Форум » АЗКАБАН » Тюремный коридор » Ответить

Тюремный коридор

Азкабан:

Ответов - 71, стр: 1 2 3 4 5 All

Эллина Диггори: Никогда ещё не было настолько ужасно и страшно. От страха не могла пошевелить даже пальцем. Просто широко распахнутыми глазами смотря на этот кошмар. Даже дышать перестала на несколько секунд, ужасно захотелось убежать и спрятаться, где то вроде "под кроватью". Чувствует, что сама сейчас упадёт в обморок. Министр не была мертва - в ней просто не было ничего. Описать это было, трудно, ещё труднее - видеть. Неосознанно оперлась о стену и молчит. "Это слишком..."

Альбус Дамблдор: Появился на пути к коридору, уже на подступах к Азкабану успев понять, что ситуация гораздо критичнее, чем могло бы показаться изначально. Продвигаясь к смутно видневшимся силуэтам людей впереди, собирался уже разогнать дементоров прочь, но внезапно остановился, когда понял, что за сцена открывается впереди. Волшебную палочку убирать не стал. Уже зная почти наверняка, что сейчас увидит, произнес "Lumos!", привычным жестом сопроводив мгновенно возникший в сознании образ разгоревшейся свечи, что одолжила свой свет волшебнику. - Великий Мерлин... Замолчал. Подошел к детям, оставив все выяснения на "потом". Достал из кармана часы на цепочке, положил на пол рядом с юными пленниками, прикоснулся к часам палочкой. - Лили, Эллина, Морган. Говорить будем после. Сейчас все вы должны прикоснуться к часам. Вы окажетесь в общей гостиной Гриффиндора. Никуда не уходите оттуда. Я буду через несколько минут.

Дементор: Дементоры неслышно влетели в коридор двумя стройными шеренгами и остановились перед седобородым магом, девушкой и детьми. Не было похоже, что они намерены нападать. Фигуры в темных плащах, стояли в ряд и не двигались. Неожиданно, каждый второй дементор спустился ниже, а каждый первый поднялся выше. Затем все произошло наоброт, второй подлетел выше, другой ниже. Складывалось впечатление, что дементоры танцуют, синхронно выполняя незамысловатые движения. Приказы шли один за другим, почти без пауз. Часть "танцующих" дементоров отделилась, вылетев чуть вперед. Дементоры то изгибались, то выпрямлялись, летали друг за другом. Потом все как-то внезапно прекратилось. Стражи Азкабана замерли в тех позах, что находились и при некоторой доли фантазии, их фигуры походили на буквы: "Я вернулся, убирайтесь"

Морган фон Берн: Увидел Дамблдора, немного повеселел, а после его настояний, быстро прикоснулся к часам и оказался в гостиной Гриффиндора

Альбус Дамблдор: Пронаблюдал за представлением дементоров, отступив на шаг назад. Почему-то снова не стал вызывать Патронуса. - Вернулся... кто же ты? Заметил, что одна из девочек без сознания. - Алетэйя, держите их в области поражения, я должен помочь Лили. Мягко приподнял голову ребенка, направляя палочку для заклинания. Тихо произнес "Enervate!", представляя себе мягкий толчок - будто удар сердца, разгоняющий кровь, удар, которого так недоставало сейчас девочке. - Лили? Идти можешь?

Лили Гринвич: Альбус Дамблдор Профессор Дамблдор? Здравствуйте. Я что-то плохо помню... там была яма. Ах да, идти. Думаю, да. Осторожно поднялась. Профессор, а кто будет новым Министром? Это странно.

Альбус Дамблдор: Вздохнул. - Лили, мы поговорим обо всем этом потом, договорились? Сейчас вам нужно скорее выбраться отсюда. И никуда не уходите до моего появления в гостиной. Ждет, пока все дети покинут опасное место.

Лили Гринвич: Альбус Дамблдор Кивнула и пошла к часам. До встречи, Профессор. Оглянулась на дементоров и камеру, подняла глаза на девушку аврора и Директора. Улыбнулась. До встречи, Профессор. Коснулась часов, оставляя все здесь...кажется.

Эллина Диггори: Конечно, появление Дамблдора было сродни слову "спасены!". Но говорить что-либо не могла. Только молча кивала и смотрела на министра, которая казалось была жива, только тронулась умом. Дементоры неожиданно приблизились, целой "толпой". В страхе чуть ли не вжалась в стену, но они начали вытворять что-то совершенно невероятное...прочитала надпись, но решила больше не ждать и быстро дотронулась до часов. С меня и этого хватит...

Альбус Дамблдор: Удостоверился в том, что все дети - в безопасности. Не дождавшись никаких новых посланий от того, кто - или что - стоял за всем этим, представил себе несколько сменяющихся образов, защищенных, как и всегда, от любой попытки просмотреть их извне. Счастливые минуты. Далекие, но счастливые. Воздел палочку над головой, начертал в воздухе щит и произнес: - Expecto Patronum! Проследил за полупрозрачным, серебристым фениксом, отгоняющим дементоров прочь. Перевел взгляд на аврора. Взгляд, в котором читалось глубокое сочувствие - и ни грамма осуждения. - Я хотел бы сказать, что твоей вины в произошедшем нет. Но это будет ложью, и потому я скажу иначе: ты сделала все, что было в твоих силах в этот момент. Ты действовала храбро и самоотверженно. Мало кто способен устоять против целого войска дементоров в Азкабане, Алетэйя. Отправляйся домой. Поплачь и... постарайся отпустить этот день. Я позабочусь о Миллисенте. Поднял на руки сильную, властную женщину, чьи амбиции и безрассудство погубили ее саму. Пошел к выходу, чтобы через несколько минут оказаться в клинике Святого Мунго, где отныне сосуд, в котором помещалась душа Миллисенты Багнолд найдет свой последний приют.

Этерлик Вилберн: Остановился возле одной из дверей. Достал из рукава небольшой блокнот, в котором делал пометки, слушая несколько часов назад Престона, сверился. - Да, это здесь. Отпер замок и вопросительно посмотрел на Малфоя. - Я вам нужен?

Люциус Малфой: Отрицательно покачал головой. - Нет, Этерлик. Принесите пока вещи заключенного. Подождав, пока Комендант скроется за поворотом коридора, потянул массивную дверь на себя и переступил порог камеры. Кажется, перчатки придется выбросить.

Сыч: Пролетел по коридорам несколько раз туда-сюда и сел на одну из потолочных балок, усердно чистя перья.

Британия: Внутри не видно ни дементоров, ни другой охраны. Охранник у входа был единственным, кого мог увидеть сыч. Старые клетки, в которых раньше сидели азкабанские заключенные, в основном - пусты. Зато в дальнем конце коридора открывается проход еще в один коридор - свежеотремонтированный и светлый.

Сыч: Закончив с перьями, полетел на свет.



полная версия страницы