряд ли она могла его пропустить - скорее всего, он все еще возится с этой девочкой. - Наша?

Эбигейл Андерсон: Обнимает метлу, и нервничает: - Каллипсо, та девочка... которую ты нашла? Колдомедик у нее? Как же так... совы пролетели. Получается, что от волшебников что ли защита? Или конкретно от меня?

Дженни Брентон: - А...- произнесла уже равнодушно. Пожала плечами. - Не знаю. Мистер Месарош пошел к ней, но еще не выходил. Кажется. Не знаю, может там сложно лечить надо... Снова привалилась спиной к перилам. Надо дождаться целителя, а потом продумать, как "захватить" себе гостевой номер. Ибо спать на ступенях и сидя не очень удобно.

Эбигейл Андерсон: - отлично! - выдохнула, больше не волнуясь за Каллипсо. Этот колдомедик, даже если очень не захочешь, залечит по самое не хочу. - Дженнии пошли скорее что покажу! Прикинь, на Школе антиволшебный, предположительно, барьер! Пошли проверим! Вскочила на ноги, стала тащить Дженни на выход.

Дженни Брентон: - Ну Эбигееееейл, - протянула, надеясь разжалобить рейвенкловку. Вставать и идти куда-то ужасно не хотелось. - Ну какой еще барьер? Почему антиволшебный? Вынуждена была уступить натиску первокурсницы и потащилась следом за ней.

Эбигейл Андерсон: Потащила Дженни к выходу: - потому что он меня не пропускает, а метлу пропускает. И сов тоже. Щас мы на тебе и проверим!

Лёринц Месарош: Помотал головой, сбрасывая ощущение, что это уже было - нет, другая комната, другая девочка, все другое... Вот только опять щека, опять Дженни... Кстати, а где Дженни? Заметить ее внизу он банально не успел, а теперь тоже некогда... Отогнал все лишние мысли, чуть крепче обняв Каллипсо и доставая из кармана платок, чтобы после бережно вытереть лицо от набежавших слез. Время шло быстро, куда быстрее, чем в прошлый раз, с другой стороны, сейчас ему было, о чем подумать.

Дженни Брентон: Вернулась с Эбигейл в паб, прошла через общий зал, выискивая взглядом колдомедика. Не нашла. Значит, он еще не спускался. Вновь поднялась и примостилась на верхней ступени. - Эта Каллипсо... Что она из себя представляет? Вопросительно посмотрела на рейвенкловку.

Эбигейл Андерсон: Опустилась рядом с Дженни на ступеньку. - Как тебе сказать... ветер, он бывает разный. Никогда не знаешь, откуда что прилетит. Чтобы видеть мир вокруг, надо смотреть не только внутрь себя. Посмотрела на Дженни: - А ты чего вдруг спрашиваешь?

Каллипсо Брюс: Боль все еще жгла порез, но тело уже привыкло к такой боли. Немного отстранилась от колдомедика, но осталась сидеть рядом. Приложила руки к щеке, как бы убаюкивая её. Да, это было супер заботливо и все такое, но вдруг есть дети, которые пострадали от огня нашего славного директора? Посмотрела на Лёринца серьезными глазами: -Вдруг в тут есть дети, пострадавшие от...от черт, не могу произнести имя директора в таком ключем...Тем более я оставила там Тоширо! Прямо в кабинете, среди пуляющегося огня. А что с Максом? Я не помню, чтобы он заходил в паб..- Я справлюсь сама. Вдруг правда кому-то нужна помощь, а вас нет рядом?

Дженни Брентон: Озадаченно посмотрела на Эбигейл. У них что, на Рейвенкло существует специальный факультатив "научись говорить как Орел"? Или это следует понимать как "знаю, но не скажу?" Усмехнулась, ответила: - Не люблю не знать, откуда что дует. Посмотрела на ряд дверей, прибавила: - Когда ставишь парус, лучше знать, с чем имеешь дело - с переменчивым Эвром или северным Бореем.

Эбигейл Андерсон: Дженни говорит как Орел?! Что это на нее нашло! Вроде всегда понятно выражалась... - О, ты об этом? - сначала удивилась, но потом улыбнулась, - Так мы и не узнаем, пока кирпич на голову уже не свалился. Теперь надо наблюдать. А парус ставить погоди. Рановато еще будет. Друзей не завела, с приоритетами не определилась, уткнулась в книжку и хоть бы что. Ничего, рано или поздно, лед тронется, так всегда бывает.

Лёринц Месарош: Отпустил девочку, довольно прикидывая, что время почти истекло - и боль тоже должна была подойти к концу. Кивнул, успокаивающе улыбаясь. - Меня всегда можно позвать, как Дженни Брентон позвала меня, чтобы помочь тебе. Так что не беспокойся, все будет хорошо. Еще раз внимательно оглядел свою маленькую пациентку, убеждаясь, что все в порядке. И кивнул, вставая. - Тебе надо еще немного отдохнуть, чтобы прийти в норму. А я и правда пойду. Подошел к двери. - Мне было очень приятно с тобой познакомиться, Каллипсо. Еще раз улыбнулся и открыл дверь, выходя в коридор с твердым намерением найти Дженни.

Дженни Брентон: Прикрыла глаза. - Кирпич... - проговорила, вздыхая. - Когда кирпич - это уже поздно... Поинтересовалась рассеянно: - И что же она читает? Услышала, как открылась одна из дверей, мигом подскочила к целителю. - Мистер Месарош!

Каллипсо Брюс: -Спасибо, сэр! - благодарственно кивнула и махнула рукой. Теперь можно остаться наедине со своими мыслями. Проводила глазами колдомедика. Как только он скрылся за дверью, залезла на кровать, захватив с собой одеяло. Завернулась в него, устроилась поудобнее. Надо бы, конечно, поспать. Но ни бадьян, ни мозг не даст спокойно подремать. Придется подождать, как закончится боль, и поискать своих. Достала из своей сумки чернила, перо, пергамент и книгу по астрономии, чтобы была твердая основа. Начала рисовать.

Эбигейл Андерсон: Выглянула из-за спины Дженни: - Как Каллипсо? Она тоже теперь будет вечно спать? - спросила подозревая колдомедика во всех смертных грехах, и готовая сорваться бежать стоит ему пошевельнуться.

Лёринц Месарош: Поиски можно было считать рекордно короткими. Улыбка на лице стала окончательно искренней, а бороться с желанием как всегда растрепать аккуратно уложенные волосы Дженни не хотелось совершенно. - И я рад тебя видеть, Дженни. Подошел и потрепал по макушке, посмеиваясь. Глянул на рыжую. - Ну, наверное, если сейчас сможет найти рецепт вечного сна. А так - отдохнет немного и будет в полном порядке.

Эбигейл Андерсон: Кивнула, услышав нужную информацию, разумеется ни капеньки не поверив благодушному настроению, поэтому решила быстренько сбежать, пока этот вечный сон в очередной раз не обрушился на нее. Вскочив на перила, с улюлюканием съехала вниз на хорошей скорости. Вскоре шаги перестали быть слышны в шуме общего зала.

Дженни Брентон: Улыбнулась, на мгновение забывая о той куче вопросов, которые хотела задать. ЕЕ взрослый вернулся жив и невредим, значит... значит все точно будет хорошо! Вот только еще декан... Посерьезнела. - Сэр, как там в школе? Обернулась на совершенно невозможную Эбигейл, вытворявшую ну совершенно невозможные вещи! Ох... Перевела обеспокоенный взгляд на колдомедика. - Как профессор Снейп? Он... жив?

Лёринц Месарош: Развел руками. - На момент, когда я видел всех в последний раз, все было... относительно спокойно. Мистер Снейп... - вспомнил консультацию по зельям, устроенную для мисс Картер, на которой зачем-то понадобилось быть и зельевару, - выглядел вполне удовлетворительно, так что, думаю, с ним все в порядке и сейчас. Замолчал, становясь куда серьезнее. - Дженни, что случилось с этой девочкой? Махнул себе за спину, на дверь комнаты.

Дженни Брентон: Успокоенная словами колдомедика, улыбнулась: со всеми все в порядке. Со всеми, до кого ей было дело. Надо будет рассказать декану о разговоре с Темным Лордом - он ведь порадуется, что ее признали достойной. И это куда важнее, чем успехи в ЗОТИ! Проследила за жестом взрослого, отрицательно покачала головой. - Я не знаю, сэр. Вопросительно посмотрела на целителя. Разве это важно? Какая-то девочка, что-то случилось... Ему есть до нее дело?

Лёринц Месарош: Нахмурился, собираясь продолжать выяснение хоть каких-то подробностей... Но сказал совсем иное. - Дженни, я надеюсь, что больше никогда в одном предложении не будут фигурировать разрезы на щеке, ученики Хогвартса, бадьян и твое имя. Прокашлялся. - Спасибо, что позвала меня. Кажется, никто из взрослых не догадался позвать колдомедика из Мунго, отправить девочку туда или же ко мне, в Хогвартс. Но как всегда - у каждого куча дел и помимо этого, знакомо... Улыбнулся, вспоминая, что у него есть еще одно почти дело здесь. - Как остальные ученики? Все в порядке? И какое царит настроение?

Дженни Брентон: Посмотрела непонимающе. Это... намек? - Но, сэр, я не участвую в дуэлях с первокурсниками. Помолчала, опустив взгляд. Остальные ученики ее тоже не слишком интересовали. - Не стоит благодарности, сэр. Я... с остальными, вроде, все в порядке. Просто все устали. И хотят обратно. И спать. Очень кстати вспомнила о своей порезанной ладони. Протянула руку колдомедику. - И я поранилась. Улыбнулась, словно демонстрировала грамоту об отличной учебе.

Лёринц Месарош: Кивнул, принимая все к сведению - то, что должен, он выполнил. Поэтому с чистой совестью сконцентрировал свое внимание на том, о чем так удивительно гордо сказала Дженни. - Да, количество ран явно больше, чем мне это по душе. Погоди секунду. Быстро открыл сумку и достал оттуда склянку с куда более приятной в использовании мазью. - Давай сюда свою руку, чудо неосторожное. Тепло улыбнулся, разглядывая порез. - Это ж еще надо так ухитриться... Ты не против? Показал на мазь.

Дженни Брентон: Внутренне пожалела, что успела разобраться ранее со своими запястьями - сейчас можно было бы побыть совсем как будто участвовала в сражении. Шагнула к колдомедику, "отдавая" ему руку. Снова улыбнулась - сегодня был удивительный день, когда даже ее два мира могли существовать в полной гармонии. И ни один не рушил другой. А она могла быть "неосторожным чудом" для своего взрослого, и при этом иметь стилет в кармане. - Конечно, не против, сэр. Улыбка стала вполне счастливой и крайне довольной.

Лёринц Месарош: Бережно, но крепко обхватил запястье, удерживая кисть, чтобы аккуратно нанести мазь. Дождался ее исчезновения за секунды и подмигнул Дженни. - Как будто так и было. Легко хлопнул по ладошке, отпуская вылеченную руку. - Будь осторожнее. А еще лучше - я в следующий раз в лазарете дам тебе запас этой мази и базовых зелий. Так будет спокойнее в первую очередь мне. Договорились?

Дженни Брентон: С интересом проследила за манипуляциями со своей рукой, ибо знала, что больно не будет. Запас базовых зелий? Как здорово! Приходить второй и третий раз к колдомедику с одинаковыми порезами на ладони было бы, по меньшей мере, странно. - О, спасибо, сэр! Но тут же посмотрела настороженно - лечить больше было некого, а значит... - Вы ведь не уйдете теперь?

Лёринц Месарош: Убрал склянку в сумку, закрывая ее. Пожал плечами. - У меня есть другие варианты действий, Дженни? Невесело улыбнулся, чувствуя изменившееся настроение девочки. - Оставлять школу без колдомедика не положено же, верно? Замолчал, понимая, что сейчас явно пытается найти достойное обоснование того, что ему надо идти обратно, а ведь это было неправильно, он вообще не должен даже задумываться о причинах для возвращения на свое рабочее место.

Дженни Брентон: Сразу приобрела расстроенный вид. Видимо, что-то она все же не понимает в этой "правильной мотивации" - Сэр, но разве там сейчас кто-то остался? И вы ведь сказали, что там все в порядке... Замолчала, лихорадочно обдумывая, какой бы аргумент привести еще. Ногу, в самом деле, что ли сломать? Себе или... Начала прикидывать, кого из первокурсников прямо совсем не жалко. Ох... Негромко произнесла: - Не уходите, сэр... Пожалуйста.

Лёринц Месарош: Кивнул, через силу напоминая себе о том, что у него есть работа - у него в этой школе всегда есть работа! - на которой он должен быть. - Остались. Точнее, я не уверен, что убедился в эвакуации всех детей, а взрослые... Они там были. И магистрантка... Присел перед Дженни, оказываясь на одном уровне с ней и глядя в глаза - как совсем недавно с другой девочкой, но совершенно иначе. - Дженни, что-то опять случилось, да? Потому что... у тебя ведь есть друзья, есть, с кем провести время. Почему ты хочешь, чтобы остался я? И улыбнулся. - Не бойся, я не уйду. По крайней мере, пока ты меня не отпустишь. Или пока не случится то, почему мне придется уйти. И все же?

Дженни Брентон: Очень серьезно и сосредоточенно посмотрела на колдомедика, который теперь был на одном уровне с ней. И ... как объяснить ЕЕ взрослому, что он ЕЕ взрослый, а не каких-то там других взрослых или магистранток? И что вот если он пойдет рисковать собой из-за этих каких-то непонятных и совсем ненужных людей, и с ним что-то случится - то какой ей прок в том, что они останутся, а он - нет? И при чем тут вообще ее друзья? Отрицательно покачала головой. - Нет, сэр, ничего. Ничего не случилось. Просто... Замолчала. Надо купить себе словарь. Может быть, даже два. - Просто... Я хочу быть уверена, что с вами ничего не случится. Правда. И... мне важно... важно, чтобы ... Три. Не меньше трех словарей. Толстых. И то не факт, что поможет. Как же можно быть такой косноязычной, когда надо сказать что-то важное! - Можно я вас не отпущу, сэр? - спросила с надеждой в голосе.

Лёринц Месарош: Постарался незаметно выдохнуть, когда Дженни опровергла его подозрения - это самое главное, с остальным можно справиться. - Дженни, ну что же со мной может случиться? Усмехнулся. - Меня вот Дамблдор уволил, я теперь почти как свободная птица, знаешь? А раз уж безумный директор не смог со мной справиться, то что сможет? Вздохнул, опустив глаза и борясь сам с собой. Молчал довольно долго, понимая, что нельзя ответить просто так, слова должны быть верными. Внутри словно завелись весы. Чувство долга, обязанности школе... месту, куда ему не очень-то хотелось и возвращаться. И Дженни, с которой душа, кажется, просто отдыхала. Весы безжалостно качнулись в сторону, опуская одну чашу, которая здесь и сейчас была несоизмеримо весомее. - Можно, Дженни. Конечно же можно. Поднял голову, снова встречая взгляд девочки - легко, с искренней улыбкой. - Правда, я совершенно не представляю, чем можно заниматься в Хогсмиде, но доверяю тебе в решении этого вопроса. Коротко рассмеялся.

Дженни Брентон: Уже собиралась начать перечислять все те ужасы, которые могут случиться в Хогвартсе, где теперь бродит бывший директор - очень злой и с этими своими огненными лианами. Но промолчала. Просто промолчала, напряженно всматриваясь в лицо взрослого и пытаясь угадать, что он решит. Можно! Он сказал: можно! - О, сэр! - воскликнула обрадованно. Больше не смогла найти подходящих ситуации слов. Он не только остался, он в который раз выбрал ее! - Но ведь кто-то еще может заболеть или сломать себе что-то, и вы можете этого кого-то лечить. А еще вы можете рассказать мне про устройство человека, раз я не успела попросить у вас книгу. И еще... Задумалась, но тут же перешла на другое: - Вообще я собиралась подбить Эбигейл, пока она не убежала, захватить какую-нибудь комнату. Кивнула в сторону коридора. - Потому что уже так поздно, а спать за столом или на лестнице неудобно. И холодно.

Дженни Брентон: Ощутила сигнал повязки. Закатила рукав. Уже убрали барьер? Как здорово! Посмотрела на колдомедика. - Сэр, кажется, я зря вас просила остаться. Профессор Снейп считает, что мы уже можем вернуться в школу. Хотела еще что-то добавить, но тут появилась хозяйка паба и отвлекла целителя. Решила пока сообщить Эбигейл и поспешила вниз.

Каллипсо Брюс: Постепенно боль прошла. Закончив рисовать, накрыла рисунок еще одним пергаментом, положила в середину учебника, чтобы не помялся, закинула в сумку. Встала с кровати, поправила одеяла, чтобы комната приняла исходный вид. Затолкала подальше в сумку шарф и перчатки. Смысл здесь сидеть, если не могу заснуть, в голове какие-то серые мысли... Думаю, на первом этаже обстановка получше. Прошу, Мерлин, чтобы никто не видел, как меня несли на второй этаж. Не хочу лишних вопросов и допросов. Закинула сумку через плече, повесила на руку пальто. И направилась к выходу. Проходя мимо зеркала, остановилась. Грустно подумала. Как будто ничего и не было. Выйдя из комнаты, закрыла за собой дверь. Правильное решение, уйти из номера. Вдруг кто-то хочет спать, а там я прохлаждаюсь. Заметила колдомедика, слабо улыбнулась, быстро отвела глаза и удивительно бодрым широким шагом направилась вниз.

Лёринц Месарош: Молча и как-то удивленно-восторженно выслушал Дженни, понимая, что она говорит всерьез. Обнаружил, что слишком долго молчит, пытаясь осознать те планы, которые мгновенно возникли в голове у Дженни при возможности их осуществить, улыбнулся, чтобы начать говорить... И вновь замолчал, наблюдая за тем, как та читает что-то на повязке - сообщение, видимо. Улыбка поблекла, поэтому только кивнул в ответ, провожая Дженни взглядом. Не долго песенка играла... Вежливо ответил что-то подошедшей хозяйке паба, спроводив ее к остальным гостям, отстраненно порадовался за Каллипсо, которая выглядела вполне неплохо, спускаясь вниз по лестнице... И пошел сам вниз следом, ибо теперь ему здесь делать точно было нечего.



полная версия страницы