Форум » ГОСПИТАЛЬ СВЯТОГО МУНГО » Лаборатория доктора Кроуфорда » Ответить

Лаборатория доктора Кроуфорда

Лондон:

Ответов - 25, стр: 1 2 All

Люциус Малфой: Приблизился к двери, справедливо полагая, что колдомедика легче найти погруженным в науку, чем среди пациентов. Толкнул дверь. - Доброе утро, мистер Кроуфорд! Вошел в уже знакомую лабораторию, водрузил саквояж на стол, свободный от пробирок и прочей колдомедицинской атрибутики.

Харольд Кроуфорд: Был очень увлечен разглядыванием смеси в пробирке. И так не хотелось, чтобы кто-то мешал. Но кто-то помешал. Несколько истерично выдохнул. Повернулся на табуретке, желая послать гневный взгляд нежданному посетителю, нарушавшему своим появлением всю атмосферу тишины и уединения. - Какого Асклепия! Я же сказал... Но увидев, кто именно вошел - моментально поменял выражение лица, отложил пробирку в сторону и практически засиял. Встал, приветствуя гостя. - Мистер Малфой, как неожиданно-то! Рад вас видеть. Очень рад! Добрый день! Не желаете чего-нибудь перекусить? Жестом указал на бутылку кефира и несколько бутербродов, лежащих непозволительно близко к какой-то подозрительной миске с чем-то. Но, смутившись, потер руки, понимая, что с языка слетело что-то не то. Кинул заинтересованный взгляд на саквояж. Это он так - просто положил, или, все-таки - дело?

Люциус Малфой: Терпеливо дождался, пока будет узнан. Сдержанно улыбнулся. - Надеюсь, я не отрываю вас чего-то важного и очень срочного? Потому как... Глянул на бутерброды, жестом руки дал понять, что отказывается. Снова взглянул на колдомедика. - У меня к вам одно дело. Конфиденциальное и... несколько специфичное. Выдержал секундную паузу, открыл саквояж. Продолжил: - Один мой знакомый покинул этот бренный мир. Несколько неожиданно покинул. Я бы даже сказал неожиданно и весьма оригинальным способом. Здесь, - кивнул на саквояж, - то, что от него осталось. Отступил в сторону, предоставляя колдомедику возможность извлечь завернутую в ткань голову из сумки. - Проблема, собственно, в том, что этот знакомый при жизни был любителем розыгрышей. И мне бы очень не хотелось, чтобы его кончина также оказалась фикцией. Поэтому я здесь. Я бы хотел, чтобы вы на него взглянули и дали заключение... Задумался, как правильно сформулировать. - Заключение о том, что это. Настоящие останки или что-то иное. Должен предупредить: покойный был специалистом в трансфигурации.

Харольд Кроуфорд: Спешно отмахнулся, отправив неопределенный жест в сторону пробирки. - Нет-нет, мистер Малфой, ни в коем случае! Это все спокойно может подождать. Сделался абсолютно серьезным. - Да-да, я вас слушаю. Разумеется, о причине вашего визита не узнает ни одна душа. Навострил уши стремясь в подробностях вникнуть – что, собственно, от него требуется. В общих чертах понял. Слова «то, что от него осталось» послужили неким сигналом, побудившим снять с крючка резиновый фартук. Поменял защитные перчатки на новые, приблизился к саквояжу. - Так-так-так, интересненько… С педантичной аккуратностью извлек завернутый в ткань круглый, относительно твердый предмет, развернул. Заинтересованно посмотрел на…это. Улыбнулся. - Ваш приятель, право, сама оригинальность. Сapitis amputation у самого себя… Очень оригинально! Сейчас, минуточку. Подошел к другому своему рабочему столу, чтобы поменять очки на другие, с более сильными линзами. Снял те, что сейчас находились на нем, положил на стол. Развернувшись к благодетелю, тщательно протирая линзы, отрицательно покачал головой. - Мистер Малфой, прежде всего, еще даже не преступив к осмотру, я могу вам с полной уверенностью заявить – это не трансфигурация. Имею в виду, если вы подозреваете, что ваш приятель решил чью-то чужую голову замаскировать под свою. Это просто невозможно. Трансфигурация не применима к трупам. А ту – тем более – часть тела. Поэтому одно из двух – либо это качественный муляж, либо подлинник. Либо еще что-то… В общем, не волнуйтесь, разберемся. Могу вам пока что предложить посидеть. Жестом указал на единственное приличное кресло. Надел очки, вернулся к предмету исследования. И совершенно отстранился от окружающей его действительности, погружаясь в осмотр. Приподнял голову, принюхался. Есть ли соответствующий запах? Наличие трупных пятен? Видны ли уже признаки, свидетельствующие о начале процесса разложения? Развернул препарат, вгляделся в рану – раздроблены ли позвонки, четко ли видно, что ткани – разорваны? Много ли запекшейся крови? Попытался раздвинуть веки, чтобы определить свойственную замутненность взгляда. Также сделал попытку определить насколько препарат уже успел окостенеть – для этого попытался приоткрыть рот, аккуратно нажав с двух сторон на щеки.

Лондон: Кожа "головы" очень бледная, видны серо-бурые небольшие пятна неправильной формы. Запах гниения слабый, но сладковатые нотки уже ощущаются. Трупные пятна тоже есть. Обычного цвета свежего синяка, красно-синие. Перемещаются, если переворачивать голову. Позвонки раздроблены, ткани разорваны - все признаки многократных ударов по шее острым предметом вроде топора налицо. Запекшаяся кровь есть. Веки открыты, зрачок расширен до максимума. Слизистая оболочка глаз сухая и мутная на вид. Нижняя челюсть не двигается. Совсем.

Люциус Малфой: Молча выслушал колдомедика, прошел к креслу, сел, предоставляя специалисту возиться с объектом исследования самостоятельно. В конце концов, его интересовало только заключение. Повертел в руках задумчиво трость. Кэрроу? Кэрроу - предатель? Это, пожалуй, даже смешно. Максимум на что тот способен - это напиться и сболтнуть лишнее. И это, в общем-то, вполне могло бы объяснить неудачу Актеона с поимкой брата. Глянул на спину ученого. Снейп? Снейп единственый, кто физически мог бы быть не только предателем, но и шпионом. Человек, который так долго обманывал Дамблдора, может преуспеть и в обмане Темного Лорда. Весь вопрос в том - зачем? Не может быть Снейп так непроходимо глуп, чтобы рисковать всем и ... ради чего? Ради идиотов, швыряющих снежки в министра? Так называемое сопротивление без старика - жалкая песочница. Снейп просто не мог сделать ставку на них. Или... если, конечно, пофантазировать. Отчего зельевар так настаивал в свое время на выгораживании его перед Темным Лордом "как самого себя"? Возможно, есть за ним некая вина. Вина, о которой Он не знает, но... Несколько раз размеренно негромко стукнул рукоятью-змеей по подлокотнику. Но, возможно, мог остаться кто-то, некогда приближенный к Дамблдору, кто знает об этой вине. И теперь принуждает Снейпа к предательству. В конце концов - отдать им Гафта - не такое уж и преступление. Если расценивать записку, адресованную Малсиберу, как своего рода предупреждение. Предупреждение, которое никто просто не принял во внимание, хотя стоило бы.

Харольд Кроуфорд: Оставил пока препарат на столе, развернулся к гостю. - Мистер Малфой, скажите, я могу с этим предметом делать все, что угодно? Я думаю, потребуется извлечь фрагмент тканей, желательно использовать язык. Вы не против, если я достаточно активно поработаю скальпелем?

Люциус Малфой: Оторвался от своих размышлений, переключившись на вопрос колдомедика. Кивнул, мельком глянув на то, что осталось от Махпии. - Нет, не против. Только постарайтесь, чтобы он не утратил последних признаков внешнего сходства... - провел рукой перед лицом, - с самим собой.

Харольд Кроуфорд: Закивал. - Конечно, мистер Малфой, не волнуйтесь. Я всего лишь сделаю несколько небольших разрезов, чтобы открыть челюсть и иметь доступ к языку. Но сначала…гм…пожалуй, попробуем вот это… Протянул руку, доставая с полки пузырек с жидкостью. И чистую емкость. - Обычно мы используем данное зелье для выявления родства людей, но, в нашем случае важно – пойдет ли реакция вообще, в принципе. Зелье реагирует на ДНК и если это – муляж, то, скорее всего, жидкость не поменяет цвет. Отложил пока что пузырек в сторону, достал из пинала скальпель, занес его над препаратом и отрезал один волос. Положил исследуемый волос в Чашку Петри и вот теперь, аккуратно, капнул на волос зелья.

Лондон: Волос не изменил свой цвет и вообще ничего не произошло.

Харольд Кроуфорд: Стукнул себя по голове. Точно, что-то он сегодня рассеянный. Достал вторую Чашку Петри, чистую, а эту, с использованным материалом, отложил в сторону. Срезал два волоса с препарата, положил их в емкость. И снова капнул - сначала на один волос, затем - на другой.

Лондон: Снова ничего не произошло. Ни один волос не изменил свой цвет.

Харольд Кроуфорд: И снова ничего не получилось. В задумчивости отложил в сторону новые «отходы» и помял подбородок размышляя над тем, что же еще возможно сделать до того, как опустится совсем низко в глазах благодетеля, применив гистологический метод. Чуть слышно принялся рассуждать: - Так-так-так… если это настоящая голова: возможно, остаточная энергия окончательно покинула тело и из-за этого опыт не получился. А если это муляж…в этом случае в принципе ничего не должно было получиться. Тогда что же нам теперь делать… Вспомнил, что в самом начале отверг возможность трансфигурации руководствуясь тем, что к трупу трансфигурация не применима. Побранил себя за оплошность. Опрометчивый, поступок. Пожалуй, с этого опыта и надо было начинать. Тогда бы сразу удалось откинуть вариант с муляжом. Впрочем, есть возможность исправиться. Достал из пинала палочку. Сосредоточился, выгнал из головы все посторонние мысли. Неизвестный объект - назовем его … головомяч - относительно круглый и им можно играть в маггловский футбол, как и обычным мячом. Но мячом куда удобнее, потому что у него и форма лучше, и прыгучесть - тоже. Представил, как головомяч исчезает в огне, почти мгновенно сгорая. Каких-то несколько секунд и вот перед ним на столе уже лежит лишь горстка пепла. Но еще мгновение и мельчайшие частички пепла, словно ожившие, начинают притягиваться друг к другу. На месте, где недавно красовался уродливый головомяч, начинает «расти» перевернутая полая полусфера. Вот она приобретает максимальный диаметр и постепенно «сужается» кверху, становясь похожей на шар. Шар, в свою очередь, приобретая законченные очертания, оказывается упругим, накачанным мячом. Мяч обтянут первосортной коричневой кожей и прекрасно подойдет для игры в футбол. Теперь любому, кому захочется размяться после работы, не надо будет катать по пустырю этот неудобный и непрактичный головомяч - ведь теперь есть отличный футбольный мяч его собственного производства. - Verti Angustus! Дотронулся палочкой до несчастного головомяча.

Лондон: Ничего не получилось. Голова осталась отрубленной головой.

Сова: Влетела в кабинет, сделав круг под потолком, опустилась на плечо Люциуса Малфоя и протянула лапу с письмом. "Уважаемый мистер Малфой, согласно информации из Книги Душ, ваш сын Драко Малфой в этом году достигает одиннадцатилетия, и ему будет предоставлено место в школе магии и волшебства Хогвартс. Сову с согласием родителей или законных опекунов о зачислении ребенка в школу мы ждем до 1 февраля. С уважением, Алана Гардинг, завуч Хогвартса"

Сыч: Влетел следом за большой совой, сделал круг почета над головой Люциуса Малфоя и опустился на другое плечо, чуть задев его голову письмом. Вытянул лапку с письмом в конверте. "Уважаемый лорд Малфой, администрация Хогвартса просит принять решение о зачислении моей дочери в Хогвартс в ближайшие дни. Я не хочу, чтобы ее директором был Амикус Кэрроу. Скажите, пожалуйста, собирается ли попечительский совет сменить этого человека на посту главы школы и назначить туда кого-то, в чью школу не будет страшно отправлять детей? С надеждой на понимание, Эрик Кроуфер"

Люциус Малфой: Переключил внимание на влетевших птиц. Принял письмо у первой, прочел. - Возвращайся к своей хозяйке, - слегка подтолкнул птицу, вынуждая ее слезть с плеча. Не писать же, в самом деле, официальное письмо на бумаге колдомедика! Отвязал послание от лапы маленького почтальона. Улыбнулся. Как вы проницательны, мистер Эрик Кроуфер! Но… порадовать обеспокоенного родителя можно будет только через пару дней. Взглянул на письмо от завуча. Если они уже разослали сообщения всем… Молча прошел и взял со стола колдомедика перо и чистый лист пергамента. Не отвлекая ученого от работы, набросал письмо. -Я воспользуюсь вашей совой, мистер Кроуфорд, - произнес скорее утвердительно. И не дожидаясь реакции хозяина лаборатории извлек из клетки, стоявшей в углу, почтовую птицу. Привязал к лапе письмо, отпустил. - Северусу Снейпу, Хогвартс. «Дорогой Северус! Нам необходимо срочно увидеться сегодня. Жду тебя после обеда в Малфой-мэноре. И если вы еще не успели разослать сов всем родителям будущих первокурсников - повремените пару дней. Лорд Л.А.Малфой»

Харольд Кроуфорд: И опять ничего не получилось. От сюда вывод - что имеет дело действительно с настоящей головой? Вполне вероятно. Правда, чтобы это проверить…вот теперь действительно пришло время работать со скальпелем. И время – для маггловского метода, которым вполне владел. Не зря поддерживал связи с учеными-неволшебниками. Мало кто способен обмануть...микромир. Убрал пока что палочку обратно в пенал. Поправил перчатки, приготовил на препаровальном столике, все необходимое – жидкости, парафин, горелку, емкости. Снял с микротома чехол. И с микроскопа – тоже. Вернулся к препарату, подхватил скальпель. Сделал аккуратные разрезы в области крепления к скелету мышц, отвечающих за работу нижней челюсти. Теперь ничего не мешало проникнуть в рот и добраться до языка. Сделал срез в виде квадрата. Достаточный для того, чтобы без проблем приготовить препарат. Пинцетом подхватил квадратик и опустил его для фиксации в банку с формалином, с добавленным в жидкость ускорителем. После чего извлек препарат из жидкости и промыл водой. После чего последовательно опустил в разные концентрации спирта – по возрастающей. Затем нагрел парафин до нужной температуры и залил препарат. Дождавшись затвердения, поместил кубик на микротом и сделал срез необходимой ширины. Закрепил срез на предметном стекле. Затем обработал жидкостью для удаления парафина. Подержал препарат в спирте. Нанес необходимые красители и поместил на предметный столик микроскопа. Уперся глазом в окуляр, настроил нужный объектив, покрутил макрометрический винт - для налаживания четкости картинки. Вглядываясь, проговорил в голове – что должен увидеть. Препарат среза кончика языка должен показать свою индивидуальную картину – отличную от всех других тканей.

Лондон: На саггитальном разрезе видны несколько характерных типов сосочков - нитевидных и грибовидных, которые покрыты многослойным плоским частично ороговевающим эпителием, под ними располагается собственная пластинка языка, лежащая на поперечнополосатой мышечной ткани. При этом отсутствует подслизистая основа, в результате чего слизистая прочно сращена с мышцами, что является особенностью гистологического строения. Клеточная структура слегка нарушена, преимущественно нарушения касаются мышечной ткани (местами - нарушение исчерченности мышечных волокон).

Харольд Кроуфорд: Закончив изучение – отодвинулся от микроскопа. Снял очки и потер глаза, уставшие от напряженной работы. Протерев очки – вернул их на рабочее место. Повернулся к гостю. - Мистер Малфой, я могу сказать, что мы имеем дело с головой человека. Практически отсутствует вероятность, что это – муляж. Мое заключение: да, это останки человека, мистер Малфой. И, естественно, никаким трансфигурационным чарам данный предмет не подвергала. Но, скажу честно, я не могу пока что ответить на вопрос – тот ли это человек, в смерти которого вы хотели убедиться. Часто, заклинание или зелье, примененное на живом человеке спадает в момент его смерти. Тем более, если его организм потерял целостность. Правда, возможны манипуляции с трупом…впрочем, здесь необходимо детальное исследование, а не экспресс-анализ, который я сейчас провел. Здесь нужно время. Так что…могу вам предложить оставить препарат для исследования. Если есть такая возможность.

Люциус Малфой: Выслушал колдомедика, улыбнулся. Что ж, Снейп прошел первую проверку. - Не стоит. Меня вполне удовлетворяет такое заключение. Подошел к саквояжу, но сам брать голову в руки не стал. Задал "традиционный" вопрос, не предполагавший никакого интереса, кроме финансового: - Как ваша исследовательская работа, мистер Кроуфорд?

Харольд Кроуфорд: Несколько расстроившись - кивнул. Хотелось еще повозиться с препаратом, в спокойной обстановке, наедине....Но слова мистера Малфоя не обсуждаются. - Хорошо, мистер Малфой. Позвольте... Подошел к столику, аккуратно завернул голову обратно в ткань, вернул ее в саквояж. Стянул использованные перчатки, обработал руки дез.раствором. Поменял очки на свои обыкновенные и скромно улыбнулся - в ответ на вопрос. - Дела продвигаются, мистер Малфой. Правда, не так скоро, как хотелось бы... Ответил так, как и всегда. Вот в этот момент благодетель обычно ...подтверждал свой статус благодетеля.

Люциус Малфой: Проследил за тем, как голова Махпии переместилась в саквояж, закрыл его и убрал со стола. - Не так скоро? - понимающе улыбнулся. - Но это ведь можно исправить, не так ли? Шагнул к выходу. - Думаю, если вы пришлете мне совой ваши соображения на счет... возможных путей ускорения, проблема будет решена. Протянул ручку двери на себя. - Всего доброго, мистер Кроуфорд.

Харольд Кроуфорд: Улыбнулся. обожал этого человека! Такое понимание проблем науки... - Благодарю вас, мистер Малфой. Проводил гостя до двери. - Всего доброго. Не позволил себе вернуться к работе, пока мистер Малфой окончательно не скрылся за дверью и его шаги в коридоре не перестали доноситься до слуха. Только после того, как убедился, что благодетель - окончательно ушел - вернулся к своим обычным делам.

Сыч: Так и не дождавшись ответа на письмо, вылетел в открытое окно.



полная версия страницы