Форум » МИНИСТЕРСТВО МАГИИ - ВЕРХНИЕ УРОВНИ » Кабинет министра магии » Ответить

Кабинет министра магии

Хогсмид:

Ответов - 209, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Актеон Малсибер: Подписал документ, закрыл папку. Отстранившись, дождался, пока Люциус ее заберет. Краем глаза заметил часть столь долго искомого им предмета – тот, оказывается, прятался совсем близко, под грудой писем. Выудил трубку на свободу, с непроницаемым лицом ее раскурил, пока Малфой извергал столь душещепательные слова о заботе об приличных семьях. Дождался, пока тот закончит говорить, и, справившись, наконец, со своим занятием – полной грудью вдохнул и, медленно выдохнул, пуская вверх колечки дыма. Прищурившись, улыбнулся. - Конечно, Люциус, есть определенные границы, которые не стоит переступать… Например, нехорошо так вероломно пользоваться моим полным доверием к тебе. И распространять от моего имени всякие нелепицы… Пристально и несколько выжидающе вгляделся в лицо Малфоя.

Люциус Малфой: Внимательно взглянул на Малсибера, который, видимо, слишком увлекся предвыборным заигрыванием с грязнокровками. Может, стоило все же Руквуда доставать из Азкабана и садить в это кресло? Негромко переспросил: - Ты обвиняешь меня в вероломстве? Лениво погладил голову змеи на рукояти трости. - Что ты имеешь в виду, Актеон?

Актеон Малсибер: Вдохнул и выпустил из себя новую струю дыма, прикрыв глаза от заглотившей его волны удовольствия. Поднял веки, когда собеседник закончил задавать свои два вопроса, крайне исчерпывающие по своему содержанию. Утонул в своем кресле. Ухмыльнулся. - Ты безупречен, друг. Ты прекрасный советник, великолепно знающий свое дело. Но твоя ненависть к моему сыну… Она тебя портит, Люциус. Замолчал, делая новую затяжку. Затем, выдохнув, несколько напряженным тоном продолжил: - Я получил письмо от сына, в котором он жаловался на избиение со стороны нового директора. Я, естественно, отправился разбираться. И какие я услышал объяснения от Кэрроу, как ты думаешь?

Люциус Малфой: Укоризненно посмотрел на министра. - Я не стану тебе в сотый раз говорить , что он такой же «твой» сын, как и мой, Поттера и Салазара Слизерина. Он - вещь, Актеон, давай назвать все своими именами. Предмет, который мы использовали для нашего дела. Он сослужил свою службу, а теперь… Теперь самое правильное было бы от него попросту избавиться. И если бы не пожелание Темного Лорда, я бы давно это уже сделал. Но твоя… привязанность, - выделил слово интонацией, - к этому мальчишке… Осуждающе покачал головой. - Актеон, твой так называемый сын в скором времени окончит Хогвартс и тебе придется явить его миру. Общество просто не поймет, почему ты скрываешь от них мальчишку. Ты, надеюсь, помнишь, какими чудесными манерами обладает этот уродец? Ты «нашел» его почти полгода назад. Что ты сделал для его воспитания за это время, Актеон? Ничего, полагаю. В результате он бросается на Кэрроу и ведет себя, как последний маггл. Мальчишка к своей полной неотесанности приобрел еще и неподобающую его статусу и положению заносчивость. И вот «это» ты намерен демонстрировать приличным магам? Пожал плечами. - Да, я сказал Амикусу быть построже с мальчишкой и приучить его хотя бы к элементарной дисциплине и порядку, раз у его «отца» нет на это времени. Я мог бы сделать это и от своего имени, но тогда мне пришлось бы разрушить иллюзию вашей семейной идиллии и объяснить Амикусу, почему я имею право участвовать в судьбе этого бастарда. А я не уверен, что правильно посвящать кого бы то ни было в это дело. Сейчас, по крайней мере.

Актеон Малсибер: Сто раз пожалел, что задел эту тему. Словесный поток Люциуса подпортил то замечательное состояние расслабленности, которого вот только-только успел добиться. Невольно про себя подумал: «почему Малфой не разговаривает теми замечательными короткими предложениями, которыми мгновением ранее задавал вопросы? Это же так удобно…чтобы с ним спорить» А сейчас…нарвался на извержение красноречия и слова, не согласиться с которыми будет крайне сложно. Истину ведь вещает… Задумался. И вот что на это все отвечать? Признать правоту? Не хотелось. По крайней мере, сейчас. Был настроен еще хоть немного по доставать Малфоя. Речь Люциуса закончилось. Не сразу нашел, что ответить. Но отвечать было нужно. Попытался продолжить разговор выбранным ранее тоном. - Пока мальчишка является моим сыном, Люциус, ни один тип – будь то последний маггл или же…директор Хогвартса не имеет права даже дотрагиваться до него пальцем. Сделал многозначительную паузу. - И, я никогда не поверю, чтобы он на кого-то кидался первый. Когда я его нашел, я увидел в нем скромного и запуганного паренька, терзаемого своей мамашей – алкоголичкой. Замолчал, позволил себе возмутиться и, поймав интонацию возмущения, продолжил. - Да даже если и Джон первым начал. Все равно. Он – сын Министра! Он должен это чувствовать. Когда он поймает и осознает это ощущение, можно будет заняться его воспитанием. Не сомневайся, я найму ему лучших учителей, которые научать мальчишку достойно вести себя в обществе. Перешел на более миролюбивый тон. - И вообще, нашел кому поручить заняться его воспитанием. Амикус… Да даже из всех бывших и нынешних заключенных - это один из самых…как бы сказать помягче…ожесточенных людей. Так что не правильно ты сделал. В корне неправильно. Вспомнил, что Джон, кажется, что-то говорил про жалобу. Заговорил еще более миролюбиво, но, все же, еще достаточно твердо. - И вот еще что. Парень собирался написать в Попечительский совет. У меня будет личная просьба: не оставь ее без внимания и прими самые радикальные меры. Подумай о том, что скажут Британии, если узнают об этом инциденте... "министр...что же это за министр такой, который даже не может постоять за свою семью?" Нам же не нужны такие разговоры, верно? Натянуто улыбнулся, надеясь, что, наконец, достучится до Малфоя.

Люциус Малфой: Холодно отозвался: - Хорошо, Актеон. Раз ты хочешь так... Завтра вся Британия узнает о его истинном происхождении. А мальчишка о том, кто на самом деле расправился с воспитавшей его магглой. Преподаватель из школы, проводившая экспертизу, отправится под суд, равно как и тот, кто выдавал тебе остальные документы. Впрочем, тебе лучше позаботиться, чтобы этот человек заранее покинул страну. МакНейр заберет своего ... родственничка, если пожелает, конечно. Выразительно посмотрел на Малсибера. - Видимо, настало время радикально решить эту проблему, раз она стала доставлять столько хлопот.

Актеон Малсибер: На автоматизме скрестил руки на груди. С неким недоумением посмотрел на Малфоя. - Ого, вот ты как? Вот ты как относишься к тому небольшому одолжению, о котором я тебя попросил? Что ж...не советую, Люциус. У меня тоже есть что рассказать Магической Британии. На случай, если ты принял решение меня подставить. Практически захлебнулся в собственном негодовании. - Да, друг...вот они какие дела...чуть не по твоему и ты уже готов перечеркнуть мою жизнь и отправить к дементорам и меня и то, что я пытался выстроить месяцами, ища способ вырастить себе достойного наследника?

Люциус Малфой: Недоуменно посмотрел на министра. - Подставить? Тебя, мой друг? Если бы я хотел тебе зла, Актеон, я бы не бился столько над тем, чтобы ты вышел из Азкабана. И не прикладывал бы усилия к тому, чтобы ты стал Министром. Более того, я бы сейчас вообще ничего тебе не говорил, а просто пошел бы и сделал все у тебя за спиной. Я не сидел в Азкабане, меня не преследовали авроры, я жил тихой жизнью респектабельного человека, зачем, по-твоему мне потребовалось влезать во все это? И право же теперь слышать от тебя такие обвинения... Изобразил обиженное выражение лица. - Я подам эту информацию так, что твоя честь не будет задета. Мы обвиним во всем сторонников Поттера, не гнушающихся использовать в своих интересах даже спекуляцию на отцовских чувствах. Британия будет сопереживать тебе и рыдать над "Пророком". Впрочем, если ты по-прежнему хочешь считать меня своим недругом... Не договорил и поднялся с видом оскорбленной добродетели.

Актеон Малсибер: Ощутил что-то типа угрызений…совести? Удивился сам себе: не знал, что Пожиратель смерти способен такое чувствовать. Встал с кресла, подошел к незаслуженно обиженному Малфой, чтобы остановить его. - Ладно… я погорячился. Ты мне друг, и я знаю это. Давай не будем враждовать из-за ситуации, которую мы, увы, видим по-разному? Примирительно улыбнулся. Принялся объяснять: - Наши позиции еще не так крепки, как нам бы хотелось. И с этим ты не можешь не согласиться. Половина Магической Британии – да, за нас. И мы все делаем, чтобы эта половина не разочаровалась в своем выборе. Но остается же другая… Мы должны кинуть и ей какую-то кость…Сыграть хотя бы на ее магглолюбии. Чем сомнительней у Министра сын, тем больше сочувствия Министр вызывает к себе у такого контингента. И пожертвовать традициями моего рода... Неужели эта жертва не стоит возможного благополучия нашей страны?

Люциус Малфой: Отрицательно покачал головой, но произнес уже вполне миролюбиво: - Ты ведь помнишь, что было на последнем собрании, Актеон? Время заигрываний окончено. Я готовлю приказы на освобождение наших из Азкабана. Ты подписал закон о запрете мезальянсов. Нас больше не интересуют симпатии грязнокровок и предателей, нам нужна стопроцентная поддержка чистокровных семей. Полная поддержка. А они все еще недоумевают после выборов по поводу твоих отношений с братом и прочих заявлений в прессе. Пришло время отмежеваться от всего этого и играть, наконец, в нашу игру и по нашим правилам. Поэтому для мальчишки есть только два варианта - либо он исчезает, либо ты полностью подчиняешь его себе, ломаешь, если потребуется, но вести себя как маггл, воспитанный в притоне, он не должен. И времени у тебя очень мало, Актеон. А приличное поведение основывается, в первую очередь, на дисциплине и уважении. Он считает себя сыном Министра, так он должен понимать, что это непростой долг - высоко нести твое имя, а не кричать на каждом углу, кто его отец. Это ответственность, Актеон - ежеминутно и ежечасно быть на высоте. Если из-за его выходок мы потеряем благосклонность чистокровных магических семей... На самом деле, правильно было бы также попросить и Северуса поучаствовать в его воспитании - как никак он его декан. А что касается Амикуса, то, может, он и не самый обходительный человек, но он чистокровный маг, он Пожиратель и мальчишка должен подчиняться ему. Коснулся руки Малсибера чуть повыше локтя, слегка сжал. - Или забирай его из Хогвартса вообще. Теперь у тебя есть куда его привести и, надеюсь, ты найдешь время очень предметно позаниматься его воспитанием. И... Улыбнулся. - Тебе необходимо все же жениться.

Актеон Малсибер: Хотел было удивиться – когда это он успел подписать закон о запрете…того, что означало это странное, непонятное слово, но благоразумно промолчал: лучше запомнить и посмотреть в справочнике, нежели сейчас позориться. Слова об ужесточении политического курса, право, обрадовали. Задумчиво покрутил трубку в руках. - Меня тяготит вынужденное общение с братом. И еще больше необходимость пересекаться с его магглой-женой. Вздохнул. Доверительно понизил тон. - От них бы я с удовольствием избавился. И, раз уж мы начинаем раскрывать карты…Может быть , ты мне подскажешь , как в этой ситуации…лучше поступить? С неподдельным интересом выслушал все размышления Малфоя, касающиеся Джона. Не представлял себя воспитателем парня – подростка. Не имел подобного опыта и от этого…терялся. - Ты считаешь, что есть смысл написать Северусу письмо, в котором изложить свою просьбу? Это хорошее решение проблемы. Потому что я пока что не уверен, что являюсь для мальчишки авторитетом. Но за парня надо держаться…потому что…Именно поэтому! Скривился. - Люциус, опять ты об этом. Давай не будем? Ты же знаешь, что жених из меня – никакой. Тебе не жалко бедную девушку, которой, по воле рока, придется закинуть в дальний ящик всякие мечты о семейном счастье? Тебе не жалко меня, в конце концом? Нести такую обузу...

Люциус Малфой: На этот раз посмотрел на министра с явным одобрением. - Конечно, пора избавляться от них. Несчастный случай, с котором погибнет вся семья - прекрасный выход, я думаю. Внимательно посмотрел на Малсибера и участливо прибавил: - Если тебе неудобно делать это самому, я могу найти людей для этого деликатного дела. Но если ты хочешь ... Нет, одному, в любом случае, не стоит... Замолчал, ощутив... вызов? Не похоже. Продолжая говорить, принялся расстегивать запонки на рукаве рубашки. - Да, Северусу, полагаю, стоит ... - справился с запонками. - Он ведь, - подтянул рукав сюртука и рубашки, - все-таки его декан, видит его чаще и может не только повлиять... - озадаченно взглянул на предплечье, опустил рукав. - Но и посоветовать тебе, как лучше справиться с мальчишкой. Улыбнулся. - Жена, друг мой, это не обуза. И потом, ты ведь понимаешь, что разговор о продолжении рода Малсиберов с тобой может завести и Он. И нехорошо выйдет, если кто-то еще догадается, что Доу - это фикция. К тому же, Он может и сам подобрать тебе кандидатуру. Многозначительно помолчал, полагая, что Малсибер не захочет жены в духе Беллатрикс. - Подумай над этим, Актеон.

Актеон Малсибер: Зловеще оскалился, услышал слова поддержки. И дельные предложения по столь волнующему его вопросу. Задумчиво сдвинул брови, размышляя о деле. - Думаю, мне не стоит за этот пустяк браться самому… Хотя… Подумал о том, сколько удовлетворения ему доставит расправа с ненавистным предателем своего рода. - Нет, все же, я не могу отказать себе в подобном удовольствии. Но – да, мне понадобятся помощники. И, желательно, чтобы они были из грязнокровок. Ну, чтоб потом было возможно убрать ненужных свидетелей. Ты сможешь найти подобных помощников, Люциус? Невольно дотронулся до запястья, ощутив жжение. Какое-то не совсем понятное. Наскоро засучил рукав. С интересом посмотрел на Люциуса, на его манипуляции. Одобрение мыслей по поводу Северуса и Джона радовала. Решил, что так и сделает. Загрузился, услышав слова Малфоя – касаемые женитьбы и возможного вмешательства Темного Лорда. Да, прекрасно знал, что такое возможно. Даже прям очень-очень возможно. В некоем замешательстве опустил рукав, задумчиво застегнул пуговицы. Лучше жизни холостяка нет ничего. Но…хуже женитьбы может быть только женитьба по приказу Темного Лорда на какой-нибудь фурии из их компании. А это…проблема, да. Кивнул, соглашаясь с доводами Люциуса. - Ты прав. Да, прав. И, я готов отнестись к этому вопросу не столь… категорично, как ранее. Да.

Люциус Малфой: Усмехнулся. - Актеон! Наша новая политика должна быть направлена на сохранение магического мира. Грязнокровки, конечно, должны знать свое место, но и пускать их в расход без особенной надобности тоже не стоит. При правильном и рациональном подходе через несколько десятков лет мы получим новое поколение чистокровных магов. Да, они не буду нам ровней, но еще лет сто-двести и в Британии появятся новые чистокровные семьи вполне достойные уважения... У нас достаточно людей, выполнявших и не такие поручения - можешь быть спокоен, одно лишнее дело... Пожал плечами. - Я рад слышать, друг мой, что ты изменил своей категоричности в столь немаловажном вопросе. Думаю, найдется несколько прекрасных вариантов, которые ты мог бы рассмотреть. Улыбнулся, понимая, что вопрос, наконец, начал решаться. Теперь главное было перехватить инициативу в свои руки и проконтролировать, чтобы Малсибер, случаем, не выбрал себе супругу, которая будет совать нос не в свои дела и пытаться влиять на мужа - влиять не так, как надо ему. И Магической Британии, конечно, тоже. - А сейчас я покидаю тебя, - взял со стола подписанный закон, шагнул к двери. - Кажется, - кивнул на свою руку, - нам нет смысла прощаться. Вышел из кабинета, гадая, что может значить это не проходящее жжение в руке.

Актеон Малсибер: Не считал, что пара-тройка пропавших без вести грязнокровок будет какой-то хоть сколько-то заметной потерей для магического мира. Лавочником больше, лавочником – меньше… Что за проблема? Но, если рассматривать планируемое мероприятие как развлечение – конечно, лучше позвать на него кого-то, с кем будет приятно разделить послевкусие данного…праздника. Мысленно отмахнулся, предоставляя возможность Луциусу позаморачиваться. Наверняка ведь, если Малфой так муссировал тему женитьбы последнее время - он будет не прочь помочь другу. Самому этой ерундой с поиском заниматься совершенно не хотелось. Кивнул Люциусу, понимая что он имеет в виду. Метка на предплечье продолжала жечься – не особо сильно, но постоянно. Подождал, пока Люциус покинет комнату и вернулся за свой письменный стол. Обречено вздохнул, вспомнив о том, что сегодня утром дал зверское по своей глупости поручение секретарше, и теперь будет вынужден разгребать следствие этой досадной оплошности. То бишь – придется весь день работать…



полная версия страницы