Форум » АЗКАБАН » Камера Беллатрикс Лестрендж » Ответить

Камера Беллатрикс Лестрендж

Азкабан:

Ответов - 10

Беллатриса Лестрендж: Небольшой остров посреди холодного северного моря, всю небольшую площадь которого занимало высокое здание темного камня, обглоданного до матового блеска неутихающей водной стихией, штормами и ливнями. Азкабан стоял, как страж, озирая на много километров свои владения, отбрасывая на неровную поверхность воды неясную, дребезжащую волнами тень, тревожа воображение не имеющих к нему отношения волшебников. Те же, кто сталкивался с ним, зачастую уже мало что могли соображать, а тем более воображать. Здесь заточали осужденных волшебников и большинству из тех, за кем закрывали тяжелую решетчатую дверь, уже не суждено было увидеть белый свет. И именно здесь Беллатрикс Друэлла Лестрендж, в девичестве Блэк, дочь древнего знатного рода, одна из ближайших соратников Темного Лорда провела последние тринадцать лет. Годы в обществе дементоров, стражников этого узилища, медленно выгрызающих из душ людей желание и смысл жить, не прошли для Беллатрикс бесследно. Черты ее лица, и без того жесткие, еще более заострились, придавая ей сходство с маленькой хищной птицей, со свалявшимся, сбитым в колтуны опереньем, кожа приняла тусклый желтоватый оттенок, глаза запали… Но ни разум, ни желание жить, питаемое ненавистью к заточившим ее здесь и к тем, кто ради целостности собственной шкуры отрекся от Него, все еще билось в ней, пульсируя с кровью, не давая уйти в мир мрачных иллюзий окончательно. - Разум… Как страшно его потерять и насколько все стало бы проще – потеряй… Но нет, я обязана, я должна держаться… Порою, глядя широко раскрытыми глазами в полумрак, она вся превращалась в слух – тишину нарушало лишь ее хриплое прерывистое дыхание да изредка крик какого-то обезумевшего заключенного, да еще утробное ворчание моря… Зловещий вой ветра за стенами волею воображения становился голосом то одной, то другой личности ее прошлого. Время от времени было слышно, как морская волна ударялась о наружные стены темницы. Подобно этим волнам, ее боль также давала откат, набирала обороты и вновь с силой ударялась, укутывая собой, накрывая, подминая под себя, чтобы через несколько мгновений (а может быть и несколько часов?.. время в этом проклятом месте идет иначе) отпустить, отползая вглубь сознания. Боль была не физической, которую можно было если не унять, то хоть как-то приспособиться к ней, тем более что на это у заключенных были годы и годы. Нет, эта боль произрастала изнутри, из самых темных уголков сознания она выползала на зов дементоров, ее разбудивших, и ползла дальше, пробираясь даже под кожу, заставляя извиваться в своих объятиях и кричать, кричать, чтобы хоть как-то заглушить ее навязчивый липкий шепот, укрыться от являемых ею картин. Она то отпускала своих жертв, то вновь на них набрасывалась, как волны набрасываются на беззащитный перед их силой берег... Время шло...

Дементор: Подплыл к решетке, предвкушая скудный обед. Вкусная жертва. Одна из самых вкусных. Была раньше. Теперь - почти высосана. Голодно. Еды не хватает. Нужны новые, а их все не подвозят. Раньше был целый пир - давно, много лет назад, теперь - голодно. Попытался кормиться - нечем. Пока нечем. Но сейчас жертва начнет сопротивляться - и появится еда. Будет вспомнить радостное - будет, чем кормиться. Будет хорошо...

Миллисента Багнолд: Мерно цокая каблучками - дресскод обязывает, несмотря на возраст - подошла к камере одной из самых отвратительных преступниц... впрочем, ладно. К камере полезной сейчас женщины Беллатрикс Лестрейндж. Шикнула на дементора. Не слишком приятное зрелище, да и вообще - не ко времени кормежка, перебьется пока. - Добрый вечер, Беллатрикс. Ах да. Ты ведь не знаешь, что сейчас - вечер. Саркастически улыбнулась. - Как спалось?

Беллатриса Лестрендж: - Оно... Опять... Нет, не услышала - почувствовала. Ледяной волной ужаса, пробежавшей по всему телу почувствовала. Как чувствует приближение кота загнанная в угол мышь. Но она не мышь, черт его дери, она Беллатрикс Лестрендж! Ей казалось что она озлобленно прорычала что-то медленно приближающейся к решетке фигуре, но на деле же слабо простонала. Фигура была уже слишком близко, чтобы ей сопротивляться, уже слышалось тяжелое с присвистом дыхание, уже знакомо туманились мысли и слабели мышцы... В голове уже начинал звучать голос Повелителя - властный, хлесткий, недовольный. Недовольный ею, Беллой.. Внезапно видение оборвалось и зазвучал женский голос, вполне реальный, совсем близко. Миллисента Багнолд Из последних сил попытавшись сфокусироваться на голосе, постепенно приходя в себя - Спалось как на королевских перинах... Что привело в наш скромный чертог столь высокопоставленных гостей?.. Криво усмехнувшись, попыталась придать своему сидячему положению царственную осанку, раз уж встать на ноги представлялось сейчас маловозможным...

Миллисента Багнолд: Усмехнулась. Не удивилась особо. - Вот как. Ну что ж, если тебе здесь так нравится, пожалуй, мне стоит оставить свое предложение при себе. Ты ведь не захочешь выходить из этих королевских аппартаментов, верно? Пойду поговорю с Антонином, например. Возможно, ему здесь хуже, чем тебе - окажем акт милосердия. Картинно развернулась на каблуках, всем своим видом демонстрируя, что сейчас уйдет и не вернется больше никогда. Уйдет вместе с надеждой на спасение.

Беллатриса Лестрендж: сощурилась, пытаясь понять - злая ли шутка, или еще что задумала мадам Министр... хрипло откашлявшись, крикнула в спину уходящей - Предположим, меня заинтересовал вопрос!..

Миллисента Багнолд: Сделала еще несколько шагов в том же направлении - дразнить - так дразнить. Остановилась. Медленно развернулась. - Что-что? Я не расслышала? Что, азкабанские перины внезапно показались жесткими, а, Беллатрикс? Подошла поближе. - Это - не предложение. Это - твой последний, а точнее - единственный шанс выйти отсюда на своих ногах. Выдержала театральную паузу. - Тебя амнистируют... возможно. Не сейчас. Позже. И, если ты будешь хорошо себя вести - даже, может быть, насовсем. Ты будешь делать то, что я тебе скажу - и никак иначе. Будешь следить за Люциусом и докладывать мне о каждом его шаге. Не посмеешь даже пальцем тронуть мага или маггла, человека или зверя, не получив на то моей санкции. Ты поняла? Попытаешься дергаться или финтить - окажешься снова в этих роскошных аппартаментах быстрее, чем успеешь произнести слово "Лонгботтом".

Беллатрикс Лестрендж: словно воспрянув духом, привстала цепко держась за прутья двери, жадно слушая нежданную посетительницу - Амнистируют?.. не совладав с собой переспросила дрогнувшим голосом - Я согласна... на слове Лонгботтом с удовольствием облизнула пересохшие губы, до этого воспоминания дементры еще не добрались... - Я согласна! повторила тверже, не сводя горящих глаз с женщины напротив - Когда я отсюда выйду?

Миллисента Багнолд: Выдержала долгую паузу, откровенно наслаждаясь униженным положением полезной женщины. - Когда Люциус подаст мне твое имя в списке тех, кого нужно амнистировать, Беллатрикс. Надеюсь, у вас с ним были хорошие отношения? Носик друг другу вытирали, в гости ходили? Откровенно глумится. - Ладно. Хватит лирики. Честного слова Люциуса Малфоя мне явно недостаточно для того, чтобы быть уверенной в вашей верности. Поэтому не будем надеяться на честное слово. Будем рассчитывать на это. Начертила в воздухе замысловатую руну, представляя себе, как горло женщины сдавливает раскаленная железная перчатка. Как эту перчатку можно надеть на руку, как чудесно можно ею управлять... Чуть-чуть сжала пальцы, сдавив горло Беллатрикс невидимой хваткой. Отпустила. Произнесла с явным самодовольством: - Древняя магия. Очень мощная. Стоила мне не одного дня в архивах Визенгамота. Помедлила еще немного, склонив голову набок и словно любуясь делом рук своих. - Ну а теперь можно и на свободу... с чистой совестью. Помни, каждую неделю ты будешь передавать мне сведения через бармена в Кабаньей Голове. И потрудишься сделать так, чтобы этого никто не заметил. Ни авроры, ни твои старые добрые друзья. Первая же смерть маггла, первое же увечье магу без моей санкции - и ты снова здесь. В лучшем случае. Прикоснулась ладонью к стене. - Сможешь выйти через десять минут. Куда идти - сама догадаешься. Спокойно вышла, чтобы аппарировать сразу от входа.

Беллатрикс Лестрендж: Коротко кивнула в ответ, не обращая внимания ни на тон собеседницы ни на откровенное наслаждение той своим положением, только глядя на дверь камеры, казавшуюся теперь досадным недоразумением. Судорожно растирая шею, не замечая, что от ногтей на коже остаются горящие красные полосы, также судорожно пытаясь склеить воедино все, что произошло за последние полчаса. Смутное ощущение, что она галлюцинирует постепенно уходило. Что задумала деятельная госпожа Министерша? Люциус подает списки на освобождение? Слежка за Люциусом же? Свобода? Какой-то карающий знак в придачу? Ничего, все ерунда - есть с чем сравнивать, так что главное выйти отсюда. - Главное - выйти отсюда убежденно повторила вслух



полная версия страницы