Форум » МИНИСТЕРСТВО МАГИИ - ВЕРХНИЕ УРОВНИ » Атриум » Ответить

Атриум

Хогсмид:

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Ричард Нортон: Рассмеялся, уже не сдерживаясь. - Ну что вы, сэр, какая зарплата? Авроры работают за идею. Идею пересажать всех преступников, очистить мир от зла и покарать несправедливость. Бросил в фонтан золотую монетку, загадывая желание. И отправился следом за свидетелем вниз, контролируя его движения, повороты головы и попытки если не убежать, то улететь.

Рита Скитер: Подошла к помосту с двумя кафедрами, установленному специально для дебатов. Провела палочкой в воздухе снизу вверх, используя привычную, отточенную настройку и произнесла: - Sonorus! Откашлялась. - Дамы и господа. Сейчас начнутся дебаты, в которых примут участие два кандидата в министры магии. За красной кафедрой - Джеймс Поттер, аврор, воскресший из мертвых при загадочных обстоятельствах, наводящих на мысль о зомби. За зеленой кафедрой - Актеон Малсибер, якобы несправедливо осужденный и выпущенный на волю волшебник без определенного рода занятий. Регламент дебатов таков. Вначале оба кандидата бросают жребий, чтобы определить, кто из них будет выступать с речью первым. Затем кандидаты задают друг другу вопросы. И, наконец, в третьем раунде вопросы кандидатам может задавать любой из присутствующих. Я прошу кандидатов выбрать одну из сторон монетки. Орел или решка? Чья сторона выпадет, тому и говорить первым.

Джеймс Поттер: Собрался с мыслями и решил, что пора начинать это представление. - Если мой уважаемый оппонент не против, то я выбираю «орел».

Актеон Малсибер: Стиснул зубы, чтобы сдержать свое разочарование при виде этой женщины. Ясно осознал, что дебаты, с такой ведущей точно перерастут в балаган. Но нашел в себе силы улыбнуться. Слегка поклонился присутствующим. -Мое почтение, уважаемы господа, милые леди. Искренне благодарю за то, что вы нашли время, и собрались в этом зале на столь важное мероприятие для нашей Родины. Перевел взгляд с собравшихся на Поттера. -Мое уважение оппоненту. весьма злорадно ему улыбнулся. -Если вы не возражаете, мистер Поттер, я выберу решку.

Рита Скитер: Хмыкнула. - Поразительное единодушие. Может, вам просто разделить трон между собой? По четным - мистер Поттер, по нечетным - мистер Малсибер... Хихикнула. Подбросила монетку, прихлопнула ее на руке. - Решка. Первым высказывается мистер Малсибер. Мы вас слушаем, уважаемый кандидат!

Актеон Малсибер: Прокашлялся и заговорил во всю мощь своих природных, весьма не хилых, резонаторов. -Сегодняшние дебаты ,как и грядущие выборы, весьма показательны. В них принимают участие два кандидата . Я и мой оппонент - каждый из нас символизирует определенное прошлое и будущее для магической Британии. Именно поэтому, каждый избиратель должен понимать, что на этих выборах он не просто отдает голос понравившемуся ему политику. Каждый британский маг видит, что наше общество оказалось на перепутье. Мы выбираем, какой дорогой нам идти дальше. Это может быть хорошо знакомый каждой магической семье путь – разбитая старая дорога, лежащая мимо бесплодных выжженных полей. Дорога, по которой мы идем уже не первый год. Мы все прекрасно знаем, что сулит нам этот путь. Разгул беззакония, полное бесправие и беспомощность, беззащитность перед подстерегающими нас опасностями. Сегодня никто в магическом мире не может быть уверен в своей безопасности, безопасности своей семьи, своих детей и внуков. Не так давно все сообщество всколыхнула ужасная история, случившаяся в стенах Хогвартса. Неизвестный преступник применил непростительное к студентке. Пожалуй, нет ни одной матери, чье сердце не замерло при этом страшном известии. Я сам отец и знаю, что значит вверить своего ребенка мудрым преподавателям школы магии. Каждая семья, провожая своего одиннадцатилетнего наследника на платформу 9 ¾ надеется и верит, что их сын или дочь станут настоящими магами, приобщатся к бесценным знаниям, веками копившимся в стенах замка Хогвартс, возмужают, научатся делать добро, нести ответственность за свои поступки, сопереживать, ставить перед собой благородный высокие цели и идти к ним, презрев трудности. Так думают почти каждый отец и мать. Но никто, уж поверьте, никто не думает в такой момент, что оставляет своего ребенка один на один со злом, что маленький беззащитный маг или волшебница будут подверженный вдали от дома такой неслыханной опасности, как непростительные заклинания. И некому, некому будет защитить их. И ведь этот случай со студенткой не был случайностью, досадным исключением – он явственно показал, вскрыл весь тот ужас, куда мы пришли той самой старой дорогой. Наших детей некому защитить. Кто сейчас станет спорить с этой очевидной и такой ужасной истиной? Кто из родителей может спокойно заснуть, не вздрагивая от мысли: а как там сейчас мой Джек или моя Сьюзен? Не грозит ли им в этот самый миг смертельная опасность? Кто в случае необходимости придет им на помощь? Авроры? Кивнул в сторону Поттера, излучая при этом весь сарказм, на который был способен. -Но что смогли сделать авроры для Льюилл Сильвер, пострадавшей студентки Хогвартса? Защитили ее? Или быть может нашли и привлекли к ответственности ее обидчика? Нет. «Доблестные» защитники магического сообщества схватили попавшегося под руку преподавателя зельеварения и попытались повесить на него всю вину за случившееся. Суд, конечно, расставил все точки над «и» – несправедливо обвиненный профессор Снейп единогласно признан невиновным. Но где же настоящий преступник? Сейчас можно только гадать, как далеко он смог учти и как старательно замел следы, пока авроры белыми нитками шили обвинение совершенно другому человеку. Целая армия людей, которую содержим мы с вами – честные налогоплательщики, вместо того, чтобы отрабатывать свой хлеб, занимается Мерлин знает чем. Преступления не раскрываются, дементоры продолжают наводить ужас не только на волшебников, но и на крайне беззащитных магглов. И это ведь не только проблема безопасности магического сообщества. Никто открыто не говорит этого, но казна фактически опустела. Еще несколько месяцев и мы все это почувствуем на себе – задержки в выплате зарплат, замороженные счета, упадок торговли – вот что ждет нас в самое ближайшее время. А все потому, что обезглавленные чиновники министерства знают лишь как проедать бюджетные средства - финансировать дорогостоящие проекты, содержать непомерно раздутый штат тех же авроров, но никто из них не думает, как наполнить казну, как прожить не только день сегодняшний, но и завтрашний и послезавтрашний. Старая дорога, по которой мы все еще продолжаем двигаться – это путь в никуда. Жить под управлением распоясавшихся чиновников – жить по их принципу «после нас хоть потоп» - это бесперспективный тупиковый путь. Не за горами тот день, когда они выжмут казну как старый лимон, и умоют руки, не желая нести никакой ответственности за тот произвол, за тот хаос, который посеяли в Магической Британии. И вот теперь мне хотелось бы спросить каждого члена нашего общества – неужели с нас не довольно? Не довольно этого страха, неопределенности, нестабильности, лживых речей и полной безответственности тех, кто призван защищать нас? Я ведь не зря в начале своей речи сказал, что я и мой оппонент в полной мере символизируем тот выбор, который должна сделать Британия. Он – высокопоставленный чиновник Аврората, тот, кто должен отвечать за нашу безопасность, за торжество справедливости, за соблюдение наших прав. Должен, но… отвечает ли? Он сам символ той старой системы, которая изжила себя, прогнила насквозь, трещит по швам. Как и многие маги и волшебницы нашей страны, я не хочу дольше терпеть этот беспредел и хаос. Я хочу жить в стране, где царит порядок и спокойствие, где нет испуганных замученных детей и зажравшихся чиновников, где каждый уверен в своем завтрашнем дне, в будущем своих детей и внуков. Уверен, пришло время поганой метлой вымести из Министерства всех тех ,кто не первый год паразитирует на наших шеях, кто наживается на наших бедах ,кто множит наши слезы. Пришло время Британии сделать правильный выбор – выбор нового пути. Именно поэтому я и выдвинул свою кандидатуру на этих выборах. Я не могу и не хочу стоять в стороне ,когда наш мир отдан на поругание таким вот безответственным и близоруким чиновникам, служакам, карьеристам. Я хочу повести магическое сообщество к лучшей, справедливой, достойной жизни. И на этом новом пути я хочу идти первым – чтобы первым грудью встретить все трудности, заслонить и уберечь поверивших в меня избирателей от всего того зла, которое наплодили мои предшественники. Я готов брать на себя ответственность, готов жертвовать, трудиться не покладая рук. Я верю – новая, лучшая жизнь ждет нас, стоит лишь протянуть руку и сделать шаг на новом пути.

Люциус Малфой: Войдя в зал, огляделся, быстро выискав себе место рядом с чистокровными магами. Сел, негромко обменявшись со знакомыми короткими приветствиями. Продолжая улыбаться направо и налево, окинул изучающим взглядом Малсибера. Сам не мог до конца понять, нужно ли продолжать еще этот фарс под названием "выборы". Ведь вернувшийся Темный Лорд, так легко справившийся с Дамблдором, мог так же легко захватить Министерство, освободить заключенных Азкабана. Тем более с помощью оставшихся верными Ему Пожирателей. Кивнул очередному знакомому чиновнику, сидевшему впереди. Один Мерлин мог понять, что сейчас происходит в голове Лорда. Зачем Ему понадобился этот пафос с возвращением, эти сомнительные эффекты? Внимательно посмотрел на Малсибера, начавшего говорить первым. "Выборы... пусть будут выборы"-снова прокрутил в голове слова Темного Лорда... В любом случае, начатое стоит хотя бы попробовать завершить. Тем более, что Лорд, в сущности, против не был. Дослушал Малсибера до конца. Одобрительно кивнул кандидату - молодец.

Джеймс Поттер: Дождался, когда Малсибер заткнется и сделал шаг вперед. - Дорогие друзья! Жители магической Англии! Приближаются выборы Министра Магии, и всем нам предстоит сделать свой собственный выбор. Так уж получилось, что третий кандидат выбыл из гонки, и выборы приобрели еще больший накал. Не секрет, что мы с моим уважаемым оппонентом лордом Малсибером придерживаемся совершенно противоположных взглядов на большинство проблем современной магической Англии. И вы видели только что подтверждение этому факту в яркой, но довольно-таки бессодержательной речи лорда Малсибера. Мой оппонент заявляет, что откроет новую дорогу магическому сообществу. Но, на самом деле, лорд Малсибер представляет собой, наоборот, все самое старое, отжившее, замшелое, что есть в нашем мире. Несомненно, было бы самонадеятельно с моей стороны сказать, что я являюсь лучшим политиком, чиновником или обладаю большими связями среди магических семейств, чем мой оппонент. Это не так. За мной не стоят могущественные кланы и старинные семьи магов с бездонными кошельками и деловыми знакомствами в министерстве. Я опираюсь лишь на поддержку своих друзей и всех тех людей доброй воли, которые стремятся сделать нашу жизнь лучше. И, к сожалению или к счастью, у меня нет высокопоставленных друзей из министерства. А как насчет моего оппонента? Вспомните: на чьи деньги финансировались выборы до этого дня? На чьи деньги к власти приходили «прожирающие» все чиновники? На деньги отдельных богатых старинных магических семейств, таких же, к которым принадлежит мой уважаемый оппонент. И тогда становится ясно, чьи интересы защищают эти чиновники, кто ответственен за все то плохое, что случилось в нашей стране. Я работаю в Аврорате, в ругаемом мною и лордом Малсибере Министерстве Магии. Рискую иногда жизнью под ударами темных заклинаний, а иногда умираю от скуки над отчетами. Бывает и такое в нашей работе. И моя жена – тоже аврор, тоже полевой агент, она подвергается опасностям наравне с другими аврорами. А ведь мы могли бы вести такую же праздную жизнь, не неся никаких обязательств перед обществом. Но, благодаря своей работе, я знаю многие проблемы изнутри, наблюдая их, борясь с ними. И я понимаю, что мои средства как аврора исчерпаны. И, если я хочу сделать что-то большее, необходимо решиться на следующий шаг. Почему я стремлюсь к этому? Не буду прикрываться пустыми и громкими словами. Мои мотивы глубоко личные. Да, я действительно умер десять лет назад, умер, защищая свою семью. И пусть это звучит очень высокопарно, трудно представить лучшую смерть. Год назад я вернулся к жизни, а мой сын, которого мы с моей прекрасной Лили пытались спасти – погиб. Было ли это расплатой? Жестокой шуткой мирового равновесия? Я не знаю. Но я знаю точно, что моя главная цель - защищать. Защищать общество от коррупции, от темных магов, прикидывающихся добросовестными гражданами, от войн. Это будет мой памятник, дань сыну, которому я не смог помочь. Но в одиночку сделать это невозможно, и даже Министерство Магии в одиночку не справится с такой задачей. И десятки наемных специалистов спасуют перед этой задачей. Только мы все вместе сможет повернуть развитие магической Англии на правильную дорогу. И в этом мне нужна ваша поддержка. Можно нанять десятки и сотни специалистов, которые напишут изумительную программу. Однако, есть замечательное выражение: ни один план не выдерживает прямого столкновения с противником. То же самое будет и с любой программой. Хорошая программа – лишь начало любого дела. Воля к изменениям, желание сделать жизнь лучше, поддержка людей – вот, что реально важно для любых реформ. Не важно, кто победит на этих выборах, главное - понимать одно: министерство Магии не добрый дедушка, не строгий, но заботливый отец, который решит за нас наши проблемы. Только сообща мы сможем привести нашу страну к процветанию. Поэтому, я надеюсь, что вы выразите свою поддержку предложенным реформам, не только проголосовав за меня на предстоящих выборах, но и в дальнейшем, принимая участие и поддерживая проводимые нами реформы.

Рита Скитер: Хмыкнула, приказав Прытко Пишущему Перу временно остановиться. - Я смотрю, мы уже плавно перешли ко второй части банкета. Мистер Поттер нападает на мистер Малсибера, мистер Малсибер может начинать отбиваться, раз такое дело. Надеюсь, ваши вопросы друг к другу не сведутся к взаимным обвинениям в старости, господа. Итак, переходим к вопросительной части. Поскольку последнее слово осталось за мистером Поттером, первым задает вопрос оппоненту мистер Малсибер.

Актеон Малсибер: Непонимающе глянул на оппонента, удивился – зачем это он шагнул? Не иначе как нашел необходимым положить куда-то свое, зажиревшее на казенных харчах, брюхо. Услышал слова ведущей, призывающей переходить к взаимным вопросам, ухмыльнулся. -Мистер Поттер, вы так много нам рассказывали о своей работе, а чем вы можете похвастаться? Какими достижениями? Ну хоть взять последнее нашумевшее дело Северуса Снейпа, которое, как всем известно, именно вы расследовали. Вы довели до суда всеми уважаемого невиновного человека, упустили настоящего преступника. Вы собираетесь так же браво работать и на посту министра?

Джеймс Поттер: - Ну, мистер Малсибер, знаете, если вы продолжите задавать такие вопросы, я действительно поверю, что вы ничего не знаете ни о работе Министерства, ни о законах. И слухи, что вы являетесь одним из теневых правителей и «спонсоров» высших чиновников, не соответствуют действительности. Неизвестное лицо, использовав весьма могущественную магию, атаковало несчастную ученицу, приняв облик профессора Снейпа. Свидетелями были несколько человек. Это было, несомненно, подстроено, чтобы опорочить имя заместителя директора Хогвартса. К счастью, в самом начале расследования были найдены указания на то, что, возможно, профессора Снейпа подставили. Естественно, мы расследовали и это направление. Допросы свидетелей, дававших показания в пользу защиты, проводились сотрудниками аврората и, благодаря сотрудникам аврората, появились в деле. Более того, доказать невиновность профессора Снейпа можно было бы и гораздо проще. К нашему сожалению, сам бывший обвиняемый не проявил вообще никакого желания сотрудничать со следствием. Не является тайной, что наши личные отношения оставляют желать лучшего. Мой долг, как аврора, заставляет меня относиться ко всем подозреваемым одинаково беспристрастно. К моему громаднейшему огорчению, профессор Снейп не смог окончательно переступить через свою неприязнь ко мне. Обвинения были слишком тяжелы, а некоторые доказательства были излишне очевидны. Освободи мы профессора Снейпа сразу же, его репутация оказалась бы под постоянным гнетом, а Аврорат обвинили бы в непрофессионализме. Примерно так, как сейчас делаете вы. Что же, неблагодарность – участь профессии авроров. К счастью, грязная пиар компания, лапша которой, по-видимому, повисла и на ваших ушах, когда-нибудь закончится, и правда восторжествует. Что касается ущерба от произошедшего в школе, то, может, вы бы смогли уменьшить его, не покиньте вы Хогвартс за неделю до событий. Может, вам стоит устроиться работать в Аврорат? Ведь, насколько я знаю, до сих пор вы нигде официально не работали? Конечно, вступительные экзамены на курсы молодых авроров очень сложны. Я даже не знаю, справится ли с ними такой блистательный волшебник как вы. В любом случае, я хочу заверить всю магическую общественность, что расследование дела не остановилось и продолжится в независимости от моей дальнейшей политической судьбы. Теперь, когда невиновный официально оправдан, мы можем сконцентрироваться на основных подозреваемых, имена которых мы еще долго не сможем озвучить в интересах следствия. Но пусть они знают – им не уйти. - Теперь, как я понимаю, моя очередь задавать вопрос. Я не собираюсь атаковать своего оппонента и обвинять его, в свою очередь, во всех смертных грехах. Я задам вопрос, который, наверное, волнует каждого избирателя. Какие ваши личные качества, квалификация, опыт работы сделают вас хотя бы терпимым Министром Магии?

Актеон Малсибер: -В отличии от вас, мистер Поттер, я не привык расхваливать себя. Убежден, что за человека должны говорить его поступки. Мне странно, что вы гордитесь своей профессией, которая сегодня почти сроднилась с профессиями тюремщика и палача. В свое время такие же «талантливые» авроры, как испуганные щенки дрожавшие при одном только имени Темного Лорда, хватали едва ли не подряд всех слизеринцев и отправляли в Азкабан, состряпав такие же гнилые дела, какое вы пытались повесить и на выпускника Слизерина Снейпа. Вы можете сколько угодно лгать избирателям, но я то прекрасно знаю, чего стоят ваши слова. Вас так интересовало ,чем я занимался? После окончания Хогвартса я возглавлял благотворительный фонд помощи детям, созданный моей семьей. А потом…. Потом я провел не один год в Азкабане – благодаря такому же бравому служаке, как вы. Чему научили меня эти годы? Они закалили мою волю. Я знал, что рано или поздно справедливость восторжествует. Я верил, что невиновным не место в тюрьмах. Я понял, что распоясавшимся аврорам, возомнившим себя безнаказанными, не место в Министерстве. Достаточно непросто усваивать уроки жизни по соседству с дементорами, но, полагаю, я был неплохим учеником. Я обрел свободу, вернул себе утраченного сына, отыскал брата, воссоединился с друзьями. Я знаю, что такое правда, знаю, ради чего стоит жить и умереть. Я знаю, что ценно на самом деле. Я не писал отчеты – вы правы, я не мастер в этом деле. Когда вы перекладывали свои папки из шкафа в стол, не видя за сухими цифрами бумаг живых людей, я был той самой цифрой в вашем отчете, мистер Поттер. И поэтому я знаю, что отчеты и цифры – сами по себе ничего не значат. Важны люди, которые стоят за ними. Вы видите строчки, числа, таблицы, а я вижу людей, живых людей с их проблемами, бедами и горестями. Я не хочу давать себе оценку – пусть за меня это сделают избиратели. Только им решать: достоин ли Актеон Малсибер быть Министром. -Теперь, полагаю, моя очередь? Мистер Поттер, я не поленился и прочел и вашу довольно многословную программу. Вы в ней выступили ярым противником частных пожертвований на министерские проекты. Откуда же, собственно, вы планируете брать деньги для наполнения казны? Ведь вам же известно, в каком плачевном состоянии она находится сегодня? Во всей вашей программе я так и не нашел упоминания сколько-нибудь серьезного способа пополнения бюджета. Кроме, разумеется, совета всему магическому сообществу затянуть потуже пояса. Или это был не совет, а угроза?

Джеймс Поттер: - Мистер Малсибер, осторожнее. Не забывайте, что вы никогда не поддерживали Вольдеморта и являетесь противником его идей. А то в вашем голосе сквозит уж слишком большое обожание, когда вы упоминаете его. Я думаю, для всех, кто пережил страшные времена первой войны, известно, что больше всех перед Вольдемортом дрожали те, кто служил ему. Хотя кому я это рассказываю, вы-то точно все знаете. Так же все знают, что, только благодаря усилиям авроров и нескольких смелых граждан, нам всем удалось пережить войну и сохранить наш мир. Мне искренне жаль, что вы в злобе оскорбляете людей, которые отдали свои жизни, чтобы все остальные смогли дожить до этого дня и услышать ваши слова. Заходите к нам в Аврорат. Я покажу памятную доску с именами всех авроров, погибших в годы той войны. Поверьте, мистер Малсибер, я искренне сочувствую, что вы провели восемь лет в тюрьме. Естественно, я ознакомился с вашим делом уже после своего воскрешения. Аврорат не безгрешен, но винить только его было бы громаднейшей ошибкой. Осудили вас по решению Визенгамота, освободили - тоже по решению суда. Если бы в Аврорате сидели палачи и тюремщики, то оправдательным показаниям просто не дали бы ход. Я бы и сам занялся этим делом, чтобы все выяснить, да вот только тот несчастный лавочник исчез вскоре после того, как изменил свои показания. Вы случайно не знаете ничего о нем? Подводя краткий итог вашей горячей оправдательной речи: у вас нет ни опыта работы, ни малейшего представления о том, как может и должно работать правительство, программу за вас напишут другие люди, настоящие специалисты и, по-видимому, маглы. Кстати, надеюсь, вы не нарушаете статут секретности? Ваша главная цель - отомстить Аврорату за ваше заключение в Азкабан. И сделать вы это все хотите на деньги ваших богатых спонсоров, узаконив коррупцию и продав Министерство Магии на корню кучке богатых магических родов и превратив остальных жителей магического мира то ли в иждивенцев, то ли в бесправных рабов. Прошу прощения, мистер Малсибер, но думаю, не только я буду против такого будущего. Давайте четко разделим понятия. Я горячо поддерживаю начинания, подобные вашему семейному фонду. Вот в чем ваше призвание! Уверен: на посту председателя фонда вы - на своем месте. Но при этом расходы такого фонда должны быть прозрачны и открыты всем, а управление фондом должно находиться в руках общественности. Совершенно другое дело «частные» пожертвования непосредственно чиновникам министерства. Это уже прямой подкуп и, как таковой, должен преследоваться по всей строгости. Ибо чиновник начинает принимать решение в угоду своему «спонсору», а не на пользу общественности. Что , учитывая всевластие министерства, и приводит к подобным кризисам. К сожалению, в нашем мире вопросы экономических преступлений не урегулированы вовсе. Отсутствует также система контроля над работой министерства. Идеи по решению этой проблемы я предложил в своей программе. Кроме того, в своей программе я остановился, пусть и частично, на экономических вопросах: странно, что вы не заметили. Видимо, все ваше внимание поглотило написание собственной программы. Но для вас я готов снова вкратце пройтись по основным пунктам: 1. Заставить работать деньги, лежащие мертвым грузом в ячейках Гринготса. Деньги должны приносить новые деньги своим владельцам в виде прибыли от предприятий и процентов с вкладов, и поступать государству в виде налогов. 2. Способствовать появлению новых магических фирм и расширению торговли как в магическом мире, в том числе с общинами других разумных существ, так и с миром магглов, если это будет экономически оправдано, и не повредит нашему миру. 3. Нормализация работы Министерства, в том числе в сфере сбора налогов, должна не только увеличить поток денег в казну, но и защитить их от разбазаривания и воровства. Необходимо отметить, что я стараюсь быть крайне осторожным в вопросе налогообложения. Это могущественный инструмент, которым можно и полностью поломать весь экономический процесс в стране. - Мистер Малсибер, вы, судя по программе, являетесь поклонником, максимы одного русского писателя: «краткость – сестра таланта». Из вашей программы вообще нельзя сделать никаких выводов о том, что же вы все-таки предлагаете. Разъясните хотя бы несколько пунктов: какие жилые комплексы вы хотите благоустроить, на какие средства, как и по отношению к чему вы хотите укрепить курс галлеона?

Актеон Малсибер: Выслушал пространную речь оппонента, усмехнулся. -Мистер Поттер, вы забыли добавить ,что еще я ем детей… Кстати, я, действительно, хотел бы взглянуть на эту вашу памятную доску. В частности, есть ли на ней портреты тех авроров, которые в ходе магической войны на допросах применяли к подозреваемым Непростительные? Вы, кажется, тогда уже служили в Арорате и, конечно, помните, как после принятых с подачи Крауча законов была существенно «упрощенна» процедура следствия. Авроры стали применять к подозреваемым Непростительные на допросах. Интересно, сколько несчастных под Круциатусом признали себя виновными? Сколько из них до сих пор гниет в Азкабане? А ведь многие из них получили поцелуй дементора… Что ж, это видимо, в вашем представлении и есть справедливость – развязать террор против своих же сограждан, устроить массовые расправы без суда и следствия, а палачей, конечно, поместить на памятную доску. Великолепно, что и говорить!..Но моя цель – не месть, моя цель – порядок. Я лишь хочу, чтобы в Аврорате работали достойные волшебники, способные защищать и оберегать нас. А что касается перечисленных вами способов наполнения казны, то тут у меня возникают уже попросту риторические вопросы. Например, знают ли гоблины, что вы вознамерились поменять схему работу их банка? И как они на это отреагировали? Зная этих созданий, полагаю, они посоветуют отправиться вам ко всем фестралам с такими реформами. И чем, интересно, вы намерены торговать с кентаврами и русалками? И как можно способствовать появлению новых фирм без «налоговых каникул», что неизменно приведет, с одной стороны, к недопоступлениям в бюджет денег, а с другой – к созданию неравных конкурентных условий и, как следствие, к разорению не один год работающих торговцев, которые как раз исправно налоги и уплачивали. Замкнутый круг, мистер Поттер. Снисходительно улыбнулся. -Что до моей программы, я готов разъяснить вам все оставшиеся для вас непонятными места. Галлеоны ,как я надеялся вы знаете, можно обменять в Григоттсе на фунты- стерлинги. Именно так обычно поступают магглорожденные волшебники, когда отправляются в Хогвартс. Так вот, учитывая экономические трудности магического сообщества, гоблины уже не первый месяц корректируют обменный курс галеона. И поверьте, это никак не идет на пользу нашей валюте. Хотел бы спросить, давно ли вы были в лавках, мистер Поттер? Вы вообще видели ,как растут цены? Вас интересует, что я хочу благоустроить? Я бы посоветовал вам наведаться в Лютный переулок. Грязь, сырость, темнота и крысы – ни единого фонаря. А некоторые участки Косой аллеи? Покосившиеся здания, разбитая мостовая, антисанитария и страшная вонь. Когда в последний раз Министерство посадило хоть одно дерево, обустроило хоть один парк или сквер? И я совершенно не вижу ничего дурного в том, что богатые магические семьи финансируют отдельные проекты Министерства. Заметьте, не пополняют карманы чиновников, а выделяют деньги на конкретные целевые программы, официально проводят их по счетам Министерства. Вы видите здесь коррупцию, а я усматриваю в этом высокий гражданский долг, единение магического сообщества, солидарность всех волшебников Британии вне зависимости от их социального положения или происхождения. Глотнул воды из стоящего рядом стакана. -Учитывая все, что здесь сегодня было уже сказано, я хотел бы спросить у своего оппонента - что может предложить Магической Британии такой министр, как он? Какими такими знаниями и опытом обладает человек, пропавший и по слухам убитый в 21 год и чудом оживший год назад? Кроме, естественно, перекладывания отчетов из папки в папку. Если мне не изменяет память, ваш лучший друг - Сириус Блэк предал вас, за что, собственно и сидит в Азкабане. И как будет формировать команду Министр, который даже друзей не умеет выбирать? Как сможет он защитить нас, если даже собственного сына не смог уберечь?

Джеймс Поттер: Стиснул зубы и попытался успокоиться, сосчитав до десяти. - Мистер Малсибер, я вижу, что вам катастрофически не хватает аргументов. Вы готовы ухватиться за любой слух, за любую гадость, приписать мне и другим аврорам любое злодеяние, лишь бы возвысить себя. Вы даже не постеснялись притянуть сюда гибель моего сына, хотя только недавно распинались, какой замечательный вы отец и как вы любите детей. Теперь видно, что каждый человек для вас - лишь средство в вашей грязной политической игре. Так что, да, детей вы едите. Пусть даже и в переносном смысле. Нет, мистер Малсибер, я не работал в Аврорате во время войны, хотя и состоял в Сопротивлении. Так что, я спокойно могу заявить: это они, а не я! Но, как аврор, я разделяю не только славу, но и вину своего департамента. Да, во времена общей паники, упадка, приближающейся гибели нашего общества, авроры получили официальное разрешение на использование непростительных заклинаний. Означает ли это, что все авроры сразу стали убийцами и палачами? Конечно, нет. Каждый случай неправомерного применения непростительных заклинаний расследовался. Заставляли ли кого-нибудь оговаривать себя под пытками? Таких фактов не обнаружено. Означает ли это, что все авроры безгрешны? Тоже нет. В те годы совершалось много ошибок со стороны Министерства, преступных ошибок, ужасных ошибок. Одна из них коснулась близкого мне человека, так что я знаю, о чем говорю. И мы только начинаем исправлять эти ошибки. Вытянул из папки отпечатанный лист бумаги. - Вот здесь листовка, приготовленная для распространения среди избирателей. Я позволю себе процитировать пару пунктов из раздела «Реформа Визенгамота, судебной и правоохранительной системы» Г) Визенгамот имеет право проводить свои собственные расследования, но без права ареста и накладывания санкций до судебного разбирательства. Д) Запрещено заключать подозреваемого в Азкабан без судебного разбирательства с присутствием адвоката. И, как раз упомянутый вами мой друг Сириус Блэк, был заключен в Азкабан без суда и следствия. В настоящий момент я добиваюсь открытия дела и нового судебного слушания, на котором я буду свидетельствовать в его пользу. Сириус Блэк не предавал меня! Подумал про себя: «А предал меня совсем другой…». - Что касается реформы Гринготтса: внутреннюю структуру она изменит минимально. Это будет, по-прежнему, внутреннее дело общины гоблинов. Но, если мы откроем перед ними новые финансовые возможности, например, кредитование нового бизнеса, то гоблины будут с нами. Что касается обменного курса галлеона к фунту: вы, несомненно, знаете, что этот курс определяется политическими решениями Министерства, а не реальной экономической ситуацией. Даже сейчас, когда цена на золото за последние десять лет в маггловском мире упала чуть ли не вдвое, магглы платят за галлеон в шесть раз меньше его реальной стоимости. Так что, экономические трудности магического мира тут не при чем. Я думаю, гоблины просто бесятся от такой ситуации. Поэтому они благосклонно отнесутся к нашим предложениям. Мистер, Малсибер, так стройте скверы и сады. Почему нет этого? Но нет, почему-то все деньги тратятся только на прямой подкуп чиновников. Кстати, как вы хотите организовать мероприятия по благоустройству? Я, конечно, верю, что ваши покровители скопили немало денег за столетия. Но сколько это будет продолжаться? Вы будете лично упрашивать своих друзей отдать деньги или просто отберете у своих противников, по примеру древнеримских проскрипций? Вы ведь так и не предложили, как сделать финансовую систему работоспособной. А значит, каждый раз, когда понадобятся деньги, будет аврал и судорожные метания. Пусть лучше будут трудные переговоры с гоблинами, тяжелые реформы, но мы построим такую финансовую систему, которая будет работать и приносить пусть и не гигантские, но стабильные деньги в бюджет. Благосостояние граждан и всего нашего мира не должно зависеть от прихотей кучки богачей. Мистер Малсибер, только что вы отказались отвечать на подобный вопрос вам, а теперь задаете его мне. Странно, такое впечатление, что своих идей у вас мало. Впрочем, это было заметно и по вашей куцей программе. На вопрос о Сириусе Блэке я уже дал ответ. К счастью, отчеты составляют лишь часть моей работы как аврора. Но я, хотя бы, знаком с ними. Если вы думаете, что можете избежать отчетов, аналитических записок, программ и прочего, находясь на государственной службе, то вы еще наивнее и неподготовленной, чем кажетесь. Необходимо, естественно, избавиться от ненужной бумажной волокиты, но, я думаю, что назревшая реформа Министерства должна решить эту проблему. В любом случае, благодаря своей работе в Аврорате, в том числе и неоднократно упомянутыми вами отчетам, я составил для себя картину происходящего в Министерстве и понимаю, как оно работает сейчас. А значит, могу предложить и соответствующие реформы. Разумеется, большую часть службы аврора все равно составляет выслеживание преступников, темных магов в первую очередь. Не скрою, я не всегда был успешен, однако, сумел достичь определенных результатов. Но стремиться есть куда, конечно. Это дало мне, как ни странно, хорошую школу жизни. Укрепило желание помочь людям, защитить их. Как… - И, да, мистер Малсибер, возвращаясь к вопросу о моем погибшем сыне. Вышел из-за кафедры, подошел к своему оппоненту и швырнул ему перчатку в лицо. - Надеюсь, вы не откажете мне в дуэли, когда это все закончится?



полная версия страницы