Форум » ГОСПИТАЛЬ СВЯТОГО МУНГО » Лаборатория доктора Кроуфорда » Ответить

Лаборатория доктора Кроуфорда

Лондон:

Ответов - 25, стр: 1 2 All

Люциус Малфой: Приблизился к двери, справедливо полагая, что колдомедика легче найти погруженным в науку, чем среди пациентов. Толкнул дверь. - Доброе утро, мистер Кроуфорд! Вошел в уже знакомую лабораторию, водрузил саквояж на стол, свободный от пробирок и прочей колдомедицинской атрибутики.

Харольд Кроуфорд: Был очень увлечен разглядыванием смеси в пробирке. И так не хотелось, чтобы кто-то мешал. Но кто-то помешал. Несколько истерично выдохнул. Повернулся на табуретке, желая послать гневный взгляд нежданному посетителю, нарушавшему своим появлением всю атмосферу тишины и уединения. - Какого Асклепия! Я же сказал... Но увидев, кто именно вошел - моментально поменял выражение лица, отложил пробирку в сторону и практически засиял. Встал, приветствуя гостя. - Мистер Малфой, как неожиданно-то! Рад вас видеть. Очень рад! Добрый день! Не желаете чего-нибудь перекусить? Жестом указал на бутылку кефира и несколько бутербродов, лежащих непозволительно близко к какой-то подозрительной миске с чем-то. Но, смутившись, потер руки, понимая, что с языка слетело что-то не то. Кинул заинтересованный взгляд на саквояж. Это он так - просто положил, или, все-таки - дело?

Люциус Малфой: Терпеливо дождался, пока будет узнан. Сдержанно улыбнулся. - Надеюсь, я не отрываю вас чего-то важного и очень срочного? Потому как... Глянул на бутерброды, жестом руки дал понять, что отказывается. Снова взглянул на колдомедика. - У меня к вам одно дело. Конфиденциальное и... несколько специфичное. Выдержал секундную паузу, открыл саквояж. Продолжил: - Один мой знакомый покинул этот бренный мир. Несколько неожиданно покинул. Я бы даже сказал неожиданно и весьма оригинальным способом. Здесь, - кивнул на саквояж, - то, что от него осталось. Отступил в сторону, предоставляя колдомедику возможность извлечь завернутую в ткань голову из сумки. - Проблема, собственно, в том, что этот знакомый при жизни был любителем розыгрышей. И мне бы очень не хотелось, чтобы его кончина также оказалась фикцией. Поэтому я здесь. Я бы хотел, чтобы вы на него взглянули и дали заключение... Задумался, как правильно сформулировать. - Заключение о том, что это. Настоящие останки или что-то иное. Должен предупредить: покойный был специалистом в трансфигурации.

Харольд Кроуфорд: Спешно отмахнулся, отправив неопределенный жест в сторону пробирки. - Нет-нет, мистер Малфой, ни в коем случае! Это все спокойно может подождать. Сделался абсолютно серьезным. - Да-да, я вас слушаю. Разумеется, о причине вашего визита не узнает ни одна душа. Навострил уши стремясь в подробностях вникнуть – что, собственно, от него требуется. В общих чертах понял. Слова «то, что от него осталось» послужили неким сигналом, побудившим снять с крючка резиновый фартук. Поменял защитные перчатки на новые, приблизился к саквояжу. - Так-так-так, интересненько… С педантичной аккуратностью извлек завернутый в ткань круглый, относительно твердый предмет, развернул. Заинтересованно посмотрел на…это. Улыбнулся. - Ваш приятель, право, сама оригинальность. Сapitis amputation у самого себя… Очень оригинально! Сейчас, минуточку. Подошел к другому своему рабочему столу, чтобы поменять очки на другие, с более сильными линзами. Снял те, что сейчас находились на нем, положил на стол. Развернувшись к благодетелю, тщательно протирая линзы, отрицательно покачал головой. - Мистер Малфой, прежде всего, еще даже не преступив к осмотру, я могу вам с полной уверенностью заявить – это не трансфигурация. Имею в виду, если вы подозреваете, что ваш приятель решил чью-то чужую голову замаскировать под свою. Это просто невозможно. Трансфигурация не применима к трупам. А ту – тем более – часть тела. Поэтому одно из двух – либо это качественный муляж, либо подлинник. Либо еще что-то… В общем, не волнуйтесь, разберемся. Могу вам пока что предложить посидеть. Жестом указал на единственное приличное кресло. Надел очки, вернулся к предмету исследования. И совершенно отстранился от окружающей его действительности, погружаясь в осмотр. Приподнял голову, принюхался. Есть ли соответствующий запах? Наличие трупных пятен? Видны ли уже признаки, свидетельствующие о начале процесса разложения? Развернул препарат, вгляделся в рану – раздроблены ли позвонки, четко ли видно, что ткани – разорваны? Много ли запекшейся крови? Попытался раздвинуть веки, чтобы определить свойственную замутненность взгляда. Также сделал попытку определить насколько препарат уже успел окостенеть – для этого попытался приоткрыть рот, аккуратно нажав с двух сторон на щеки.

Лондон: Кожа "головы" очень бледная, видны серо-бурые небольшие пятна неправильной формы. Запах гниения слабый, но сладковатые нотки уже ощущаются. Трупные пятна тоже есть. Обычного цвета свежего синяка, красно-синие. Перемещаются, если переворачивать голову. Позвонки раздроблены, ткани разорваны - все признаки многократных ударов по шее острым предметом вроде топора налицо. Запекшаяся кровь есть. Веки открыты, зрачок расширен до максимума. Слизистая оболочка глаз сухая и мутная на вид. Нижняя челюсть не двигается. Совсем.

Люциус Малфой: Молча выслушал колдомедика, прошел к креслу, сел, предоставляя специалисту возиться с объектом исследования самостоятельно. В конце концов, его интересовало только заключение. Повертел в руках задумчиво трость. Кэрроу? Кэрроу - предатель? Это, пожалуй, даже смешно. Максимум на что тот способен - это напиться и сболтнуть лишнее. И это, в общем-то, вполне могло бы объяснить неудачу Актеона с поимкой брата. Глянул на спину ученого. Снейп? Снейп единственый, кто физически мог бы быть не только предателем, но и шпионом. Человек, который так долго обманывал Дамблдора, может преуспеть и в обмане Темного Лорда. Весь вопрос в том - зачем? Не может быть Снейп так непроходимо глуп, чтобы рисковать всем и ... ради чего? Ради идиотов, швыряющих снежки в министра? Так называемое сопротивление без старика - жалкая песочница. Снейп просто не мог сделать ставку на них. Или... если, конечно, пофантазировать. Отчего зельевар так настаивал в свое время на выгораживании его перед Темным Лордом "как самого себя"? Возможно, есть за ним некая вина. Вина, о которой Он не знает, но... Несколько раз размеренно негромко стукнул рукоятью-змеей по подлокотнику. Но, возможно, мог остаться кто-то, некогда приближенный к Дамблдору, кто знает об этой вине. И теперь принуждает Снейпа к предательству. В конце концов - отдать им Гафта - не такое уж и преступление. Если расценивать записку, адресованную Малсиберу, как своего рода предупреждение. Предупреждение, которое никто просто не принял во внимание, хотя стоило бы.

Харольд Кроуфорд: Оставил пока препарат на столе, развернулся к гостю. - Мистер Малфой, скажите, я могу с этим предметом делать все, что угодно? Я думаю, потребуется извлечь фрагмент тканей, желательно использовать язык. Вы не против, если я достаточно активно поработаю скальпелем?

Люциус Малфой: Оторвался от своих размышлений, переключившись на вопрос колдомедика. Кивнул, мельком глянув на то, что осталось от Махпии. - Нет, не против. Только постарайтесь, чтобы он не утратил последних признаков внешнего сходства... - провел рукой перед лицом, - с самим собой.

Харольд Кроуфорд: Закивал. - Конечно, мистер Малфой, не волнуйтесь. Я всего лишь сделаю несколько небольших разрезов, чтобы открыть челюсть и иметь доступ к языку. Но сначала…гм…пожалуй, попробуем вот это… Протянул руку, доставая с полки пузырек с жидкостью. И чистую емкость. - Обычно мы используем данное зелье для выявления родства людей, но, в нашем случае важно – пойдет ли реакция вообще, в принципе. Зелье реагирует на ДНК и если это – муляж, то, скорее всего, жидкость не поменяет цвет. Отложил пока что пузырек в сторону, достал из пинала скальпель, занес его над препаратом и отрезал один волос. Положил исследуемый волос в Чашку Петри и вот теперь, аккуратно, капнул на волос зелья.

Лондон: Волос не изменил свой цвет и вообще ничего не произошло.

Харольд Кроуфорд: Стукнул себя по голове. Точно, что-то он сегодня рассеянный. Достал вторую Чашку Петри, чистую, а эту, с использованным материалом, отложил в сторону. Срезал два волоса с препарата, положил их в емкость. И снова капнул - сначала на один волос, затем - на другой.

Лондон: Снова ничего не произошло. Ни один волос не изменил свой цвет.

Харольд Кроуфорд: И снова ничего не получилось. В задумчивости отложил в сторону новые «отходы» и помял подбородок размышляя над тем, что же еще возможно сделать до того, как опустится совсем низко в глазах благодетеля, применив гистологический метод. Чуть слышно принялся рассуждать: - Так-так-так… если это настоящая голова: возможно, остаточная энергия окончательно покинула тело и из-за этого опыт не получился. А если это муляж…в этом случае в принципе ничего не должно было получиться. Тогда что же нам теперь делать… Вспомнил, что в самом начале отверг возможность трансфигурации руководствуясь тем, что к трупу трансфигурация не применима. Побранил себя за оплошность. Опрометчивый, поступок. Пожалуй, с этого опыта и надо было начинать. Тогда бы сразу удалось откинуть вариант с муляжом. Впрочем, есть возможность исправиться. Достал из пинала палочку. Сосредоточился, выгнал из головы все посторонние мысли. Неизвестный объект - назовем его … головомяч - относительно круглый и им можно играть в маггловский футбол, как и обычным мячом. Но мячом куда удобнее, потому что у него и форма лучше, и прыгучесть - тоже. Представил, как головомяч исчезает в огне, почти мгновенно сгорая. Каких-то несколько секунд и вот перед ним на столе уже лежит лишь горстка пепла. Но еще мгновение и мельчайшие частички пепла, словно ожившие, начинают притягиваться друг к другу. На месте, где недавно красовался уродливый головомяч, начинает «расти» перевернутая полая полусфера. Вот она приобретает максимальный диаметр и постепенно «сужается» кверху, становясь похожей на шар. Шар, в свою очередь, приобретая законченные очертания, оказывается упругим, накачанным мячом. Мяч обтянут первосортной коричневой кожей и прекрасно подойдет для игры в футбол. Теперь любому, кому захочется размяться после работы, не надо будет катать по пустырю этот неудобный и непрактичный головомяч - ведь теперь есть отличный футбольный мяч его собственного производства. - Verti Angustus! Дотронулся палочкой до несчастного головомяча.

Лондон: Ничего не получилось. Голова осталась отрубленной головой.

Сова: Влетела в кабинет, сделав круг под потолком, опустилась на плечо Люциуса Малфоя и протянула лапу с письмом. "Уважаемый мистер Малфой, согласно информации из Книги Душ, ваш сын Драко Малфой в этом году достигает одиннадцатилетия, и ему будет предоставлено место в школе магии и волшебства Хогвартс. Сову с согласием родителей или законных опекунов о зачислении ребенка в школу мы ждем до 1 февраля. С уважением, Алана Гардинг, завуч Хогвартса"



полная версия страницы