Форум » МИНИСТЕРСТВО МАГИИ - ВЕРХНИЕ УРОВНИ » Атриум » Ответить

Атриум

Хогсмид:

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Люциус Малфой: Вышел из камина, тщательно отряхнулся. Замер на месте несколько секунд, пытаясь оценить неожиданную ситуацию. А именно: совершенно ничего не происходило. Гробовая тишина и абсолютная темнота. Вздохнул, сделал несколько шагов по направлению, как можно было бы предположить, к воротам, но тут же остановился, практически мгновенно высвободив палочку из трости. Легкое движение рукой и тихое "lumos", произнесенное хриплым шепотом, позволили убедиться, что услышанные шаги были собственными, отраженные эхом в пустом зале. Снова вздохнул, на этот раз облегченно, и уже хотел было возобновить движение, как снова услышал шаги. На этот раз явно принадлежащие кому-то другому. Погасив свет на конце палочки, инстинктивно выставил ее вперед, внимательно вслушиваясь в звуки, пытаясь определить в каком направлении движется хозяин приближающихся шагов. Отметив, что они стали еще громче, напрягся, сжимая палочку.

Миллисента Багнолд: Дошла до атриума. Остановилась. Прислушалась. - Ламерик, это вы здесь? Опять над каминами колдуете? Езжайте уже домой, молодой человек, езжайте... И что вы снова без света, так и глаза посадить недолго! Достала палочку, прикрыла глаза на мгновение, привычно представив себе постепенное рождение света из абсолютной темноты, из сгущенной магии. - "Lumos!"

Люциус Малфой: Быстро опустил палочку. - Миссис Багнолд... - произнес совершенно ровным голосом, - рад Вас видеть... - легкий кивок головы и почтительная полуулыбка. Подозрительно огляделся вокруг, сделав шаг навстречу: - Я полагаю... случилось что-то серьезное?.. - поинтересовался вкрадчивым доверительным тоном, понизив голос.

Миллисента Багнолд: Изобразила на лице крайнее удивление, которое тут же сменилось дружелюбным, возможно, даже чересчур дружелюбным и любезным выражением лица. - Лорд Малфой, какая встреча! Приятно вас видеть здесь, хоть мое рабочее время уже закончилось. Случилось? Случилось... не считая того, что мы все еще не можем решить эту маленькую проблему с Хогвартсом - ничего, просто все уже разошлись по домам. Представьте себе, приняла вас за нашего специалиста по ремонту каминов. Все из-за темноты, знаете ли. Спохватилась, сообразив, что вряд ли гость пришел сюда поболтать о каминах и ласково пропела: - Я могу вам чем-то помочь?

Люциус Малфой: Будто бы спохватившись, посмотрел на часы, из-за темноты, правда, так и не увидев время. - Ах... мне бы не хотелось отнимать у Вас лишнее время, особенно принимая во внимание последние события. У Вас так много работы и забот... - с участливым и понимающим выражением лица, глядя прямо в глаза, - однако, я смог прибыть только несколько минут назад, и, конечно, было бы дерзко с моей стороны просить Вас о беседе в столь поздний час... - многозначительный взгляд, - но я осмелюсь все же предположить, - уверенным тоном, не терпящим возражений, - что могу быть Вам полезен сейчас. - подчеркнув последнее слово интонацией, встал рядом и слегка коснулся ладонью локтя собеседника. Другой рукой приглашающим жестом, пропуская вперед: - Прошу Вас, миссис Багнолд... - слегка опустил голову.

Миллисента Багнолд: Заулыбалась, предвкушая скорое решение финансовых - и не только - вопросов. - О, лорд Малфой, Вы так добры. Министерство необычайно ценит Вашу помощь. Конечно, я бы никогда в жизни не стала просить Вас о чем-либо, но отклонить жест доброй воли представителей столь древнего семейства, что составляет цвет магической Британии... тоже невозможно. Пройдемте в мой кабинет? Достала из складок мантии ключи от кабинета. - Вы правы, как раз сейчас нам действительно очень кстати была бы помощь сознательных граждан...

Кайла Лейн: Прошла через весь зал, пытаясь сообразить, куда, собственно, идти дальше. - Хоть бы карту помещения где-нибудь повесили. Или в письме нарисовали... Нервно хихикнула, представив толпу магов, то и дело сверяющихся с клочком бумажки. Пошла дальше вперед, размышляя о том, почему в Министерстве никого не видно и не слишком ли рано/поздно для визита.

Джон Доу: Выплюнулся в пустом Атриуме, удивленный так же сильно, как и... удивленный. - Мерлинов галстук с цветочками! Нас пропустили в Министерство Магии? Когда я сказал про БЕЛЫЙ СОУС?! Я сплю, наверное, и все это мне снится. Лили, ты как?

Лили Гринвич: Растянулась на полу с непривычки. Поднялась и отряхнула мантию. Решила не придавать значения, благодаря ЧЕМУ, нас сюда вообще выплюнуло. Джон Доу Немного неожиданно, но в целом я в порядке. И где здесь нам искать министра?

Джон Доу: Осматривается, с опаской поглядывая на вспыхивающие зеленым камины. - А ты уверена, что нам нужно ее искать? В смысле, что мы ей скажем? Что нашли волшебный белый соус, который что-то там и еще что-то, и называется он - майонез? Или кефир. Или сразу будем говорить, что нам не нравится, как она работает, и поэтому нужно сделать министром меня? И потом, тут никого нет сейчас. Обвел рукой пустой атриум, показывая, как именно тут никого нет. Вообще никого. - Я пока не понимаю, зачем нас сюда вообще пропустили.

Лили Гринвич: Джон Доу Конечно, уверена. Закивала, подтверждая свои слова. А скажем мы правду. Что ты, когда подрастешь, хочешь быть министром. Взглянула на Джону вопросительно. Ты ведь хочешь быть министром? А потом, мы ей объясним, что пришли так поздно, потому что до этого делали домашнее задание. Нам, Например, по ЗОТИ такооое задали. Округлила глаза. Попросим у нее какое-нибудь задание для тебя... ну чтобы ты мог зарекомендовать себя.. Скажешь, что хорошо учишься и готов на общественных началах подрабатывать в министерстве. А Теперь нам надо угадать нужный камин? Ну, Джон, твоя хваленая слизеринская интуиция должна нам помочь.

Джон Доу: Моргнул. Помотал головой. - Она не поймет. Я хочу быть министром но не сейчас. На самом деле я собирался просто покататься по городу. Ну, и сболтнул лишнего. Откуда я мог знать, что этот кондуктор поймет меня так буквально? Почувствовал, как предательски краснеют уши. - В смысле, не надо нам с ней встречаться сейчас. Нам надо вернуться и подумать всем вместе, почему этот... странный пароль сработал. Вряд ли совпадение. И камин поможет нам выбраться отсюда. По-моему, любой камин подойдет, нет? У меня есть с собой совсем чуть-чуть летучего пороха. Почесал нос. - Правда, нас выбросит в одном из каминов либо на факультете, либо в кабинете директора. Придется как-то тихо выбираться оттуда. Что скажешь?

Лили Гринвич: Джон Доу Взглянула на Джона долгим взглядом. А я-то думала, ты серьезно. Надолго замолчала и начала теребить кончик шарфа. Ну ладно, сдаюсь. Мир. Дружба. Жвачка. Только вместо жвачки лучше шоколадка. Улыбнулась широко. Думаю, что ты прав, и эти песни лестницы и странный пароль... Как он кстати нас назвал? Могут быть связаны. Но мы подумаем об этом завтра. Идем к камину, уж хоть к какому-нибудь.

Джон Доу: - Я серьезно. Просто не сейчас. Сейчас рано. То есть, поздно. Нет, рано все-таки. Я запутался. Подошел к камину. Передал щепотку пороха Лили. - Держи. Я первый, наверное. Глубоко вдохнул и прокричал: "Хогвартс!" Исчез в клубах зеленого дыма.

Лили Гринвич: Проследила за Джоном и вновь пожала плечами. Все-таки не понятный он. И странный. Взяла щепотку соли и шагнула в камин. Зажмурившись, и четко произнесла. Хогвартс. Интересно, в чьем именно камине мы окажемся.... Последнее, о чем успела подумать перед исчезновением.

Джаред Брэйв: Вышел из камина, стряхивая с себя пепел. Сеть летучего пороха, настроенная в подвале "Сладкого королевства", работала отменно. Прошел по залу, завороженно разглядывая фонтан Волшебного Братства. Поковырялся в кармане, вытащил блестящий галлеон и кинул в воду, к остальным монеткам, идущим на пожертвование Больнице Святого Мунго. Вспомнил, зачем пришел, огляделся, мысленно выбирая направление и отправился в кабинет Министра Магии.

Ричард Нортон: Остановился перед фонтаном, постоял несколько секунд, загадывая желание. Бросил сикль в воду, ни на что, впрочем, не рассчитывая. Проводил монету глазами и развернулся к лифтам.

Бернадет Жамен: Недовольно фыркнула. -Да здравствует сила двух!,-осмотрелась и начала выбирать в какой кабинет сначала отправиться,-так...в кабинет мисс Амбридж я не хочу,в кабинет министра образования как-то тоже уж больно много у меня к нему претензий,так в аврорат еще рано идти,ничего плохого я не делала,а поступать еще туда мне рано...ну есть еще кабинет Министра Магии..звучит заманчиво.Пойдем туда!)

Лили Гринвич: Уф! Вылетела следом за Берни, привычно немного получив пару синяков. Ну ничего, со всеми бывает) Отряхнула мантию и подошла к Берни, осматривая двери. Бернадет Жамен Ну, а я бы зашла в кабинет к леди в розовом... по-моему, она милая. И вообще, это вежливо - наносить ответный визит. Но, к сожалению, я не захватила фирменных хаффлпаффских пончиков.... Почесала нос. И вообще! Да, мы здесь по делу, поэтому идем к Министру Магии. Только вот вопрос. А где он, кабинет...э...находится?

Бернадет Жамен: Кивнула в знак согласия. -Ну думаю он не спрятан глубоко под землей где-то за тремя печатями или хранится где-нибудь в сейфе.Возможно он....да вот он! Показала рукой на табличку "Кабинет Министра Магии". -Думаю нам сюда,-взяла Лили за руку и потащила за собой в кабинет.

Бернадет Жамен: -Теперь куда?

Лили Гринвич: Подошла к одному из каминов и, поджидая Берни, зачерпнула порох. На этот раз, я думаю, Кабинет Директора будет лишним. Улыбается.

Бернадет Жамен: Подошла к Лили и взяла ее за ладошку.

Лили Гринвич: Бернадет Жамен О, ты быстро. Отсыпала чуть пороха в ладошку. Заходишь в камин, бросаешь порох и говоришь Хогвартс, Библиотека. Только не перепутай. Там камин точно должен быть открыт, я недавно там была.

Лили Гринвич: Бернадет Жамен Я пойду первая. Все будет хорошо) Улыбнулась широко. Шмыгнула в камин, бросила порох и четко произнесла: Хогвартс, Библиотека.

Бернадет Жамен: Кивнула,вздохнула,вошла в камин. -Хогвартс,библиотека!

Вийса Эйвери: - Безобразие! Пол в телефонной будке провалился вниз слишком резко. Нелепо взмахнув руками, потеряла равновесие и неизящно приземлилась на пол в атриуме. Поднялась на ноги, вполголоса чертыхаясь. Отряхнулась. Подобрала с пола мантию. Огляделась. "Встречающие из аврората будут?"

Люциус Малфой: Вышел из камина, оглядывая свой плащ. Стряхнул сажу с плеча. Все таки Министерству следовало почаще чистить свои камины. В ожидании встречающих прошелся к фонтану. Остановился, рассматривая золотые скульптуры. Фигуры гоблина, кентавра и домовика вполне можно было бы и демонтировать. В конце концов, это непозволительная роскошь для таких непростых времен, какие наступили сейчас в Британии. Фигуры мага и волшебницы, безусловно, стоило оставить неприкосновенными.

Ричард Нортон: Вышел в атриум, справедливо полагая, что самостоятельно дорогу в аврорат лорд найти не сумеет. Министерство большое, коридоров много, а топографический кретинизм аристократов, привыкших всюду следовать за эльфами, неизлечим. - Колдографию с кентавром, мистер Малфой? Всего за пять галлеонов, которые пойдут в фонд помощи бедным магическим существам. Расплылся в улыбке, указал рукой в сторону нужного коридора. - Нам на нижние уровни, сэр.

Люциус Малфой: Оторвался от созерцания статуй. - В фонд помощи бедным существам? Усмехнулся. - А я уж было подумал, что аврорам перестали выплачивать зарплату. Впрочем... Глянул на дно фонтана, где одиноко блестели несколько золотых галлеонов и с десяток сиклей. - Впрочем, я вижу, что от угрозы невыплат авроры застрахованы. Думаю, здесь как раз ваша зарплата месяца за два или даже за три? Сочувственно посмотрел на Нортона и последовал в указанном направлении.

Ричард Нортон: Рассмеялся, уже не сдерживаясь. - Ну что вы, сэр, какая зарплата? Авроры работают за идею. Идею пересажать всех преступников, очистить мир от зла и покарать несправедливость. Бросил в фонтан золотую монетку, загадывая желание. И отправился следом за свидетелем вниз, контролируя его движения, повороты головы и попытки если не убежать, то улететь.

Рита Скитер: Подошла к помосту с двумя кафедрами, установленному специально для дебатов. Провела палочкой в воздухе снизу вверх, используя привычную, отточенную настройку и произнесла: - Sonorus! Откашлялась. - Дамы и господа. Сейчас начнутся дебаты, в которых примут участие два кандидата в министры магии. За красной кафедрой - Джеймс Поттер, аврор, воскресший из мертвых при загадочных обстоятельствах, наводящих на мысль о зомби. За зеленой кафедрой - Актеон Малсибер, якобы несправедливо осужденный и выпущенный на волю волшебник без определенного рода занятий. Регламент дебатов таков. Вначале оба кандидата бросают жребий, чтобы определить, кто из них будет выступать с речью первым. Затем кандидаты задают друг другу вопросы. И, наконец, в третьем раунде вопросы кандидатам может задавать любой из присутствующих. Я прошу кандидатов выбрать одну из сторон монетки. Орел или решка? Чья сторона выпадет, тому и говорить первым.

Джеймс Поттер: Собрался с мыслями и решил, что пора начинать это представление. - Если мой уважаемый оппонент не против, то я выбираю «орел».

Актеон Малсибер: Стиснул зубы, чтобы сдержать свое разочарование при виде этой женщины. Ясно осознал, что дебаты, с такой ведущей точно перерастут в балаган. Но нашел в себе силы улыбнуться. Слегка поклонился присутствующим. -Мое почтение, уважаемы господа, милые леди. Искренне благодарю за то, что вы нашли время, и собрались в этом зале на столь важное мероприятие для нашей Родины. Перевел взгляд с собравшихся на Поттера. -Мое уважение оппоненту. весьма злорадно ему улыбнулся. -Если вы не возражаете, мистер Поттер, я выберу решку.

Рита Скитер: Хмыкнула. - Поразительное единодушие. Может, вам просто разделить трон между собой? По четным - мистер Поттер, по нечетным - мистер Малсибер... Хихикнула. Подбросила монетку, прихлопнула ее на руке. - Решка. Первым высказывается мистер Малсибер. Мы вас слушаем, уважаемый кандидат!

Актеон Малсибер: Прокашлялся и заговорил во всю мощь своих природных, весьма не хилых, резонаторов. -Сегодняшние дебаты ,как и грядущие выборы, весьма показательны. В них принимают участие два кандидата . Я и мой оппонент - каждый из нас символизирует определенное прошлое и будущее для магической Британии. Именно поэтому, каждый избиратель должен понимать, что на этих выборах он не просто отдает голос понравившемуся ему политику. Каждый британский маг видит, что наше общество оказалось на перепутье. Мы выбираем, какой дорогой нам идти дальше. Это может быть хорошо знакомый каждой магической семье путь – разбитая старая дорога, лежащая мимо бесплодных выжженных полей. Дорога, по которой мы идем уже не первый год. Мы все прекрасно знаем, что сулит нам этот путь. Разгул беззакония, полное бесправие и беспомощность, беззащитность перед подстерегающими нас опасностями. Сегодня никто в магическом мире не может быть уверен в своей безопасности, безопасности своей семьи, своих детей и внуков. Не так давно все сообщество всколыхнула ужасная история, случившаяся в стенах Хогвартса. Неизвестный преступник применил непростительное к студентке. Пожалуй, нет ни одной матери, чье сердце не замерло при этом страшном известии. Я сам отец и знаю, что значит вверить своего ребенка мудрым преподавателям школы магии. Каждая семья, провожая своего одиннадцатилетнего наследника на платформу 9 ¾ надеется и верит, что их сын или дочь станут настоящими магами, приобщатся к бесценным знаниям, веками копившимся в стенах замка Хогвартс, возмужают, научатся делать добро, нести ответственность за свои поступки, сопереживать, ставить перед собой благородный высокие цели и идти к ним, презрев трудности. Так думают почти каждый отец и мать. Но никто, уж поверьте, никто не думает в такой момент, что оставляет своего ребенка один на один со злом, что маленький беззащитный маг или волшебница будут подверженный вдали от дома такой неслыханной опасности, как непростительные заклинания. И некому, некому будет защитить их. И ведь этот случай со студенткой не был случайностью, досадным исключением – он явственно показал, вскрыл весь тот ужас, куда мы пришли той самой старой дорогой. Наших детей некому защитить. Кто сейчас станет спорить с этой очевидной и такой ужасной истиной? Кто из родителей может спокойно заснуть, не вздрагивая от мысли: а как там сейчас мой Джек или моя Сьюзен? Не грозит ли им в этот самый миг смертельная опасность? Кто в случае необходимости придет им на помощь? Авроры? Кивнул в сторону Поттера, излучая при этом весь сарказм, на который был способен. -Но что смогли сделать авроры для Льюилл Сильвер, пострадавшей студентки Хогвартса? Защитили ее? Или быть может нашли и привлекли к ответственности ее обидчика? Нет. «Доблестные» защитники магического сообщества схватили попавшегося под руку преподавателя зельеварения и попытались повесить на него всю вину за случившееся. Суд, конечно, расставил все точки над «и» – несправедливо обвиненный профессор Снейп единогласно признан невиновным. Но где же настоящий преступник? Сейчас можно только гадать, как далеко он смог учти и как старательно замел следы, пока авроры белыми нитками шили обвинение совершенно другому человеку. Целая армия людей, которую содержим мы с вами – честные налогоплательщики, вместо того, чтобы отрабатывать свой хлеб, занимается Мерлин знает чем. Преступления не раскрываются, дементоры продолжают наводить ужас не только на волшебников, но и на крайне беззащитных магглов. И это ведь не только проблема безопасности магического сообщества. Никто открыто не говорит этого, но казна фактически опустела. Еще несколько месяцев и мы все это почувствуем на себе – задержки в выплате зарплат, замороженные счета, упадок торговли – вот что ждет нас в самое ближайшее время. А все потому, что обезглавленные чиновники министерства знают лишь как проедать бюджетные средства - финансировать дорогостоящие проекты, содержать непомерно раздутый штат тех же авроров, но никто из них не думает, как наполнить казну, как прожить не только день сегодняшний, но и завтрашний и послезавтрашний. Старая дорога, по которой мы все еще продолжаем двигаться – это путь в никуда. Жить под управлением распоясавшихся чиновников – жить по их принципу «после нас хоть потоп» - это бесперспективный тупиковый путь. Не за горами тот день, когда они выжмут казну как старый лимон, и умоют руки, не желая нести никакой ответственности за тот произвол, за тот хаос, который посеяли в Магической Британии. И вот теперь мне хотелось бы спросить каждого члена нашего общества – неужели с нас не довольно? Не довольно этого страха, неопределенности, нестабильности, лживых речей и полной безответственности тех, кто призван защищать нас? Я ведь не зря в начале своей речи сказал, что я и мой оппонент в полной мере символизируем тот выбор, который должна сделать Британия. Он – высокопоставленный чиновник Аврората, тот, кто должен отвечать за нашу безопасность, за торжество справедливости, за соблюдение наших прав. Должен, но… отвечает ли? Он сам символ той старой системы, которая изжила себя, прогнила насквозь, трещит по швам. Как и многие маги и волшебницы нашей страны, я не хочу дольше терпеть этот беспредел и хаос. Я хочу жить в стране, где царит порядок и спокойствие, где нет испуганных замученных детей и зажравшихся чиновников, где каждый уверен в своем завтрашнем дне, в будущем своих детей и внуков. Уверен, пришло время поганой метлой вымести из Министерства всех тех ,кто не первый год паразитирует на наших шеях, кто наживается на наших бедах ,кто множит наши слезы. Пришло время Британии сделать правильный выбор – выбор нового пути. Именно поэтому я и выдвинул свою кандидатуру на этих выборах. Я не могу и не хочу стоять в стороне ,когда наш мир отдан на поругание таким вот безответственным и близоруким чиновникам, служакам, карьеристам. Я хочу повести магическое сообщество к лучшей, справедливой, достойной жизни. И на этом новом пути я хочу идти первым – чтобы первым грудью встретить все трудности, заслонить и уберечь поверивших в меня избирателей от всего того зла, которое наплодили мои предшественники. Я готов брать на себя ответственность, готов жертвовать, трудиться не покладая рук. Я верю – новая, лучшая жизнь ждет нас, стоит лишь протянуть руку и сделать шаг на новом пути.

Люциус Малфой: Войдя в зал, огляделся, быстро выискав себе место рядом с чистокровными магами. Сел, негромко обменявшись со знакомыми короткими приветствиями. Продолжая улыбаться направо и налево, окинул изучающим взглядом Малсибера. Сам не мог до конца понять, нужно ли продолжать еще этот фарс под названием "выборы". Ведь вернувшийся Темный Лорд, так легко справившийся с Дамблдором, мог так же легко захватить Министерство, освободить заключенных Азкабана. Тем более с помощью оставшихся верными Ему Пожирателей. Кивнул очередному знакомому чиновнику, сидевшему впереди. Один Мерлин мог понять, что сейчас происходит в голове Лорда. Зачем Ему понадобился этот пафос с возвращением, эти сомнительные эффекты? Внимательно посмотрел на Малсибера, начавшего говорить первым. "Выборы... пусть будут выборы"-снова прокрутил в голове слова Темного Лорда... В любом случае, начатое стоит хотя бы попробовать завершить. Тем более, что Лорд, в сущности, против не был. Дослушал Малсибера до конца. Одобрительно кивнул кандидату - молодец.

Джеймс Поттер: Дождался, когда Малсибер заткнется и сделал шаг вперед. - Дорогие друзья! Жители магической Англии! Приближаются выборы Министра Магии, и всем нам предстоит сделать свой собственный выбор. Так уж получилось, что третий кандидат выбыл из гонки, и выборы приобрели еще больший накал. Не секрет, что мы с моим уважаемым оппонентом лордом Малсибером придерживаемся совершенно противоположных взглядов на большинство проблем современной магической Англии. И вы видели только что подтверждение этому факту в яркой, но довольно-таки бессодержательной речи лорда Малсибера. Мой оппонент заявляет, что откроет новую дорогу магическому сообществу. Но, на самом деле, лорд Малсибер представляет собой, наоборот, все самое старое, отжившее, замшелое, что есть в нашем мире. Несомненно, было бы самонадеятельно с моей стороны сказать, что я являюсь лучшим политиком, чиновником или обладаю большими связями среди магических семейств, чем мой оппонент. Это не так. За мной не стоят могущественные кланы и старинные семьи магов с бездонными кошельками и деловыми знакомствами в министерстве. Я опираюсь лишь на поддержку своих друзей и всех тех людей доброй воли, которые стремятся сделать нашу жизнь лучше. И, к сожалению или к счастью, у меня нет высокопоставленных друзей из министерства. А как насчет моего оппонента? Вспомните: на чьи деньги финансировались выборы до этого дня? На чьи деньги к власти приходили «прожирающие» все чиновники? На деньги отдельных богатых старинных магических семейств, таких же, к которым принадлежит мой уважаемый оппонент. И тогда становится ясно, чьи интересы защищают эти чиновники, кто ответственен за все то плохое, что случилось в нашей стране. Я работаю в Аврорате, в ругаемом мною и лордом Малсибере Министерстве Магии. Рискую иногда жизнью под ударами темных заклинаний, а иногда умираю от скуки над отчетами. Бывает и такое в нашей работе. И моя жена – тоже аврор, тоже полевой агент, она подвергается опасностям наравне с другими аврорами. А ведь мы могли бы вести такую же праздную жизнь, не неся никаких обязательств перед обществом. Но, благодаря своей работе, я знаю многие проблемы изнутри, наблюдая их, борясь с ними. И я понимаю, что мои средства как аврора исчерпаны. И, если я хочу сделать что-то большее, необходимо решиться на следующий шаг. Почему я стремлюсь к этому? Не буду прикрываться пустыми и громкими словами. Мои мотивы глубоко личные. Да, я действительно умер десять лет назад, умер, защищая свою семью. И пусть это звучит очень высокопарно, трудно представить лучшую смерть. Год назад я вернулся к жизни, а мой сын, которого мы с моей прекрасной Лили пытались спасти – погиб. Было ли это расплатой? Жестокой шуткой мирового равновесия? Я не знаю. Но я знаю точно, что моя главная цель - защищать. Защищать общество от коррупции, от темных магов, прикидывающихся добросовестными гражданами, от войн. Это будет мой памятник, дань сыну, которому я не смог помочь. Но в одиночку сделать это невозможно, и даже Министерство Магии в одиночку не справится с такой задачей. И десятки наемных специалистов спасуют перед этой задачей. Только мы все вместе сможет повернуть развитие магической Англии на правильную дорогу. И в этом мне нужна ваша поддержка. Можно нанять десятки и сотни специалистов, которые напишут изумительную программу. Однако, есть замечательное выражение: ни один план не выдерживает прямого столкновения с противником. То же самое будет и с любой программой. Хорошая программа – лишь начало любого дела. Воля к изменениям, желание сделать жизнь лучше, поддержка людей – вот, что реально важно для любых реформ. Не важно, кто победит на этих выборах, главное - понимать одно: министерство Магии не добрый дедушка, не строгий, но заботливый отец, который решит за нас наши проблемы. Только сообща мы сможем привести нашу страну к процветанию. Поэтому, я надеюсь, что вы выразите свою поддержку предложенным реформам, не только проголосовав за меня на предстоящих выборах, но и в дальнейшем, принимая участие и поддерживая проводимые нами реформы.

Рита Скитер: Хмыкнула, приказав Прытко Пишущему Перу временно остановиться. - Я смотрю, мы уже плавно перешли ко второй части банкета. Мистер Поттер нападает на мистер Малсибера, мистер Малсибер может начинать отбиваться, раз такое дело. Надеюсь, ваши вопросы друг к другу не сведутся к взаимным обвинениям в старости, господа. Итак, переходим к вопросительной части. Поскольку последнее слово осталось за мистером Поттером, первым задает вопрос оппоненту мистер Малсибер.

Актеон Малсибер: Непонимающе глянул на оппонента, удивился – зачем это он шагнул? Не иначе как нашел необходимым положить куда-то свое, зажиревшее на казенных харчах, брюхо. Услышал слова ведущей, призывающей переходить к взаимным вопросам, ухмыльнулся. -Мистер Поттер, вы так много нам рассказывали о своей работе, а чем вы можете похвастаться? Какими достижениями? Ну хоть взять последнее нашумевшее дело Северуса Снейпа, которое, как всем известно, именно вы расследовали. Вы довели до суда всеми уважаемого невиновного человека, упустили настоящего преступника. Вы собираетесь так же браво работать и на посту министра?

Джеймс Поттер: - Ну, мистер Малсибер, знаете, если вы продолжите задавать такие вопросы, я действительно поверю, что вы ничего не знаете ни о работе Министерства, ни о законах. И слухи, что вы являетесь одним из теневых правителей и «спонсоров» высших чиновников, не соответствуют действительности. Неизвестное лицо, использовав весьма могущественную магию, атаковало несчастную ученицу, приняв облик профессора Снейпа. Свидетелями были несколько человек. Это было, несомненно, подстроено, чтобы опорочить имя заместителя директора Хогвартса. К счастью, в самом начале расследования были найдены указания на то, что, возможно, профессора Снейпа подставили. Естественно, мы расследовали и это направление. Допросы свидетелей, дававших показания в пользу защиты, проводились сотрудниками аврората и, благодаря сотрудникам аврората, появились в деле. Более того, доказать невиновность профессора Снейпа можно было бы и гораздо проще. К нашему сожалению, сам бывший обвиняемый не проявил вообще никакого желания сотрудничать со следствием. Не является тайной, что наши личные отношения оставляют желать лучшего. Мой долг, как аврора, заставляет меня относиться ко всем подозреваемым одинаково беспристрастно. К моему громаднейшему огорчению, профессор Снейп не смог окончательно переступить через свою неприязнь ко мне. Обвинения были слишком тяжелы, а некоторые доказательства были излишне очевидны. Освободи мы профессора Снейпа сразу же, его репутация оказалась бы под постоянным гнетом, а Аврорат обвинили бы в непрофессионализме. Примерно так, как сейчас делаете вы. Что же, неблагодарность – участь профессии авроров. К счастью, грязная пиар компания, лапша которой, по-видимому, повисла и на ваших ушах, когда-нибудь закончится, и правда восторжествует. Что касается ущерба от произошедшего в школе, то, может, вы бы смогли уменьшить его, не покиньте вы Хогвартс за неделю до событий. Может, вам стоит устроиться работать в Аврорат? Ведь, насколько я знаю, до сих пор вы нигде официально не работали? Конечно, вступительные экзамены на курсы молодых авроров очень сложны. Я даже не знаю, справится ли с ними такой блистательный волшебник как вы. В любом случае, я хочу заверить всю магическую общественность, что расследование дела не остановилось и продолжится в независимости от моей дальнейшей политической судьбы. Теперь, когда невиновный официально оправдан, мы можем сконцентрироваться на основных подозреваемых, имена которых мы еще долго не сможем озвучить в интересах следствия. Но пусть они знают – им не уйти. - Теперь, как я понимаю, моя очередь задавать вопрос. Я не собираюсь атаковать своего оппонента и обвинять его, в свою очередь, во всех смертных грехах. Я задам вопрос, который, наверное, волнует каждого избирателя. Какие ваши личные качества, квалификация, опыт работы сделают вас хотя бы терпимым Министром Магии?

Актеон Малсибер: -В отличии от вас, мистер Поттер, я не привык расхваливать себя. Убежден, что за человека должны говорить его поступки. Мне странно, что вы гордитесь своей профессией, которая сегодня почти сроднилась с профессиями тюремщика и палача. В свое время такие же «талантливые» авроры, как испуганные щенки дрожавшие при одном только имени Темного Лорда, хватали едва ли не подряд всех слизеринцев и отправляли в Азкабан, состряпав такие же гнилые дела, какое вы пытались повесить и на выпускника Слизерина Снейпа. Вы можете сколько угодно лгать избирателям, но я то прекрасно знаю, чего стоят ваши слова. Вас так интересовало ,чем я занимался? После окончания Хогвартса я возглавлял благотворительный фонд помощи детям, созданный моей семьей. А потом…. Потом я провел не один год в Азкабане – благодаря такому же бравому служаке, как вы. Чему научили меня эти годы? Они закалили мою волю. Я знал, что рано или поздно справедливость восторжествует. Я верил, что невиновным не место в тюрьмах. Я понял, что распоясавшимся аврорам, возомнившим себя безнаказанными, не место в Министерстве. Достаточно непросто усваивать уроки жизни по соседству с дементорами, но, полагаю, я был неплохим учеником. Я обрел свободу, вернул себе утраченного сына, отыскал брата, воссоединился с друзьями. Я знаю, что такое правда, знаю, ради чего стоит жить и умереть. Я знаю, что ценно на самом деле. Я не писал отчеты – вы правы, я не мастер в этом деле. Когда вы перекладывали свои папки из шкафа в стол, не видя за сухими цифрами бумаг живых людей, я был той самой цифрой в вашем отчете, мистер Поттер. И поэтому я знаю, что отчеты и цифры – сами по себе ничего не значат. Важны люди, которые стоят за ними. Вы видите строчки, числа, таблицы, а я вижу людей, живых людей с их проблемами, бедами и горестями. Я не хочу давать себе оценку – пусть за меня это сделают избиратели. Только им решать: достоин ли Актеон Малсибер быть Министром. -Теперь, полагаю, моя очередь? Мистер Поттер, я не поленился и прочел и вашу довольно многословную программу. Вы в ней выступили ярым противником частных пожертвований на министерские проекты. Откуда же, собственно, вы планируете брать деньги для наполнения казны? Ведь вам же известно, в каком плачевном состоянии она находится сегодня? Во всей вашей программе я так и не нашел упоминания сколько-нибудь серьезного способа пополнения бюджета. Кроме, разумеется, совета всему магическому сообществу затянуть потуже пояса. Или это был не совет, а угроза?

Джеймс Поттер: - Мистер Малсибер, осторожнее. Не забывайте, что вы никогда не поддерживали Вольдеморта и являетесь противником его идей. А то в вашем голосе сквозит уж слишком большое обожание, когда вы упоминаете его. Я думаю, для всех, кто пережил страшные времена первой войны, известно, что больше всех перед Вольдемортом дрожали те, кто служил ему. Хотя кому я это рассказываю, вы-то точно все знаете. Так же все знают, что, только благодаря усилиям авроров и нескольких смелых граждан, нам всем удалось пережить войну и сохранить наш мир. Мне искренне жаль, что вы в злобе оскорбляете людей, которые отдали свои жизни, чтобы все остальные смогли дожить до этого дня и услышать ваши слова. Заходите к нам в Аврорат. Я покажу памятную доску с именами всех авроров, погибших в годы той войны. Поверьте, мистер Малсибер, я искренне сочувствую, что вы провели восемь лет в тюрьме. Естественно, я ознакомился с вашим делом уже после своего воскрешения. Аврорат не безгрешен, но винить только его было бы громаднейшей ошибкой. Осудили вас по решению Визенгамота, освободили - тоже по решению суда. Если бы в Аврорате сидели палачи и тюремщики, то оправдательным показаниям просто не дали бы ход. Я бы и сам занялся этим делом, чтобы все выяснить, да вот только тот несчастный лавочник исчез вскоре после того, как изменил свои показания. Вы случайно не знаете ничего о нем? Подводя краткий итог вашей горячей оправдательной речи: у вас нет ни опыта работы, ни малейшего представления о том, как может и должно работать правительство, программу за вас напишут другие люди, настоящие специалисты и, по-видимому, маглы. Кстати, надеюсь, вы не нарушаете статут секретности? Ваша главная цель - отомстить Аврорату за ваше заключение в Азкабан. И сделать вы это все хотите на деньги ваших богатых спонсоров, узаконив коррупцию и продав Министерство Магии на корню кучке богатых магических родов и превратив остальных жителей магического мира то ли в иждивенцев, то ли в бесправных рабов. Прошу прощения, мистер Малсибер, но думаю, не только я буду против такого будущего. Давайте четко разделим понятия. Я горячо поддерживаю начинания, подобные вашему семейному фонду. Вот в чем ваше призвание! Уверен: на посту председателя фонда вы - на своем месте. Но при этом расходы такого фонда должны быть прозрачны и открыты всем, а управление фондом должно находиться в руках общественности. Совершенно другое дело «частные» пожертвования непосредственно чиновникам министерства. Это уже прямой подкуп и, как таковой, должен преследоваться по всей строгости. Ибо чиновник начинает принимать решение в угоду своему «спонсору», а не на пользу общественности. Что , учитывая всевластие министерства, и приводит к подобным кризисам. К сожалению, в нашем мире вопросы экономических преступлений не урегулированы вовсе. Отсутствует также система контроля над работой министерства. Идеи по решению этой проблемы я предложил в своей программе. Кроме того, в своей программе я остановился, пусть и частично, на экономических вопросах: странно, что вы не заметили. Видимо, все ваше внимание поглотило написание собственной программы. Но для вас я готов снова вкратце пройтись по основным пунктам: 1. Заставить работать деньги, лежащие мертвым грузом в ячейках Гринготса. Деньги должны приносить новые деньги своим владельцам в виде прибыли от предприятий и процентов с вкладов, и поступать государству в виде налогов. 2. Способствовать появлению новых магических фирм и расширению торговли как в магическом мире, в том числе с общинами других разумных существ, так и с миром магглов, если это будет экономически оправдано, и не повредит нашему миру. 3. Нормализация работы Министерства, в том числе в сфере сбора налогов, должна не только увеличить поток денег в казну, но и защитить их от разбазаривания и воровства. Необходимо отметить, что я стараюсь быть крайне осторожным в вопросе налогообложения. Это могущественный инструмент, которым можно и полностью поломать весь экономический процесс в стране. - Мистер Малсибер, вы, судя по программе, являетесь поклонником, максимы одного русского писателя: «краткость – сестра таланта». Из вашей программы вообще нельзя сделать никаких выводов о том, что же вы все-таки предлагаете. Разъясните хотя бы несколько пунктов: какие жилые комплексы вы хотите благоустроить, на какие средства, как и по отношению к чему вы хотите укрепить курс галлеона?

Актеон Малсибер: Выслушал пространную речь оппонента, усмехнулся. -Мистер Поттер, вы забыли добавить ,что еще я ем детей… Кстати, я, действительно, хотел бы взглянуть на эту вашу памятную доску. В частности, есть ли на ней портреты тех авроров, которые в ходе магической войны на допросах применяли к подозреваемым Непростительные? Вы, кажется, тогда уже служили в Арорате и, конечно, помните, как после принятых с подачи Крауча законов была существенно «упрощенна» процедура следствия. Авроры стали применять к подозреваемым Непростительные на допросах. Интересно, сколько несчастных под Круциатусом признали себя виновными? Сколько из них до сих пор гниет в Азкабане? А ведь многие из них получили поцелуй дементора… Что ж, это видимо, в вашем представлении и есть справедливость – развязать террор против своих же сограждан, устроить массовые расправы без суда и следствия, а палачей, конечно, поместить на памятную доску. Великолепно, что и говорить!..Но моя цель – не месть, моя цель – порядок. Я лишь хочу, чтобы в Аврорате работали достойные волшебники, способные защищать и оберегать нас. А что касается перечисленных вами способов наполнения казны, то тут у меня возникают уже попросту риторические вопросы. Например, знают ли гоблины, что вы вознамерились поменять схему работу их банка? И как они на это отреагировали? Зная этих созданий, полагаю, они посоветуют отправиться вам ко всем фестралам с такими реформами. И чем, интересно, вы намерены торговать с кентаврами и русалками? И как можно способствовать появлению новых фирм без «налоговых каникул», что неизменно приведет, с одной стороны, к недопоступлениям в бюджет денег, а с другой – к созданию неравных конкурентных условий и, как следствие, к разорению не один год работающих торговцев, которые как раз исправно налоги и уплачивали. Замкнутый круг, мистер Поттер. Снисходительно улыбнулся. -Что до моей программы, я готов разъяснить вам все оставшиеся для вас непонятными места. Галлеоны ,как я надеялся вы знаете, можно обменять в Григоттсе на фунты- стерлинги. Именно так обычно поступают магглорожденные волшебники, когда отправляются в Хогвартс. Так вот, учитывая экономические трудности магического сообщества, гоблины уже не первый месяц корректируют обменный курс галеона. И поверьте, это никак не идет на пользу нашей валюте. Хотел бы спросить, давно ли вы были в лавках, мистер Поттер? Вы вообще видели ,как растут цены? Вас интересует, что я хочу благоустроить? Я бы посоветовал вам наведаться в Лютный переулок. Грязь, сырость, темнота и крысы – ни единого фонаря. А некоторые участки Косой аллеи? Покосившиеся здания, разбитая мостовая, антисанитария и страшная вонь. Когда в последний раз Министерство посадило хоть одно дерево, обустроило хоть один парк или сквер? И я совершенно не вижу ничего дурного в том, что богатые магические семьи финансируют отдельные проекты Министерства. Заметьте, не пополняют карманы чиновников, а выделяют деньги на конкретные целевые программы, официально проводят их по счетам Министерства. Вы видите здесь коррупцию, а я усматриваю в этом высокий гражданский долг, единение магического сообщества, солидарность всех волшебников Британии вне зависимости от их социального положения или происхождения. Глотнул воды из стоящего рядом стакана. -Учитывая все, что здесь сегодня было уже сказано, я хотел бы спросить у своего оппонента - что может предложить Магической Британии такой министр, как он? Какими такими знаниями и опытом обладает человек, пропавший и по слухам убитый в 21 год и чудом оживший год назад? Кроме, естественно, перекладывания отчетов из папки в папку. Если мне не изменяет память, ваш лучший друг - Сириус Блэк предал вас, за что, собственно и сидит в Азкабане. И как будет формировать команду Министр, который даже друзей не умеет выбирать? Как сможет он защитить нас, если даже собственного сына не смог уберечь?

Джеймс Поттер: Стиснул зубы и попытался успокоиться, сосчитав до десяти. - Мистер Малсибер, я вижу, что вам катастрофически не хватает аргументов. Вы готовы ухватиться за любой слух, за любую гадость, приписать мне и другим аврорам любое злодеяние, лишь бы возвысить себя. Вы даже не постеснялись притянуть сюда гибель моего сына, хотя только недавно распинались, какой замечательный вы отец и как вы любите детей. Теперь видно, что каждый человек для вас - лишь средство в вашей грязной политической игре. Так что, да, детей вы едите. Пусть даже и в переносном смысле. Нет, мистер Малсибер, я не работал в Аврорате во время войны, хотя и состоял в Сопротивлении. Так что, я спокойно могу заявить: это они, а не я! Но, как аврор, я разделяю не только славу, но и вину своего департамента. Да, во времена общей паники, упадка, приближающейся гибели нашего общества, авроры получили официальное разрешение на использование непростительных заклинаний. Означает ли это, что все авроры сразу стали убийцами и палачами? Конечно, нет. Каждый случай неправомерного применения непростительных заклинаний расследовался. Заставляли ли кого-нибудь оговаривать себя под пытками? Таких фактов не обнаружено. Означает ли это, что все авроры безгрешны? Тоже нет. В те годы совершалось много ошибок со стороны Министерства, преступных ошибок, ужасных ошибок. Одна из них коснулась близкого мне человека, так что я знаю, о чем говорю. И мы только начинаем исправлять эти ошибки. Вытянул из папки отпечатанный лист бумаги. - Вот здесь листовка, приготовленная для распространения среди избирателей. Я позволю себе процитировать пару пунктов из раздела «Реформа Визенгамота, судебной и правоохранительной системы» Г) Визенгамот имеет право проводить свои собственные расследования, но без права ареста и накладывания санкций до судебного разбирательства. Д) Запрещено заключать подозреваемого в Азкабан без судебного разбирательства с присутствием адвоката. И, как раз упомянутый вами мой друг Сириус Блэк, был заключен в Азкабан без суда и следствия. В настоящий момент я добиваюсь открытия дела и нового судебного слушания, на котором я буду свидетельствовать в его пользу. Сириус Блэк не предавал меня! Подумал про себя: «А предал меня совсем другой…». - Что касается реформы Гринготтса: внутреннюю структуру она изменит минимально. Это будет, по-прежнему, внутреннее дело общины гоблинов. Но, если мы откроем перед ними новые финансовые возможности, например, кредитование нового бизнеса, то гоблины будут с нами. Что касается обменного курса галлеона к фунту: вы, несомненно, знаете, что этот курс определяется политическими решениями Министерства, а не реальной экономической ситуацией. Даже сейчас, когда цена на золото за последние десять лет в маггловском мире упала чуть ли не вдвое, магглы платят за галлеон в шесть раз меньше его реальной стоимости. Так что, экономические трудности магического мира тут не при чем. Я думаю, гоблины просто бесятся от такой ситуации. Поэтому они благосклонно отнесутся к нашим предложениям. Мистер, Малсибер, так стройте скверы и сады. Почему нет этого? Но нет, почему-то все деньги тратятся только на прямой подкуп чиновников. Кстати, как вы хотите организовать мероприятия по благоустройству? Я, конечно, верю, что ваши покровители скопили немало денег за столетия. Но сколько это будет продолжаться? Вы будете лично упрашивать своих друзей отдать деньги или просто отберете у своих противников, по примеру древнеримских проскрипций? Вы ведь так и не предложили, как сделать финансовую систему работоспособной. А значит, каждый раз, когда понадобятся деньги, будет аврал и судорожные метания. Пусть лучше будут трудные переговоры с гоблинами, тяжелые реформы, но мы построим такую финансовую систему, которая будет работать и приносить пусть и не гигантские, но стабильные деньги в бюджет. Благосостояние граждан и всего нашего мира не должно зависеть от прихотей кучки богачей. Мистер Малсибер, только что вы отказались отвечать на подобный вопрос вам, а теперь задаете его мне. Странно, такое впечатление, что своих идей у вас мало. Впрочем, это было заметно и по вашей куцей программе. На вопрос о Сириусе Блэке я уже дал ответ. К счастью, отчеты составляют лишь часть моей работы как аврора. Но я, хотя бы, знаком с ними. Если вы думаете, что можете избежать отчетов, аналитических записок, программ и прочего, находясь на государственной службе, то вы еще наивнее и неподготовленной, чем кажетесь. Необходимо, естественно, избавиться от ненужной бумажной волокиты, но, я думаю, что назревшая реформа Министерства должна решить эту проблему. В любом случае, благодаря своей работе в Аврорате, в том числе и неоднократно упомянутыми вами отчетам, я составил для себя картину происходящего в Министерстве и понимаю, как оно работает сейчас. А значит, могу предложить и соответствующие реформы. Разумеется, большую часть службы аврора все равно составляет выслеживание преступников, темных магов в первую очередь. Не скрою, я не всегда был успешен, однако, сумел достичь определенных результатов. Но стремиться есть куда, конечно. Это дало мне, как ни странно, хорошую школу жизни. Укрепило желание помочь людям, защитить их. Как… - И, да, мистер Малсибер, возвращаясь к вопросу о моем погибшем сыне. Вышел из-за кафедры, подошел к своему оппоненту и швырнул ему перчатку в лицо. - Надеюсь, вы не откажете мне в дуэли, когда это все закончится?

Рита Скитер: Захлопала в ладоши. - Ого, какие страсти! Зачем же ждать "когда все закончится", давайте прямо сейчас, господа. Дуэль - достойное завершение дебатов. Если один из вас будет убит, второй выиграет выборы досрочно, ведь других кандидатов-то нет! Рассмеялась сама от собственной шутки.

Люциус Малфой: Моментально напрягся, услышав о дуэли. Поспешно встал. - Мисс Скитер! Давайте все же не будем превращать серьезное политическое мероприятие в балаган. Здесь собрались уважаемые в магическом сообществе люди... Жестом указал на ту часть зала, где сидела более-менее приличная публика. - Они пришли, чтобы послушать кандидатов, задать им интересующие их вопросы. Давайте все таки дадим им такую возможность. Смерил Поттера ледяным взглядом. - Мистер Поттер... уважайте своих потенциальных избирателей. Если у вас есть какие-то претензии к вашему оппоненту... и вы сторонник старых маггловских обычаев... Указал тростью на брошенную перчатку. - Определяйтесь с секундантами, местом и временем в установленном порядке. Не втягивайте всех присутствующих в выяснение ваших личных отношений.

Актеон Малсибер: Глаза вспыхнули яростью, когда лицо соприкоснулось с перчаткой, проследил, как она приземлилась на кафедру и расположилась рядом со стаканом. Лицо перекосило нечто, совершенно отдаленно напоминавшее улыбку. Полностью проигнорировал высказывание журналистки. Медленно и размеренно поаплодировал. -Прекрасная, показательная иллюстрация того, у кого из нас, мистер Поттер, на самом деле закончились аргументы. О да…достойнейшее поведение для кандидата в министры. Вы таким же способом собираетесь общаться и со всеми своими оппонентами, среди которых, в случае вашей победы, будут и международные дипломаты? Ухмыльнулся. -Тогда нам непременно следует готовиться непрекращающимся войнам, господа. Сжал в руке перчатку. -На сколько я понимаю, таким вот … своеобразным методом - в лучших традициях неволшебников - вы требуете сатисфакции? Сдержанно кивнул. -Что же, я удовлетворю ваше требование. И…да, я согласен с лордом Малфоем – отступать от порядков проведения дуэли не стоит. Особенно учитывая ваш нынешний статус. Ну а сейчас, все же, предлагаю вернуться на место и уважить избирателей возможностью обратиться к нам вопросами.

Джеймс Поттер: - Ну что вы, мистер Малсибер, я уверен, что иностранные дипломаты – все как один вежливые, культурные люди, обладающие хотя бы минимальными знаниями о предмете спора и уважающие чувства других людей. Пусть даже в пределах дипломатического протокола. Но к вам это не относится. - Что касается способа, которым я вызвал вас на дуэль, то, считайте, что я оказал вам честь. Вы же знаете, откуда пошел обычай со свиньей? Когда-то давно, еще до постройки Хогвартса, рассорились друг с другом два самых могущественных магических рода Англии того времени. Решить свои споры в прямом столкновении они не могли – это означало всеобщую магическую войну, поэтому, гадили друг другу исподтишка. Так продолжалось пару поколений, пока один старый глава рода не сыграл злую шутку над своим более молодым противником. Достигнув вершин в искусстве трансфигурации, он сумел превратить самую грязную свинью из своего стада в прекрасную юную девушку. Путем интриг, подкупа и Мерлин знает еще чего, он смог подсунуть эту «свинью» в постель к своему сопернику. Представляете изумление несчастного мага, проснувшегося после бурной ночи не с девушкой-красавицей, а с грязной свиньей, да еще с клеймом своего самого ненавистного соперника? - Впрочем, мистер Малсибер, если вы большой поклонник свиней, то я позабочусь, чтобы отборный экземпляр доставили к вам. Правда, я-то в свиньях, увы, не разбираюсь. Надо будет попросить мистера Малфоя помочь, он, видимо, большой эксперт в этом деле, да и ваши вкусы он, наверняка, знает. - Но, действительно, мы слишком увлеклись. Давайте послушаем вопросы избирателей. Обратился к зрителям. - Я готов ответить на все ваши вопросы, насколько позволят рамки дебатов.

Альбина Варвик: Медленно, чуть потягиваясь, поднялась со своего кресла, в котором с флером легкой заинтересованности слушала дебаты двух кандидатов. Сделала несколько шагов к кафедрам, заговорила, обращаясь к первому кандидату: - мистер Поттер, несколько вопросов. Начну с того, который, пожалуй, волнует всех присутствующих в этом зале. Вы появились внезапно, необъяснимо и неожиданно. Каковы шансы и гарантии для нас, простых избирателей, что Вы не исчезнете так же внезапно, необъяснимо и неожиданно, как появились, став министром магии? Меня, как и всех собравшихся здесь, интересует реальность, а не обещания. Следующий вопрос, - с легкой улыбкой посмотрела на перчатку, - насколько допустимо для Вас, как для возможного министра магии, проявление эмоций в ответственный момент и как живая эмоциональность министра спасет Британию? Наконец, Ваши слова о беспрецедентном участии Аврората в деле спасения мистера Снейпа от несправедливой кары того же Аврората. Вам не кажется, что речь идет о змее, кусающей собственный хвост? Я не спрашиваю Вас о том, почему господин Прокурор давал обвинительную речь, если Аврорат приложил все усилия для оправдания оправданного - это типичная для Британии проблема, когда левая рука игнорирует правую. Я спрашиваю Вас - каковы результаты Вашей, как руководителя следствия, работы над ошибками, которые, безусловно, были? Благодарю. Остановилась, с вниманием посмотрев на Поттера и не торопясь садиться.

Джеймс Поттер: - Мисс Варвик, спасибо за интересные вопросы. Я постараюсь ответить на них по порядку. Во-первых, что касается моего появления. Увы, никаких гарантий я дать не могу. Каким образом я снова появился в мире живых - неизвестно. Может быть, та сила, что вернула меня сюда, способна и отправить меня обратно. Более того, даже без всякой мистики, я могу погибнуть уже завтра, выполняя задание своего начальства. Так что, я могу пока только заверить, что приложу все силы в случае моего избрания для проведения обозначенных реформ. Второй вопрос. Возможно, я прореагировал излишне резко. Но такое поведение спускать нельзя. Магические дуэли - это совершенно обычный способ решить вопрос чести. Согласитесь, что после выборов такая дуэль была бы невозможна. Как раз в силу разного статуса. Третий вопрос. Мисс Варвик, вам-то более чем кому-либо известно, что функции Аврората не предусматривают возможности карать кого-либо. Аврорат не имеет никакого отношения к обвинению. Мистеру Малсиберу позволительно совершать такие ошибки, но вы-то известный адвокат, мисс Варвик. Что касается итогов расследования, то работа ведется. Одной из главных проблем системы магической правоохраны является отсутствие научных средств и методов ведения расследования, в том числе и работы с уликами. Если вы знакомы с ситуацией в мире магглов, то вам должна быть известна техническая оснащенность служб правопорядка. Увы, в нашем мире магия работает, прежде всего, на преступника, позволяя совершать своего рода «идеальные» преступления. До сих пор отсутствуют достоверные способы опознания человека, использующего оборотное зелье, нет магических отпечатков использования волшебной палочки и так далее. Работы в этом направлении ведутся, но, увы, не находят должной поддержки. - Надеюсь, что смог ответить на ваши вопросы мисс Варвик. Если есть еще, то ради Мерлина, прошу.

Альбина Варвик: - Благодарю за ответы, мистер Поттер, однако мне кажется, Вы ответили не на те вопросы, что я задавала. По первому вопросу - если Вы не можете ничего сказать относительно долговечности Вас как министра - что делать нам, если завтра Вы внезапно исчезнете? Выбирать министра вновь, парализуя работу всего Министерства? От такого неясного положения дел магическое общество лишь проигрывает. По второму вопросу - боюсь, если Вы проведете подобную дуэль ДО выборов - мистер Малсибер будет вправе подать иск о признании выборов незаконными вследствие использования недопустимых методов конкуренции. Особенно в случае, если опытный аврор причинит ущерб гражданскому лицу, являющемуся его основным конкурентом в борьбе за кресло министра. Кроме того, подобное поведение дает возможность предъявления нескольких гражданских исков. И поэтому я еще раз спрашиваю, как подобная эмоциональность в будущем поможет Британии, и не можно ли будет ожидать от Вас в будущем столь резких и эмоциональных поступков. И завершая, позволю себе ремарку по третьему вопросу. Как Вам хорошо известно, в своих доводах Прокурор всегда опирается на данные, предоставленные следствием и дознавателями, поэтому опрометчиво говорить, что эти структуры не взаимосвязаны. Вы же не возьметесь утверждать, что господин Обвинитель на процессе действует самостоятельно и никак не связан с результатами работы Авроров-дознавателей? В противном случае, зачем нужен этап предварительного следствия? Я так и не услышала, какая именно работа уже проведена и есть ли хоть какие-то положительные выводы - не только по технической, но и по организационной части, или же нам ждать подобных провальных с точки зрения работы аврората дел в будущем. Благодарю.

Джеймс Поттер: - Скажите, мисс Варвик, вы бы стали голосовать за министра, который будет всю оставшуюся жизнь жить в бункере потому, что может умереть? Такое поведение, мне кажется, недостойно не только министра Магии, но и любого мужчины. Вы требуете от меня гарантий, что меня не убьют? Простите, мисс Варвик, я не могу дать таких гарантий. Если, вы по этой причине сочтете меня недостойным кандидатом, мне очень жаль. А как вы представляете такую дуэль после выборов? Если победит мистер Малсибер, то меня обвинят в том, что я хочу ему отомстить. Если я стану министром Магии, то все решат, что я так расправляюсь со своим оппонентом. Нет уж, если дуэли и быть, то сейчас, когда мы в равных правах. Если Малсибер чувствует себя неуютно и чувствует мое превосходство, как действующего аврора, то я готов обсудить любые разумные ограничение на использование заклинаний. К тому же, мистер Малсибер может просто принести мне свои извинения. Мисс Варвик, я думаю, что магическая дуэль намного более честный способ решения подобных вопросов, нежели чем подавать друг на друга в суд, как это принято в маггловском мире. Успех дуэли меньше зависит от толщины кошелька. Мисс Варвик, почему провальной? Только потому, что профессора Снейпа не засадили за решетку? Не поддавайтесь на пропаганду мистера Малсибера, у Аврората нет цели пополнить камеры Азкабана. В ходе расследования нам удалось найти достоверные доказательства невиновности Снейпа, доказательства того, что его подставили. Аврорат - не машина по превращению всех граждан в узников, наша главная цель – защита граждан, в том числе и подозреваемых от ложных обвинений. Это, конечно, не так эффектно смотрится в отчетах, и плохо для пиара, но такова наша работа. И пока я имею хоть какое-то влияние в Аврорате, защита граждан останется приоритетной целью. Как только стало понятно, что Снейп невиновен, и были собраны доказательства этого, а поймать истинного преступника по горячим следам не представляется больше возможным, по причинам, которые я озвучил ранее, я был вынужден заняться другим делом. И вся тяжесть расследования легла на плечи моего замечательного помощника, который был вынужден заниматься расследованием почти в одиночку. То, что профессор Снейп жив и не гниет в тюремной камере Азкабана, во многом, заслуга аврора Нортона. Увы, у нас много теоретиков, знающих, как все исправить и как всех защитить, а практиков как раз не хватает. Увы, быть добрым и хорошим не так интересно, рисковать своей жизнью и общаться с далеко не самыми лучшими представителями рода человечества – вообще очень скучное задание. Гораздо веселее строить интриги и обвинять других в ошибках. И если вам хочется обвинить кого-нибудь, то можете обвинить меня. Я думаю, мистер Малсибер радостно к вам присоединится. Что касается методов работы обвинения, то, лучше вам поинтересоваться у них самих. Со своей стороны могу сказать, что не давал рекомендации передавать дело профессора Снейпа в суд. Но, думаю, что в конечном итоге, так даже лучше. Как я отмечал ранее, теперь профессор Снейп официально признан невиновным, его имя очищено от любых подозрений. Освободи мы его сразу же, шлейф недомолвок, намеков, упреков и подозрений по этому делу тянулся бы за ним долгие годы.

Альбина Варвик: - Нет, мистер Поттер, речь идет не о стандартных шансах любого человека, Вы - не любой человек и своим внезапным появлением Вы выбиваетесь из стандартного мироположения, в котором люди внезапно не появляются. Речь идет исключительно об этом, но мне кажется, я поняла Вашу позицию по этому вопросу. Касаемо защиты от ложных обвинений - именно поэтому, находясь под Вашим арестом, мистер Снейп был доведен до состояния комы? Очень много патетики, мистер Поттер, если позволите мнение, мы все понимаем важность, опасность и неоднозначность профессии Аврора. Однако по существу... - развела руками. - Я не слышу конкретных ответов, из Вас вышел бы сносный адвокат, мистер Поттер. будь Вы чуть менее эмоциональны, если позволите. Спасибо за ответы, мистер Поттер. Мистер Малсибер, пока к Вам у меня один вопрос. Какие недостатки в системе правоохраны и каким образом Вы будете исправлять на посту министра Магии? С позицией мистера Поттера все ясно, Ваша программа касается этого вскользь.

Актеон Малсибер: Искренне улыбнулся, когда увидел, кто решил задать ему вопрос. -С нашей правоохранительной системой я знаком, пожалуй, ничуть не хуже моего оппонента. Правда, мы знаем ее совершенно с разных сторон. Вероятно, авроров она полностью устраивает. А почему, собственно, и нет? Зарплата, кабинет, доска почета, неплохая пенсия. Риск? Давненько я не слышал об опасных битвах, в которых бы принимали участие авроры. Вот только с другой стороны – с нашей стороны, с которой смотрит на правоохранителей вся магическая Британия, все это выглядит не так уж и радужно. Я сказал бы, что сама система не так уж и плоха. Да, у нее есть, возможно, отдельные недостатки, но они не так существенны. Полагаю, главная проблема не в форме, а в содержании. Кто стоит сегодня на страже наших интересов, кто обеспечивает нашу безопасность? Не знаю ,как вы, но я не чувствую себя в нашем мире в безопасности. Завтра может произойти что угодно – и я даже не уверен, что первой мыслью наших сограждан будет позвать авроров. Ибо – зачем? Плачевная затянувшаяся ситуация с безвластием привела к тому, что авроры возомнили себя безнаказанными – можно творить любой произвол и никто тебя не остановит – у тебя же значок аврора! Поэтому, первой моей заботой на посту Министра, если на то будет воля избирателей, станет обеспечение безопасности. Надо вытряхнуть из Аврората всю ту гниль и падаль, что там скопилась. Нам нужны новые защитники – честные ,порядочные, самоотверженные маги, не пустившие корни в кабинетах, не приросшие к своим креслам. Нам нужны те, кто защитит Британию и от распоясавшихся дементоров, и от непростительных заклятий.

Альбина Варвик: - Мистер Малсибер, такие красивые слова. Но каким образом Вы будете вычислять "всю гниль и падаль" в Аврорате и как будете находить "честных и самоотверженных магов", готовых заменить их? - Улыбнулась легкой полуулыбкой.

Актеон Малсибер: Кивнул, предельно внимательно выслушав вопрос. -Для того, чтобы навести порядок в Аврорате, я планирую, первым делом, провести переаттестацию всех авроров. Специально созданная комиссия рассмотрит личные дела всех стражей порядка. Параллельно будут подняты судебные дела последних… скажем,  десяти-двеннадцати лет. Уверен, там найдется немало примеров халатного отношения авроров к ведению следствия – так, как это было и в моем случае. Обязательно будет исследовано и последнее дело по обвинению профессора Северуса Снейпа в применении непростительного заклинания.  Цель таких пересмотров – не только провести повторные судебные разбирательства и снять обвинения с невиновных, но и привлечь к ответственности тех, кто отправлял честных и добропорядочных граждан в Азкабан. И в зависимости от степени проявленной халатности каждый запятнавший себя аврор будет или уволен, или сам окажется в кресле подсудимого.  Где мы возьмем новых людей? Поверьте, в магической Британии достаточно достойных молодых людей, желающих служить обществу. Сейчас многие из них не могут исполнить свое желание, так как штат авроров укомплектован – для них просто нет мест, другие же попросту не хотят служить рядом с сомнительными личностями, для которых высокие идеалы справедливости давно уже стали пустыми словами. Я хочу дать таким людям возможность, и вскоре все увидят, как преобразится Аврорат.  Безусловно, я – кандидат,  и сейчас все мои обещания – это слова, какими бы не были твердыми мои намерения.  Поэтому, я хотел бы, в случае моего избрания Министром, встретиться с вами всеми, собравшимися здесь, скажем, через год  после выборов. И вот тогда, уверен, мне будет,  что показать вам. 

Альбина Варвик: Кивнула, обозначая, что услышала ответ: - Ваши слова, мистер Малсибер, не позволяют не задать мне еще один вопрос. Как отнесется Визенгамот к Вашему решению пересмотреть все рассматриваемые ими дела, особенно с учетом того, что в общем порядке решения Высшего Суда пересмотру и оспариванию не подвергаются?

Тиберий Огден: Позабыв об обещанной индейке, остановился в холле. Поднес к носу пенсне, рассматривая надежды магического мира. Молодые. Зеленые. Неопытные. Какие из них к флобберчервям министры?! Внимательно и молча слушал ответы кандидатов, но на последнем перле Малсибера не смог удержаться от хохота. - Ми...ми... мистер Малсибер, какой штат укомплектован? В аврорате всего четверо сотрудников, если мне память не изменяет. Четверо! Это в десятки раз меньше, чем должно быть. Так где ваши достойные молодые люди, желающие служить обществу? Нет мест. В аврорате нет мест! Рассмеялся снова, не столько над кандидатом, не имеющим представления о происходящем в министерстве, сколько над абсурдностью нарисованной Актеоном картины.

Актеон Малсибер: - Я надеюсь на понимание со стороны членов Визенгамота. Особенно с учетом того, что дела будут пересмотрены не  в общем порядке, а в порядке исключительного производства. Основаниями для этого являются или наличие вновь открывшихся обстоятельств, или существенные процессуальные нарушения, повлиявшие на правильность судебного решения.  К вновь открывшимся обстоятельствам относятся, среди прочих, и фальсификация доказательств, злоупотребление дознавателей и следователей. Услышал комментарий Огдена, оживился. - Мистер Огден, я, конечно, не помню наизусть штатное расписание Аврората. Но с учетом того, что сейчас значительная часть сотрудников переведена на охрану Азкабана, который, напомню, покинули дементоры… Вполне возможно, что в здании Министерства никто и не видел больше четырех авроров. И это, безусловно, не столько печально, сколько пугающе. Четыре человека на страже порядка всей магической Британии? Это, скорее уже вопрос к моему оппоненту – что у них там такое происходит в Аврорате. Выдержал небольшую паузу, помял подбородок, задумался. Затем снова оживился и, прищурившись, улыбнулся. - А вообще, мистер Огден, я бы хотел предложить вам пари. Если вы не против, конечно. Дайте мне год на посту Министра Магии и я покажу вам новых авроров. В противном случае, обязуюсь отказаться от поста Министра и сложить все полномочия. Если же я окажусь прав – предлагаю вам публично съесть свою шляпу. Что скажете, идет?

Пророк: Уронил новый выпуск газеты на голову Люциусу Малфою.

Люциус Малфой: Укоризненно посмотрел на Варвик. Ну зачем же так въедаться? И тут же обернулся на голос Огдена. А этого старого дурака откуда принесло? Слушая ответ Малсибера, не заметил влетевшую в помещение маленькую сову.Неожиданно что-то свалилось на голову. "Пророк". Проведя недобрым взглядом почтальона, развернул газету. Пока Малсибер говорил, успел бегло прочесть основные статьи. Впрочем, уже прекрасно знал, что там будет. Едва прозвучало предложение пари, поднялся с места. Начал громко и резко: - Прошу простить мое вмешательство, господа, но здесь прозвучало, что сегодня наш покой охраняют... четыре аврора? Я правильно понял? В таком случае, я бы очень хотел понять, почему в такое непростое время один из тех немногих, кто должен бороться с преступностью, стоит здесь? Прошел к кафедре Поттера, положил перед ним "Пророк", открытый на статье "Черный день Лондона". Продолжил говорить обвинительным тоном: - Мистер Поттер, потрудитесь прочесть вот эту статью и объяснить нам, почему вы все еще стоите здесь, когда неизвестными взорван Тауэрский мост? Вы так увлечены предвыборной гонкой, что пренебрегаете своими прямыми обязанностями? Если авроров, действительно, так мало, а еще и вы увлеклись политикой... Кто же будет охранять правопорядок? Ваши три оставшиеся друга? Не стал возвращаться на свое место, отошел и встал у стены, опираясь на трость.

Джеймс Поттер: - Мистер, Малсибер, знаете я уже заранее боюсь за Министерство Магии вообще и за аврорат в часности - вот не дай Мерлин, вас изберут Министром Магии. Эти дебаты показали, что вы не разбираетесь в экономике, хотя грозитесь ее реформировать, не разбираетесь в работе Министерства, у вас нет опыта и желания работать, вы не отвечаете на конкретно поставленные вопросы. Сами не можете сформулировать внятный вопрос своему оппоненту, а задаете мне мои же вопросы. Теперь еще видно, что и о работе Аврората вы тоже ничего не знаете. Ничего более толкового, чем перебирать личные дела сотрудников для реформы Аврората вы предложить не можете, что странно для такого противника бюрократии, каким вы себя хотели показать. А что касается молодых людей, которых вы хотите привлечь к работе Аврората, то это напоминает мне методы Гриндевальда и созданний им Союз Молодых Магов, которые отметились особенной жестокостью и верностью своему безумному повелителю. Чьи же интересы будут защищать завербованные вами маги, ваши или общества, мистер Малсибер? - Путь поступления в авроры един для всех: курсы и экзамены. Насколько я знаю, до сих пор отказы были только исключительно в силу профессиональной непригодности поступающих. Или если желающие были замечены в делах Пожирателей Смерти. Может, вы именно их имели в виду, мистер Малсибер? Потянулся за стаканом с водой, но заметил как Малфой направился к нему с газетой в руках. Выслушал очередную злобненькую речь напыщенного и жеманного Малфоя, бросил взгляд на заметку. - Вы там между собой разберитесь, господа. То я никчемный аврор, как и все остальные, то без нас жить невозможно и всех мирных граждан Англии убьют без нашей опеки. Что касается вопроса, о том, что я здесь делаю. Все просто. Если все те, кто добросовестно работает, будут работать, не обращая внимание на происходящее вокруг, не будут стараться исправить ситуацию в стране, то Министром Магии может стать только такой бездельник, как Мистер Малсибер, у которого много свободного времени, но нет никаких обязанностей. А это было бы очень печально, не так ли мистер Малфой? - К тому же, данное сообщение в Пророке является обычной уткой. Никакого взрыва не было, по крайней мере - с использованием магии. И уж тем более не было Черной метки. И не было никакого официального заявления Отдела магического правопорядка. - Единственное, что в этой статейке правда - так это то, что несколько Пожирателей Смерти на самом деле на свободе. И они несут ответственность, не за этот взрыв, а за эту газетную утку. Несомненно, целью является дискредитация Аврората и меня, как кандидата в Министры Магии. Я прямо в догадках теряюсь, кому так хочется помешать мне победить на выборах, кто хочет смешать мое имя с грязью, кому это может быть выгодно? Не имею не малейшего представления. - Пророк заигрался. Сеять панику, подвергая риску население, вызывать ужас волшебников ради политических интриг - это уже преступление. И оно будет расследоваться, уверяю вас. Исполнители-то ясны, а вот когда мы найдем заказчиков этой утки, нас ждут сюрпризы. Я уверен.

Люциус Малфой: Нарочито медленно поаплодировал - Браво, мистер Поттер, поразительная осведомленность! Вы позаимствовали у вашего коллеги Хмури его волшебный глаз? Именно он, судя по всему, и позволяет вам так четко видеть между газетных строк водоплавающих птиц. И все это не сходя с кафедры. Воистину не просто одновременно вести политические дебаты и быть так прекрасно осведомленным о состоянии… какого там? Тауэрского? моста. Очень похвально… Или это новшество Аврората – нагнетать панику подобными статьями? Кажется, нечто подобное, мы уже проходили лет десять назад. Когда после подобных инцидентов под предлогом нависшей над миром смертельной угрозы ваши товарищи развязали настоящий террор - хватали всех неугодных магов и без суда и следствия отправляли в Азкабан. Уж не вознамерились ли вы сорвать выборы, мистер Поттер? А ведь отличная схема – ввести чрезвычайное положение и в условиях безвластия сосредоточить все правление в своих руках.

Актеон Малсибер: Дослушал все это. Вздохнул. Обратился к избирателям. -Уважаемые избиратели, сегодня вы стали свидетелями и участниками весьма непростой дискуссии, если то, что происходило здесь, можно таковым назвать. Признаюсь, мне было нелегко выстраивать хоть какое-то подобие диалога с оппонентом, который через слово говорит - Малсиберу позволительно ошибаться , Малсибер - поклонник свиней , Малсибер -то , Малсибер - это... На самом деле, это уже похоже на навязчивую идею - просто критиковать ради критики, ставя себя выше других. Мы все смогли услышать, что мистер Поттер – великолепный специалист во всем – он единственный, кто знает, что и как нам надо. Его мнение непререкаемо, идеи исключительно правильны. Но давайте не забывать народную мудрость – только тот, кто ничего не делает, «знает все», разбирается во всем» и имеет время всех учить. Мне не хотелось бы опускаться на уровень оппонента. Я не великий экономист, не чиновник до мозга костей и не могу похвастаться огромным стажем. Я обычный неравнодушный житель Магической Британии, собравший вокруг себя команду настоящих специалистов – честных, умных, настоящих профессионалов своего дела. По каждому насущному вопросу у меня есть свои мысли, свое видение проблемы, свое мнение о том, что и как следует сделать. Я привык называть белое - белым, а черное - черным. И если правда, которую я говорю, кому-то не по душе… Сделал паузу, развел руками. -Мой оппонент свои ответы построил на грубой критике – настолько грубой, что невооруженным глазом было видно его желание во что бы то ни стало настоять на своем, облить грязью и опорочить абсолютно все, что бы я не произнес. Если бы я говорил, что дважды два - это четыре, он заявил бы, что Малсибер в математике ничего не смыслит, если бы я утверждал,что Салазар Слизерин – основатель Дома Воды, он и тут нашел бы, что мне возразить. Хорошее качество для политика, но для руководителя - это провал. Это то и отличает хорошего руководителя от балаганного политикана и зарвавшегося диктатора, считающих, что только их мнение верно и важно. А что отличает меня от мистера Поттера? Повернулся к мистеру Поттеру. -Я правильно вас понял, мистер Поттер, вы боитесь? Я переспросил лишь потому, что мне странно слышать такие слова от того, кто носит значок аврора и, тем более претендует на пост Министра. Так вот, я не боюсь. В отличие от вас, я уверен, что каждый житель Магической Британии в состоянии разобраться и в политике, и в экономике. Разобраться, понять и смочь отличить красивые слова и обещания, от реальных намерений. И потому я не сомневаюсь, что мои соотечественники сделают правильный выбор. Наше сообщество достойно лучшей жизни и лучшего будущего. Мы изжили все прежние ресурсы, мы исчерпали свои возможности. Нам нужны новые захватывающие перспективы, нам нужен рост, динамика, развитие. Перевел взгляд на ведущую дебатов. -Думаю, мы в достаточной мере злоупотребили терпением наших слушателей. Не думаю, что дальнейшие обвинения с переходом на личности – это именно то, для чего они здесь собрались. А посему предлагаю завершить наше препирательство. Снова обратился к залу. -Дорогие друзья, я хочу сказать спасибо вам - тем, кто пришел сюда, кто не остался равнодушен. Отдельное спасибо всем, кто задавал вопросы - я ценю желание каждого мага разобраться в той непростой ситуации, которая сложилась в нашем мире. Мисс Скитер. Мистер Поттер. Коротко поклонился первой и второму. Вышел из-за кафедры, дошел до середины зала, затем остановился, обменялся взглядами с Люциусом. Повернулся к Поттеру. -Ах да, мистер Поттер, своих секундантов вы можете прислать лорду Малфою.

Джеймс Поттер: Заскучал, дожидаясь ответа от ошарашенного Малфоя. Выслушал очередное бредовое обвинение, но, только захотел ответить, как встрял Малсибер и понес обычную свою чушь. Выслушав обоих «благородных» магов, коротко кивнул Малсиберу. - Несомненно, мистер Малсибер, пришлю. До свидания, мистер Малсибер. Желаю всего хорошего. Повернулся к Малфою. - Мистер Малфой, вы читали эту газету так внимательно, гораздо дольше, чем я, однако, почему-то я понял ее намного лучше. Вот, обратите внимание на начало статьи: "Прошедшей ночью...". За весь день никаких сведений о взрыве на мосту не поступало. Так же, соответственно, Аврорат никаких заявлений не делал, как стоит в конце статьи. Более того, я так же интересуюсь маггловскими новостями, и в них тоже не было никаких сведений. Вы же, надеюсь, знаете, какое значение имеет Тауэрский мост для маглов и маглорожденных магов? - Что касается вашего намека, будто бы я собирался использовать эту гнусную статью Пророка в свою пользу, то это вообще смешно. Эта статья явно нацелена на противоположный эффект, то есть нанести урон репутации Аврората и мне в частности. Это же подтверждает и ваше первоначальные обвинение в том, что я ставлю выборы выше своей профессиональной деятельности. К тому же всем магам известно, что Пророк выполняет распоряжения и контролируется одним вполне определенным магическим родом, не так ли? - И не надо выглядеть таким огорченным, мистер Малфой. Вам жалко, что мост действительно не взорвали? Это нарушило ваши планы? Обратился к зрителям. - Мне очень жаль, что мистер Малсибер решил покинуть нас так поспешно, не став дожидаться завершения беседы. Но, видимо, у мистера Малсибера есть какие-то тайные дела, явных-то дел за ним не замечено. Ну, или он скромно о них умолчал, несмотря на мои настойчивые вопросы. - Самое главное, что я хотел сказать в заключение нашей с вами встречи, это слова благодарности. Я хотел бы поблагодарить всех вас, кто пришел сегодня и слушал наши острые, на мой взгляд, дебаты. То, что вы сегодня пришли сюда, говорит, что вам не безразлична дальнейшая судьба Англии. Только вы можете решить судьбу страны, а не я или мой оппонент. - Удалось ли мне убедить вас и других избирателей голосовать за меня? Я не знаю. Это решение полностью ваше, я лишь могу высказать свое мнение относительно наших с мистером Малсибером разногласий. Я шел на эту встречу в надежде либо подтвердить свои предложения и взгляды, либо получить опровержение. Но не случилось ни того, ни другого. Я ожидал услышать конструктивную *выделил голосом слово «конструктивную»* критику. Но, вместо этого, мистер Малсибер и ассистировавший ему мистер Малфой *легкий кивок в сторону лопающегося от собственного эго Люциуса* обвинили меня в непрофессионализме, в том, что я засуживаю бедных невиновных людей, в том, что я только перекладываю отчеты и в том, что я поучаю других потому, что сам ничего не делаю. Хотя, среди нас троих я единственный, кто официально где-то работает. - Мистер Малсибер обвинил меня в том, что мои идеи «исключительно правильны», но я ожидал, что дебаты вскроют слабые места моей программы. То, что этого не произошло, говорит плохо о моей программе или моем сопернике? Естественно, я верю в то, что моя программа правильна, я верю в правильность предложенного мною пути. В противном случае, я бы не стал выдвигать свою кандидатуру. Значит ли это, что я не готов признавать свои ошибки? Нет, не означает. Работа в Аврорате приучила меня критически рассматривать все, в том числе и результаты своей работы. - Мы могли бы серьезно поговорить и о программе моего оппонента. Но всерьез обсуждать некую мифическую «команду специалистов» и странных «молодых людей» не представляется возможным. А больше ничего конкретного сказано не было. Что касается того, что я чего-то боюсь. Да, это так. И мне ведомо чувство страха. Как говорят: «Не боятся только дураки или мертвецы». Я скромно надеюсь, что я не дурак, да и уже больше года, как снова живой. А к какой категории принадлежит мой соперник, я не знаю. - В любом случае эта дискуссия была очень интересной и весьма ценной. Большое спасибо всем за внимание.

Рита Скитер: Вытащила пилочку для ногтей со скучающим видом. - Ну господа... Скучно. Скуч - но! Где драйв? Надеюсь, хотя бы прямая магическая трансляция вашей дуэли повысит мои рейтинги. В общем, эти тухлые дебаты объявляются закрытыми. Махнула рукой.

Тиберий Огден: Торжественно вошел в атриум, левитируя перед собой урну, окруженную десятком магических щитов. Остановился перед кафедрой. В волнении стер пот со лба правой рукой, забыв о левитации, и едва не ударил урной журналистку. - Ох, мэм, прошу прощения.

Тиберий Огден: Опустил урну на возвышение и отменил чары. Сверился с часами: пора было начинать. - Граждане и гражданки. Волшебники и волшебницы. Дорогие дамы и милые гос... Сбился. Стоило плотнее позавтракать, чтобы пустой желудок не отвлекал на себя внимание головы. - Через несколько минут наша страна заживет новой жизнью. Совсем скоро у нас появится лидер, министр, который выведет Британию из кризиса, вдохнет в нее новую жизнь и даст людям надежду на спокойные времена. Кто это будет? Джеймс Поттер или Актеон Малсибер? Затаите дыхание. Я снимаю защитные чары. Приложил к крышке урны амулет, выданный в Отделе Тайн и вытащил из урны первый свиток. - Джеймс Поттер! Свиток отправился на правую часть кафедры. Вытащил следующий. - Актеон Малсибер! Положил свиток на левую половину, туда же - еще один, на котором снова было имя Малсибера. Вновь потянулся к урне. - Джеймс Поттер! За последующие минуты забыл даже про голод. Свитки с именами зачитывались, раскладывались по стопкам, доставались следующие. Поттер, Поттер, Малсибер, Малсибер, Малсибер, Поттер... Наконец, урна опустела. Поднял пустой ящик над головой, показывая собравшимся. Переглянулся с коллегами и взял в руки протянутый лист пергамента. - Визенгамот подсчитал голоса. Вы готовы узнать, кто стал нашим лидером? Те, кто голосовал за мистера Поттера могут сейчас дружно начать скандировать его имя. Голосовавшие за мистера Малсибера - аналогично. Фамилия длиннее, но вы справитесь.

Люциус Малфой: Оставшись стоять возле одного из каминов, пристально наблюдал за манипуляциями со свитками для голосования. "Поттер, Поттер, Малсибер, Малсибер, Малсибер, Поттер..." Дементор бы побрал этого Огдена с его неспешностью и неуместными шутками!

Рита Скитер: - Ай! Потерла ушибленный Огденом бок. Мстительно приказала перу написать, что у старикашки давно маразм, и кто только доверил ему вообще эту важную миссию. - Надеюсь, никто не против, если я буду скандировать "Ски-тер, Ски-тер"? Мистер Огден, вы же не на конкурсе красоты, давайте уже ближе к делу, пресса ждет, знаете ли...

Альбина Варвик: Постучала костяшками пальцев по подлокотнику кресла, с некоторой ленцой наблюдая за разворачивающимся шоу. Шоу, которое, на самом деле, грозило совершенно не шоу-последствиями для всей юридической системы магического сообщества. Но как, все-таки, любят в Лондоне делать шумиху и шоу из любого действа.

Тиберий Огден: Недоуменно оглядел публику. - А почему такая тишина в зале? Тот, чьи болельщики будут скандировать громче, получит заветное кресло! И нет, мадам Скитер, вашего имени среди претендентов нет. Ведь это не конкурс красоты. Смущенно улыбнулся и поправил сползающий парик, пожалев еще и о том, что оставил дома красивую и торжественную речь, отрепетированную вчера с супругой. Кажется, там нужно было делать что-то другое. Прокашлялся и все-таки развернул пергамент. Вчитался. Свернул. Развернул еще раз, недоумевая, почему текст не изменился. - Кхм. Дамы и господа, право слово, я даже не знаю, как об этом сообщить. Джеймс Поттер набирает 600 голосов. Актеон Малсибер набирает... 600 голосов. Мнения жителей магической Британии разделились поровну. А это означает, что у нас с этого момента два полноправных министра магии. По... Поздравляю министра Поттера и министра Малсибера. Прислонился к стене, не выдержав, тихонько обмахивается тем самым злополучным пергаментом.

Актеон Малсибер: Вошел в атриум, при входе снял пальто, накинул его на свою руку. По окружающей обстановке понял, что на самое интересное опоздал. Поморщился, увидев Скитер - значит следует ждать глупых вопросов. Отыскал взглядом Люциуса, подошел. Кивнул в знак приветствия. -Лорд Малфой, какие результаты? Вопросительно посмотрел на друга.

Люциус Малфой: В течение нескольких минут ожидал, что сообщение о двух министрах окажется очередной нелепой шуткой. Не дождался. Смерил Огдена недобрым взглядом. Тут же обернулся на голос Малсибера. Вместо приветствия сделал шаг навстречу, коротко шепнул ему на ухо несколько слов. Отступил, убеждаясь, что Малсибер правильно все понял. Развернулся и через весь зал направился прямо к Огдену. - Мистер Огден, - процедил, сдерживая раздражение, - вы считаете, что ситуация располагает к шуткам? 600 на 600 - это невозможно. Посмотрел на пергамент, которым тот все еще так небрежно обмахивался. - В конце концов, это - официальный документ! Протянул руку. - Вы позволите взглянуть?

Рита Скитер: - Вот это поворот! Пришла в крайнюю степень возбуждения в то время, как перо ускорило свой бег до пергаменту до почти сверхзвуковой скорости. Подскочила к Огдену. - Мистер Огден, что теперь будет? Как Министерство планирует решать проблему двоевластия? Заметила Малсибера. Кинулась тут же и к нему, даже не дослушав Огдена: - О, Министр, поздравляю, поздравляю! Что новоиспеченный Министр Магии - точнее, его половина - хочет сказать своему народу?

Актеон Малсибер: Несказанно удивился сказанному Малфоем. Услышав окончание фразы-кивнул. Скрестил руки на груди, нацепил на лицо некое подобие улыбки. Стоит на месте, наблюдает за действиями Люциуса. Протянул руку, заметив подбежавшую журналистку, пресекая ее порывы разглагольствовать. -Мисс Скитер, все вопросы и речи потом. Вежливо улыбнулся.

Тиберий Огден: Отлепился от стеночки, рассматривая Малфоя и Скитер так, словно впервые увидел. - А? Что? Сообразил, наконец, о чем речь и поспешно убрал документ за спину. - Простите, сэр, но всем подряд официальные документы давать не положено. Министрам - покажу. Нашел взглядом обоих победителей и поманил к себе. - Я покажу вам кабинет министра магии, господа. То есть, теперь уже ваш кабинет. Следуйте за мной.

Актеон Малсибер: Вскинул от удивления брови: как, Люциуса обломали? Пожалуй, беспрецедентный случай... Подошел к Огдену. -Мистер Огден, право, мне хотелось бы взглянуть на данные документы. Буду крайне признателен. Слегка улыбнулся, протянул руку. -И, я бы попросил, не спешить вас нас уводить. Я еще хотел бы сказать пару слов, рассчитанных на широкую публику. Улыбнулся более явно. -Думаю, и у моего коллеги тоже есть что сказать.

Тиберий Огден: Укоризненно покачал кудрями: неужели ему - ему! не доверяют? Неохотно остановился и развернул свиток, показывая мистеру Малсиберу. Правда, только из своих рук. - Передать документ вам пока не могу, господин министр. Его сначала нужно зарегистрировать в министерстве, сделать копию для Пророка, утвердить назначение полным составом Визенгамота... В общем, с документом пока ничего не должно случиться. Ни-че-го! Многозначительно кивнул самому себе и расправил документ перед лицом Малсибера.

Актеон Малсибер: С удивлением глянул на старикашку, не давшему здесь, при массе присутствующих, подержать в руках протокол и по-человечески с ним ознакомиться. Не верить в его честность - его, народного министра? Возмутительно! Изогнул шею, внимательно вглядываясь в начертанное на свитке. Ну и почерк же у этих чиновников... -Так, господа. Так...600 голосов за Джеймса Поттера. М...600 у Актеона Малсибера. Оторвал взгляд от бумажки. Глянул на Люциуса весьма выразительно. Мол, увы, обошлось без маразма... -Все правильно, озвученное совпало с оглашенным. Претензий к подсчету голосов не имеется.

Люциус Малфой: Впился взглядом в спину Малсибера, пока тот читал протокол. Шестьсот на шестьсот! В услышанное невозможно было поверить. Сжал рукоять трости, подавив желание отодвинуть новоизбранного министра в сторону и самолично убедиться в оглашенных цифрах. Не доверять Малсиберу не было никаких оснований. Медленно ослабил хватку. Кто бы мог подумать - заставить одного единственного грязнокровку хотя бы не явиться на выборы, и победа была бы в кармане... Бесцветным тоном заметил: - "Утвердить назначение" не очень корректное выражение применительно ко всенародно избранному... Не окончил фразу, так как нашел, наконец, взглядом того, кого с надеждой высматривал в толпе. Если и существовала ситуация, когда каждая секунда по стоимости равнялась всем запасам Гринготтса, то это, несомненно была именно она. Коснулся плеча Малсибера, шепнул: - Хотя бы пять минут... С натянутой улыбкой отступил в сторону, делая вид, что готов внимательно слушать речь нового министра. Или вернее, одного из министров.

Актеон Малсибер: Чуть заметно кивнул - в ответ на слова Люциуса. Тянуть время...что же, потянем. И, пока старик не успел сморозить что-нибудь непоправимое, сказал ему: -Уважаемый, я хочу обратиться к народу. Уверенным шагом направился к трибуне, занял место. Прокашлявшись, начал вещать: -Уважаемые избиратели! Вне зависимости от того, за кого вы проголосовали, вы совершили правильный гражданский поступок – не сидели в стороне, не отмалчивались, а проявили инициативу, приняли участие в жизни и развитии Британии. Благодаря таким неравнодушным людям, как вы, наш мир станет сильнее. Я хотел бы сказать слова благодарности избирателям, поддержавшим мою кандидатуру и мою предвыборную программу. Спасибо тем, кто поверил мне и поддержал на этих выборах. Каждый голос, отданный в мою поддержку, – это голос в пользу неотвратимых перемен, справедливых законов и правопорядка. На этих выборах мы сумели объединиться во имя движения вперед, во имя обновления жизни. Мы с вами сумели пережить и выстоять в период политического и экономического хаоса. В ходе выборов мы убедились что, отбросив старые противоречия, маги Британии могут найти общий язык во имя развития, которое так необходимо нашему сообществу. Со своей стороны обещаю, что приложу все силы для того, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Прошедшие выборы показали, что время требует кардинальных перемен во многих сферах нашей жизни. Благодарю всех за политическую зрелость, за то, что вам не безразлична судьба магической Британии. Я убежден, что вместе мы сможем создать основу для более справедливого устройства нашего общества – лучшей жизни для большинства и светлого будущего для наших детей!

Люциус Малфой: Как только Малсибер начал говорить, скрылся в толпе зевак и чиновников разных отделов Министерства, явно предпочитавших в середине рабочего дня глазеть на политиков, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями. Меньше, чем через минуту, уже был у цели. Улыбнулся, сразу перейдя на доверительный полушепот: - Леди Варвик! Рад видеть вас здесь, среди сознательных граждан, интересующихся политическими играми. Взял адвоката под руку, аккуратно, но настойчиво увлекая ее в сторону. - Как видите, эти игры порой преподносят крайне неприятные сюрпризы... Многозначительно замолчал, глядя прямо в глаза собеседнице.

Альбина Варвик: С проступающей на лице иронией слушала выступление Малсибера, выбравшего для речи тон довольного победителя, хотя патовую ситуацию назвать победой можно было лишь при изрядно развитой фантазии. Размышления были прерваны негромким, но знакомым баритоном. Повернув точеную голову на голос, кивнула с легкой, но достаточно прохладной улыбкой, позволяя увлечь себя в сторону. - Рада видеть Вас, лорд Малфой. - Заговорила не спеша, не торопясь отводить глаза от колючего взгляда. - Игра - событие с непредсказуемым концом, и выигрывает в ней тот, кто знает правила лучше.

Люциус Малфой: Кивнул. Приятно, когда тебя понимают именно так, как того настоятельно требует момент. - Очень верная мысль... Отпустил руку адвоката и переместился так, чтобы отгородить ее спиной от толпы. - Как вы понимаете, сегодняшняя развязка совершенно для меня неприемлема... Прислушался: Малсибер еще говорил, но надолго его все равно не хватит. Стоило поспешить. - Вы лучше всех здесь собравшихся знаете правила. Хоть одно из них может остановить этот фарс? Есть хоть одна зацепка, позволяющая потребовать пересчета голосов или признания результатов выборов недействительными?

Альбина Варвик: Прикрыла на мгновение глаза, пряча довольную улыбку. Было приятно осознавать, что в руках - ключик и ниточки от политических событий Британии, чертовски приятно. Но дать понять это не следовало ни в коем случае. Едва заметно кивнула, заговорив ровно и невыразительно, заставляя голос не дрожать. - Позволяющая пересчитать голоса - увы, нет. Позволяющая признать результаты выборов недействительными, - задержала речь на секунду, - тоже нет. Однако... - Выдержав паузу, закончила, - Вероятно, я могу припомнить несколько старых, но до сих пор не отмененных законов, позволяющих трактовать сложившуюся ситуацию... по-разному.

Люциус Малфой: Перестал улыбаться. Двойное "нет"... Только интуиция еще стоически хваталась за какую-то призрачную надежду. И, как оказалось, не зря. Озадаченно переспросил: - Старые законы? Трактовать? Замер. Неужели удача идет в руки? Конечно, не стоило надеяться, что есть некий запылившийся вековой давности закон, предписывающий спалить Поттера живьем. Но... - Леди Варвик, если вы... припомните несколько старых законов, благодарность министра будет просто безграничной. Впрочем, как и моя.

Альбина Варвик: Улыбнулась благосклонно, кивнув головой и принимая сказанное как должное. - Благодарю, лорд Малфой. Во времена Артемиссии Лафкин, первого министра магии - и первого, которого сняли с должности - был издан указ о разрешении споров при равных голосах. Посчитав, что волшебников тогда было мало, и занять надо было каждого, она предложила в случае равных претендентов на любую министерскую должность назначать того, кто в данный момент не имеет никакой министерской должности, и тем самым пополнять штат новыми талантливыми сотрудниками. Закон абсурдный, но не отменен никем до сих пор. А должность министра магии так же является министерской. Замолчала, предоставив право сделать выводу Малфою.

Люциус Малфой: Внимательно дослушал адвоката, повторно коснулся ее руки. - Леди Варвик - мы вас не заслужили. Вы настоящее сокровище. Через плечо обернулся на Малсибера, чей поток красноречия готов был вот-вот иссякнуть. - Поверьте, я не забуду вашей услуги. Но сейчас вынужден вас покинуть. Полагаю, пришло время и другим игрокам узнать, что правила поменялись. Изобразил легкий полупоклон и поспешил сквозь толпу обратно. Приблизился к Малсиберу как раз вовремя - тот закончил благодарить избирателей. Демонстративно поаплодировал ему, подавая пример остальным. Дождался тишины и произнес достаточно громко, чтобы все его могли услышать. - Мистер Огден! Мне кажется, вы, как глашатай нашего собрания, забыли проинформировать собравшихся и кандидатов о норме закона, подписанного госпожой Министром Лафкин. Норме, которая до сих пор не была отменена ни одним из ее приемников на посту, а по сему действующей. Норме, которая имеет самое непосредственное отношение к сегодняшним событиям. Выдержал секундную паузу и, не давая представителю Визенгамота опомниться, продолжил с большим напором: - Я напомню ее вам, раз уж вы запамятовали. В ситуациях, подобной нашей - то есть, когда кандидаты на должность Министра магии получили равное количество голосов, закон Артемисии Лафкин совершенно четко и однозначно предписывает считать единственным победителем кандидата, не занимающего государственных постов. Кандидат, имеющий должность, признается проигравшей стороной. Мистер Поттер, как мы знаем, работает в Аврорате. Мистер Малсибер - в структурах министерства не задействован. Таким образом, полагаю, вполне справедливо было бы выразить благодарность мистеру Поттеру за активное участие в политической жизни страны, а мистера Малсибера объявить Министром магии. Единственным. Замолчал, выжидательно глядя на Огдена.

Тиберий Огден: Дослушал, улыбаясь, речь мистера одного министра и собрался было дать слово мистеру еще одному министру, но заговорил Малфой. - Люциус, погодите, сейчас не ваша очере... Побледнел. Стянул с головы парик и вытер лысину носовым платком. - Какой закон? Где вы такой нашли? Покажите источник, господа, мы не можем верить голословным утверждениям даже такого известного человека, как мистер Малфой.

Люциус Малфой: Вальяжно оперся на трость, убрал из голоса нотки нетерпения. - Мистер Огден, вы же понимаете, что я не ношу с собой во внутреннем кармане сюртука свод законов Магической Британии. В противном случае я бы с удовольствием продемонстрировал вам данный нормативно-правовой акт. Заявляя о существовании закона Министра Лафкин я полагался на свою память. Если вас это не устраивает ... Нарочито медленно переложил трость из одной руки в другую. - Могу отослать вас к присутствующему здесь адвокату - леди Варвик. Вам она должна быть знакома. В ее памяти указанный закон также существует. Если и этого вам будет недостаточно... Трость вернулась опять в правую руку. - Могу предложить сделать в нашей торжественной церемонии небольшой перерыв и отправиться в архив Отдела магического правопорядка, где ,уверен, мы и найдем тот самый закон. В любом случае, мы потеряем куда меньше времени, чем если вы сейчас огласите незаконное решение, а потом Британия погрязнет еще на несколько месяцев в судебных исках и разбирательствах. Ведь вас, как официально лицо, незнание закона не освобождает от ответственности.

Тиберий Огден: Покачал головой, с тоской вспоминая, что обещал жене вернуться с работы пораньше и распить бутылочку Огденского в честь новой эры в магической Британии. Но новая эра, что-то, все не спешит начинаться. - Поймите меня правильно, мистер Малфой, я не могу верить только словам. Ни вашим, ни мадам Варвик. Представьте на минуточку, что мистер Поттер тоже вспомнит сейчас закон какого-нибудь Абрахама Бульбы, согласно которому у сотрудника министерства есть приоритет перед безработными гражданами. Мол, для него фаза адаптации пройдет быстрее и в структуре он разбирается лучше. И что мне делать? Поверить на слово и ему? Помолчал. Свернул свиток и убрал его в карман мантии. Вопросительно повернулся к ближайшему министру. - Господин Малсибер, охранные чары министерства уже настроены на вас. Полностью. Вы можете попасть в библиотеку Визенгамота, в библиотеку отдела магического правопорядка или просто в министерский архив. Возможно, вы могли бы принести документ сюда? Боюсь, я не в силах куда-то идти. Привалился к стене, всем своим видом напоминая, кто тут старый и больной человек, которому вредно волноваться.

Актеон Малсибер: Закончив речь, слегка поклонившись – в ответ на аплодисменты - с чувством выполненного долга ушел с трибуны и занял место, где находился до момента, вынудившего его упражняться в красноречии. Не дал возможность довольной улыбке вырваться наружу, когда Люциус озвучил какой-то там закон. Не без удовольствия отметил, что Малфой зря время не терял и воспользовался потянутым временем как нельзя лучше. Кинул взгляд на ерепенившегося старикашку. Отметил про себя, что тот – крайний зануда. Молча дослушал их диалог до конца. В ответ на обращение с собой, как с мальчиком на побегушках – кровь забурлила и в голове навязчивым потоком потекли все те ужасные заклинания, которые знал. Но, усилием воли, потушил внутреннее пламя, вежливо кивнул старому пню, улыбнулся. Разбор полетов будет потом. Сейчас же – лучше не терять времени даром. - Да, господин Огден, мне не сложно, я принесу. Направился к выходу. По пути подозвал к себе знакомого сотрудника Министерства, попросил его показать дорогу, и, вместе с ним, покинул зал.

Люциус Малфой: Бросил быстрый взгляд на Малсибера, опасаясь, что тот затеет сейчас совершенно не своевременные препирательства. Облегченно выдохнул, убедившись, что без пяти минут Министр решил проявить благоразумие и выдержку. Примирительно улыбнулся Огдену. Кажется, тот стал выглядеть не лучшим образом. Хоть бы его удар не хватил до того, как он произнесет заветное "Министром Магии становится Актеон Малсибер". Потом, конечно, пускай. Надо же о чем-то и Рите написать.

Актеон Малсибер: Сопровождаемый своим проводником, вернулся, пребывая в небывалом воодушевлении. Крайне любезно раскланялся с ним у входа. Держа в руке свиток, двинулся к ожидающим его господам. Подойдя, протянул, подпирающему стенку, деду драгоценный свиток. - Вот, пожалуйста, господин Огден. Закон Министра Магии Лафкин.

Тиберий Огден: Протянул дрожащую руку к свитку, стараясь не слишком показывать свое удивление, пробежал глазами по тексту. - Ах вот оно что! Что же вы сказу не сказали, что имеете в виду третий пункт пакта о всеобщем равенстве! Времена министра Лафкин были необычными, даа. Но очень, очень справедливыми! Сделал несколько шагов в сторону мистера Поттера, слегка наклонил голову. - Волшебники выразили свою волю. Но древние законы имеют над нами власть большую, чем власть голоса народа. Мне очень жаль, мистер Поттер. Министром магии становится Актеон Малсибер! Последнюю фразу произнес уже громко, на весь атриум.

Люциус Малфой: Напряжение последних минут, казалось, зашкаливало совершенно. Что если Малсибер не найдет необходимый закон? Что если его попросту нет в архивах? Что если Варвик ошиблась в трактовке? Добыча, в которую вцепился мертвой хваткой, все еще могла уйти. Наконец, Малсибер появился со свитком руках, и Огден зачитал непонятную тарабарщину о неком третьем пункте некоего пакта. И что за название дурацкое - всеобщее равенство? Никакого равенства во времена Лафкин не было, и, слава Мерлину, никогда не будет. Торжествующе улыбнулся и первым начал аплодировать новому законноизбранному Министру, подавая пример собравшимся зевакам. Нашел взглядом в толпе Варвик и изобразил полупоклон. Совместная охота выдалась удачной, и каждый загонщик имеет право получить свою часть. Умные люди всегда знают, на кого поставить.

Актеон Малсибер: Отдав свиток, чуть отстранился назад - чтоб не стоять у старого над душой. Постарался предать себе вид полного спокойствия, но было это не просто - ведь прекрасно понимал - дело в кармане; там, на листе пергамента – строчки, которые после неминуемого оглашения принесут желаемый пост. Чуть заметно улыбнувшись – проследил за перемещениями Огдена. Поверженный Поттер. Сейчас это не особо волновало, кидать в его адрес усмешки – было недосуг. «Ну…ну…» Заветные слова. Слова, которые вскружили голову, весь разум погрузился в блаженное осознание услышанного. Триумф. Победа. Власть. Насладившись, жестом попросил собравшихся успокоится. - Друзья, так много хочется вам сказать, но… Дела ждут. Извиняясь, пожал плечами, всем видом показывая, что разглагольствовать – некогда, надо работать. Повернулся к Огдену. - Господин Огден, мне бы хотелось немедленно приступать к исполнению своих обязанностей. Вы не будете столь любезны – показать мне мой кабинет?

Тиберий Огден: - Конечно, министр. Господа, прошу меня простить. Почувствовал ощутимый прилив сил: встреча с ужином и виски была близка как никогда. И поманил Малсибера в один из коридоров, который вел к кабинету министра.

Актеон Малсибер: Чуть отпустив проводника вперед, подошел к Малфою. Шепнул: -Люциус, жду тебя в кабинете. В мечтах уже открывал шкафчик - бар и был полностью уверен, что министерские закрома непременно должны содержать в себе отборнейший огневиски. Ускорив шаг, догнал Огдена и вместе с ним покинул атриум.

Люциус Малфой: На мгновение сжал руку теперь уже Министра чуть повыше локтя. Кивнул, не переставая демонстрировать окружающим свое полное довольство жизнью. - Я скоро подойду. Дождался пока Малсибер и Огден выйдут и через минуту направился следом, свернув, правда, в другой министерский коридор.

Диего Хьюитт: Появился через камин, отряхнулся, выпрямился. Сверил время - все четко. Отошел от камина, лениво огляделся по сторонам. Сейчас за ним должны выйти.

Лоуренс Мелвин: Подошел к дежурному, справляясь о посетителях. Увидел одного ожидающего, приблизился. - Здравствуйте. Моя фамилия Мелвин. Я так понимаю, вы или мистер Брентон, или мистер Хьюитт?

Диего Хьюитт: Выпрямился, увидев подошедшего. - Добрый день, мистер Мелвин. Я - Хьюитт. Прибыл для прохождения службы в аврорате, сэр. Замер в ожидании дальнейших указаний.

Эмеральд Брентон: Вышел из камина, огляделся и заметил у стола дежурного две фигуры. Поспешил подойти. - Прошу прощения, господа, я, кажется, немного опоздал... Отвесил короткий поклон тому, кто, должно быть, являлся главой Аврората. - Эмеральд Брентон, сэр.

Лоуренс Мелвин: Кивнул, доставая из внутреннего кармана часы. - Хорошо, мистер Хьюитт... Здравствуйте, мистер Брентон. Постарайтесь, пожалуйста, больше не опаздывать. Убрал часы. - Господа, прошу следовать за мной. Сделал знак дежурному и повел посетителей в свой кабинет

Диего Хьюитт: Покосился на опоздавшего салагу. Понял, как трудно тому будет в армии. Коротко кивнул в ответ на приказ. - Да, сэр. Направился следом за мистером Мелвином.

Эмеральд Брентон: Бросил быстрый взгляд на предполагаемого коллегу, которому явно уступал и ростом, и шириной плеч. Нацепил вежливую улыбку, поправил галстук и последовал по коридору.

Стефани Картер: Шагнула в Атриум, помотала головой из стороны в сторону и.. вот теперь поняла, что они попали. Куда дальше-то? Покачалась на носках и пятках, перевела задумчивый взгляд на Эми. - У тебя точно нет родственников и знакомых, работающих в министерстве, Рози?

Эмили Лонгман: Вошла вслед за девочкой и точно так же повертела головой, осматриваясь - Думаешь у меня совсем плохо с памятью? Хотя.. отец Джона подойдет? Я даже один раз его видела. Криво усмехнулась и натянула кепку поглубже на глаза.

Лондон: Дежурный охранник вскинулся, когда в Атриум зашли двое явно посторонних. Загородил девочкам дорогу. - Эй! Имя, цель визита, пропуск.

Эмили Лонгман: Рефлекторно засунула руки в карманы и нащупала там пузырьки с зельем. Интересно, а тут есть какие-нибудь людей-под-действием-покрова-уловители? - Мы из Хогвартса и хотели бы встретиться с Шеленой Голдстейн, сэр. Кивнула, указывая на нашивку на мантии, самым наглым образом проигнорировав вопрос про имя. - Нам нужен для этого пропуск? Вы можете его нам.. выдать?

Лондон: Охранник фыркнул. - Нет, я не выдаю детям пропуска в Министерство Магии для того, чтобы они могли с кем-то там повидаться. А ну-ка идите отсюда, пока я не сообщил в Хогвартс, что вы таскаетесь по городу без сопровождения взрослых!

Эмили Лонгман: Не сдвинулась с места, только тихонько подергала Стефани за рукав мантии - она же, вроде как, уже считалась взрослой.

Стефани Картер: Пожала плечами. - Мне уже семнадцать, сэр. Нас ждет в Отделе Тайн. Вы действительно хотите разбираться с невыразимцами по поводу задержки приглашенных посетителей?

Лондон: Охранник пожал плечами в ответ, не двигаясь с места. - Во-первых, я не получал на сегодня никаких списков от Отдела Тайн. Да и вообще не помню, когда в последний раз туда приходили посетители. Во-вторых, даже если бы такой список был, в нем не было бы вас. Если мадам Голдстейн спустится сюда за вами и лично подтвердит, что у нее назначена встреча, и что она несет личную ответственность за последствия пребывания посторонних на территории Министерства - я вас пропущу. Но не раньше. Возвращались бы вы в Хогвартс, что ли...

Стефани Картер: Закатила глаза и сделала шаг к столу. - Так отправьте ей записку. Вы здесь для чего сидите, пикси отпугивать или с посетителями работать?

Лондон: Охранник воззрился на девочку с удивлением. - Я здесь сижу, чтобы в Министерство попадали сотрудники и те, кому назначено, а посторонние - не попадали. Вам нужно с ней связаться - вы и связывайтесь. Отправьте ей сову, в конце концов.

Стефани Картер: Пожала плечами еще раз и повернулась к Эми. - Рози, у тебя найдется перо и пергамент? И уши зажми. На всякий случай. Повернулась ко входу и свистнула, надеясь, что Пират откликнется на зов. А пока сова будет лететь, можно нагло присесть на ступеньку. Раз уж стульев им не предлагают.

Эмили Лонгман: - Эви, у меня найдется всё, кроме пропуска в Министерство. Уселась на ступеньку рядом со Стефани, запустила руку в сумку и устроила там мини встряску. Безрезультатно. Начала неторопясь выкладывать немногочисленное наполнение тут же на ступени - какие-то безымянные тетради, пирожок в салфетке, пару конфет, полупустую чернильницу, скомканые исписанные листочки, пузырёк с тонизирующим бальзамом.. - Вот! Достала немного помятое перо, вырвала из тетради листок и протянула вместе с чернильницей. Начала так же неторопясь собирать всё обратно.

Пират: Приземлился перед девочкой, недовольно щелкая клювом и хлопая крыльями. Но лапу для письма протянул.

Стефани Картер: С уважением присвистнула, рассматривая склад в карманах Эмили, которого не было даже у нее в лучшие времена. Нацарапала на пергаменте короткую записку. "Леди Голдстейн, в холле атриума около стола неприветливого охранника сидят двое несчастных студентов Хогвартса, которым очень нужно обсудить с вами историю Хогвартса в прошлом и, особенно, настоящем времени. Эванджелина Оттофордемивсетакое и Рози Сноу" И отправила Пирата искать кабинет тетки Шелены.

Шелена Голдстейн: Вышла в Атриум, сжимая в руках записку и гадая, что именно сейчас увидит. Маскировка Стефани Картер все равно застала врасплох, а ведь казалось, что после двух лет в Отделе Тайн "врасплох" в мире в больше не существует. Кивнула охраннику - все в порядке. - Мисс... Сноу, мисс Отто фор дем Гентшенфельде, чем обязана вашему визиту? - совершенно спокойно выговорила невыговариваемую фамилию, рассматривая свою бывшую студентку и ее юную спутницу.

Стефани Картер: Выдохнула, рассматривая появившуюся мадам огромными от священного ужаса глазами. - Вы.. вы смогли ее запомнить? Ой. То есть, здравствуйте, леди. Покосилась на охранника очень выразительно. - У нас тут полный Бронзовый Орел творится, мадам. Но мне бы не хотелось говорить об этом при посторонних. И Рози вот по декану соскучилась. Сейчас плакать от счастья будет. А потом от ужаса - что к Сильвер возвращаться придется. А наследнице рода Сноу не пристало рыдать при посторонних мужчинах.

Эмили Лонгман: Ух ты, значит это искомая мадам? Смахнула с ресниц несуществующую слезинку, шмыгнула носом и закивала головой. - Оочень соскучилась, леди Голдстейн!

Шелена Голдстейн: - Это не было сложно. Полный Бронзовый Орел? - удивленно дернула бровью. Подумала, что в устах гриффиндорки это синонимично концу света. - О том, кому и куда придется возвращаться, вы мне непременно расскажете, - кинула взгляд на часы, - через три часа. В кафе Флориана Фортескью, не думаю, что мне надо объяснять студентам, где это находится. Там вы вполне сможете поплакать хоть от счастья, хоть от ужаса. Надеюсь, мисс Сноу, ваша спутница не откажется сопроводить вас туда? Мне надо возвращаться к работе.

Эмили Лонгман: Чуть не взвыла - три часа! Да за это время столько всего можно было бы наворотить! Посмотрела на Стеф - это вообще входило в их планы - уходить из Министерства?

Стефани Картер: Надулась, но ничего не сказала. Кто ее знает, эту взрослую тетку, действительно она хочет отделаться от детей, или правда где-то тайны горят. Пожала плечами, разворачиваясь к выходу. - Мы будем ждать вас, мэм. Записку декану об освобождении с занятий напишете? Осознала цвет мантий и поправилась. - Деканам то есть. Двум. И повернулась к Эми. - Гулять так гулять. Когда еще такой праздник в жизни выдастся. Идем в кафе?

Эмили Лонгман: Обреченно вздохнула, понимая, что всё опять откладывается. - Конечно гулять в кафе.. то есть гуляем до кафе, да, только чур угощаешь ты! На прощанье улыбнулась мадаме, сказала, как они её ждут и, развернувшись к ней спиной, перестала строить из себя довольную встречей рейвенкловку и стянула с себя улыбку. Поплелась к выходу.

Стефани Картер: Ухватила мелкую за руку, чтобы она не потерялась в большом и страшном городе, и потащила в кафе.

Шелена Голдстейн: Проводила девочек взглядом, убеждаясь, что они действительно ушли. Кивнула охраннику и направилась обратно на нижние этажи ММ.

Льюилл Сильвер: Зашла в атриум, сразу же направилась к охраннику, вытаскивая из кармана письмо. - Добрый день, мое имя Льюилл Сильвер, мне необходимо встретиться с главой Аврората, Лоуренсом Мелвином, - протянула записку от Мелвина с приглашением на опознание палочки. - К сожалению, у меня не было возможности обговорить время встречи заранее, буду очень благодарна, если вы сообщите о моем приходе господину Мелвину.

Люциус Малфой: Появился из коридора, обогнул дежурного и уже намеревался шагнуть к одному из каминов, как взгляд задержался на посетительнице. Остановился. Вот, значит, как? Неспешно вернулся назад. Произнес достаточно нейтрально: - Добрый день, мисс Сильвер. Бросил короткий взгляд на дежурного, уточнил: - Все в порядке?

Льюилл Сильвер: Когда за спиной раздался знакомый голос, в первую секунду не поверила. Во вторую - тоже. В третью уже стояла, развернувшись лицом к подошедшему мужчине, улыбаясь и... Смутилась и растеряно отвела глаза. - Милорд... - уставилась в пол, сунув руки в карманы мантии. - Добрый день. Я... Извините. Там, в Трех Метлах... Я не смогла вас дождаться. Так получилось. И предупредить не смогла... Ничего не смогла, - сжала губы, заставляя их не дрожать. - Простите, что подвела вас. Надеюсь, вы смогли поговорить с... - кинула быстрый взгляд на охранника. - С нашим общим другом..?

Люциус Малфой: Несколько секунд молча изучал лицо девушки. Трудно было поверить, что причиной ее упорного молчания все это время было нечто другое, а не самое очевидное, но… Почему бы не попробовать, в самом деле? Отрицательно покачал головой. - Увы, - указал тростью на стену, на которой красовалось объявление о розыске Махпии. – Сожалею, но теперь этим занимается Аврорат. Еще немного помолчал и прибавил негромко: - Напишите хотя бы отцу, Льюилл. Он может волноваться.

Льюилл Сильвер: - Значит, теперь вот так... Надеюсь, дементоры будут рады видеть его, - бросила быстрый взгляд на плакат, с отвращением скривилась и отвернулась. Вздохнула, подняла взгляд, решившись. - Я написала папе. Вчера. Он знает, что все в порядке... Теперь. Я хотела с вами поговорить, собиралась написать или приехать... Не знаю. После того, как закончу свои дела здесь. Моя палочка... Она у главы Аврората. Мне надо забрать ее, - пртянула записку Мелвина. - Мы можем поговорить потом? Мне нужно... Я боюсь, - снова уставилась в пол.

Люциус Малфой: Дослушал до конца и ответил уже потеплевшим тоном: - Вы умница, Льюилл. Взял записку главного Аврора, прочел. Протянул девушке обратно. Спросил уже с нотками обеспокоенности в голосе: - Я надеюсь, это … Не закончил мысль – говорить в присутствии постороннего хотелось меньше всего. - Конечно, потом мы сможем поговорить обо всем. И… - мягко улыбнулся, - не надо бояться. Все будет хорошо, Льюилл. Обернулся к дежурному, прибавил громче: - И позовите, наконец, Мелвина. Кивнул молодой преподавательнице Хогвартса. - Всего доброго, Льюилл. Как захотите поговорить, я жду от вас сову. Направился к камину.

Льюилл Сильвер: - Лорд Малфой! - сделала пару шагов следом, остановилась в нерешительности. - Я понимаю, что отнимаю ваше время, но не могли бы вы... Дождаться меня, пожалуйста? Я надеюсь, это не отнимет много времени. Отсюда я вряд ли смогу послать сову, а возвращаться в школу только ради этого... Если вы не очень заняты... Может быть, мы сможем поговорить сегодня? Сейчас? То есть после того, как мне вернут палочку. Я не хочу... - отвела взгляд, - ... надолго оставаться одна. Извините, если вы заняты, мы можем поговорить потом, скажите только, когда и где, - неуверенно улыбнулась.

Диего Хьюитт: Поднялся в атриум из общего кабинета авроров, получив записку от шефа. Изучил обстановку. В атриуме находились только двое, не считая дежурного. Один из этих двоих точно не мог быть мисс Сильвер. Но, по любому, следует идти именно к этой компании. Подошел, выпрямился. - Мое почтение, лорд Малфой. почтительно кивнул. Перевел взгляд на мисс, пристально на нее посмотрел. - Добрый день, мисс. Диего Хьюитт, младший аврор. Вы к мистеру Мелвину? Ваши документы, мисс. Протянул руку, надеясь получить в нее желаемую бумагу.

Люциус Малфой: Остановился, внимательно выслушал девушку. - Ну что ж, - улыбнулся, - давайте так и поступим. Перевел взгляд на появившегося аврора. - Здравствуйте, Диего. Это, - взял девушку под руку, подводя к Хьюитту, - Льюилл Сильвер, она, действительно, к мистеру Мелвину. Но он сейчас у Министра, так что проводите нас в его кабинет, мы дождемся его там.

Льюилл Сильвер: - Спасибо, - благодарно улыбнулась, принимая руку и держась за нее так, будто боялась, что сейчас ее снова оставят одну. Послушно последовала к появившемуся аврору, продемонстрировала требуемое. - Добрый день, мистер Хьюитт. Да, к нему.

Люциус Малфой: Подождал, пока аврор заглянет в документы и вернет их обратно, и вместе с Льюилл последовал за ним к кабинету Мелвина.

Актеон Малсибер: Вышел, пошатываясь, из камина. Слегка согнувшись - выдохнул. Укачало. Увидел недалеко проходящего главу аврората. Окликнул. Подровнявшись, отправился с ним дальше по коридору, по пути рассказывая все то, что только что выложил Малфою. Естественно сказав, что визит к брату был вызван исключительно мирными целями.

Хелена Уизерби: Вышла из камина, поражаясь тому, что новые власти даже не подумали хоть как-то закрыть вход от своих бывших сотрудников. Неужели надеялись на то, что все уволенные вот так вот просто сдадутся и будут сидеть дома, не вмешиваясь в происходящее? Наивные. Долго ориентироваться не пришлось - дорогу в сторону аврората помнила прекрасно. Как-никак, когда-то там работала.

Охранник: Заступил бывшей сотруднице дорогу. Проговорил в полном соответствии с уровнем своего интеллекта: - Куда? Не велено!

Хелена Уизерби: "Зря я их недооценивала. Догадались поставить целого человека" Ответила вполне спокойным голосом первое, что пришло в голову, потому что о наличии охраны не подозревала: - В аврорат. Обнаружились проблемы с секретными бумагами. По такому вопросу велено, - подчеркнула это слово, - обращаться лично к главе аврората.

Охранник: Мотнул головой, повторяя упрямо: - Не велено. Отправляйте письмо главе аврората, пусть выходит и встречает вас, если вы к нему, мадам. Достал палочку на всякий случай.

Хелена Уизерби: - У главы аврората слишком много дел в последнее время. Не думаю, что он будет рад тому, что его отвлекут и заставят пройти через почти все министерство только потому, что "не велено". От взгляда не укрылось изъятие палочки из кармана. Только этого не хватало. Устранить упрямую проблему - дело одного взмаха. А учитывая цель прибытия - проблемы все равно будут. Решила попытать счастья еще раз, а потом - зависит от степени упрямства. - Скажите, что я должна сделать, чтобы, не отвлекая главу аврората от работы, пройти к нему в кабинет?

Охранник: Поскреб пятерней бритый затылок. Нерешительно заметил: - Так вы ж все равно отвлечете его, когда придете к нему. Пусть он мне хотя бы самолетик пришлет. Что, мол, пропустить. Пишите ему, в общем.

Хелена Уизерби: Мысленно взвыла и уже машинально потянулась к волшебной палочке, но тут же одернула руку, поправив рукав мантии. - Нет, вы не понимаете. Зачем дважды гонять самолетики, если я все равно пойду по маршруту первого? Дойду до аврората, увижу главу - обязательно попрошу его прислать самолетик. Уверена, он не откажет в такой маленькой просьбе. А если его там нет - я быстро вернусь назад и воспользуюсь обратным камином, будто меня и не было.

Охранник: Вздохнул, начиная раздражаться. - Мэм, у меня инструкции. Никого из посторонних внутрь не пускать. Вы ж сами тут типа работали, знаете, как оно. С меня потом мистер Мелвин голову снимет и заставит по всему Лондону ее на вытянутых руках носить. Стойте тут, сам ему напишу. Достал из кармана клочок пергамента и пожеванное перо, написал: "Шеф, тут бывшая ваша подчиненная, Уизерби. Говорит, у нее секретное дело какое-то. Пускать или нет?" Сложил самолетик и отправил шефу. Поднял руку предупреждающе. - Ждите, мэм.

Хелена Уизерби: Трагически вздохнула: - В мое время на входе охранников не было. Отвернулась от охранника якобы поправить прическу. Быстрым и незаметным движением переместила палочку из кармана мантии в рукав. Поправила челку для наглядности. Повернулась к охраннику. Заметила не без усмешки: - Министр настолько боится агрессии магов, что уже и на входе ставит охрану? Зачем усиливать бдительность, если и так все понятно, - картинно махнула рукой сверху вниз. С интересом ждет ответного самолетика. Даже интересно, что там будет.

Лоуренс Мелвин: Спустился в Атриум, кивнул охраннику. с которым уже виделся несколько раз в течение этого утра. Решил на всякий случай проинструктировать. - Мистер Грир, дальше Атриума могут проходить только сотрудники Министерства. Посетители - только в сопровождении сотрудников и только после предъявления документов, удостоверяющих личность, соответствующей регистрации в книге посетителей, заверенной подписью встречающего сотрудника. Это правило имеет два исключения. Мистер Поттер, работающий в Аврорате, не имеет права никого с собой проводить. Если ему нужно кого-то провести - вызывайте меня. Понизил голос, чтобы продолжения не услышала посетительница. - Второе исключение - лорд Малфой, который может проходить без регистрации и проводить кого угодно. Обернулся к посетительнице, приблизился. - Добрый день, мэм. Лоуренс Мелвин, глава Аврората. Назовите, пожалуйста, ваше имя и цель визита, а также покажите ваши документы.

Охранник: Вытянулся в струнку при появлении шефа. Ответил бодро: - Так точно, сэр! Есть - в сопровождении сотрудников, сэр! И замолчал, ожидая, пока шеф разберется с дамочкой - теперь это была уже не его, не охранника, забота.

Хелена Уизерби: Скривилась от необходимости опять сочинять. Тем не менее, скандалить тут, при охраннике, желания не было. - Добрый день, мистер Мелвин. Хелена Уизерби, цель визита - разобраться с документацией. Мои документы, - порылась в сумочке и вытащила старые аврорские, - вот. Раскрыла и крепко держит на вытянутой руке, не собираясь отдавать их в руки Мелвина.

Лоуренс Мелвин: Взглянул на документы. - Миссис Уизерби, ваше удостоверение недействительно, так как вы больше не являетесь сотрудницей Аврората. На будущее, носите с собой всегда обычные документы, удостоверяющие личность мага, которые выдаются каждому волшебнику при достижении совершеннолетнего возраста. Кивнул, показывая, что удостоверение можно убрать. - И объясните, пожалуйста, с какими документами в Министерстве вы хотели бы разобраться, если вы больше здесь не работаете? Полагаю, вы в курсе, что доступ к документам, хранимым в Министерстве, имеют только сотрудники?

Хелена Уизерби: Горько усмехнулась. "Новость дня - у Хелены Уизерби удостоверение аврора недействительно" - Я учту, мистер Мелвин. Убрала обратно документы. - Да, я в курсе. И я бы не хотела обсуждать это в присутствии посторонних, - кивнула на охранника. - Мы не можем пройти в ваш кабинет, чтобы обсудить приватно?

Лоуренс Мелвин: Покачал головой. - Сожалею, миссис Уизерби, но я все еще не вижу предмета для обсуждения. Взглянул на охранника, жестом указал посетительнице в сторону фонтана. Сам сделал шаг в этом направлении - Мы можем отойти, если желаете.

Хелена Уизерби: Отошла к фонтану, жалея, что планы грандиозного скандала срывались. Но закатить маленький скандальчик никто не мешал. - Я хочу знать, на каком основании меня уволили. Тогда мне не назвали причину. Причину отказа в восстановлении мне тоже не хотели называть. Равно как и причины установления на входе охранника, который вместо проверки документов знает три слова: "Куда", "Не велено" и "Мелвин". Сложила руки на груди и язвительно улыбнулась: - Неужели нынешний состав аврората настолько слаб, что не в состоянии обеспечить министерству защиту? Неужели те ученички, которых набрали на наши места, только и могут, что отслеживать смешанные браки и расторгать их? Ведь для этого был принят этот закон, да? Чтобы вашим сотрудникам, не способным на что-то более ответственное и сложное, было чем заняться. Так ведь, мистер Мелвин?!

Лоуренс Мелвин: Терпеливо дослушал до конца бывшую сотрудницу Аврората. Спокойно ответил: - Причина вашего увольнения, мэм, изменение штатного расписания Авррата. Если вы желаете вновь поступить в Аврорат, вам необходимо написать заявление и отправить его совой в канцелярию Министерства. На сегодняшний день штат Аврората укомплектован полностью, поэтому мы не принимаем новых сотрудников. Ваше заявление будет рассмотрено, если ситуация изменится. Охранник на входе - элементарное требование обеспечения безопасности сотрудников. Если завтра в здание попытается ворваться кто-то из разыскиваемых преступников, мистер Грир и его коллеги обеспечат спокойствие работающего в здании персонала. Это обычная практика, мэм, применяемая в большинстве Министерств мира. Почему этого не было ранее - этот вопрос вам лучше задать вашему бывшему начальнику. Я думаю, вы ошибаетесь, мэм, считая нынешний состав Аврората слабым. На сегодняшний момент еще ни один смешанный брак, запрещенный последним Законом Министра, не был заключен. Учетом браков занимается не Аврорат, а Бюро регистрации. В мои должностные обязанности не входит рассуждение о целях принятия тех или иных законов. Если этот вопрос вас интересует, вы можете написать письмо Министру Магии или записаться к нему на прием, отправив сову секретарю. Если вы считаете авроров не способными на выполнение ответственных и сложных задач - полагаю, вы знакомы с ними, раз судите о их профессиональных качествах, - я могу лишь выразить сожаление по этому поводу. И заметить, что у меня сложилось иное мнение. Внимательно посмотрел на посетительницу. - Могу ли я еще чем-то вам помочь?

Хелена Уизерби: Пристально посмотрела на главу аврората. Люди и правда могут быть такими серьезными? Конечно, и сама не раз была серьезной - все же, возраст и должность обязывали. Но чтобы настолько. В голове уже сама собой привычно появилась идея: серьезных людей нужно серьезно охлаждать. Но прежде надо немного побыть той, кем являлась - взрослой и серьезной женщиной. - Отличная идея. Вы подайте свое заявление, а мы будем рассматривать его до тех пор, пока место в штате не освободится. И совсем не важно, что к этому моменту вы можете передумать. Или ваши дети уже подадут свои заявления. Это ничего, они тоже подождут. Вас ведь тогда, десятки лет назад, никто не принуждал подавать свое заявление! Я подумаю над таким вашим предложением. Изобразила на удивление задумчивое выражение лица, одновременно с этим, мысленно отстранившись от мира сего, восстанавливая привычную настройку: обычная бутылка опускается в фонтан, возле которого очень кстати они остановились. Вода по всем существующим законам затекает в бутылку до самых краев. И вот - в руках уже бутылка, полная воды из фонтана. Секунду спустя на бутылку уже надевается специальная насадка-распылитель, пульверизатором именуемая. Нажатие - вода по всем правилам распыляется в воздухе при помощи насадки. И вот - уже вся вода практически застыла между пульверизатором и лицом мистера Мелвина. Последний этап - очень быстро собрать всю воду и направить в нужном направлении. Это совсем просто. Нужен только желоб, широкий с небольшой горкой со стороны воды и становящийся тем уже, чем ближе лицо. Вода из пульверизатора стекает в желоб, собирается в нем и, подгоняемая собой же, стекает вниз точно в лицо Мелвина. Как итог - в лицо Мелвина обрушивается поток воды, отчего оно (лицо) становится мокрым. Ну и небольшой удар от силы потока тоже будет ощутим. Привычным быстрым движением вытащила палочку из рукава и, сделав широкий плавный круг над головой, направила палочку в лицо мистера Мелвина: - Да, можете. Aguamenti!

Лондон: Заклинание не удалось.

Лоуренс Мелвин: Все тем же тоном попытался продолжить: - Мэм, подавать или нет заявление - это ваша... Не договорил, услышав формулу заклинания. Резко отшатнулся в сторону. Однако почти сразу осознал, что заклинание не сработало. Или и не должно было сработать? Выхватил из кобуры свою палочку. Сконцентрировался на задаче «мирно» успокоить разошедшуюся посетительницу. Представил, как пара рослых медиков принудительно надевают на миссис Уизерби маску. Под маской - хлороформ. Его пары может вдыхать только бывшая служащая Аврората, но они не опасны для окружающих. И, конечно, медики не забывают маску хорошенько зафиксировать на голове женщины, чтоб любые ее попытки сопротивляться не привели к сбрасыванию маски. Вот теперь скандалистке ничего не остается, как вдохнуть хлороформ и побыстрей уснуть на ближайшие восемь часов. Нарисовал перед глазами картинку крепко спящей женщины. Совершил движение палочкой сверху вниз на уровне лица посетительницы. - Dormio!

Хелена Уизерби: Кинула вопросительный взгляд на палочку, мол, что это было. Но долго думать было некогда - уже летело ответное заклинание, защита от которого только одна. Главное, не ошибиться. Представила, как прямо вокруг нее, кирпичик за кирпичиком, быстро возводится стена - точно такая, какую возводят при строительстве. Вот первый ряд готов. Далее следовал раствор цемента, а следом за ним - еще ряд. И так - до самого верха, пока не будет загорожен последний растрепавшийся волос. В цементный раствор вливается пузырек бодрящего раствора - ровно столько, сколько нужно, чтобы не дать себе заснуть и чтобы не испортить "клеящего" свойства цемента. Стена продолжает возводиться, кирпичи, один за другим, плотно прилегают друг к другу, не оставляя ни щелочки. И вот стена готова. Бодрящий раствор в цементе не утратил своего запаха - стоит вдохнуть и сон как рукой снимет. Молча описала палочкой круг над головой.

Лондон: Хелене Уизерби удалось отразить атаку Лоуренса Мелвина. Она все еще не спит.

Лоуренс Мелвин: Продолжая удерживать палочку, нацеленную на миссис Уизерби, крикнул охраннику: - Грир! Подойдите ко мне! И уже тише - противнице: - Мэм, это нападение на аврора во время исполнения им служебных обязанностей. Прошу вас, сдайте палочку и пройдемте со мной. В противном случае мы вынуждены будем применить силу.

Охранник: Подошел поближе, держа даму на прицеле. Тихо сказал: - Я бы на вашем месте делал, как шеф говорит, мэм.

Хелена Уизерби: Сдать палочку? Этого еще не хватало. Они как-никак аврор, хоть и бывший. Попереводила свою палочку с охранника на Мелвина, передвигаясь так, чтобы движения обоих были в поле зрения. - Нападение? Вы уверены в этом, мистер Мелвин? С моей стороны была только формулировка одного заклинания и защита от другого. От Вашего, между прочим. А нападение... - выбрала таки цель, задержав палочку на охраннике, - это несколько иначе. Представила, как к охраннику сзади беззвучно подходит человек, в руках которого - длинная-длинная черная плотная повязка. Миг - и повязка уже закрывает глаза охранника так, что тот ничего не видит. Еще два витка вокруг головы - и охранник видит перед собой только темноту, так как через повязку не видно, где свет, а где тень. Просто черная темнота. Повсюду. Ясно увидела охранника, одетого в черное, с черной повязкой на глазах. Ничего не видящего охранника. Взмахнул палочкой слева направо на уровне глаз Грига: - Obscura! Держа на прицеле главу аврората, попятилась в сторону "выходных" каминов - каминов, ведущих наружу.

Лоуренс Мелвин: В момент, когда миссис Уизерби развернулась к охраннику, нацелившись на того, повторно вскинул палочку. Снова сконцентрировался. Представил большое ведро с водой над головой женщины. Ведро, в которое вместится достаточно жидкости, чтобы полностью ее облить. Мысленно перевернул емкость, обливая водой миссис Уизерби. И тут же добавил поток ледяного, холодного ветра. Он моментально превращает воду в лед, заковывая женщину в ледяную ловушку. Внутри она полностью обездвижена – ей не пошевелиться. Нарисовал в уме явственную картинку парализованной бывшей аврорши, которая не может пошевелить ни единым мускулом. Резко и коротко взмахнул палочкой сверху вниз в сторону женщины. - Petrificus Totalus!

Охранник: Представил себе прочную стену из кирпичей. Один на другой, один на другой, маленькие домовые эльфы укладывают кирпичи, скрепляют их цементом - и получается укрытие, которое закроет его с головы до ног. За стеной - кладка змеиных яиц. Вот скорлупа одного из них лопается, оттуда вылезает маленький змееныш, который под действием местного воздуха начинает быстро-быстро расти, превращаясь в здоровенную змею, выползающую поверх кирпичной кладки. Теперь повязка закроет ее глаза, а не его. Вот он, результат: - повязки нет, глаза свободны, повязка - на глазах у иллюзорной змеи. Очертил палочкой круг над головой. Молча.

Лондон: Заклинание, которое должно было закрыть охраннику глаза не сработало. Впрочем, его в любом случае взял бы щит. Хелена Уизерби упала на пол, парализованная заклинанием главы аврората. Женщина остается в сознании, но пошевелить ничем не может.

Лоуренс Мелвин: Опустил палочку, кивнул охраннику. - Спасибо, мистер Грир. Подошел к обездвиженной женщине. - Миссис Уизерби, вы обвиняетесь в нападении на сотрудника Аврората во время исполнения им служебных обязанностей, а также в оказании сопротивления при задержании. Наступил на кисть руки бывшего аврора. - Сожалею, мэм. Перенес вес на ногу, под которой была ладонь женщины, одновременно нагнулся и дернул ее палочку вверх, ломая. Отступил на шаг, обломок палочки сунул в карман. Свою нацелил на миссис Уизерби. Восстановил в голове привычную настройку для транспортировки человека. Взмахнул палочкой, перемещая обездвиженное тело впереди себя. - Mobilicorpus! Вместе с задержанной направился по коридору в сторону нижних ярусов.

Лоуренс Мелвин: Вернулся в Атриум, все-таки намереваясь успеть хоть немного поспать дома. - Удачной смены, мистер Грир. Шагнул в камин.

Лоуренс Мелвин: Довел до Атриума бывшего аврора. Кивнул охраннику. - Прошу вас, миссис Уизерби. Указал в сторону каминов.

Хелена Уизерби: Посмотрела на главу аврората так, будто он только что сравнил ее с толстым флоббер-червем. - С каких пор задержанным не возвращают их вещи? Скрестила руки на груди, не собираясь сдвигаться с места, пока не вернут сумочку, вероятно, отобранную при задержании.

Лоуренс Мелвин: Достал палочку, которую уже успел спрятать в кобуру. - Вещи? Задержанные? Вы что-то путаете, миссис Уизерби. Если вы настаиваете, что были задержаны, в таком случае нам придется вернуться, составить по всем правилам протокол, передать документы в Визенгамот. Ваше дело будет рассмотрено в общем порядке и по нему вынесено решение. Напомню, что в соответствии с новым законом нападение на аврора предусматривает срок вплоть до пожизненного. Естественно, все время до суда вы будете находиться здесь, в камере. Шагнул в сторону бывшего аврора. - Итак?

Хелена Уизерби: Дело приняло неожиданный оборот. Он что, действительно не собирается отдавать сумочку и готов посадить ее в камеру только за то, что она потребовала свои вещи? Как давно мир перевернулся с ног на голову? - Вещи, мистер Мелвин. Моя сумочка со всем ее содержимым. Я не обнаружила ее в том приятном, светлом и полном пищи и уюта месте, где вы держали меня некоторое время.

Лоуренс Мелвин: - Я предложил вам выбор, вы выбрали, мэм. Вскинул палочку, уже намереваясь повторно обездвижеть бывшего аврора, но тут появился домовой эльф лорда Малфоя. Прочел записку,произнес: - На вашем месте, миссис Уизерби, я бы сейчас о детях подумал, а не о сумочке. Всего доброго. Развернулся и подошел к охраннику. - Проследите, чтобы миссис Уизерби покину здание. Будет сопротивляться - задержите, я разберусь с ней позже. Добавил тише: - Я вызову всю охрану, возможно нападение на Министерство. Будьте готовы. Направился к Министру.

Грегори Гафт: С мыслями: "ну, ерунда - так ерунда" - зашел вместе с Элис в здание. Врубаться сейчас во всякую ерунду было некогда. Огляделся в растерянности по сторонам. К кому обращаться, и..что ,вообще, надо сейчас делать? Эх, жаль не поймали ту птицу, которая принесла письмо, можно было бы ее сейчас отправить к дяде. Вздохнул, подошел к охраннику. - Сэр, здравствуйте. Мне...э..к министру магии, я его племянник, Грегори Гафт. Мне можно к нему пройти?

Диего Хьюитт: Сжимая палочку - поднялся в атриум, получив срочное письмо от шефа. К чему, интересно, такая срочность? Остановился, с настороженностью посмотрел на детей, стоящих у входа.. И пребывая в готовности - в случае чего - преступить к выполнению своих обязанностей.

Лоуренс Мелвин: Вернулся в Атриум, кивнул аврору. - Мистер Хьюитт, мы сейчас... Заметил детей. Опознал мальчика, которого видел на фотографиях в доме Гафтов. Подошел к охраннику. - Добрый день, молодые люди. Мистер Гафт, если не ошибаюсь? Глянул вопросительно на девочку. - Вы сейчас из школы? Очень коротко и предельно точно - что там сейчас происходит?

Элис Граффад: Кивнула в знак приветствия: - Элис Граффад, сэр. Мы из... Хогсмида и узнали обо всем из Пророка. Замолчала, осматриваясь по сторонам. Меньше скажешь - меньше вероятность все испортить, не так ли? Тем более - меньше вероятность ввести в заблуждение авроров. Неужели они просто возьмут и прекратят все это?

Грегори Гафт: Обернулся, когда услышал в свой адрес обращение. - Здравствуйте, сэр. Да, я Грегори Гафт. Кивнул, подтверждая слова Элис. - Нам очень надо видеть министра. Сэр, он мой дядя.

Лоуренс Мелвин: Внимательно посмотрел на студентов, покачал головой. - К Министру сейчас нельзя, мистер Гафт. Я знаю, что он ваш дядя. Идемте, я проведу вас в штаб эвакуации. Как только мы решим проблему с Дамблдором, вы сможете поговорить с господином Министром. Указал в сторону каминов. - Мисс Граффад, мистер Гафт.

Эмеральд Брентон: Широким аврорским шагом ввалился в Атриум, на ходу поправляя камзол. Обогнул непонятных детей, прошел мимо Диего, хлопнув того по плечу: - Привет, дружище? Все служишь? Никакой личной жизни, служака, сочувствую. Наконец, дошел до Мелвина, вытянулся по стойке "смирно": - Аврор Брентон прибыл, сэр! Вызывали?

Грегори Гафт: Вздохнул. Мерлин...это же может затянутся до бесконечности... Обреченно кивнул. -Хорошо, сэр. Но вы хотя бы передайте ему, что я - тут. И... Повернулся к Элис. - У тебя объявление? Дай мне его, пожалуйста.

Элис Граффад: - Да, сейчас. - Отвлеклась от разглядывания авроров - настоящих авроров - вытаскивая из кармана листок и протягивая его Гафту. Обернулась к Мелвину: - Сэр, если есть возможность уточнить у мистера Малсибера лично, готов ли он принять своего племянника... - раскрыла глаза шире, - Это семейное дело, сэр.

Грегори Гафт: Взял листок из рук Элис. - Да, сэр. Это касается нашей семьи. Передайте ему, пожалуйста, вот это. Протянул сложенный лист пергамента сэру. - Скажите, что мне бы очень хотелось увидеть его как можно скорее.

Диего Хьюитт: Никаким образом не изменился в лице при появлении своего коллеги. Пижон пижоном, и как его еще держат на работе? Совершенно бесполезный человек.

Лоуренс Мелвин: Отрицательно покачал головой. - Нет, мисс, сейчас такой возможности нет. Каждая минута "разговоров" сейчас может стоить кому-то жизни. Взял газету у мальчика, глянул на заголовок. - Мне жаль, мистер Гафт, но не сегодня. Министр очень занят. Потом вы обязательно сможете поговорить. Слегка подтолкнул мальчика к каминам. - Нам надо уходить. Поднял взгляд, кивнул второму аврору. - Да, мистер Брентон, сейчас мы все перемещаемся в Хогсмид, в "Три метлы". Там будет действовать штаб по эвакуации учеников. Остальное я расскажу вам на месте.

Хелена Уизерби: Возмущенно вскинула бровь, вслушиваясь в разговор. Безопасность детей? Эвакуация? Проблема с Дамблдором? - Да что происходит?! - обратилась к охраннику, пока шли разговоры. В раздражении топнула ногой - докатились, уже личные вещи не отдают! - и шагнула в выходной камин, предположив, что лучше быть на свободе и следить за новостями снаружи, чем сидеть в камере и узнавать все по слухам. А за вещами в следующий раз прийти можно. Будет повод.

Эмеральд Брентон: - Да, сэр! Разрешите приступить, сэр? Отчеканив, подошел к камину, подхватил горсть пороха, зашел в камин, произнес громко: "Хогсмид, Три метлы!", скидывая порох с ладони и отправляясь в новый штаб.

Грегори Гафт: Понял, что что0либо просить - бесполезно. Пожал плечами, глядя на Элис. Взял девочку за руку и пошел вместе с ней туда, куда сказали.

Лоуренс Мелвин: Дождался пока все покинут Атриум. Проследил за тем, как помещение наполняется вызванными охранниками, и сам шагнул в камин.

Каллипсо Брюс: Зашла в Атриум. Здесь все было, как прежде. Все тот же паркет, все та же статуя. Но куда идти? Я не была здесь раньше одна. Понятия не имею, где находятся авроры! Обычно появлялась здесь с дядей и папой, но они сразу меня вели за собой. К дяде в офис, например. А может я увижу брата? Хотя вряд ли младшие авроры тут отшиваются. Для них уготовлена куча черной работы. Такой, что они дома-то редко появляются. Громко хмыкнула своим мыслям.

Охранник: Преградил девочке путь. Смерил ее взглядом с ног до головы. Сказал равнодушно: - Мисс. Здесь детям делать нечего. Разворачивайтесь и возвращайтесь домой или в Хогвартс, или где вы там учитесь.

Каллипсо Брюс: Ну, вообще здорово. Посмотрела хмуро на охранника, скривила губы и развернулась. Придется говорить с Нортоном. Скорее всего, даже после экзамена Когда подошла к выходу, повернулась и показала язык охраннику. Выйдя из Министерства Магии свернула петлю

Лоуренс Мелвин: Вошел в Атриум вместе с Алиной Теон. Кивнул дежурному. - Добрый вечер. Вызовите мне, пожалуйста, стирателя. Вниз, в допросную. Указал на один из коридоров своей спутнице. - Сюда, пожалуйста.

Алина Теон: Прозвучавшее название места, куда ее ведут, не вселяло оптимизма, но выбора никакого не было все равно. Свернула в указанный коридор и пошла вперед, с болезненным интересом глядя по сторонам. Еще одни воспоминания, которые у нее заберут. Представить, как можно не помнить мужа и дочку, не получалось совершенно.

Охранник: Вытянулся в струнку при появлении начальства с какой-то милой дамочкой. Впрочем, когда речь зашла о стирателе, стало понятно: дамочка-то - из магглов. Ответил подобострастно: - Да, сэр! Сложил и отправил самолетик мистеру Уилфорду.

Лоуренс Мелвин: Вошел в Атриум, где уже собралась толпа зевак, привлеченных анонсом в "Пророке". Кивнул усиленному наряду охранников, делая знак, чтоб немного потеснили людей и освободили проход для ожидающихся участников действа. Прошел к установленному в центре у фонтана возвышению, остановился.

Северус Снейп: Аппарировал перед входом в Министерство. Вошел, морщась при виде количества людей, мечтающих... обсмаковать все подробности. Стервятников, в общем. Прошел по "живому коридору" из охранников, оглядываясь слегка нервно: Нортона и Дарем пока не было видно - не хватало еще, чтобы они струсили в последний момент!

Хэльна Дарем: Аппарировала ко входу в здание Министерства и решительно прошла внутрь. А там ждал живой коридор из людей, которые явно собрались для того, чтобы получить новый повод для сплетен. Прошла по коридору, организованному охранниками, заметив Северуса и представителя Министерства в конце оного. Достигнув места назначения, просто коротко кивнула в знак приветствия, если это необходимо, ее представят. Если нет, то нет.

Ричард Нортон: Аппарировал ко входу в министерство, неосознанно сжал палочку в широком рукаве мантии, и вошел внутрь, направляясь сразу к фонтану и виднеющимся спинам коллег. - Добрый вечер, Северус, Хельна. Остальных - особенно товарищей в аврорских мантиях - просто проигнорировал.

Саймон Шейн: Размашистой походкой появился в Атриуме, оглядел толпу. Довольно улыбнулся самому себе. Эх. не зря он так добивался этого места в "Пророке". Теперь вот все ждут его одного. Так как у его газеты сегодня монопольное право всем рулить. Прошелся между людей, периодически задевая кого-то плечом и приветственно махая рукой знакомым. Оказавшись в центре, снова взялся за свой колдографический аппарат, нацеливая его на троицу "мы-вам-сегодня-такооооое-расскажем". - Улыбочку, господа и леди! Сунул стажеру из издания подержать апаратуру, а сам уже стоял рядом с гостями. Ну, вот он - его звездный час! Торжественно воздел руки вверх, призывая всех к молчанию. - Дамы и господа! Попрошу внимания! Мы начинаем! Разрешите представиться - Саймон Шейн, специальный корреспондент "Ежедневного пророка". А теперь - наши сегодняшние, так сказать, звезды. Господин директор Хогвартса Северус Снейп и его спутники, которые, я надеюсь, нам представятся. Как всем тут уже известно, мы собрались, чтобы во всех подробностях узнать, что же на самом деле произошло в Хогвартсе. Мы все, конечно, читали об этом материалы в "Ежедневном пророке", но сегодня время подробностей, которые могут знать только очевидцы. Итак, давайте же приступать! Обернулся к недавно назначенному директору школы. - Мистер Снейп, расскажите нам для начала, что вообще предшествовало этим ужасным событиям. Мы все знаем, что... Ловко извлек из кармана блокнот и самопишущее перо, заглянул в свои записи. - Что Альбус Дамблдор долгое время был бессменным директором Хогвартса. А потом появились слухи, что он болен, и вы, как его заместитель, везде представляли школу. А потом Совет Попечителей снял с этой должности мистера Дамблдора и назначил мистера Кэрроу. Которого потом сменили вы. Итак, что же на самом деле было с Альбусом Дамблдором в это время? Он был болен? Он находился где-то на лечении? Какой диагноз ему был поставлен? Имела ли его болезнь отношение к его последующему безумию? Или все это время он сохранял полную адекватность?

Северус Снейп: Вздохнул с некоторым облегчением - все-таки они пришли оба. Отлично. Кивнул преподавателям. Сделал шаг вперед, показывая, что говорить будет сам - для начала. Заговорил - негромко, не повышая голоса, и очень спокойно: - Добрый вечер, господа и дамы. Меня мистер Шейн уже представил, со мной - двое преподавателей Хогвартса и очевидцев последних печальных событий - мистер Нортон, преподаватель ЗОТИ и леди Дарем, преподаватель Травологии. Чуть улыбнулся. - Очень много вопросов, мистер Шейн - заранее прошу прощения, если упущу какие-то из них, тяжело запомнить все сразу. Альбус Дамблдор действительно был болен. Его постигло проклятие, которое не позволяло ему двинуться с места, сказать что-либо и вообще как-либо действовать - за исключением чая, который несчастный... бывший директор постоянно пил. К сожалению, проклятие не подразумевало возможность транспортировки директора куда-либо, поэтому у нас не было возможности переправить его в госпиталь. Впрочем, к нему вызывали лучших колдомедиков страны, и колдомедики разводили руками - ничего нельзя было сделать. Добавил убежденно: - Я уверен, что именно это окончательно подкосило его и превратило некоторые... странности, которые были всегда свойственны бывшему директору, в безумие. В определенный момент проклятие исчезло само собой, Альбус Дамблдор снова получил возможность действовать - и вернулся в реальность уже совершенно безумным.

Саймон Шейн: Во время рассказа периодически кивал с видом крайне заинтересованного слушателя. - Все ясно, мистер Снейп! А теперь я попрошу вас рассказать о том, что случилось в тот день, когда Альбус Дамблдор очнулся? Что видели лично вы и... Перевел взгляд на двоих преподавателей. - И вы, леди Дарем и мистер Нортон. Нашим читателям крайне интересно будет узнать от вас те жуткие подробности трагедии в школе, свидетелями которых вы были. Опишите нам, что вы видели, что вы думали и чувствовали, пока вся Британия с замиранием сердца читала свежие новости на страницах "Ежедневного пророка", ища опубликованные списки погибших.

Северус Снейп: Едва заметно вздохнул. И начал рассказывать - спокойно и размеренно - заранее заготовленную версию событий. - Когда я получил сообщение о том, что Дамблдор вырвался из-под проклятия и ведет себя агрессивно, я немедленно отправился в административное крыло Хогвартса - то крыло, где находятся кабинеты. Я нашел директора в совершенно невменяемом состоянии: он не отличал друзей от врагов, находился под воздействием огненного щита и использовал стихийную магию для того, чтобы сжигать все на своем пути, попутно нападая на преподавателей и студентов. В частности, мистер Нортон... Легкий кивок в сторону преподавателя. - ... героически пытался остановить обезумевшего мага, однако силы были неравны: огненный щит делал Альбуса Дамблдора практически неуязвимым. Я и сам приложил все усилия к тому, чтобы Дамблдор остановил свое разрушительное шествие по Хогвартсу, однако достаточно быстро выбыл из строя, получив ранения, которые только благодаря своевременному вмешательству нашего колдомедика оказались... совместимыми с жизнью. Из-за ранения я на некоторое время выпал из происходящего - на время, которое требовалось для лечения. За это время бывший директор успел сжечь хогвартскую библиотеку и Большой Зал - и направился на Гриффиндор, свой бывший факультет. Гриффиндор пострадал, пожалуй больше других помещений: Дамблдор уничтожил портрет, закрывающий вход в башню, обрушил лестницу. Это его, в конце концов, и погубило. Очевидно, он в тумане безумия не понял, какие конструкции затронул, и погиб, когда на него обрушилась горящая балка. Замолчал, выразительно глянув на Дарем, а потом - на Нортона. Мол, подтверждать - эту версию.

Хэльна Дарем: Выслушала "ту самую' версию, которую нужно было подтверждать и которая создавала эффект правдивой истории. Собралась с духом, все-таки это ради школы, и стала рассказывать: - Северус достаточно подробно изложил ситуацию, в результате которой наш бывший директор трагически погиб. Я могу лишь подтвердить, что события развивались именно таким образом. Я сама стала свидетельницей того, как на бывшего директора Дамблдора упала горящая балка, которую даже его щит был не в силах остановить. К сожалению, помочь директору тоже не представлялось возможным, поскольку долгое время пройти на то место не представлялось возможным. Когда же до директора добрались - он уже, умер. Горящая балка сделала свое дело. И этого уже не изменить, но с другой стороны, дети в Хогвартсе в большей безопасности, поскольку обезумевший директор уже никогда не вступит на порог школы. Для вида расстрогалась и даже пустила слезу, все-таки нужно было сделать вид, что она действительно прониклась ситуацией, которая, как подсказывало сознание, никогда не происходила в реальности.

Ричард Нортон: С каменным лицом выслушал и историю Снейпа, и вопросы журналиста, скривившись лишь на собственных "героических" достижениях. Четко и коротко кивнул, по-аврорскому строго подтверждая слова начальника. - Все так и было, господа. Горящая балка сорвалась с потолка, директор потерял равновесие и упал вниз - в уничтоженный лестничный проем. Щит может спасти от магии, может спасти от материализации, но не может спасти от падения, ломающего шею. Просьбу поделиться мыслями и чувствами проигнорировал к дементорам.

Саймон Шейн: Замахал рукой на двух бубнивших недалеко пожилых дамочек, мешавших речи директора. Довольно оценил наступившую в зале трагическую тишину, лишь иногда прерываемую чьими-то сокрушенными "охами". Подумал, что и себе не мешает принять вид как минимум лица, сопричастного великой трагедии. Еще бы! Кто ж как не он донесет до каждого британского мага подробности этой животрепещущей истории?! Приосанился, надеясь, что теперь выглядит как ... как на похоронах Министра. Ну да, пожалуй, подходящая аналогия - где ж еще демонстрировать вид торжественно скорбный и вместе с тем мужественный? С сожалением отметил, что никто из рассказчиков не может похвастаться безобразными ожогами в пол лица. А это было бы так колоритно! И так кстати... А теперь вот лепи героев из этой троицы как хочешь. Театральным жестом извлек большой синий платок и протянул его всплакнувшей леди. - Мужайтесь, мисс Дарем, все уже позади, - произнес утешительно. С надеждой всмотрелся в лица мужчин. Надо бы вытянуть из них побольше душераздирающих подробностей. А то балка, размозжившая мозг старому безумцу - это, конечно, хорошо, но маловато. - Господа, а как же дети? Маленькие волшебники... - сделал короткую, но весьма драматичную паузу. - Я даже не могу представить, как сильно они были напуганы! Теперь уже замолчал красноречиво и требовательно. Ему без покалеченных детей никак! - Я, надеюсь, они также пострадали... - кашлянул и быстро исправился. - Прощу прощения, я хотел сказать: надеюсь, они не пострадали от рук обезумевшего и разъяренного Альбуса Дамблдора?

Северус Снейп: Позволил гримасе презрения появиться на лице на пару мгновений. Что, Малфой не мог уже выдрессировать своего цепного... писаку, чтобы тот вел себя хотя бы пристойно? Хотя бы внешне пристойно! Ответил спокойно: - Эвакуация детей в Хогсмид началась практически сразу, как только мы выяснили, что Дамблдор не в себе. Должен выразить свою признательность властям магической Британии, оперативно отреагировавшим на события и создавшим эвакуационный центр на базе "Трех Метел". А также, разумеется, - хозяйке "Трех Метел", мадам Розмерте, нашедшей возможность разместить в тепле и комфорте всех, кто вынужден был покинуть Хогвартс в тот злополучный день. Добавил после паузы: - Остался только Гриффиндор, старшекурсники. Они отказались бросить свой факультет, когда узнали, что бывший директор идет туда. Подытожил твердо: - Никто из детей не пострадал. До Гриффиндора директор так и не дошел толком, как Вы понимаете - балка настигла его раньше.

Саймон Шейн: Сокрушенно вздохнул, скрывая разочарование. - Ну слава Мерлину, что все обошлось! Хотя... хотя, конечно, все равно - это ведь серьезная психологическая травма для детей, не так ли? С надеждой посмотрел на директора. - Бедняжки, наверняка, были сильно напуганы? И теперь им непросто возвращаться в школу после всех тех ужасов... Конечно, о них побеспокоились в "Трех метлах"... Покосился на авроров. - Как вы, мистер Снейп, оцениваете действия Министерства в этой ситуации? Адресовал директору красноречивый взгляд, намекая, что тот еще не всех похвалил, кого следовало бы. - И... кстати, как сама школа? Большой ли ущерб понесла? Много разрушений? Уверен, наших читателей очень беспокоит вопрос: удалось ли восстановить Хогвартс после нашествия безумного Дамблдора? Расскажите, правда ли, что сейчас доступ в школу ограничен какой-то магической преградой?

Северус Снейп: Едва заметно пожал плечами. Ответил с неудовольствием: - Дети, разумеется, были напуганы. Но должен отметить, что большинство, тем не менее, вернулось в школу сразу, как только Хогвартс был восстановлен, и адаптация произошла достаточно быстро. Без сомнения благотворно подействовал тот факт, что угроза в лице Дамблдора - устранена. Чуть улыбнулся, когда удалось вырулить на знакомую и понятную тему благодарностей. Проговорил с чувством: - Министерство магии, Аврорат и лично министр Актеон Малсибер среагировали моментально, в высшей степени профессионально и оказали руководству Хогвартса неоценимую помощь. Я могу только выразить свою искреннюю благодарность Министру за это. Чуть нахмурился перед следующим ответом - чем он слушал-то, журналист этот, уже ж было все ему сказано! Повторил устало: - Были сожжены полностью библиотека и Большой Зал, обрушена лестница в Гриффиндор, уничтожен портрет Полной Дамы, столетиями служивший стражем Дома Огня... Сейчас восстановлено все, кроме портрета - эта потеря, увы, восстановлению не подлежит, насколько мне известно. Доступ в школу ограничен магическим щитом, который Дамблдор, очевидно, еще будучи в своем уме, каким-то образом связал со своей персоной. В школу могут попасть все, кто там учился и работал на момент трагедии с Дамблдором, могут попасть новые ученики, но мы пока не нашли способа для того, чтобы провести в здание школы взрослых - новых преподавателей, родителей, посетителей. Для взрослых магов, с которыми не был заключен преподавательский контракт к моменту активации щитов, доступ в Хогвартс пока что закрыт. Добавил дежурное: - Мы работаем над решением этой проблемы.

Саймон Шейн: Просветленно улыбнулся при упоминании имени Министра. Ну вот и славно! Заглянул в свой блокнот - вроде ничего не забыл? - Благодарю вас, мистер Снейп за столь исчерпывающее повествование! Мистер Нортон, мисс Дарем, - отвесил даме полупоклон. Развернулся к собравшимся. - Леди и джентльмены, наша импровизированная конференция окончена! Спасибо всем за внимание! Все подробности, о которых не было сказано здесь, вы сможете прочесть в воскресном выпуске "Ежедневного пророка". Вас ждут шокирующие подробности передачи тела Дамблдора в руки авроров, - закончил на драматичной ноте и бросил выразительный взгляд немногочисленным коллегам, которым не посчастливилось получить место в столь респектабельном издании, как "Пророк". Спустился с возвышения и отправился лавировать среди толпы зевак, выискивая каких-нибудь интересных персон.

Лоуренс Мелвин: Стоял в стороне все время, пока журналист "Пророка" делал свое дело. Дождавшись, когда Шейн покинет центр зала, поднялся на его место. - Дамы и господа! - произнес достаточно громко. - Прошу всех, кто не является сотрудниками Министерства, покинуть помещение. Сделал знак охранникам, чтобы "ускорили" этот процесс. Обернулся к "гостям". - Мистер Снейп, мисс Дарем и мистер Нортон, я попрошу вас проследовать за мной для официального оформления ваших показаний. Шагнул в один из коридоров, указывая преподавателям Хогвартса путь

Хэльна Дарем: Коротко кивнула, понимая, что уже никуда уже не убежишь и раз вызвалась выручить школу, то нужно уже идти до конца. Отправилась следом за главой Аврората, в указанном им направлении.

Северус Снейп: Проводил журналиста взглядом, полным плохо скрываемого отвращения. Мерзость. Какая же, все-таки, мерзость. А может быть, вообще все зря? Может, нужно уже, наконец, выступить открыто? Не дожидаясь... разоблачения... Хогвартс защищен... Ушел следом за главным цепным псом Малфоя.

Ричард Нортон: Решил, что за участие в этой клоунаде со Снейпа стоило стрясти еще нормальный стадион с беговыми дорожками, но вряд ли слизеринская жадина согласится на него после завершения сделки. Мрачно кивнул и двинулся вслед за всеми по знакомым коридорам.

Северус Снейп: Бросил торопливо, уже на бегу: - Ричард, леди Дарем, благодарю за содействие. Сожалею, вынужден бежать. Ричард, зайдите в мой кабинет по поводу магистратуры сегодня вечером - я буду свободен. Унесся прочь.

Ричард Нортон: Прошипел вслед сбежавшему зельевару нечто нелицеприятное и подставил локоть Дарем. - Вы позволите аппарировать вас в замок, прекрасная леди?

Хэльна Дарем: Попрощалась с Северусом, а затем расслаблено улыбнулась. Можно теперь вернуться к своим повседневным обязанностям. Проговорила, реагируя на реплику Ричарда в той же манере. - Прекрасная леди, разрешает аппарировать себя в замок, ибо у нее уже совсем нет сил. Подошла к Ричарду и взяла его под руку.

Ричард Нортон: Склонил голову и шепнул. - Тогда держитесь. Вышел вместе с коллегой на улицу, обхватил ее за талию и аппарировал. Не в замок, конечно, а только к границе аппарационного барьера, за которым и начиналась дорога в Хогвартс.

Льюилл Сильвер: Долго медлила перед дверями министерства, но даже оттягивание неприятно-важного разговора путем покупки новой книжки не могло ликвидировать эту необходимость полностью. Зашла в атриум, направляясь прямиком к охраннику. - Добрый день, сэр. Льюилл Сильвер к мистеру Мелвину.

Люциус Малфой: Появился из одного из запутанных коридоров, намереваясь покинуть здание Министерства. Увидел возле охранника знакомое лицо, неспешно подошел с самым благодушным видом. - Здравствуйте, Льюилл! Небрежным жестом сделал охраннику знак отойти. - Надеюсь, у вас ничего не стряслось? Внимательно всмотрелся в лицо девушки, пояснил: - За редким исключением Министерство не часто посещают для собственного удовольствия.

Льюилл Сильвер: Мысленно прокрутила в голове сто миллионов аргументов, которыми завалит явно не отличающегося способностями к щиту против интеллекта охранника, если он вздумает завести свою любимую волынку про запись и приходите после дождичка в четверг, когда полное солнечное затмение придется на пятницу, тринадцатое. То есть никогда. Но аргументы не понадобились - ну, по крайней мере прямо сейчас. Улыбнулась, оборачиваясь на знакомый голос. - Добрый день, ми... - покосилась на охранника, - мистер Малфой. Нет, ничего не случилось, а если случилось - я еще не в курсе. Мне нужно к мистеру Мелвину, я как раз хочу стать тем человеком, который посещает Министерство для собственного удовольствия, - улыбнулась чуть смущенно, и сразу погрустнела. - Но мистер Мелвин не ответил на мой запрос о позиции стажера в Аврорате после окончания этого семестра. Хотела уточнить лично, почему...

Люциус Малфой: Выслушал девушку, переспросил, становясь серьезным: - Стажировка в Аврорате? Окинул взглядом на удивление пустой зал Атриума. Может, просто позволить Льюилл сходить к Мелвину и получить свой дежурный отказ? - Весьма странное и неожиданное желание для юной леди, - произнес несколько прохладно. Посмотрел в глаза собеседнице, уточнил: - Ваш отец одобряет ваше намерение?

Льюилл Сильвер: Кивнула очень серьезно, вслед за Малфоем окидывая взглядом пустой зал и убеждаясь, что охранник исчез из зоны прямой слышимости. - Отец... не знает. Но он в общем много чего не знает, в том числе то, что знаете вы. Поэтому он не поймет, - выдержала строгий взгляд и вопрос. - Мы говорили об этом, милорд, помните? Не об Аврорате, а о том, как можно себя защитить, - чуть улыбнулась, проводя рукой по лбу. - Это, конечно, отличный способ, но на мой взгляд намного лучше, если он подкреплен боевыми навыками. Простора для маневра сразу становится больше, есть, что использовать. Поэтому - да, Аврорат. Не думаю, что аналогичную подготовку можно получить в домашних условиях.

Люциус Малфой: Аккуратно взял девушку под локоть, увлекая в сторону фонтана. - Льюилл, безопасность достигается не так. Если ты аврор, то это означает лишь, что за тобой придет не один, а двое или трое. Это, конечно, может тешить самолюбие, но результат ... Отрицательно покачал головой, продолжил после короткой паузы: - Результат будет тот же, если не хуже. Сопротивление порождает ожесточение. Ожесточение - ненужную опасность. В этом мире нет магов, на которых не найдется управы. Весь вопрос в том, что это будет - усыпляющее заклинание или что-то, после чего придется пить костерост. Значок аврора не открывает поле для маневра, а, наоборот, сужает его. Ибо каждый знает, чего ждать от аврора. Посмотрел на Льюилл уже теплее. - Работа аврора - это не только совершенствование боевых навыков. Это ежедневная опасность, вынужденное соприкосновение с самыми разными сомнительными личностями и прочими отбросами общества, это беспрекословное подчинение приказам, порой - жестоким. Сейчас Министерство уделяет очень большое внимание формированию личного состава Аврората. Времена непростые, и от ребят в мундирах ждут готовности рисковать своими жизнями ради жизни других... более ценных для общества людей. Быть аврором - значит находиться на службе этого общества. А служить - значит, отдавать куда больше, чем получать. Выдержал короткую многозначительную паузу. - Вы хотите стать чьим-то щитом, Льюилл?

Льюилл Сильвер: Села на бортик фонтана, опустила пальцы в воду, глядя на отражения в воде. - А зачем вообще за мной приходить? Бессмысленно, на мой взгляд, - пожала плечами, переводя этот самый взгляд на очень влиятельного человека. - Я не расцениваю Аврорат как пожизненное место самореализации, это немного не соответствует моему понимаю того, кто я есть, и чего хочу от жизни. Это всего на год или два, пока идет обучение. И это относительно безопасно. Разве стажеров бросают на рискованные операции? Они же неопытные, глупые и могут все испортить. И потом... разве списки сотрудников Аврората являются общедоступной информацией? Смею надеяться, что эта информация просто не станет достоянием гласности. Помолчала, болтая ногой в воздухе. - Я не хочу быть щитом, но хочу быть готовой к тому, чтобы им стать. Мы никогда не знаем, кого и как нам придется защищать, не так ли? Я хочу быть готовой защищать тех, кто для меня достаточно важен, чтобы я была готова рисковать всем. Защищать свою семью, - слегка поежилась и отвела взгляд. - Это все очень глупо звучит. Но я хочу иметь возможность выбирать, какие навыки использовать в конкретной ситуации. Не имея навыков - не имеешь выбора.

Люциус Малфой: Остался стоять, глядя сверху вниз на сидящую девушку. - Сейчас, да, бессмысленно. Но после того, как при вашем непосредственном участии будет стерта память десяткам магглов, имевшим неосторожность связать себя узами брака с волшебниками, я бы не был столь уверен. Протянул руку, легко касаясь волос девушки. - Сейчас время такое, - произнес мягко, - у Аврората нет возможности обучать своих людей с помощью книг и тренажерных залов. Практика становится лучшим учителем и экзаменом на пригодность к службе. Да, никто не пошлет новичка выполнять задание в одиночку, но в сопровождении старшего товарища - вполне. А что до списков авроров, то, конечно, они не общедоступны, но многих из них преступники запоминают в лицо, столкнувшись однажды. Вздохнул, ласково проводя тыльной стороной ладони по светлым волосам Льюилл. - Вам нет необходимости защищать кого-то. Это не дело для такой девушки, как вы. Оставьте мужчинам их мужскую работу. Защищать и обеспечивать безопасность - это наша прерогатива. Улыбнулся, задержав руку. - Вам остается самое трудное и тяжелое - любить нас.

Льюилл Сильвер: Помолчала, глядя в пространство и осмысливая услышанную информацию. - Будет стерта... что? - проговорила очень медленно, также медленно вставая с бортика. - Так авроры теперь этим... занимаются? - замолчала, уставившись в стену и задумавшись, сколько же еще событий пропустила мимо себя в своем стремлении держаться подальше от политики и не быть частью этих игрищ сильных мира сего. Отец говорил про новый закон и запреты на смешанные браки, вся их спешка с помолвкой из-за него, но чтобы вот так... - Отдел аналитики, - проговорила медленно по итогам своих размышлений. - В Аврорате должен быть отдел аналитики. В министерстве есть отдел тайн, в котором точно есть отдел аналитики. Они не сталкиваются с преступниками и ничем не рискуют, это анализ и систематизация информации, это наука, в общем - все то, чем славится наш факультет. И при этом они в центре событий и могут ориентироваться в том, откуда в данный момент дует ветер. Даже если допустить, что для одной семьи двух авроров слишком много, есть еще аналитика. И... милорд, - продолжила с легким смешком, - как показала практика, мужчины далеко не всегда могут защитить. В том числе от себя. В том числе те, которых любишь. Твердо посмотрела в глаза собеседнику, не став больше ничего добавлять.

Люциус Малфой: - Память, - подсказал, останавливая движение руки. - Авроры обеспечивают соблюдение законов. Не все, я бы даже сказал, практически никто не желает добровольно расторгать браки с магглами. Вот аврорам и приходится принудительно сопровождать магглов к стирателям, следя, чтобы их недавние супруги не наделали глупостей. Забрал руку. - Вероятно, должен был бы быть. Но нет. Пока Аврорат отдает предпочтение универсальным сотрудникам, способным выполнять задачи самого широкого спектра. А Отдел тайн... Что ж, это я вполне могу вам устроить, если пожелаете. Любое структурное подразделение Министерства, какое вам приглянется, Льюилл. Рассмеялся, произнес в привычной манере слегка растягивая слова: - Не всегда могут защитить... от себя? Будьте снисходительны, Льюилл. Мы, мужчины, в сущности, не такие уж и крепкие. Кровожадные хищники, злобные враги, землетрясения и цунами покажутся детскими забавами какому-нибудь герою, когда на него... вот так посмотрят. И утонет бедолага, победивший сотню драконов, в прекрасных зеленых глазах.

Льюилл Сильвер: Чуть нахмурилась, обрабатывая новый фрагмент информации. - Милорд, я не задавала этот вопрос ни себе, ни вам, никому. И... - замолчала, оценивающе окидывая взглядом атриум. - И сейчас тоже не задам. Мы можем куда-нибудь отсюда уйти? Чуть помолчав, ответила на все остальное. - Отдел тайн. Я буду вам очень благодарна, если по завершении моего обучения меня возьмут стажером в отдел тайн. Полагаю, это место, где я смогу быть по-настоящему полезной, и заодно продолжить свою научную деятельность. Посмотрела еще раз - может быть не также, но почти. Улыбнулась уголками губ. - Милорд, бедолаге, у которого эмоциональность настолько перекрывает рациональную оценку степени опасности зеленых глаз и сотни драконов, можно разве что посочувствовать.

Люциус Малфой: Кивнул: Отдел тайн - значит Отдел тайн. - Двери моего дома всегда открыты для вас, Льюилл. Протянул девушке руку. - Посочувствовать? Я бы позавидовал, пожалуй. Хотя... если подобный тип будет досаждать вам, достаточно будет только сказать мне.

Льюилл Сильвер: Вложила свою руку в руку галантного кавалера. Смущенно улыбнулась. - Благодарю вас. Если у вас есть время, мы могли бы поговорить прямо сейчас.

Люциус Малфой: Помог Льюилл подняться, повел ее за руку к выходу из Атриума. - Вы же знаете, как приятно мне ваше общество. Особенно после того, как весь день проведешь в этих скучных министерских кабинетах.

Лоуренс Мелвин: Шагнул из камина. Поприветствовал охранников и уже свернул в один из коридоров, когда был настигнут совой. Отвязал письмо, прочел. Поменял направление движения, быстрым шагом покидая Министерство. Аппарировал с улицы.

Лоуренс Мелвин: Аппарировал у входа в Министерство, зашел в зал, на ходу читая свежий номер "Пророка". Пошел в сторону своего кабинета.

Льюилл Сильвер: Дошла до входа в Министерство, мысленно фыркнула - еще не успела поступить в распоряжение отдела тайн, а ходить все равно приходится как на работу. Зашла в Атриум, кивнула знакомому охраннику: - Добрый вечер, сэр. Эмеральд Брентон ожидает, - устроилась на бортике фонтана с книгой, извлеченной из сумки, ожидая, пока самолетики улетят, куда надо, и те, кому надо, придут - или не придут, тут как повезет, конечно. Может быть, вообще следовало не вмешиваться во все это и прикинуться тумбочкой.

Эмеральд Брентон: Поймав по пути записку, написанную хорошо знакомым убористым почерком, вывернул в Атриум, находя взглядом невесту... простите, понятую. Кивнул охраннику хозяйским жестом - мол, расслабься и иди читай Пророк, всё схвачено. Подошел к Льюилл, заговорил негромко - так, чтобы охранник не услышал, но сдвинув брови - так, чтобы понял, что они тут делом заняты. С таким серьезно-сосредоточенным лицом и заговорил очень приветливо, повергая всех возможных психологов, если бы они тут были, в перманентный шок: - Льюилл, рад Вас видеть, и только обстоятельства встречи не позволяют мне пригласить на чашку чая немедленно. Но буду рад сделать это сразу же после того, как только закончу свои рабочие обязанности и окрепну в убеждении о том, что сегодня Вы и Магическая Британия можете спать спокойно! Улыбнулся, повернувшись к охраннику спиной, но, вспомнив о том, что он при исполнении, вновь посуровел. - Вы стали причастны к тайне следствия. И Вы знаете, что можно, а что нельзя делать с такими тайнами, не так ли, моя прекрасная леди?

Льюилл Сильвер: Закрыла книгу, вставая, чтобы не смотреть на подошедшего аврора совсем уж снизу вверх. Оценила актерские способности, мысленно одобрительно хмыкнув, и столь же серьезно кивнула в ответ. - Эмеральд, вы знаете, кто мой отец. Так... о какой тайне вы говорите? - чуть удивленно приподняла брови. - Я в нарушение всех мыслимых и не очень правил зашла навестить своего жениха, возвращаясь в школу после визита в ателье, за что прошу прощения. Но... - внимательно посмотрела на жениха. - Все же смею надеяться, что однажды узнаю причины... своей возможной бессонницы. Ведь если выявить причину, можно найти и лекарство. Или предотвратить течение болезни. Улыбнулась уголками губ.

Эмеральд Брентон: Одобрительно кивнул. - Я не сомневался в Вас, Льюилл. Одернул мундир. - Не уплаченные налоги, книги и листовки непристойного содержания, покрывательство мошенничества - ничего, что может быть интересно благовоспитанной девушке. Сделал шаг назад. - В таком случае, моя прекрасная леди, если мы прояснили все моменты, - придал вопросительные интонации голосу, - я вынужден Вас покинуть.

Льюилл Сильвер: Удержалась от ехидного "так то благовоспитанной", решив, что некоторые вещи некоторым людям лучше узнавать только после того, как пути назад нет - то есть после свадьбы. Вместо этого мягко улыбнулась. - Забавно, как обманчивы бывают внешность и манеры. Он казался довольно милым. Надеюсь, это просто ошибка, все прояснится, и... Хотела добавить "и он наконец-то привезет мне мои книги!", но чуть помедлив закончила иначе: - ... и книжный магазин снова откроет свои двери для посетителей. Аккуратно положила книгу в сумку, чуть разочарованно кивнула - поприсутствовать на допросе было бы довольно занятным опытом, но по рассказам отца знала, что просить об этом... не то, чтобы хороший план. Все равно не разрешат. - Разумеется, мой рыцарь. Не будьте к нему слишком строги, он неплохой человек. Наверное. Удачи в расследовании, - улыбнулась на прощание, направляясь к выходу. Ни книг, ни чая, ни допроса. Что за день такой дурацкий, а?

Эмеральд Брентон: Дождался, пока прекрасная леди выйдет из Атриума, проводив оную леди долгим взглядом. Затем развернулся на пятках, кивнул охраннику еще раз - неси службу, боец - и вновь спустился куда-то вниз.

Эмеральд Брентон: Кивнув охраннику, пересек Атриум, направляясь куда-то вниз, на нижние уровни.

Люциус Малфой: Аппарировал к зданию Министерства в сопровождении домовика, несшего в руках коробку. Вошел, не обращая внимания на охранников, пересек Атриум и свернул в один из коридоров.

Младший аврор: С лихим видом и женщиной на плече вошел в атриум. - Эй, Пит! - окликнул охранника. - Что скажешь? Хорош мой улов? Повернулся, демонстрируя приятелю свою ношу. - То-то же! А ты просиживай тут штаны! - усмехнулся и свернул в коридор, ведущий на нижние уровни.

Сова: Последние газеты разлетелись по Атриуму - и выполнившая свой долг сова отправилась спать.

Люциус Малфой: Аппарировал к Минстерству, оправил одежду, стряхнул пыль с рукава. Вошел в здание и уже привычной дорогой отправился в Аврорат. Допросить Спарроу, разобраться с защитой, заняться, наконец, защитой всего здания с учетом всей той информации, которой теперь обладал. На ходу взял у охранников какую-то новую листовку.

Сотрудница охраны: Остановилась у стола дежурного охранника, поджидая странного посетителя. Что там ему укоротить надо?

Мужичок: Приземлился на пол атриума, выдохнул, обрадовавшись, что удалось прорваться сквозь строй, и шагнул к даме, явно его ожидающей. И тут бабы! Встал перед ней, вытягиваясь в струнку, сглотнул и тихо спросил. - Здравствуйте. Скажите, а я какой по счету? Вы мне бесплатно укоротите или платить придется?

Сотрудница охраны: Смерила посетителя неодобрительным взглядом. - Так, мистер, по порядку давайте, - произнесла уже не так вежливо, как давеча в трубку. - Кто на вас напал? Вам угрожали? Мне позвать аврора? Напишете заявление, отправитесь с ним на задержание. Потом дадите показания. Сразу предупреждаю - ложные показания и пустое беспокойство сотрудников Аврората влечет ответственность. Как бы между прочим достала из петлицы палочку, принялась вертеть в руке.

Мужичок: Заговорил поспешно. - Бабка! Страшная такая, в переднике. Я ей говорю: "Я только спросить!" А она на меня кошелкой замахнулась. Протер платочком вспотевший лоб и отмахнулся. - Да какие ложные! Вся улица видела. Ух и очередь у вас там, мадам. Вы бы хоть ленточками отгородили, что ли.

Сотрудница охраны: Хмыкнула. - Так, мистер, мы тут глупостями не занимаемся. Бабка, говорите? У нас тут, - мотнула головой в сторону стены, на которой красовалось объявление о розыске Аланы Гардинг, - настоящие преступники. Некогда аврорам вашими глупостями заниматься. Вы вообще зачем пришли? С бабами толкаться?

Мужичок: Бросил взгляд на портрет. Констатировал. - Красивая. Чаровница? Мужиков усыпляет и дома грабит? Понизил голос, приближая лицо к лицу женщины. - Это все потому, что министр наш холостой. Вот была бы у него жена - вроде моей - никакие чаровницы даже близко к дому подойти не решили! И снова вытянулся в струнку, забормотав с отчаяньем. - Да я же сказал. Мы с сыном вместе мерили: у него ровно восемь, а у меня девять и три. Вот старуха моя приказ мне в руки дала - и к вам послала. Мол, в министерство ступай, будешь среди первых - бесплатно укоротят. Ей-то легко говорить, сквибке старой!

Сотрудница охраны: Покосилась на портрет преступницы. - Типа того, - коротко заметила. И снова смерила мужчину взглядом. Многозначительно хмыкнула. - Ого, девять! - совсем неженственно присвистнула и изобразила на лице уважение. - Да вы кентавр, мистер. Только, - прищурилась, склонив голову набок, - сдается мне вы заливаете малость, а?

Мужичок: Возмутился так, что лицо побагровело от гнева. Торопливо заскользил ладонями по пуговицам мантии, приговаривая. - Я заливаю? Я не заливаю. Я вам сейчас покажу! Распахнул полы в стороны, приближаясь к сотруднице министерства, поднял палец, призывая ее к вниманию и бережно вытащил из внутреннего кармана палочку, завернутую в газету. Развернул. Подул, стирая невидимые частички пыли. И гордо повторил. - Девять и три!

Сотрудница охраны: Лицо стало окончательно заинтересованным, как только посетитель пообещал продемонстрировать свои девять. Уже собиралась созвать всех дежурных охранников поглазеть, когда в руках мужчины оказалась палочка. - Тьфу ты! - выдохнула. - Вам, мужикам, только бы мериться. Продемонстрировала свою. - Одиннадцать с половиной. И что?

Мужичок: Не понял разочарования в глазах и голосе женщины. Она надеялась, что его можно будет развернуть? Как бы не так! Он - законопослушный гражданин, пришедший выполнить свой долг! Нахмурился, когда разглядел палочку собеседницы. Тихо уточнил. - Одиннадцать с половиной? И вы еще не укоротили ее? Почему, мэм? Разве у сотрудников министерства есть преференции?

Сотрудница охраны: Несколько секунд молча вопросительно смотрела на непонятного субъекта. Затем пробормотала себе под нос: - Кажется, сегодня полнолуние... Уже громче, с расстановкой, словно общаясь с с тугоухим или слабоумным, произнесла: - Мистер. Зачем. Мне. Укорачивать. Палочку?

Мужичок: Кивнул в сторону двери, туда, где стояла вся эта очередь. - Так приказ же, мэм. Там все стоят. Кому укоротить, кому удлинить, кто за Хогвартс пришел заплатить. Мой-то уже закончил, так что я только с палочкой. А первые пятьдесят - бесплатно. Заботливо уточнил. - Может, вы мне кого из сотрудников министерства, а не охраны пришлете? Они ж знают, какие законы напринимали.

Сотрудница охраны: Снова насторожилась, услышав слово "приказ". Это звучало уже как-то вполне официально. И вменяемо. - Приказ? Стоят? Вздохнула, всем видом показывая, как ей надоели глупые посетители со своими глупыми проблемами. Отошла к столу, написала пару записок, сложила самолетиками и отправила адресатам. - Сейчас все вам будет, мистер, - заверила посетителя, усаживаясь прямо на стол дежурного.

Петронелла Уэйн: Величественно-важно появилась из какого-то поворота с внушительной папкой в руках. Процокала каблуками по мрамору, снисходительно кивнула мужланистой девице-охраннице, остановилась напротив незнакомца. - Здравствуйте, сэр. Что вы хотели?

Мужичок: Повторил без тени сомнений. - Приказ. Стоят. Ругаются: каждый хочет первым пройти. И взвыл, увидев через пять минут очередную бабу, которой в очередной раз нужно было все объяснять. И практически рявкнул. - Укоротить я пришел! Зачем вам будка, если каждому повторять цель визита нужно? У меня девять и три, нужно восемь, я пришел! В какой кабинет идти, скажите!

Петронелла Уэйн: Выслушала странную речь, сохраняя на лице выражение снисходительности. - Укоротить, сэр? Я вас правильно услышала, сэр? Покачала головой. - Сэр, укорачивают в ателье мантии. Министерство этим не занимается.

Мужичок: Сжал зубы, тихо пробормотав. - Сволочи. Вам бы только издеваться над людьми. Развернулся и зашагал обратно к выходу, чтобы сообщить всем в очереди, что в министерстве работают тупые бараны, перед которыми унижаться пошло. Или овцы - не зря же там одни бабы сидят.

Петронелла Уэйн: Недовольно скривила губы: ходят тут всякие! Развернулась к охранникам: - Я что, поднималась ради вот этого? - заявила с претензией. Фыркнула недовольно и так же величественно проплыла мимо всех этих бездельников, которые только и делают, что отвлекают занятых людей.

Сотрудница охраны: Сидя на столе лениво наблюдала за переговорами. Ухмыльнулась вслед дамочке, скорчила рожу своему напарнику и громко окликнула посетителя, направившегося туда, где раньше в Министерстве был вход. - Эй, мистер! А выход только через камины.

Мужичок: Дементорыхнулся. Попытался аппарировать. Дементорыхнулся снова. Шагнул в камин, не прощаясь с мерзкими тетками, и отправился домой. Неудовлетворенный качеством работы министерства, зато при своих размерах.

Люциус Малфой: Шагнул из камина в зал Атриума, прошел мимо пары дежурных охранников и свернул в коридор, ведущий в сторону Отдела Тайн. Спустя час появился из этого же коридора с небольшой коробкой в руках. Покинул Министерство, используя каминную сеть.

Сыч: Влетел в огромный зал, сделал несколько кругов над фонтаном, высматривая что-нибудь достойное внимания.

Магическая Британия: В Атриуме царит спокойствие. Туда-сюда расхаживают охранники и несколько крупных собак. Видны два коридора, ведущие куда-то вниз. Каждый из них перегорожен решетчатыми дверьми. Один из охранников, заметив птицу, поднялся с бортика фонтана. - Эй, приятель, ты к кому? Охранник обернулся к своему товарищу, стоявшему ближе к двум коридорам. - Стэн! Пусти птицу! Стэн оторвался от разгадывания кроссворда, нашел глазами сову. Посвистел, привлекая внимание. - Лети сюда, малыш! Куда тебе? - замер у ближайшей двери, готовясь открыть ее для птицы, если она даст понять, что ей - именно сюда.

Сыч: Птица выбрала левый коридор, зацепившись когтями за решетчатую дверь.

Магическая Британия: Охранник подошел к двери, отпер и распахнул ее, пропуская сову. Если птица пролетит по нему, то вскоре окажется опять на площадке с лифтами. Лестницы не видно. Зато есть стол, за которым сидит девушка в форме. У ее ног свернувшись дремлет такса.

Сыч: Приземлился у одного из лифтов, попрыгал около него и похлопал крыльями, стараясь привлечь внимание, если не девушки, то таксы. Готов взлететь, если вдруг такса решит броситься на птицу.

Сотрудница охраны: Подняла голову, привлеченная ворчанием собаки и хлопаньем крыльев. Перегнулась через стол, разглядывая сову. - Бутс, помолчи уж! - шикнула на таксу. Достала из стола печенье, направилась к лифту. - А ну иди ко мне, дружок. Протянула лакомство сове, подманивая ее к себе.

Сыч: Какое может быть лакомство, если почта не может ждать! Взлетел и начал с важным видом наворачивать круги рядом с кнопкой вызова лифта, раздраженно что-то просвистел.

Сотрудница охраны: Бросила печенье себе в рот. - Твой хозяин - идиот! Сказали же всем... Развернулась обратно к столу. - Ну ничего, ща мы выясним, к кому ты. Таааак... Открыла большой толмуд с перечнем сотрудников, повела пальцем по столбику с текущей датой, отыскивая, кто не отметился ушедшим и, следовательно, все еще торчит на рабочем месте.

Сыч: Пролетел над головой охранницы несколько раз, словно дразня ее собаку. В полете посмотрел на столбики имен - похожи на червячков.

Магическая Британия: Если бы птицы вдруг умели читать, то сова могла узнать, что практически все чиновники и служащие Министерства сегодня пришли на работу в 9 утра и благополучно ее покинули в 6 вечера. Кроме нескольких человек. Так, напротив имен: Бэйкер, МакКей, Мелвин и Ричардсон стояли лишь отметки о прибытии на рабочее место в 9 утра. А напротив еще нескольких имен: Брентон, Коннор и Скотт ячейка отметок за сегодняшний день вообще пустовала.

Сотрудница охраны: Закончив изучать списки, захлопнула книгу. - Таааак. Ставлю пять галлеонов на Бэйкера. Подошла к лифту, достала из кармана ключ и открыла небольшую дверь рядом, за которой скрывалась лестница на нижние этажи. Приглашающе распахнула дверь. - А ну-ка, птичка, веди меня к своему адресату, щас все проверим!

Сыч: Приземлился на дверь и склонил голову на бок, всматриваясь в коридор с лестничным пролетом. Туда. Свистнул и резко полетел вперед и вниз вдоль лестницы.

Сотрудница охраны: Пропустила сову, бросила таксе: - Охраняй! И сама неспешно направилась следом за птицей на нижние ярусы.

Магическая Британия: Лестница ведет вниз на несколько подземных этажей. На каждом этаже - запертая дверь с табличкой наименования отдела. Самый верхний этаж занят стирателями, за ними идут невыразимцы и канцелярия. В самом низу на дверях висит табличка "Отдел магического правопорядка"

Сыч: Кружит рядом с табличкой "Отдел магического правопорядка", клекочет, чтобы впустили дальше.

Сотрудница охраны: Вальяжной походкой спустилась за совой. Остановилась перед дверью. - Опа! Нежданчик... Резким рывком распахнула дверь на этаж. - Вы тут совсем страх потеряли что ли?!

Магическая Британия: За дверью виден длинный коридор со множеством кабинетов. У самого входа на этаж за столом восседает охрана, возле нее крутятся две рослые псины. Волшебник в форме охранника вскинулся и удивленно посмотрел на свою коллегу. - Э, ты чего?! Его напарник усмехнулся. - Ну, мы, предположим, его и не находили. А ты вот что тут потеряла?

Сыч: Влетел в коридор, пролетел вдоль каждой стены. Таблички на дверях, если есть, укажут на адресата. Заодно собак можно подразнить, летая под самым потолком.

Магическая Британия: Множество дверей выглядят совершенно одинаково. И ни на одной из них нет таблички. Хотя, если присмотреться, заметно, что некогда они там были.

Сотрудница охраны: Хмыкнула. - Еще скажите, что это не к вам сова! Наклонилась и потрепала по голове одну из собак. Не повернувшись, бросила второму охраннику: - Вот, проверяю, как вы правила соблюдаете. Подтолкнула пса. - Давай, мальчик, давай, иди за совой! Подперла стену, наблюдая за тем, куда направятся птица и собака.

Сыч: Приземлился на голову охраннику. Если тот начнет ловить, можно быстро взлететь. Посмотрел нет ли на столе каких бумаг.

Сотрудница охраны: Громко рассмеялась, указывая пальцем на сову. - И ты еще будешь мне что-то рассказывать? Готовься завтра объяснительную писать, Крис! Почесала пса за ухом. - Идиот твой хозяин, и это не лечится, да?

Магическая Британия: На столе лежит газета, в которую, похоже, были завернуты сандвичи. И еще стоит графин с водой. Больше нет ничего. Охранник по имени Крис смахнул со своей головы наглую птицу. - Вот зараза... Слушай, - обратился уже к своей коллеге, которую сам дементор принес, - ну чего ты? Ну прилетела какая-то сова, я ж не виноват, что кто-то мне ее послал? Посмотрел на птицу. - Давай сделаем вид, что ты ее не видела, а? Протянул руку к птице, намереваясь получить свое письмо и узнать, кто это ему так удружил.

Сыч: Уселся на столе и гордо вытянул лапку с запиской. "Любимый, я беременна от тебя, копи на свадьбу!"

Магическая Британия: Незадачливый адресат поспешно отвязал записку развернул и моментально побагровел. Услышав за плечом придушенный смех напарника, смял злополучное письмо. - Дементор! Да идите вы все... Вскочил и тут же резко сел на стул. - Заткнитесь! Оба заткнитесь! А ты вообще проваливай отсюда! Иди на свой пост!

Сотрудница охраны: Успела краем глаза выхватить пару слов из записки - пару ключевых слов. Присвистнула. - Ого, приятель! Да ты никак папашей скоро станешь? Ну ты даешь! Рассмеялась. - Не боись, мы никому не скажем! Но с тебя две пинты эля. Бывай, герой! Распахнула дверь, выпуская сову, и вышла следом. Направилась на верхние этажи к своему посту, не забывая пропускать птицу, чтобы та не оказалась случайно где-нибудь запертой.

Сыч: Сопровождаемый сотрудницей охраны, спокойно преодолел весь путь обратно. Записка была доставлена, и делать в этом доме больше нечего было, поэтому покинул Министерство магии.

Эмеральд Брентон: Аппарировал почти впритык к нужной будке, открыл с полщечка дверь, как уже научился, чтобы эффектно шокировать всех сотрудниц, взялся за трубку, в следующий момент оказываясь в Атриуме министерства. прошел мимо поста, на ходу кивая дежурному сотруднику. Как же ее звали... Аделина? Лионелла? Маргери? А, какая теперь уже разница, раньше надо было думать, до помолвки, теперь-то уже что. Хотел было пройти мимо, но вспомнил, что уже с неделю не расписывался в журнале посещений. Завернул к тумбе. Заговорил панибратски, потянувшись к перу: - Аврор Брентон прибыл. Ну как тут, в Британии все спокойно?

Сотрудница охраны: Усмехнулась, оценивающе глядя на аврора. - Не поверишь, Брентон, без тебя - сплошные волнения! Зевнула. - Иди уже, не маячь! Там тебя Мелвин обыскался. Хотя нет, стой! Мы тут Крису скидываемся на свадьбу. С тебя один галлеон.



полная версия страницы