Форум » МИНИСТЕРСТВО МАГИИ - ВЕРХНИЕ УРОВНИ » Кабинет министра магии » Ответить

Кабинет министра магии

Хогсмид:

Ответов - 209, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Люциус Малфой: Понимающе посмотрел на друга. - Ах, вот оно что. Предложил: - Если тебе с ней слишком сложно, я могу подыскать тебе такую, как ты описал. Минимум проблем. Наставлять тебя на женитьбу, конечно, будет некому, но если это то, чего тебе хочется, почему бы и нет? Отметил отсутствие в пределе досягаемости стаканов или следов от стаканов и бутылок. - Почему сразу несчастной? Приличная девушка должна быть счастлива, если ты проявишь к ней серьезный интерес. К тому же, мне кажется, что ты ей не неприятен. Например вчера твоя мисс Брентон не появилась в гостях, куда был приглашен этот Двейн. Может быть, совпадение, а, может, и нет. Одобрил: - Прекрасная идея, друг мой! Будет тебе кто-нибудь. Довольно улыбнулся, чувствуя, что все движется в нужном направлении. - К слову, о девушках. И планах. Я так и не спросил у тебя - откуда у твоего племянника возникло столь внезапное и резкое желание связать себя обязательствами? В его-то семнадцать.

Актеон Малсибер: Бурный протест в ответ на предложение друга сбил с мысли прочистить свою трубку. Категорично заявил: - Нет. Слава всем славным представителям рода Малсиберов, я сейчас вполне властен не забивать свой дом пустой бежутерией. Немало удивился такой новости. Впрочем, быстро нашел логическое объяснение такому поведению. - Ну, все верно. Вчера же был благотворительный вечер. А нормальные, приличные девушки, не пропускают таких событий. К тому же, мисс Брентон, в действительности, очень трепнено относиться к благотворительным вечерам. Чуть заметно улыбнулся: - Это то немногое, что я смог о ней узнать, но, нем не менее, отсуствия безразличия к несчастным судьбам не может не вызывать уважение. Поправил, добавив в просьбу несколько унций дотошности: - Желательно, не кто-нибудь, а кто разбирается в этих делах на уровне, соответствующем статусу ученика. Отпил новую порцию чая, пояснил: - Он притаскивал эту девочку знакомиться со мной в свои лет тринадцать. и уже тогда утверждал, у него к ней чувствах. С усмешкой и несерьезностью в голосе констатировал: - Похоже, здесь замешана любовь. Вздохнул, все-таки, наконец, принявшись за прочищение трубки: - Дети нынче странные пошли. Может быть их так давит пленение? И невозможность в свои семнадцать посмотреть мир? Да, что там мир! Хотя бы, увидеть хоть что-то, помимо убежища террористов. Констатировал: - Спешат жить, полагаю. Заправил трубку табаком. - Эта девчонка еще тогда, будучи совсем маленькой смогла произвести не дурное впечатление. Так что... Почему бы и нет? Бросил на друга пристальный взгляд: - Или тебя что-то настойчиво смущает, дорогой друг, во всех этих выкрутасах племянника? Прикрыв глаза, принялся раскуривать трубку.

Люциус Малфой: Многозначительно улыбнулся вере друга в женскую увлеченность благотворительностью. - Можно, конечно, и так на это посмотреть, - не стал развивать мысль дальше, оставляя министра в его праведном заблуждении. Положил трость на колени. - У меня нет знакомых, которые бы не соответствовали уровню, Актеон. Отмахнулся. - Ну, какая еще любовь, друг мой? Ему семнадцать. Сегодня у него любовь всей жизни, а завтра он ее видеть не сможет, а послезавтра приведет тебе новую любовь. Скептически посмотрел на собеседника. - Вот именно, что пленение. Завтра его выпустят в мир, и он обнаружит, что хорошеньких девушек несметное число, а он уже связан обязательствами. И выйдет, что либо ты получишь скандал, либо он несчастную жизнь с надоевшей красавицей. Поинтересовался: - Ты не объяснил мальчику, что спешить жить можно... и не связывая себя обязательствами? Хогвартс, конечно, в осаде, но неужели там нельзя найти кого-то, для кого легкая интрижка не будет проблемой? Он же не в пансионе заперт, и не в монастыре. Чуть помедлил, а потом поделился: - Меня многое смущает. Последний раз я такое внезапное рвение наблюдал у Северуса. Чем это закончилось, мы знаем. Кстати, эта девушка твоего племянника пользуется особым расположением Северуса. Не хотелось бы, чтобы наш юный друг повторил выходку своего декана. Или привел к тебе в дом человека с не самыми лучшими намерениями. Ей ведь и палочку не потребуется доставать, она учится на Слизерине, так что материализует булыжник над твоей головой, и вот уже мы остались без министра.

Актеон Малсибер: Кивнул, как-то непонятно сверкнув глазами. - Прекрасно, Люциус. Надеюсь, я смогу проконсультироваться в самое ближайшее время? Напомнил, отклоняясь назад, позволяя, как всегда вовремя оказавшейся рядом миссис Уэйн заменить опустевшую чашку на новую, наполненную горячим чаем. И когда женщина скрылась за закрытой дверью, не удержался от комментария: - Такое ощущения, что моя секретарь умеет сканировать мысли. Еще ни разу. за все время нашей совместной работы, не было случая...она не давала мне повода, чтобы усомниться в ее компетентности. Задумчиво и многозначительно отпил чая, собираясь поведать Малфою о том, что такое любовь. Но дальнейшие доводы самого влиятельного человека Британии, после него самого, естественно, заставили не спешить с выкладыванием уже сформировавшегося в голове красноречивого текста. - Легкие интрижки - это хорошая вещь, но их следствием бывает вполне себе ощутимые неудобства для опекуна. Хвала родоначальнику рода Малсиберов, что мне пока что не приходилось выслушивать жалобы кого-нибудь из чистокровных представителей относительно вертлявости собственного подгулявшего племянника. Отодвинул чашку, раскурил трубку. - Особое расположение Сева? Это интересно. Уточнил, после небольшой паузы, потраченной на переваривание ароматной и греющей затяжки. - Ты что-то узнал такое, более важное, нежели безалаберность мальчишки и его просиживание на одном курсе по десятку лет?

Люциус Малфой: Улыбнулся благодушно. - Половина успеха любого дела состоит в том, чтобы окружить себя чуткими и незаменимыми помощниками. Стольких досадных мелочей удается избежать. Рад, что тебе нравятся твои люди. Новый учитель тебе тоже понравится, не сомневайся. Подтвердил кивком желание друга: - В самое ближайшее время. Провел ладонью по трости. - Ему следовало бы обратить свой взор на кого-то попроще. Чтобы без последствий. А еще лучше, конечно, ему было бы расширить свои горизонты в нашей компании. Мы бы помогли ему с новыми знакомствами с почасовыми обязательствами. Но - Хогвартс. Продолжил, возвращаясь к обсуждению девушки. - Знаешь, чем она заинтересовала Северуса? У меня есть предположение... даже скорее догадка, что мисс Граффад на самом деле должна носить другое имя. Мисс Элис Дамблдор. Выдержал паузу, наблюдая за реакцией министра. - И это очень многое может поменять. При чем поменять в обе стороны. И я не готов сейчас сказать, в какую именно. Возможно, нам понадобится этот брак. А, возможно, он будет крайне нежелательной катастрофой. Ставка довольно высока. Речь, в том числе, и о твоей жизни, друг мой. Поэтому спешить нам никак нельзя. Все нужно очень хорошо просчитать, прежде чем мы начнем эту игру и расставим все силки.

Актеон Малсибер: Выпустил несколько колец дыма. - Несомненно. Но, как ты верно заметил - Хогвартс. Не видя мальчишку годами, я не имею возможности выразить ему свое неудовольствие даже на тему такого пустяка, как не усердие в учебе. Куда уж там затронуть более глубокие пласты нормального воспитания. Усмехнулся, оставляя свой взгляд традиционно-холодным. Сделал новую глубокую затяжку. А вот выдохнуть... закашлял, пытаясь выбить из легких застрявшие облако дыма, которые, впрочем, явно чувствовало себя там, в легких, вполне уютно. Просипел: - Дамблдор? Ты сказал Элис Дамблдор? Ловким движением руки достал из дипломата бутылку огневиски, откупорил и сделал большой и внушительный глоток. Точнее серию глотков. отставил бутылку, чувствуя, что способность - мыслить к нему вернулась. Коротко кинул: - Да, спешить тут нельзя. Вернул своему лицу непринужденность: - Ведь ты теперь опекун? Такое сокровище - под твоей личной зашитой и покровительством. Так что я просто не имею право дать свое согласие, пока племянник не заручится твоим одобрением. Вздохнул, выражая в этом вздохе всю свою министерскую заботу о незамужних девицах. С усмешкой отпил чая. - Кому как ни тебе, законному опекуну, всем сердцем радеющему о благополучии подопечной знать, когда настанет то самое время... и кто именно, в полной мере, сможет составить ее счастье.

Люциус Малфой: Отметил задумчиво: - Мне остается только радоваться, что сам когда-то настоял на том, чтобы Драко поступил не в Хогвартс. Дождался пока друг сначала откашляется, а потом запьет новость огневиски. - Да, - подтвердил. - Кто бы мог подумать, что у старика в его годы может выйти дочь? - усмехнулся. Уточнил: - У меня есть чуть меньше года. Потом ей исполнится семнадцать, и она сама будет вольна определять свою судьбу. Но. Обозначил большую паузу, не продолжая начатое. - Личным одобрением, - прибавил. - Я бы поговорил с ним. Для начала. А там... Вздохнул и улыбнулся. - Год истечет, прелестная девушка повзрослеет, я пойму, нужна ли она нам. Или не пойму. Задержал взгляд на рукояти трости. - Иногда кажется, что время нас ограничивает. Поднялся, прошелся к окну. - Но если поменять угол обзора, то можно переиграть даже время. Кто знает, какие тяжелые испытания способно вынести хрупкое женское сознание в захваченном террористами замкнутом мирке? И где та грань, за которой теряется способность нести ответственность за свое будущее? Не такой уж и плохой удел для сироты без крова, денег и родни, не находишь? Да и мне не будет сложно позаботиться о бедняжке еще годик. Или два. Или три.

Актеон Малсибер: Ухватился за важное: - Вот, Люциус. В его-то возрасте... А ты все: жениться, жениться. Закончил мысль многозначительно, но, впрочем, не категорично: - Можно дождаться, когда Вилли отправиться за Завесу, за это время отпустить бороду, и без всяких сопутствующих проблем осуществить задуманное. Подтвердил: - Конечно, личным. Не одному же мне страдать, выдумывая аргументы для выискивания благосклонности одного из самых мрачных людей Британии. Пускай и мальчишка получит урок, что в жизни не все так просто, даже когда твой дядя - Министр. Глубокомысленным кивком подтвердил вышесказанное. И теперь на законных основаниях прикрыл глаза, втягивая в себя дым: не вертеть же головой вслед за перемещениями Малфоя. Мысленно просмаковал выражения "поменять угол обзора". " где та грань, за которой теряется способность нести ответственность за свое будущее" и "хрупкое сознание в захваченном террористами замкнутом мирке" , отметил, что, непременно, нужно будет использовать их в какой-нибудь из своих речей. Открыл глаза, отложил трубку. - Ты прав, мог друг. Едва заметно и холодно усмехнулся: - Твоя забота об обездоленных заслуживает искреннего восхищения. Повернул голову: - Ободришь социальный проект по строительству домов - общежитий для магглороженных детей-сирот, входящих в совершеннолетие?

Люциус Малфой: С улыбкой развел руками. - За дворовых псов никогда не приходится переживать, друг мой. Их природа наделила живучестью и плодовитостью. В компенсацию за убогую наследственность. Усмехнулся, ободряя друга: - Мы с тобой и не такие дела проворачивали! У тебя, - выделил голосом, - проблем не будет. Разве что с выбором свадебного костюма. Задумчиво и неспешно коснулся рукоятью трости спинки кресла, в котором сидел недавно. - Не сомневался, что ты оценишь. Социальный проект? - вопросительно посмотрел на министра. - Хорошая идея. И мисс Брентон, уверен, понравится. Может, ты даже мог бы включить ее в рабочую группу. По рекомендации миссис Спарроу. Наверняка, в ее милой светлой головке найдется парочка дельных идей.

Актеон Малсибер: Мысль о том, что весьма удачно избавился от необходимости решать не свои проблемы, несомненно, сейчас радовала. Но вот уверенный тон друга действовал не вполне ободряюще. Развел руками: - До свадебного костюма еще слишком далеко. Улыбнулся довольно: - О, уверен, мисс Брентон будет весьма дельным помощником. Ее любовь к детям безгранична. Придвинул к себе лист пергамента и чернильницу. - И, может быть, активное участие в общественных делах на совершенно новом уровне, и столь высокое доверие к ее умственным качествам побудит мисс Брентон осознать, какие большие возможности могут перед ней открыться.

Люциус Малфой: С улыбкой наблюдал за министром. Прибавил в конце: - Что-то подсказывает мне, друг мой, что мисс Брентон довольно близка к этому осознанию. Но, да, безусловно, помочь ей сделать последний шаг на пути к осознанию стоит. Двинулся к двери. - Приятно оставлять тебя в таком настроении. Сразу видно, что день будет крайне плодотворным. Жаль, не могу остаться дольше. Театрально вздохнул. - У меня есть несколько часов, чтобы изменить Цисси с Британией, а потом весь вечер для глубокого раскаяния, - закончил несерьезно. - Не забудь, что в субботу мы ждем тебя к ужину, - напомнил уже вполне обычным тоном. Оставил министра с его новыми и старыми заботами, отправившись на верхние этажи здания.

Беллинус: Попетлял по этажам и коридорам огромного здания, пока, наконец, не влетел в приемную. Уселся на шкаф, ухнул, привлекая внимание женщины. А потом и влетел в кабинет через приоткрытую человеком дверь. Сел на стол, протянул адресату конверт с письмом и, не дожидаясь ответа, сразу направился в обратный путь.

Актеон Малсибер: Сегодняшний день не предвещал ничего хорошего. Готовился самый масштабный Рождественский бал за последние годы. Не пил уже десять дней. Что может быть хуже? А хуже может быть разве только то, что тянуть дальше было нельзя. Сегодня вечером запланировано яркое шоу, главным действующим лицом которого, непременно, должен будет стать Министр. Отшвырнул в сторону папку с бумагами и застывшим, сосредоточенным взглядом пронзил прилетевшую птицу цвета «свадебного платья невесты». С огромным удовольствием послал бы в сову Аваду, но та слишком быстро улетела, не предоставив ему такого счастья. Ну что ж… Распечатал письмо. Прочитал. Кинул скомканный листок в камин. Встал, подошел к окну, заложил руки за спину. Не ходить? Нет. Придется идти. Никто не тянул за язык, когда сорвалась шутка «а не наведаться ли мне к дорогому тестю». Конечно, он был пьян. Но это не остановило дорогого друга. Уже на следующей день, после столь глупого разговора, пошли приготовления к балу. Придется отвечать за свои слова. Скрипнул зубами, закидывая в дипломат свои вещи. Надел пальто. Еще пару недель назад мисс Брентон казалась премилым существом. Она была украшением каждого приема. Сейчас же…когда, наконец, почувствовал себя на пороге принятия решения, эта девушка перестала быть миленькой. Двинулся к выходу из кабинета. Его единственная надежда – отказ старого Брентона. Надежда на благоразумие старика и на любовь оного к своей дочери. Нет, естественно, будь он сам отцом этой девушки – не за что не согласился бы выдать свою дочь за такого, как он. Эта мысль грела. Приятно было представить лицо удивленного Малфоя, когда он скажет: дорогой друг, я пытался, но не судьба. Даже усмехнулся от этой мысли. Непременно, все будет именно так. - Я ушел. Проинформировал секретаршу уже чувствуя, что его настроение немного улучшилось. Покинул приемную, вышел в коридор.

Актеон Малсибер: Вернулся в Министрество. Необходимо издать указ от объявлении кануна Рождества траурным днем Магической Британии. Пусть каждый год вся общественность скорбит о глупости министра и ему сочувствует. - Я пришел, - оповестил секретаршу, проходя мимо ее рабочего места. Забрал корреспонденцию, объявил: - Я занят, никого ко мне не пускать. Получил уверительные кивки, зашел в кабинет и запер за собой дверь. Кинул на край стола конверты, уселся в кресло. Раскурил свою трубку. Прикрыл глаза. Вот и свершилось… обзавелся странной родней, невестой и кучей проблем. Сделал глубокую и основательную затяжку. Медленно выпустил набравшееся наружу. Еще около десяти часов до бала. И еще более двадцати до того. Как он сможет по-человечески отдохнуть и заглушить свое недовольство жизнью крепким алкоголем. Как долго… Открыл глаза, пододвинул к себе чернильницу с пером и бумагу. Необходимо было в кратчайшие сроки напрячь ювелира. По идее, все сегодняшнее он должен был сделать как минимум, неделю назад. Но … он верит в мистера Абрамсона. У него нет вариантов, кроме: сделать заказ и получить щедрое вознаграждение, или не сделать и получить срок в Азкабане за государственную измену и еще ряд проблемок... Был уверен, что первое для старого еврея куда более предпочтительнее. Хотя второе сейчас для него самого было бы приятнее. Отомстить кому-нибудь, все равно – кому хотелось очень. Зажал трубку в зубах. Достаточно быстро написал письмо: « Мистер Абрамсон! За час до ежегодного Рождественского бала жду от вас колье для своей невесты. Оно должно быть достойным будущей первой леди. Искренне убежден в вашем профессионализме. Вы понимаете, что это дело государственной важности. P.S. Я уверен, что несколько запутанная история, касаемся прошлого вашей жены а также некоторых махинаций с заказами клиентов – сущая нелепица. Но это не точно. Министр Магии, Актеон Малсибер." Поставил печать и свою подпись, как и положено на важных бланках, связанных с государственными делами. Отложил трубку в сторону. Запечатал письмо в фирменным министерский конверт. Вернул свое внимание трубке. Откинулся в кресло, обдумывая текст еще одного необходимого письма. Люциус. Вот кого сейчас убить хотелось больше всего. Но это только мечты. Довольствоваться, при благоприятном раскладе придется, максимум, старым больным евреем. С тоской глянул на дверцу шкафчика, прячущую за собой его замечательный, великолепный, любимый мини-бар. Да, однозначно. Знает, как отомстить Малфою. Он выпьет у него завтра все запасы вина, Мерлиновских времен выдержки. Пододвинулся с столу, докурив содержимое трубки. Занес перо для нового письма: «Дорогой друг. Искренне тебе признателен за то, что получил в будущие тести самого приветливого, гостеприимного и внимательного джентльмена Магической Британии. Его Поместье, во истину, впечатляет своей изысканностью и красками, а двор – представляет собой самый замечательный пример лучших вкусовых особенностей аристократов современности. Из всех прочих талантов мистера Брентона, таких как любезность и почтительность, больше всех выделяется умение произвести впечатление доброжелательности и скромности. Полагаю, что и его дочь, моя дражайшая невеста, обладает столь же изысканным вкусом и благоприятными чертами характера, как и положено любой благовоспитанной девице – перенимать черты характера и воспитания своих родителей. Все это, непременно, украсит мою будущую жизнь, принесет в мою жизнь много мгновения приятного общения с новыми родственниками. Ведь всего этого столь сильно мне не хватало. Кроме всего прочего, спешу тебя обрадовать, что мистер Брентон проявил крайнюю степень тактичности и жизненного опыта, подкорректировав мое предложение устроить свадьбу через месяц, приплюсовав к обозначенному мною еще месяц довеском. Я искренне признателен ему за столь осмотрительную поправку, ибо скудость моего ума и отсутствие житейского опыта, несомненно, привела бы нас в опрометчивому и осуждаемому поступку. Я благодарен Мерлину за то, что столь мудрый человек и советчик появился в моей жизни. Не представляю, как я жил до сегодняшнего утра без всего этого? В моей памяти навсегда останется высшая степень признательности к тебе, мой дорогой друг, за столь успешное…самое успешное предприятие в моей жизни! Сегодня вечером, на балу, все гости и почтенные люди Магической Британии разделят с нами мое непомерное счастье. Не знаю, право, чем я и заслужил столь огромнейший подарок судьбы и благосклонность Салазара. С нетерпением жду нашей встречи, дабы выразить тебе весь нескончаемый поток счастья от происшедшего. Твой друг, Актеон Малсибер.» С нескрываемым раздражением запечатал письмо. Поднялся, вышел из кабинета, отдал письма секретарше: - Мисс Уэйн, отправьте мистеру Густаву Абрамсону и Люциусу Малфою. Добавил: - Срочно. Спасибо. Чуть улыбнулся: - Сделайте мне, пожалуйста, чая. Вернулся в свой кабинет, дождался заказанного, приступил теперь уже, непосредственно, к своей работе.



полная версия страницы